Решение № 2-65/19 от 25.04.2019 Усть-калманского районного суда (Алтайский край)

Дело №2-65/2019

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

25 апреля 2019 года с. Усть-Калманка

Усть-Калманский районный суд Алтайского края в составе:

председательствующего судьи Ж.В. Головановой,

при секретаре Л.П.Демьяновой,

с участием зам. прокурора В.В.Удальцова,

истца В.М. Новикова.

представителей ответчика Усть-Калманской ЦРБ М.Е. Зюзикова, И.А. Плотниковой, В.В.Щеглова,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Новикова В.М. к КГБУЗ «Усть-Калманская ЦРБ» о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании оплаты за время вынужденного прогула,

У С Т А Н О В И Л:

Новиков В.М. обратился в суд с иском к КГБУЗ «Усть-Калманская ЦРБ» о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании оплаты за время вынужденного прогула, мотивируя свои требования тем, что после окончания клинической ординатуры с 1988 года работал в Усть-Калманской районной больнице сначала в должности участкового врача-терапевта, врача-нарколога, затем в должности врача-иглорефлексотерапевта, врача-рефлексотерапевта.

В марте 2018 года он прошел обучение, получил сертификат для работы по должности, после получения сертификата обязан был проработать 5 лет.

Из-за того, что он постоянно отстаивает трудовые права свои и коллектива, у него возникли напряженные отношения с работодателем.

В октябре 2018 года работодатель начал процедуру его увольнения, «шантажировал» его жену Новикову Э.П., которая является врачом акушер-гинекологом больницы, чтобы истец уволился добровольно со своей должности.

Считает, что его уволили незаконно.

Просит признать незаконным и отменить приказ главного врача КГБУЗ «Усть-Калманская ЦРБ» № 18 от 28.02.2019, восстановить его на работе в должности врача-рефлексотерапевта, взыскать с ответчика оплату за время вынужденного прогула.

В судебном заседании истец Новиков В.М. исковые требования поддержал в полном объеме. Суду пояснил, что работодателем была нарушена процедура его увольнения по сокращению численности штата, его уволили до того, как в штатное расписание были внесены изменения.

В Усть-Калманской ЦРБ имеется первичная профсоюзная организация, мнение которой при его увольнении не было получено.

Ему не предлагали все имеющиеся вакантные должности, в частности участкового врача-терапевта, сведения о вакансии были опубликованы на сайте больницы. Должность врача-терапевта стационара ему предлагали, но фактически такой вакантной должности не было. Кроме того, он мог бы занять должность врача психиатра-нарколога,ранее он замещал эту должность, которую занимает совместитель из другого района, при этом мог бы пройти соответствующую переподготовку.

Кроме того, имеются совместители, которые замещают несколько должностей, зам. главного врача Климова совмещает должности лор-врача и врача-окулиста, медсестра выдает справки за дерматовенеролога.

Приказ о его увольнении в день его издания подписан не был.

Трудовая книжка у него находится на руках, работодателю он ее не отдает, чтобы не написали лишнего.

Трудовые договоры и дополнительные соглашения к ним не подписывал, т.к. работодателем не были обеспечены условия для его работы. После восстановления его на работе в 2012 году, он не мог полноценно трудиться, т.к. не было условий для этого, запись пациентов к нему не осуществлялась.

Считает, что работодателем намеренно были созданы условия, при которых он не мог осуществлять деятельность в качестве врача-рефлексотерапевта.

Об этом он написал в своем обращении в Министерство здравоохранения Алтайского края, после чего началась процедура его сокращения. Было указано на отсутствие лицензии на осуществление указанной деятельности медицинским учреждением, и если бы работодатель захотел, то приобрел бы эту лицензию, т.к. она стоит не дорого.

Не оспаривает тот факт, что 17.12.2018 года специалист отдела кадров Плотникова И.А. со свидетелями приходила к нему в рабочий кабинет и пыталась ознакомить его с приказом от 12.12.2018 о сокращении с 01.03.2019 года, но он не стал ее слушать, вышел из кабинета. При этом он услышал, что это приказ о сокращении его должности с 01.03.2019.

С приказом об увольнении его не ознакомили, о своем увольнении он узнал 04.03.2019 года. В книге приказов о его увольнении не было подписи главного врача.

