Решение № 3А-110/2022 от 28.03.2022 Вологодского областного суда (Вологодская область)

ВОЛОГОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 28 марта 2022 года № 3а-110/2022

г. Вологда

Вологодский областной суд в составе:

председательствующего судьи Молоковой Л.К.

с участием прокуроров прокуратуры Вологодской области Мининой Н.В. и Огинской М.Е.

при ведении протокола судебного заседания секретарем Журавлевой В.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Пшепюрко Н.Ю. об оспаривании нормативного правового акта в части, по административному исковому заявлению индивидуального предпринимателя Суслоновой Т.В. об оспаривании нормативного правового акта в части,

установил:

06 октября 2021 года Главным государственным санитарным врачом по Вологодской области Кузнецовой И.А. принято постановление № 7 «О проведении профилактических прививок отдельным группам граждан по эпидемическим показаниям» (далее также Постановление № 7 от 06 октября 2021 года, оспариваемый акт).

Данным правовым актом в пункте 1 постановлено обеспечить проведение профилактических прививок по эпидемическим показаниям против новой коронавирусной инфекции (COVID-19) следующим категориям (группам) граждан, подлежащих обязательной вакцинации: работающим на основании трудового договора, гражданско-правового договора в организациях, у индивидуальных предпринимателей, осуществляющих деятельность, в том числе в сфере: образования, здравоохранения, социальной защиты и социального обслуживания, торговли, общественного питания, жилищно-коммунального хозяйства и энергетики, транспорта общего пользования, такси, бытовых услуг, в том числе прачечных, химчисток и иных подобных услуг, салонов красоты, косметических, СПА-салонов, массажных салонов, соляриев, бань, саун, физкультурно-оздоровительных комплексов, фитнес-клубов, бассейнов, предоставления услуг по временному проживанию (гостиницы, хостелы, гостевые дома, пансионаты и.т.д.), клиентских подразделений финансовых организаций, организаций, оказывающих услуги почтовой связи, многофункциональных центров предоставления государственных и муниципальных услуг, театров, кинотеатров, концертных залов, культурных, выставочных, просветительских мероприятий (в том числе музеев, выставочных залов, библиотек, лекций, тренингов), за исключением официальных мероприятий, организуемых органами исполнительной власти, досуговых, развлекательных, зрелищных мероприятий (в том числе игровых мероприятий, мастер-классов), детских игровых комнат, детских развлекательных центров, детских лагерей дневного пребывания, иных мест проведения подобных мероприятий для несовершеннолетних в зданиях, строениях, сооружениях (помещениях в них), в том числе в парках культуры и отдыха, торгово-развлекательных центрах, массовых физкультурных, спортивных мероприятий, государственным гражданским служащим, замещающим должности государственной гражданской службы, муниципальным служащим, замещающим должности муниципальной службы, работникам органов власти и подведомственных им организаций (пункты 1.1, 1.2).

Пунктами 2, 2.1 Постановления № 7 от 06 октября 2021 года руководителям организаций, индивидуальным предпринимателям, осуществляющим деятельность на территории Вологодской области, в сферах, установленных пунктом 1 настоящего Постановления № 7 предписано в срок до 25 ноября 2021 года организовать проведение профилактических прививок первым компонентом или однокомпонентной вакциной, а в срок до 25 декабря 2021 года — вторым компонентом вакцины от новой коронавирусной инфекции, прошедшей государственную регистрацию в Российской Федерации, не менее 80% от общей численности работников, сотрудников.

