Решение № 2-496/19 от 29.04.2019 Железнодорожного районного суда г. Рязани (Рязанская область)

&lt,данные изъяты&gt,

№2-496/19

РЕШЕНИЕ

именем Российской Федерации

29 апреля 2019 года г. Рязань

Железнодорожный районный суд г.Рязани в составе судьи Масловой О.В.

с участием: помощника прокурора Железнодорожного района г.Рязани Левшенковой А.Ю., истца Шараповой Т.Н., представителя ответчика АО «&lt,данные изъяты&gt,» Комирной Е.Ю.,

при секретаре Лискиной Ю.О.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в здании суда (г.Рязань, пр.Завражнова, д.3) гражданское дело №2-496/19 по иску Шараповой Т.Н. к Акционерному обществу «&lt,данные изъяты&gt,» о восстановлении на работе, оплате вынужденного прогула,

установил:

Шарапова Т.Н. обратилась в суд с иском к Акционерному обществу «&lt,данные изъяты&gt,» о восстановлении на работе, оплате вынужденного прогула. В обоснование заявленных требований истец указала, что она работала на АО с 1969 года. С 1988г. по 2001г. она работала &lt,данные изъяты&gt,. С 03.01.2001г. она переведена по состоянию здоровья на должность комплектовщика изделий и инструмента. В последнее время в соответствии с трудовым договором от 30.01.2008г. №, она работала на АО в должности комплектовщика изделий и инструмента отдела управления № по 4 разряду (документация техническая – комплектование). Приказом № от 09.01.2019г. она была уволена на основании п.2 ст.81 ТК РФ в связи с сокращением численности или штата работников.

Считает увольнение незаконным по следующим основаниям.

Согласно пункту 2.14 коллективного договора АО «&lt,данные изъяты&gt, на 2018-2021 годы» работодатель не увольняет по сокращению численности или штата работников, за исключением нарушения ими трудовой дисциплины или наличия письменного заявления о согласии на увольнение работников, получивших инвалидность или профзаболевание на предприятии.

В соответствии с примечанием к приложению 3 к приказу АО &lt,данные изъяты&gt, от 14.05.2018г. № не допускается увольнение работников, получивших инвалидность или профзаболевание на предприятии.

В настоящее время истец является инвалидом &lt,данные изъяты&gt, группы бессрочно с ДД.ММ.ГГГГ2005г., инвалидность была получена в период работы на предприятии (49 лет стажа). В связи с чем, истец не могла быть уволена по сокращению штата с учетом преимуществ, установленных коллективным договором.

Ответчиком при увольнении нарушены положения ст.81 ТК РФ, вместо предложения истцу имеющейся у работодателя работы (как вакантной должности или работы, соответствующей квалификации работника, так и вакантной нижестоящей должности или нижеоплачиваемой работы), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья, истцу предлагалось ознакомится с некой справкой по вакансиям ответчика без указания – какие из этих должностей предлагаются истцу.

В соответствии с приложением к приказу АО «&lt,данные изъяты&gt,» от 22.06.2018г. № о проведении мероприятий по сокращению штата и численности работников АО «&lt,данные изъяты&gt, по № подразделению сокращается должность «комплектовщик изделий и инструмента 4п» в производственно-диспетчерском бюро.

В данном бюро истец не работала, что подтверждается:

— графиком отпусков на 2018 год, где истец указана не в производственно-диспетчерском бюро, а в техническом бюро,

— пунктом 3.8. её трудового договора, где указано «документация техническая – комплектование» (в производственно-диспетчерском бюро не занимаются комплектованием документации технической),

— характером работы истца, связанной с комплектованием технической документации в техническом бюро и которая подтверждается журналами регистрации (ведутся истцом собственноручно), служебной перепиской (пункт 3 примера параграфа 33 ЕТКС), а не работой в производственно-диспетчерском бюро, где занимаются непосредственно производством (запуском, сдачей) деталей (пункт 2 примера параграфа 33 ЕТКС).