Просит удовлетворить его требования в полном объеме.

Представители ответчика Плотникова И.А., Зюзиков М.Е., Щеглов В.В. в судебном заседании исковые требования не признали.

Указали на то, что процедура увольнения истца по сокращению численности штата не нарушена.

Новиков В.М. написал обращение в Министерство здравоохранения Алтайского края. На его обращение пришел ответ 11.12.2018 года, в котором было указано, что в ходе рассмотрения обращения Новикова они установили, что у Усть-Калманской ЦРБ отсутствует лицензия на осуществление медицинской деятельности по профилю рефлексотерапия и что сохранение в штатном расписании 0,5 ставки должности рефлексотерапевта необоснованно.

Предложили внести в штатное расписание соответствующие изменения, а также провести соответствующие мероприятия, в соответствии с трудовым законодательством. После чего 12.12.2018 года был издан приказ № 86 о сокращении штатной численности.

17.12.2018 года Плотникова И.А., оператор и программист явились на рабочее место Новикова В.М., чтобы уведомить о предстоящем сокращении его должности, вручить ему уведомление о сокращении 28.02.2019.

В этом же уведомлении ему была предложена вакантная должность врача-терапевта терапевтического отделения.

Плотникова И.А. начала оглашать приказ, но Новиков В.М. отреагировал неадекватно, в грубой нецензурной форме попросил всех выйти из кабинета, затем сам убежал из кабинета, сел в коридоре и сильно ругался, сказал, что ничего читать и подписывать не будет. Об отказе от ознакомления с приказом о сокращении и получения уведомления был составлен акт от 17.12.2018, в котором на эти обстоятельства указано. Присутствующие при этом лица засвидетельствовали указанные обстоятельства в акте своей подписью. 19.12.2018 почтой Новикову было повторно направлено уведомление о сокращении, но он письмо целенаправленно не получил.

18.12.2018 года, чтобы подстраховаться, представители работодателя вновь пришли к Новикову В.М., чтобы ознакомить его с приказом о сокращении, вручить уведомление, но его на рабочем месте не оказалось.

До 09.01.2018 года Новиков В.М. на работу не выходил, объясняя, что объявил забастовку.

09.01.2019 Новиков на работу не вышел, комиссия в составе начальника отдела кадров Плотниковой И.А., зам. главного врача по медицинской части Шинкаренко, начальник хоз.части Безбородовой приехали к Новикову домой с целью получить объяснения о причинах его отсутствия на рабочем месте и уведомления о сокращении, чтобы еще раз его об этом ознакомить. На что Новиков отреагировал грубой нецензурной бранью, отказался давать объяснения и получать уведомление.

На момент сокращения Новикова В.М. была одна вакантная должность врача-терапевта терапевтического отделения, которая могла быть предложена истцу с учетом его квалификации.

Эта должность предлагалась ему неоднократно, но он отказывался от ознакомления с предложением, желание занять эту должность не выразил.

На работу Новиков В.М. явился только 31.01.2019 года, ему вновь был предложен для подстраховки приказ о сокращении должности и уведомление о сокращении. Он прочитал, поставил свою подпись и написал, что с приказом не согласен.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

27.02.2019 года ему еще раз предлагали вакантную должность врача-терапевта терапевтического отделения. Заместитель главного врача по медицинской части Шинкаренко ему рассказывал о должностных обязанностях, приглашал его на эту должность, но Новиков В.М. не выразил желания.

Тогда Новиков В.М. 28.02.2019 был приглашен в отдел кадров либо для перевода на вакантную должность либо для расторжения трудового договора.

Он пришел с запросом, ему еще раз было предложено занять вакантную должность врача-терапевта, на что он грубо отреагировал.

Был составлен акт, с которым он отказался знакомиться, ушел. В тот же день был издан приказ об увольнении Новикова В.М., при этом приказы заносятся в Книгу приказов рукописно, там же подписываются руководителем. Поскольку Новиков В.М. отсутствовал на рабочем месте, выписку из приказа № 18 от 28.02.2019 об увольнении ему направили почтой.

Профсоюзной организации в медицинском учреждении не имеется.