Оспаривая правомерность вышеуказанного нормативного правового акта, Пшепюрко Н.Ю. обратилась с административным исковым заявлением о признании недействующим с момента вынесения Постановления Главного государственного санитарного врача по Вологодской области Кузнецовой И.А. от 06 октября 2021 года № 7 «О проведении профилактических прививок отдельным группам граждан по эпидемическим показаниям» в части пункта 1, мотивируя требования тем, что указанные в постановлении сферы деятельности не подпадают под признаки декретированности, оспариваемый акт противоречит Постановлению Правительства Российской Федерации от 15 июля 1999 года № 825 «Об утверждении перечня работ, выполнение которых связано с высоким риском заболевания инфекционными болезнями и требует обязательного проведения профилактических прививок», положениям пункта 3 части 2 статьи 36, пункта 6 части 1 статьи 51 Федерального закона от 30 марта 1999 года № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения».

Возлагаемая оспариваемым постановлением на руководителей предприятий обязанность по организации профилактических прививок против новой коронавирусной инфекции (COVID-19) противоречит действующему законодательству и нарушает право граждан на отказ от прививки, предусмотренный частью 1 статьи 5 Федерального закона от 17 сентября 1998 года № 157-ФЗ «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней». Главный государственный санитарный врач по Вологодской области самопроизвольно расширила круг лиц, подлежащих вакцинации, включив в него контингенты граждан, определенные не в виде конкретных должностных лиц или граждан, а указав целые сферы деятельности, которые по своим социально-экономическим и санитарно-эпидемиологическим признакам не подпадают под критерии декретированности, определенные в пункте 3 части 2 статьи 36 Федерального закона от 30 марта 1999 года № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», Приказе Минздрава РФ от 29 июня 2000 года № 229 «О профессиональной гигиенической подготовке и аттестации должностных лиц и работников организаций», Приказе Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека от 20 мая 2005 года № 402 «О личной медицинской книжке и санитарном паспорте». Трудовая деятельность административного истца подпадает под финансовую сферу, которая не является декретированной по смыслу действующего законодательства и не может быть приравнена к ней. Работа на должности … в финансовом учреждении не связана с высоким риском заболевания инфекционными болезнями и не требует обязательного проведения профилактических прививок. Между тем, отказ от прививки повлечет за собой дальнейшее отстранение административного истца от работы, что нарушает право на труд.

Оспаривая правомерность вышеуказанного правового акта, индивидуальный предприниматель Суслонова Т.В. (далее — ИП Суслонова Т.В.) также обратилась с административным исковым заявлением, в котором просила признать постановление Главного государственного санитарного врача по Вологодской области Кузнецовой И.А. от 06 октября 2021 года № 7 «О проведении профилактических прививок отдельным группам граждан по эпидемическим показаниям» не соответствующим нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу (Трудовому кодексу РФ, Федеральному закону от 17 сентября 1998 года № 157-ФЗ «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней», Постановлению Правительства РФ от 15 июля 1999 года № 825 «Об утверждении перечня работ, выполнение которых связано с высоким риском заболевания инфекционными болезнями и требует обязательного проведения профилактических прививок»), в части обеспечения проведения профилактических прививок по эпидемическим показаниям против новой коронавирусной инфекции (COVID-19) следующим категориям (группам) граждан, подлежащих обязательной вакцинации: работающим на основании трудового договора, гражданско-правового договора в организациях, у индивидуальных предпринимателей, осуществляющих деятельность в сфере торговли, общественного питания, бытовых услуг, признать Постановление Главного государственного санитарного врача по Вологодской области Кузнецовой И.А. от 06.10.2021 № 7 недействующим в указанной выше части.

В обоснование требований ИП Суслонова Т.В. указала, что организации в сфере торговли не наделены полномочиями по иммунизации населения, не вправе проводить мероприятия по вакцинации и обязывать своих работников вакцинироваться даже под угрозой отстранения от работы, так как возможность отстранения от работы в соответствии с частью 2 статьи 5 Федерального закона от 17 сентября 1998 года № 157-ФЗ предусмотрена лишь при осуществлении деятельности, включенной в Перечень работ, выполнение которых связано с высоким риском заболевания инфекционными болезнями и требует обязательного проведения профилактических прививок, в утвержденном постановлением Правительства от 15 июля 1999 года № 825 перечне работ отсутствуют работы в сфере предоставления услуг. Отстранение работника от работы в связи с непрохождением им вакцинации в силу положений Трудового кодекса РФ, постановления Правительства от 15 июля 1999 года № 825, Федерального закона от 17 сентября 1998 года № 157-ФЗ будет являться незаконным. Указанным постановлением нарушается право лица на отказ от профилактических прививок.