Увольнение незаконно, так как сокращается должность не занимаемая истцом, соответственно, процедуры увольнения, установленные Трудовым кодексом РФ, в отношении истца не соблюдены.

С учетом уточнений, поданных истцом и принятых к производству суда, истец просит восстановить её на работе в АО «&lt,данные изъяты&gt,» в должности комплектовщика изделий и инструмента 4 разряда (документация техническая – комплектование). Взыскать в её пользу средний заработок с 10.01.2019г. до дня восстановления на работе, исходя из расчета 682 рубля 22 копейки за 1 рабочий день.

В судебном заседании Шарапова Т.Н. исковые требования поддержала по основаниям, изложенным в исковом заявлении.

Представитель ответчика Комирная Е.Ю. возражала против удовлетворения исковых требований, в объяснениях пояснила, что при увольнении истца работодателем соблюдены необходимые процедуры при сокращении численности и штата работников, истец был предупрежден за два месяца о предстоящем увольнении в связи с сокращением штата и численности работников, истцу предлагались имеющиеся вакантные должности, истец отказался от ознакомления со справками по вакансиям. Просит суд в иске отказать.

Из заключения прокурора Левшенковой А.Ю. следует, что оснований для удовлетворения заявленных требований Шараповой Т.Н. о восстановлении на работе, оплате вынужденного прогула, не имеется.

Выслушав объяснения истца, представителя ответчика, исследовав материалы дела, заслушав заключение прокурора, суд полагает, что требования истца незаконны, необоснованны и не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно статье 22 ТК РФ работодатель имеет право заключать, изменять и расторгать трудовые договоры с работниками в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Кодексом, иными федеральными законами.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя.

В силу ч. 3 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации увольнение по основанию, предусмотренному пунктом 2 или 3 части первой настоящей статьи, допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

В соответствии с ч.2 ст. 180 Трудового кодекса Российской Федерации о предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения.

В силу ч.1 ст.179 ТК РФ при сокращении численности или штата работников преимущественное право на оставление на работе предоставляется работникам с более высокой производительностью труда и квалификацией.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

При равной производительности труда и квалификации предпочтение в оставлении на работе отдается: семейным — при наличии двух или более иждивенцев (нетрудоспособных членов семьи, находящихся на полном содержании работника или получающих от него помощь, которая является для них постоянным и основным источником средств к существованию), лицам, в семье которых нет других работников с самостоятельным заработком, работникам, получившим в период работы у данного работодателя трудовое увечье или профессиональное заболевание, инвалидам Великой Отечественной войны и инвалидам боевых действий по защите Отечества, работникам, повышающим свою квалификацию по направлению работодателя без отрыва от работы (ч. 2 ст. 179 ТК РФ).

Согласно ч. 3 ст. 179 ТК РФ коллективным договором могут предусматриваться другие категории работников, пользующиеся преимущественным правом на оставление на работе при равной производительности труда и квалификации.

Согласно п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

В соответствии со ст. 234 ТК РФ работодатель обязан возместить работнику не полученный им заработок во всех случаях незаконного лишения его возможности трудиться. Такая обязанность, в частности, наступает, если заработок не получен в результате незаконного увольнения работника с работы.

Согласно ч. 2 ст. 394 ТК РФ орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула.

В судебном заседании установлено, что истец Шарапова Т.Н. (до брака &lt,данные изъяты&gt,) с ДД.ММ.ГГГГ1969г. осуществляла трудовую деятельность на &lt,данные изъяты&gt, (в настоящее время Акционерное общество «&lt,данные изъяты&gt,»), что подтверждается копией приказа № от 11.11.1969г. (т.1 л.д.120), копией трудовой книжки истца (т.1 л.д.16-20).

На основании приказа ГУП «&lt,данные изъяты&gt,» № от 07.02.2001г., Шарапова Т.Н. с 03.01.2001г. переведена комплектовщиком изделий и инструмента по 3 разряду в отдел управления &lt,данные изъяты&gt, производственным комплексом №&lt,данные изъяты&gt, производственного комплекса (т.1 л.д.121).