С 18.12.2018 года Новиков В.М. был отправлен в простой по вине работодателя, поскольку медицинское учреждение не могло предоставлять услуги врача-рефлексотерапевта из-за отсутствия лицензии. При этом Новиков В.М. обязан был находиться на рабочем месте. Поскольку услуги врача-рефлексотерапевта не являлись востребованными, было решено не приобретать лицензию на указанный вид деятельности, указанную должность исключить из штатного расписания.

Штатное расписание утверждается главным врачом. Согласования с Министерством здравоохранения Алтайского края не требуется, поскольку согласование предусмотрено только для казенных учреждений.

С 01.01.2019 в штатном расписании Усть-Калманской ЦРБ появилась должность фельдшера скорой медицинской помощи, но данная должность не могла быть предложена Новикову В.М., т.к. предусматривает ночные смены, а Новиков В.М. является инвалидом 3 группы, ночные смены ему запрещены. Кроме того, по заявлению самого истца он по состоянию здоровья был переведен работать на 0,5 ставки.

В 2019 году в ЦРБ был принят на работу только врач-стоматолог, должность которого Новиков В.М. в силу отсутствия специального образования занять не мог.

Должности врача-психиатра, врача психиатра-нарколога, лор-врача, врача-окулиста, дерматовенеролога, не могли быть предложены истцу, поскольку с 2015 года изменились профессиональные стандарты. К указанным должностям предъявляются определенные квалификационные требования, без наличия специальной подготовки по указанным направлениям назначение на эти должности недопустимо. В настоящее время эти должности заняты совместителями, поскольку они были назначены на эти должности до изменения профессиональных стандартов. Ставки врача-дерматовенеролога в штатном расписании учреждения не имеется.

Единственная должность, которая могла быть предложена Новикову В.М., была вакантная должность врача-терапевта терапевтического отделения, она соответствует его квалификации, но он отказался ее занять.

Вакансии врача анестезиолога-ревматолога, участкового врача-терапевта, размещенные на сайте ЦРБ, указаны на перспективу — для выпускников медицинских вузов, они не вакантны, освободятся только в августе.

Предложение вакансий в другой местности локальными актами работодателя не предусмотрено.

Просят отказать в удовлетворении исковых требований истцу в полном объеме.

Свидетель ФИО6 в судебном заседании пояснила, что 17.12.2018 года к ней подошла Плотникова И.А. и попросила присутствовать при ознакомлении Новикова с приказом о сокращении.

Плотникова И.А. в присутствии Новикова В.М. начала оглашать приказ о сокращении его должности, а он всех стал выгонять и ушел сам из кабинета.

Свидетель ФИО7 в судебном заседании пояснила, что работает заместителем главного врача по экономическим вопросам КГБУЗ «Усть-Калманская ЦРБ».

18.12.2018 года она вместе с Плотниковой И.А. и Шамадаевой Ю.Г. приходили в рабочий кабинет Новикова В.М., чтобы вновь вручить ему уведомление о его сокращении и предложить занять вакантную должность врача-терапевта.

Новикова В.М. на рабочем месте не оказалось. На телефонный звонок Шамадаевой Ю.Г. он пояснил, что ушел в забастовку.

Свидетель Шинкаренко А.Н. в судебном заседании пояснил, что является врачом-терапевтом КГБУЗ «Усть-Калманская ЦРБ».

09.01.2019 года они вместе с Плотниковой и Безбородовым направились к Новикову В.М. домой, чтобы вручить ему уведомление о сокращении и предложить перевод на вакантную должность врача-терапевта, а также взять объяснения по поводу отсутствия его на рабочем месте в период с 18.12.2018 года по 29.12.2018 года.

Новиков был дома, подписывать и получать уведомления и иные документы он был не настроен, в грубой форме ответил отказом. Был составлен акт об отказе от дачи объяснений.

Потом был составлен второй акт об отказе в получении уведомления о сокращении.

27.02.2019 года снова с Плотниковой пришли в его рабочий кабинет, чтобы предложить занять вакантную должность врача-терапевта. Уведомление о предложении ему вакантной должности подписывать не хотел.