Определением Вологодского областного суда от 14 марта 2022 года административные дела по административному исковому заявлению ИП Суслоновой Т.В. об оспаривании в части нормативного правового акта и по административному исковому заявлению Пшепюрко Н.Ю. об оспаривании в части нормативного правого акта объединены в одно производство для совместного рассмотрения и разрешения.

Определением Вологодского областного суда от 28 марта 2022 года производство по настоящему административному делу по административному исковому заявлению Пшепюрко Н.Ю. о признании недействующим с момента его вынесения подпункта 1.1 пункта 1 постановления Главного государственного санитарного врача по Вологодской области Кузнецовой И.А. от 06 октября 2021 года № 7 «О проведении профилактических прививок отдельным группам граждан по эпидемическим показаниям» в части обеспечения проведения профилактических прививок по эпидемическим показаниям против новой коронавирусной инфекции (COVID-19) категориям (группам) граждан, подлежащих обязательной вакцинации, работающих на основании трудового договора, гражданско-правового договора в организациях, у индивидуальных предпринимателей, за исключением категории (группы) граждан, осуществляющей деятельность в сфере клиентских подразделений финансовых организаций, прекращено.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Административный истец Пшепюрко Н.Ю. в судебном заседании административные исковые требования поддержала по доводам, изложенным в административном исковом заявлении и дополнениях к нему, добавила, что ее заинтересованность в оспаривании нормативного правового акта в той части, которая не касается ее сферы деятельности, заключается в вероятной возможности сменить сферу деятельности. Полагала, что оспариваемый акт не является нормативным правовым, поскольку не отвечает его признакам, Главным государственным санитарным врачом Вологодской области принят с превышением полномочий, не зарегистрирован, имеет нарушения процедуры введения его в действие.

Представитель административного истца ИП Суслоновой Т.В. по доверенности Перцева М.Н. в судебном заседании административные исковые требования поддержала.

Представитель административных ответчиков Главного государственного санитарного врача по Вологодской области Кузнецовой И.А., Управления Роспотребнадзора по Вологодской области Старикова Е.В. просила отказать в удовлетворении административных исковых требований по основаниям, изложенным в отзывах на административные исковые заявления.

Представитель заинтересованного лица Правительства Вологодской области по доверенности Первунинская А.А. просила отказать в удовлетворении иска по мотивам, изложенным в отзыве.

Административный истец ИП Суслонова Т.В. в судебном заседании не присутствовала, прежде направила ходатайство о рассмотрении дела без ее участия ввиду отдаленности места жительства.

Суд, заслушав объяснения лиц, участвующих в деле, заключение прокурора прокуратуры Вологодской области Огинской М.Е., полагавшей административные исковые требования не подлежащими удовлетворению, приходит к следующему.

Оспаривание нормативного правового акта, а также акта, содержащего разъяснения законодательства и обладающего нормативными свойствами, является самостоятельным способом защиты прав и свобод граждан и организаций и осуществляется в соответствии с правилами, предусмотренными главой 21 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

В силу требований части 1 статьи 208 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, с административным исковым заявлением о признании нормативного правового акта недействующим полностью или в части вправе обратиться лица, в отношении которых применён этот акт, а также лица, которые являются субъектами отношений, регулируемых оспариваемым нормативным правовым актом, если они полагают, что этим актом нарушены или нарушаются их права, свободы и законные интересы.