Согласно трудового договора № от 30.01.2008г., заключенного между сторонами, истец Шарапова Т.Н. с 01.12.2004г. переведена комплектовщиком изделий и инструмента 4 п (т.1 л.д.122).

01.06.2018г. работодателем в адрес председателя первичной профсоюзной организации АО «&lt,данные изъяты&gt,» направлен проект приказа «О проведении в АО «&lt,данные изъяты&gt,» организационно-штатных мероприятий» с целью получения мотивированного мнения (согласования) выборного органа первичной профсоюзной организации «АО &lt,данные изъяты&gt,» для принятия соответствующего решения (т.1 л.д.123-129).

05.06.2018г. в адрес работодателя председателем ППО &lt,данные изъяты&gt, направлена выписка из протокола № от 05.06.2018г., из которой следует, что, рассмотрев обращение администрации АО «&lt,данные изъяты&gt,», профсоюзный комитет с понимаем относится к мероприятиям по снижению негативных последствий сокращения объема производства и реализации продукции, а также необходимостью проведения мер по улучшению финансово-экономической ситуации на предприятии. Обращено внимание работодателя на необходимость строгого соблюдения требований трудового законодательства РФ и Коллективного договора АО «&lt,данные изъяты&gt,» на 2018-2021 годы при проведении процедуры сокращения численности и штата работников.

22.06.2018г. работодателем издан приказ №, в соответствии с которым, в связи с падением объема выручки в 2018 году из-за сокращения государственного &lt,данные изъяты&gt, заказа, сокращения контрактов в рамках &lt,данные изъяты&gt, сотрудничества, а также в целях оптимизации деятельности предприятия, приказано с 01.11.2018г. сократить штат и численность работников АО «&lt,данные изъяты&gt,» и исключить из штатного расписания предприятия должности, штатные единицы, указанные в Сводном перечне штатных единиц, подлежащих исключению из штатного расписания АО «&lt,данные изъяты&gt,» (приложение к настоящему приказу) (т.1 л.д.132-144).

Согласно сводному перечню штатных единиц, подлежащих исключению из штатного расписания АО «&lt,данные изъяты&gt,», из штатного расписания подлежит исключению в подразделение №, код структурной единицы — 005 «Производственно-диспетчерское бюро», должность – комплектовщик изделий и инструмента 4п. — 1 единица (т.1 л.д.138-144).

Уведомлением № от 19.07.2018г. Шарапова Т.Н. была предупреждена работодателем о том, что её должность «комплектовщик изделий и инструмента» 4 разряда подлежит сокращению, трудовой договор от 30.01.2008г. № будет расторгнут 31.10.2018г. (т.1 л.д.145-146).

19.07.2018г. уведомление № от 19.07.2018г. истцу зачитано вслух и составлен акт об отказе Шараповой Т.Н. от ознакомления под личную подпись с вышеуказанным уведомлением и получения второго экземпляра документа (т.1 л.д.147-148).

Из материалов дела следует, что работодатель в соответствии с ч.3 ст.81 ТК РФ предлагал Шараповой Т.Н. имеющиеся вакантные должности, что подтверждается справками по вакансиям на 06.08.2018г. (т.1 л.д.150-157), на 03.09.2018г. (т.1 л.д.158-165), на 10.09.2018г. (т.1 л.д.166-173), на 01.10.2018г. (т.1 л.д.174-180), на 15.10.2018г. (т.1 л.д.181-187), на 09.01.2019г. (т.2 л.д.144-150).

В период с 27.10.2018г. по 29.12.2018г. Шарапова Т.Н. находилась на больничном, что подтверждается копиями больничным листов (т.2 л.д.97-101).

Приказом АО «&lt,данные изъяты&gt,» № от 09.01.2019г. трудовой договор от 30.01.2008г. № прекращен, 09.01.2019г. Шарапова Т.Н. – комплектовщик изделий и инструмента разряд 4п, уволена на основании пункта 2 части 1 статьи 81 ТК РФ (т.1 л.д.188-189).