Как заместитель главного врача по медицинской части и заведующий терапевтическим отделением он предложил Новикову В.М. занять эту вакантную должность, пояснил, что у них хороший коллектив. Он подписал уведомление о том, что 28.02.2019 года надо явиться, чтобы подписать дополнительное соглашение о переводе или приказ об увольнении. На этом беседа закончилась. На момент сокращения Новикова В.М. была вакантной только должность врача-терапевта терапевтического отделения, иных вакантных должностей не было.

Свидетель ФИО9 в судебном заседании пояснила, что является врачом-фтизиатром КГБУЗ «Усть-Калманская ЦРБ». 18.12.2018 года ей позвонила Плотникова и попросила с ними сходить к Новикову, чтобы вручить ему уведомление о сокращении его ставки. Объяснила это тем, что при предыдущих посещениях Новиков В.М. уходил из кабинета.

Кабинет Новикова В.М. был закрыт. Она позвонила ему, он ответил, что ушел в забастовку.

Все последующее время Новикова В.М. на работе не было.

Она проработала заведующей поликлиникой 8 лет, и за это время ни один человек не пришел к ней или в регистратуру и не спросил, принимает ли Новиков.

Свидетель ФИО10 в судебном заседании пояснила, что является бухгалтером КГБУЗ «Усть-Калманская ЦРБ». 28.02.2019 года она находилась в отделе кадров, где Новикову была предложена должность врача- терапевта в терапевтическом отделении. Он отказался от данной должности в устной форме, при этом пояснял: « что не нужна мне никакая должность, оставьте меня на своей должности».

Плотникова ему сказала, что сегодня у него последний рабочий день, поэтому либо он согласится на вакантную должность, либо она подготовит документы о его увольнении.

После отказа Новикова В.М. ему предлагалось остаться и ознакомиться с приказом об увольнении. Но Новиков ушел.Свидетель Соболева Л.А. в судебном заседании пояснила, что 28.02.2019 года Плотникова пригласила ее в свой кабинет, так как пришел Новиков В.М.

Ему была предложена вакантная должность врача-терапевта, он отказался в устной форме. Тогда она сказала, что будет готовить документы на его увольнение в связи с сокращением. При этом, что-либо подписывать он отказался.

Выслушав стороны, свидетелей, заключение заместителя прокурора, полагавшего, что не имеется оснований для удовлетворения иска, поскольку работодателем процедура увольнения Новикова В.М. не нарушена, исследовав представленные по делу доказательства в их совокупности, суд приходит к следующему.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что Новиков В.М. с 1976 года работал в Усть-Калманской районной больнице в разные периоды врачом-терапевтом, врачом- наркологом, врачом-иглорефлексотерапевтом (л.д.10-15, 40-43).

На основании трудового договора от 01.04.2009 занимал должность врача-рефлексотерапевта (л.д.44-47), переведен на 0,5 ставки согласно трудовому договору от 24.03.2010 года (л.д. 48-51,68, 69, 70), восстановлен на работе в должности врача-рефлексотерапевта на 0,5 ставки по трудовому договору от 13.08.2012 года (л.д.53- 55).

Согласно Уставу КГБУЗ «Усть-Калманская центральная районная больница» (л.д.172-180) учреждение является правопреемником МБУЗ «Усть-Калманская центральная районная больница». Осуществление функций учредителя возложено на Министерство здравоохранения Алтайского края.

Из письма Врио заместителя министра Министерства здравоохранения Алтайского края (л.д.93) по результатам обращения врача-рефлексотерапевта Новикова В.М. следует, что в ходе рассмотрения указанного обращения установлено отсутствие лицензии у КГБУЗ «Усть-Калманская ЦРБ» на право осуществления медицинской деятельности по профилю «Рефлексотерапия». В соответствии с Федеральным законом № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» медицинская деятельность подлежит обязательному лицензированию. Осуществление медицинской деятельности без соответствующей лицензии запрещено.

Сохранение в штатном расписании медицинской организации 0,5 ставки должности «врача-рефлексотерапевта» необоснованно.

Предложено внести в штатное расписание соответствующие изменения, а также провести иные необходимые организационно-штатные мероприятия в соответствии с трудовым законодательством.