Из приведённых положений закона следует, что с административным иском о признании нормативного правового акта недействующим вправе обратиться только лица, в отношении которых данный акт применяется, либо они являются субъектами регулируемых отношений, при условии, что оспариваемым актом нарушены или нарушаются их права. При этом предметом проверки является соответствие оспариваемого нормативного правового акта законодательству Российской Федерации, имеющему большую юридическую силу.

Как следует из части 8 статьи 213 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, при рассмотрении административного дела об оспаривании нормативного правового акта суд выясняет: 1) нарушены ли права, свободы и законные интересы административного истца или лиц, в интересах которых подано административное исковое заявление, 2) соблюдены ли требования нормативных правовых актов, устанавливающих: а) полномочия органа, организации, должностного лица на принятие нормативных правовых актов, б) форму и вид, в которых орган, организация, должностное лицо вправе принимать нормативные правовые акты, в) процедуру принятия оспариваемого нормативного правового акта, г) правила введения нормативных правовых актов в действие, в том числе порядок опубликования, государственной регистрации (если государственная регистрация данных нормативных правовых актов предусмотрена законодательством Российской Федерации) и вступления их в силу, 3) соответствие оспариваемого нормативного правового акта или его части нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

В ходе рассмотрения настоящего административного дела судом установлено, что административный истец Пшепюрко Н.Ю. осуществляет трудовую деятельность в … на основании трудового договора №… от &lt,ДАТА&gt, (в редакции дополнительного соглашения от &lt,ДАТА&gt,) в должности …. Поскольку трудовая деятельность ведется ею в сфере деятельности клиентских подразделений финансовых организаций, Пшепюрко Н.Ю. отнесена к числу лиц, подлежащих обязательной вакцинации в соответствии с положениями Постановления № 7 от 06 октября 2021 года, следовательно, является лицом, в отношении которого подлежит применению оспариваемый в части нормативный правовой акт и права которого указанным актом затрагиваются.

Суслонова Т.В. зарегистрирована в качестве индивидуального предпринимателя (ОГРНИП №…), основным видом деятельности которого является …, дополнительными видами деятельности являются в числе прочих – …, …, …, …, …, … и прочие виды деятельности.

Перечень осуществляемых ИП Суслоновой Т.В. видов деятельности отнесен к категориям в сфере торговли, общественного питания, оказания бытовых услуг, следовательно, она отнесена к числу работодателей, на которых постановлением возложена обязанность организовать проведение профилактических прививок вакциной от новой коронавирусной инфекции, прошедшей государственную регистрацию в Российской Федерации, не менее 80% от общей численности работников, сотрудников.

Таким образом, административные истцы являются лицами, в отношении которых применён оспариваемый правовой акт, в силу осуществляемой ими деятельности, следовательно, обладают правовой заинтересованностью в оспаривании постановления.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 50 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами», признаками, характеризующими нормативный правовой акт, являются: издание его в установленном порядке управомоченным органом государственной власти, органом местного самоуправления, иным органом, уполномоченной организацией или должностным лицом, наличие в нем правовых норм (правил поведения), обязательных для неопределенного круга лиц, рассчитанных на неоднократное применение, направленных на урегулирование общественных отношений либо на изменение или прекращение существующих правоотношений.

Вместе с тем признание того или иного акта нормативным правовым во всяком случае зависит от анализа его содержания, который осуществляется соответствующим судом.

Вступившим в законную силу решением Вологодского областного суда от 26 ноября 2021 года по административному делу № 3а-531/2021 по административному исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью «Лавочник» о признании недействующими пунктов 2, 2.1 постановления Главного государственного санитарного врача по Вологодской области Кузнецовой И.А. от 06 октября 2021 года № 7 «О проведении профилактических прививок отдельным группам граждан по эпидемическим показаниям» установлено, что оспариваемый административными истцами акт является нормативным правовым актом, содержащим правовые нормы (правила поведения), обязательные для неопределенного круга лиц, рассчитанные на неоднократное применение, принят уполномоченным должностным лицом территориального органа Роспотребнадзора Российской Федерации в рамках его компетенции с соблюдением процедуры его принятия и порядка опубликования.

Оснований для повторного выяснения судом соблюдения указанных выше требований, предъявляемых к нормативному правовому акту, не имеется.При таких обстоятельствах доводы административного истца Пшепюрко Н.Ю. в указанной части судом отклоняются как необоснованные.

Проверяя постановление № 7 от 06 октября 2021 года в оспариваемой части на предмет его соответствия нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, суд учитывает следующее.

В соответствии с частью 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации и Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, в частности со статьей 2 Протокола № 4 «Об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвенцию и первый Протокол к ней», подписанным 16 сентября 1963 года, права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Исходя из положений статей 2, 7, 11 Конституции Российской Федерации забота о сохранении жизни и укреплении здоровья человека является основополагающей обязанностью государства.

Осуществление санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий и мероприятий по предупреждению и раннему выявлению заболеваний, в том числе предупреждению социально значимых заболеваний и борьбе с ними являются приоритетными способами обеспечения профилактики в сфере охраны здоровья, что относится к основным принципам охраны здоровья, обеспечиваемым государством (пункт 8 статьи 4, пункты 2 и 3 статьи 12 Федерального закона от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее — Федеральный закон от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ)).

Правовые основы государственной политики в области иммунопрофилактики инфекционных болезней, осуществляемой в целях охраны здоровья и обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения Российской Федерации, определены Федеральным законом от 17 сентября 1998 года № 157-ФЗ «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» (далее — Федеральный закон от 17 сентября 1998 года № 157-ФЗ).

Государственная политика в области иммунопрофилактики направлена на предупреждение, ограничение распространения и ликвидацию инфекционных болезней (часть 1 статьи 5 Федерального закона от 17 сентября 1998 года № 157-ФЗ).

Решением Всемирной организации здравоохранения от 30 января 2020 года эпидемиологической ситуации, вызванной вспышкой коронавирусной инфекции, присвоен уровень международной опасности, объявлена чрезвычайная ситуация международного значения, поскольку в эпидемический процесс вовлечено население большинства стран Азии, Европы и Американского континента.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 31 января 2020 года № 66 коронавирусная инфекция (2019-nCoV) включена в Перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих, утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации от 01 декабря 2004 года № 715.

В целях предотвращения угрозы распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19) на территории Вологодской области 16 марта 2020 года Правительством Вологодской области принято постановление № 229 «О мерах по предотвращению распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19) на территории Вологодской области», которым с 17 марта 2020 года введен режим повышенной готовности.

Согласно частям 1 и 2 статьи 10 Федерального закона от 17 сентября 1998 года № 157-ФЗ профилактические прививки по эпидемическим показаниям проводятся гражданам при угрозе возникновения инфекционных болезней, перечень которых устанавливает федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере здравоохранения (часть 1).

Решения о проведении профилактических прививок по эпидемическим показаниям принимают главный государственный санитарный врач Российской Федерации, главные государственные санитарные врачи субъектов Российской Федерации (часть 2).

Календарь профилактических прививок по эпидемическим показаниям, сроки проведения профилактических прививок и категории граждан, подлежащих обязательной вакцинации, утверждаются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере здравоохранения (часть 3 статьи 10 Федерального закона от 17 сентября 1998 года № 157-ФЗ).

В Российской Федерации существует два вида прививок: профилактические прививки и профилактические прививки по эпидемическим показаниям.

Приказом Минздрава России от 09 декабря 2020 года № 1307н в Календарь профилактических прививок по эпидемическим показаниям внесены изменения, он дополнен прививкой против коронавирусной инфекции, вызываемой вирусом SARS-CoV-2, при этом работники организаций сферы предоставления услуг отнесены к приоритету 2 уровня вакцинации.