Приказами и.о. главного врача КГБУЗ «Усть-Калманская ЦРБ» Зюзикова М.Е. № 84 от 11.12.2018 внесены изменения в штатное расписание учреждения с 01.03.2019 – исключена должность врача-рефлексотерапевта 0,5 штатные единицы и № 86 от 12.12.2018 года в связи с отсутствием у учреждения лицензии на деятельность по рефлексотерапии с 01.03.2019 года приказано сократить штатную единицу врача-рефлексотерапевта (л.д.94, 101).

Из штатного расписания учреждения на 01.03.2019 года исключена должность врача-рефлексотерапевта (л.д.89-92).

29.12.2018 года ответчик уведомил о предстоящем с 28.02.2019 года сокращении численности и штата работников КГБУЗ «Усть-Калманская ЦРБ» Центр занятости населения Усть-Калманского района (л.д.102).

Первичная профсоюзная организация КГБУЗ «Усть-Калманская ЦРБ» профсоюза работников здравоохранения Российской Федерации снята с профсоюзного учета Алтайской краевой организации профсоюза работников здравоохранения Российской Федерации с 01.03.2012 в связи с неуплатой членских взносов и уведомлением о прекращении деятельности (л.д.140-142).

Согласно справке главного бухгалтера КГБУЗ «Усть-Калманская ЦРБ» в учреждении начисления и удержания профсоюзных взносов с заработной платы сотрудников не производится с 01.01.2012 в связи с отсутствием членов профсоюза в учреждении (л.д.142).

17.12.2018 года Новиков В.М. был ознакомлен с приказом № 86 от 12.12.2018 года «О сокращении» и уведомлением о предстоящем увольнении в рабочем кабинете, от подписи в указанных документах отказался, о чем составлен акт, который засвидетельствован ФИО15, ФИО12, ФИО6 (л.д.95-97).

При этом, сам истец Новиков В.М. в судебном заседании 25.04.2019 года подтвердил тот факт, что содержание приказа о его сокращении им было услышано и понятно.

Таким образом, Новиков В.М. был надлежащим образом уведомлен о предстоящем сокращении более чем за два месяца.

Из копии диплома истца следует, что Новиков В.М. в 1976 году окончил Алтайский государственный медицинский институт по специальности лечебное дело, в 1977 году прошел интернатуру по специальности терапия. В 1988 году окончил клиническую ординатуру по специальности «внутренние болезни». Имеет сертификат по направлению подготовки – рефлексотерапия от 31.03.2018, действителен в течение 5 лет (л.д.17).

Новиков В.М. является инвалидом 3 группы, инвалидность установлена бессрочно.

Согласно индивидуальной программе реабилитации инвалида, Новикову В.М. противопоказан тяжелый труд, ночные смены, нервно-психическое напряжение, может выполнять труд в своей профессии с сокращенным рабочим днем.

Согласно информации КГКУ УСЗН по Усть-Калманскому району в период с 14.12.2018 по 28.02.2019 КГБУЗ «Усть-Калманская ЦРБ» предоставила сведения о следующих вакантных рабочих местах:

— Врач-педиатр,

— Врач-психиатр,

— Врач-терапевт,

— Юрисконсульт.

В период срока предупреждения об увольнении Новикову В.М. неоднократно предлагалось занять вакантную должность врача-терапевта терапевтического отделения, что соответствовало его квалификации, однако, Новиков В.М. не согласился занять эту должность, от получения уведомлений о наличии вакансии уклонялся (л.д.95-100, 103, 104,107-110, 137).

Юридического образования истец не имеет, в связи с чем ему не могла быть предложена должность юрисконсульта.

В судебном заседании также было установлено, что с 01.01.2019 года в штатное расписание КГБУЗ «Усть-Калманская ЦРБ» в отделение скорой медицинской помощи была введена должность фельдшера скорой медицинской помощи.

Из должностной инструкции фельдшера скорой помощи следует, что работа предполагает ночные смены, в связи с установленными ограничениями по состоянию здоровья истцу указанная должность не могла быть предложена.