Приказом Минздрава России от 06 декабря 2021 года № 1122н «Об утверждении национального календаря профилактических прививок, календаря профилактических прививок по эпидемическим показаниям и порядка проведения профилактических прививок» был вновь утвержден календарь профилактических прививок по эпидемическим показаниям, в число которых также вошла прививка против коронавирусной инфекции, вызываемой вирусом SARS-CoV-2.

Постановление № 7 от 06 октября 2021 года принято главным государственным санитарным врачом по Вологодской области, основываясь на результатах анализа эпидемиологической ситуации в Вологодской области по заболеваемости новой коронавирусной инфекцией (COVID-19), с учетом показателя заболеваемости (6040,74 человек на 100 тысяч населения, что выше среднероссийского показателя на 16%), темпа прироста заболеваемости (6 % за последнюю неделю), ежесуточного показателя заболеваемости по области на 06 октября 2021 года (23,54), превышающего аналогичный показатель по стране (17,12).

Постановление вынесено на основании пункта 6 части 1 статьи 51 Федерального закона от 30 марта 1999 года № 52-ФЗ, СанПиН 3.3686-21, статьи 10 Федерального закона от 17 сентября 1998 года № 157-ФЗ, приказа Минздрава России от 21 марта 2014 года № 125н.

В силу положений пункта 5 статьи 2 Федерального закона № 323-Ф3 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», статьи 1 Федерального закона № 157-ФЗ от 17 сентября 1998 года, вакцинация является одним из видов медицинского вмешательства, следовательно, ее можно провести только с согласия гражданина (пункт 2 статьи 11 Федерального закона № 157-ФЗ).

При этом пунктом 1 статьи 5 Федерального закона № 157-ФЗ предусмотрено право граждан на отказ от профилактических прививок. В этом случае отказ от проведения медицинского вмешательства, в том числе профилактических прививок, оформляется в письменной форме (часть 7 статьи 20 Федерального закона № 323-ФЗ, пункт 3 статьи 5 Федерального закона № 157-ФЗ).

Согласно положениям Трудового законодательства работодатель обязан отстранять от работы сотрудников, подлежащих обязательной вакцинации, которые отказались делать прививку при отсутствии медицинских противопоказаний.

В соответствии с определением Конституционного Суда Российской Федерации от 21 ноября 2013 года № 1867-О правовые последствия отсутствия профилактических прививок в виде отстранения граждан от работ, выполнение которых связано с высоким риском заболевания инфекционными болезнями, обусловлены необходимостью сохранения здоровья таких категорий работников в процессе трудовой деятельности, а также обеспечения здоровья и безопасности других лиц и, следовательно, отвечает конституционно закрепленным целям возможных ограничений прав и свобод человека и гражданина (статья 55, часть 3, Конституции Российской Федерации) и не может рассматриваться как нарушение конституционных прав.

Таким образом, необходимость вакцинации отдельных категорий работников исходит из эпидемиологической безопасности и не направлено на ущемление прав отдельных граждан.

С учетом предусмотренной законом возможности полного отказа от вакцинации в связи с принципом добровольности медицинского вмешательства суд не усматривает обстоятельств, свидетельствующих о нарушении оспариваемым Постановлением прав и охраняемых законом интересов административных истцов, поскольку названное постановление по своему толкованию не возлагает обязанностей по осуществлению вакцинации непосредственно на граждан и не лишает их права на отказ от прививки, свобода выбора в данном случае сохраняется.

Доводы административного истца ИП Суслоновой Т.В. о том, что работодатель не вправе осуществлять профилактические прививки работникам, не могут быть приняты во внимание в силу следующего.

Согласно части 1 статьи 209, статье 212 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель обязан обеспечить для работников безопасные условия и охрану труда.

Статьей 210 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что основными направлениями государственной политики в области охраны труда является обеспечение приоритета жизни и здоровья работников.

В соответствии со статьями 10, 11 Федерального закона № 52-ФЗ от 30 марта 1999 года граждане, индивидуальные предприниматели и юридические лица в соответствии с осуществляемой ими деятельностью обязаны выполнять требования санитарного законодательства, а также постановлений, предписаний осуществляющих федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор должностных лиц.

Работодатели также обязаны проводить санитарно-противоэпидемические (профилактические) мероприятия, к которым относится, в том числе, организация проведения профилактических прививок, проводимая в целях предупреждения возникновения и распространения инфекционных заболеваний (пункт 2 статьи 25, пункты 1, 3 статьи 29, статья 35 Федерального закона № 52-ФЗ).

Приведенные положения постановления № 7 возлагают на работодателя обязанность не осуществить, а лишь организовать проведение профилактических прививок работникам.

Как следует из разъяснений Минтруда России и Роспотребнадзора, содержащихся в письме Минтруда России от 23 июля 2021 года № 14-4/10/П-5532, работодателю в целях исполнения постановлений главных государственных санитарных врачей субъектов Российской Федерации о проведении профилактических прививок отдельным категориям граждан по эпидемическим показаниям рекомендуется: определить перечень работников, которые относятся к группе (категории) работников, подлежащих вакцинации, издать приказ об организации проведения профилактических прививок, организовать прохождение вакцинации работниками централизовано или обеспечить работникам возможность в течение рабочего времени пройти вакцинацию самостоятельно с сохранением за работником заработной платы в период отсутствия на рабочем месте в связи с вакцинацией, приказом возможно определить на основании статей 8, 22, 41 Трудового кодекса Российской Федерации дополнительные меры поддержки работников, прошедших вакцинацию, в случае отсутствия у работодателя документального подтверждения прохождения работником вакцинации к установленному сроку работодателю необходимо издать приказ об отстранении работника без сохранения заработной платы в случае отказа работника пройти вакцинацию без уважительной причины (при отсутствии сведений о противопоказаниях к вакцинации) на основании абзаца восемь части первой статьи 76 Трудового кодекса Российской Федерации, пункта 2 статьи 5 Федерального закона от 17 сентября 1998 года № 157, в случае, если трудовая функция может быть выполнена дистанционно, работодатель вправе предложить работнику выполнение работы дистанционно либо по собственной инициативе работника временно перевести его на дистанционную работу в порядке и по основаниям, предусмотренным статьей 312.9 Трудового кодекса Российской Федерации.

Доводы ИП Суслоновой Т.В. об отсутствии правовых оснований для отстранения от работы невакцинированных работников сами по себе о незаконности оспариваемого постановления не свидетельствуют, поскольку оно не возлагает такой обязанности на работодателя и не регулирует данный вопрос.

Отстранение от работы невакцинированных работников, которое может быть осуществлено на основании статьи 76 Трудового кодекса Российской Федерации, пункта 2 статьи 5 Федерального закона от 17 сентября 1998 года № 157, является одним из возможных, но не единственным способом обеспечения исполнения Постановления № 7.

Ссылка административных истцов на противоречие оспариваемой нормы постановлению Правительства Российской Федерации от 15 июля 1999 года № 825 «Об утверждении перечня работ, выполнение которых связано с высоким риском заболевания инфекционными болезнями и требует обязательного проведения профилактических прививок» подлежат отклонению, поскольку данным постановлением Правительства Российской Федерации не определяются категории лиц, в отношении которых обеспечивается вакцинация по эпидемическим показаниям (предмет правового регулирования актов различен).

Предусмотренные оспариваемым Постановлением сферы деятельности, гражданам, работающим в которых, работодателям предписано обеспечить проведение профилактических прививок по эпидемическим показаниям против новой коронавирусной инфекции COVID-19, не противоречат установленному календарю профилактических прививок.