Что касается вакантных должностей врача-педиатра, врача-психиатра, то в соответствии Приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 08 октября 2015 года № 707н «Об утверждении квалификационных требований к медицинским и фармацевтическим работникам с высшим образованием по направлению подготовки «Здравоохранение и медицинские науки», то для занятия должности врача-педиатра необходимо наличие высшего образования по специальности «Лечебное дело» «Педиатрия», подготовка в интернатуре/ординатуре по специальности «Педиатрия», для занятия должности врача-психиатра необходимо наличие высшего образования по специальности «Лечебное дело» «Педиатрия», подготовка в интернатуре/ординатуре по специальности «Психиатрия».

То же самое касается должностей совместителей, указанных истцом в качестве должностей, которые бы могли быть ему предложены: врача-онколога, врача психиатра-нарколога, врача-оториноларинголога, врача-офтальмолога. Квалификация истца в силу норм вышеуказанного приказа не позволяет ему занять эти должности.

Должности врача-дерматовенеролога в штатном расписании КГБУЗ «Усть-Калманская ЦРБ» вопреки доводам истца не имеется.

Предложение вакансий в другой местности является правом, а не обязанностью работодателя, доказательств тому, что это обязанность установлена локальными актами работодателя в материалах дела не имеется.

Что касается должностей, указанных в разделе «Вакансии» на сайте КГБУЗ «Усть-Калманская ЦРБ», а именно акушера-гинеколога, анестезиолога- реаниматолога, терапевта-участкового, представленных истцом, то из пояснений представителей ответчика в судебном заседании установлено, что указанные должности не являются вакантными, опубликованы на перспективу (освободятся в августе 2019) для студентов, окончивших медицинский ВУЗ. Кроме того, две первые должности Новиков В.М. не мог бы занять, в связи с отсутствием необходимой квалификации.

Приказом № 18 п.1 от 28.02.2019 Новиков В.М., врач-рефлексотерапевт уволен 28.02.2019 в связи с сокращением штата и численности работников организации на основании п.2 ч.1 ст.81 ТК РФ (л.д.105-106). Копия приказа направлена истцу по почте, в связи с отсутствием его на рабочем месте.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя.

Увольнение по основанию, предусмотренному п. 2 или 3 ч. 1 данной статьи, допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

На основании ст. 180 Трудового кодекса РФ о предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения.

В силу частей 1, 2 статьи 180 Трудового кодекса РФ при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в соответствии с ч. 3 ст. 81 ТК РФ.

Статья 373 Трудового кодекса РФ предусматривает право работодателя расторгнуть трудовой договор с работником, являющимся членом профсоюза, не позднее одного месяца со дня получения мотивированного мнения выборного профсоюзного органа. В указанный период не засчитываются периоды временной нетрудоспособности работника, пребывания его в отпуске и другие периоды отсутствия работника, когда за ним сохраняется место работы (должность).

Таким образом, суд приходит к выводу, что ответчиком соблюден установленный законом порядок увольнения, о сокращении занимаемой должности и предстоящем увольнении истец был уведомлен в установленные законом сроки, истцу были предложены имеющиеся вакантные должности с учетом его опыта и квалификации. Работодателем была соблюдена процедура сокращения штата работников. Следовательно, в данном случае увольнение произведено в соответствии с нормами действующего законодательства.

Что касается доводов истца о том, что работодатель мог приобрести лицензию на осуществление деятельности по рефлексотерапии, то суд находит их необоснованными, поскольку работодатель в целях осуществления эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом вправе самостоятельно, под свою ответственность принимать необходимые кадровые решения (Определение Конституционного Суда РФ от 18.12.2007 N 867-О-О). Поэтому изменение структуры, штатного расписания, численного состава организации относится к исключительной компетенции работодателя, который вправе расторгнуть трудовой договор с работником по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК.

В связи с тем, что судом не установлено нарушений трудовых прав истца со стороны работодателя, исковые требования Новикова В.М. о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула удовлетворению не подлежат.

Руководствуясь ст.ст.194-199 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л :

в удовлетворении исковых требований Новикову В.М. к КГБУЗ «Усть-Калманская ЦРБ» о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании оплаты за время вынужденного прогула, отказать в полном объеме.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Алтайский краевой суд через Усть-Калманский районный суд в течение месяца со дня его вынесения в окончательной форме.

Судья Ж.В.Голованова

Мотивированное решение

изготовлено 30.04.2019

судья Ж.В.Голованова