Отнесение граждан, работающих в сфере оказания услуг, к категории лиц, подлежащих обязательной вакцинации, не является произвольным, а осуществлено Главным государственным санитарным врачом по Вологодской области в пределах своих дискреционных полномочий, реализуемых вне зависимости от утвержденного Правительством Российской Федерации в Постановлении № 825 от 15 июля 1999 года перечня работ на основании анализа эпидемиологической обстановки по эпидемическим показаниям в соответствии с приказом Минздрава России от 09 декабря 2020 года № 1307, утратившим силу в связи с изданием Приказа Минздрава России от 06 декабря 2021 года № 1122н, которым работники организаций сферы предоставления услуг отнесены к приоритету 2 уровня вакцинации против коронавирусной инфекции, вызываемой вирусом SARS-CoV-2.

Пшепюрко Н.Ю. отмечает, что определенные санитарным врачом в подпункте 1.1 постановления сферы деятельности не подпадают под критерии декретированности, при этом ссылается на нормы законодательства, касающиеся гигиенического воспитания и обучения декретированного контингента, а также наделяющие главных государственных санитарных врачей полномочиями на временное отстранении от работы лиц, которые являются носителями возбудителей инфекционных заболеваний и могут являться источниками распространения инфекционных заболеваний в связи с особенностями выполняемых ими работ или производства.

Методические рекомендации о порядке применения административного регламента Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по исполнению государственной функции по информированию органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления и населения о санитарно-эпидемиологической обстановке и о принимаемых мерах по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения, утвержденные Роспотребнадзором 03 апреля 2008 года № 01/3057-8-34, на которые ссылается административный истец, фактически утратили силу и не применяются в связи с изданием Приказа Минздрава России от 04 марта 2019 года № 111н, признавшего Приказ Минздравсоцразвития РФ от 19 октября 2007 года № 656 утратившим силу.

Доводы административного истца Пшепюрко Н.Ю. в названной выше части не свидетельствуют о противоречии оспариваемого акта нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

Таким образом, предусмотренное Постановлением № 7 от 06 октября 2021 года положение в оспариваемой части не противоречит нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, и не нарушает права и законные интересы административных истцов.

В соответствии с пунктом 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, если оспариваемый полностью или в части нормативный правовой акт признается соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, суд принимает решение об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Руководствуясь статьями 175, 180, 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, суд

решил:

Пшепюрко Н.Ю. в удовлетворении административных исковых требований о признании недействующим с момента его вынесения подпункта 1.1 пункта 1 постановления Главного государственного санитарного врача по Вологодской области Кузнецовой И.А. от 06 октября 2021 года № 7 «О проведении профилактических прививок отдельным группам граждан по эпидемическим показаниям» в части обеспечения проведения профилактических прививок по эпидемическим показаниям против новой коронавирусной инфекции (COVID-19) категориям (группам) граждан, подлежащих обязательной вакцинации, работающим на основании трудового договора, гражданско-правового договора в организациях, у индивидуальных предпринимателей, осуществляющих деятельность в сфере: клиентских подразделений финансовых организаций, отказать.

Индивидуальному предпринимателю Суслоновой Т.В. в удовлетворении административных исковых требований о признании подпункта 1.1 пункта 1 постановления Главного государственного санитарного врача по Вологодской области Кузнецовой И.А. от 06 октября 2021 года № 7 «О проведении профилактических прививок отдельным группам граждан по эпидемическим показаниям» не соответствующим иным нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, и не действующим со дня его принятия в части, предусматривающей обеспечение проведения профилактических прививок по эпидемическим показаниям против новой коронавирусной инфекции (COVID-19) категориям (группам) граждан, подлежащих обязательной вакцинации: работающим на основании трудового договора, гражданско-правового договора в организациях, у индивидуальных предпринимателей, осуществляющих деятельность в сфере торговли, общественного питания, бытовых услуг, отказать.

На решение суда может быть подана апелляционная жалоба во Второй апелляционный суд общей юрисдикции через Вологодский областной суд в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме.

Судья Л.К. Молокова

Мотивированное решение изготовлено 31 марта 2022 года