По состоянию на 01.11.2018г. в подразделение № АО «&lt,данные изъяты&gt,» должность – комплектовщик изделий и инструмента 4 разряда исключена, что подтверждается штатным расписанием производственного комплекса -№ с 01.11.2018г., утвержденного приказом № от 27.10.2018г. «Об утверждении штатного расписания АО «&lt,данные изъяты&gt,» (т.1 л.д.212-225).

При разрешении рассматриваемого спора суд учитывает, что в целях осуществления эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом работодатель вправе самостоятельно, под свою ответственность принимать необходимые кадровые решения. Принятие решения об изменении структуры, штатного расписания, численного состава работников организации относится к исключительной компетенции работодателя, который вправе расторгнуть трудовой договор с работником в связи с сокращением численности или штата работников при условии соблюдения порядка увольнения и гарантий, закрепленных в ч. 3 ст. 81, ч. 1 ст. 179, ч. ч. 1, 2 ст. 180 ТК РФ.

Факт проводимых у ответчика организационно-штатных мероприятий, по результатам которых была сокращена занимаемая истцом должность, подтвержден имеющимися в деле доказательствами, в том числе приказом АО «&lt,данные изъяты&gt,» № от 22.06.2018г. (т.1 л.д.132-144), отчетом о финансовых результатах АО «&lt,данные изъяты&gt,» за январь-декабрь 2018г., из которого усматривается сокращение объемов производства в 2018 году по сравнению с 2017 годом (т.2 л.д.81-82).

О предстоящем сокращении занимаемой должности Шарапова Т.Н. была уведомлена заблаговременно, персонально, в связи с чем, требования ч. 2 ст. 180 ТК РФ работодателем не нарушены. До увольнения работодателем истцу неоднократно предлагались имеющиеся у ответчика вакантные должности, от ознакомления с предложенными вакансиями истец отказывался, что подтверждается актами, составленными сотрудниками АО «&lt,данные изъяты&gt,».

Шарапова Т.Н., заявляя о незаконности своего увольнения на основании п.2 ч.1 ст. 81 ТК РФ, указывает на то, что работодателем сокращена должность, не занимаемая истцом. Из доводов истца следует, что она работала в подразделении № АО «&lt,данные изъяты&gt,» в должности «комплектовщик изделий и инструмента 4п» в техническом бюро, а не в производственно-диспетчерском бюро, как указано в приказе № от 22.06.2018г.

Указанные доводы истца не нашли своего подтверждения в ходе рассмотрения дела.

Так, из штатного расписания по состоянию на 18.06.2018г. производственного комплекса – №, следует, что должность «комплектовщик изделий и инструмента 4п» в количестве 1 единицы указана в подразделении 005 «Производственно-диспетчерское бюро», в других подразделениях, в том числе в подразделении 001 «Технологическое бюро» должность «комплектовщик изделий и инструмента 4п» отсутствует (т.1 л.д.200-211). Данный документ принят и утвержден должностным лицом в пределах его полномочий, оснований сомневаться в достоверности отраженных в нем сведений у суда не имеется.

Из условий трудового договора № от 30.01.2018г. (т.1 л.д.122) следует, что истец переведена на должность «комплектовщик изделий и инструмента 4п», указание в п.3.8. трудового договора на то, что работодатель обязан соблюдать другие обязательства с учетом специфики подразделения «документация техническая – комплектование» не свидетельствует о том, что истец осуществляла свою трудовую деятельность в структурной единице — техническое бюро.

В своих объяснениях истец ссылается на график отпусков на 2018 год отдела №, который был вывешен на предприятии на двери и она его сняла после окончания 2018 года, в данном графике Шарапова Т.Н. указана в техническом бюро. Однако, данное обстоятельство не является доказательством того, что занимаемая истцом должность числилась в структурной единице — техническое бюро.

Так, представителем работодателя суду представлены графики ежегодных оплачиваемых отпусков подразделения № на 2018 год (т.2 л.д. 40-46), на 2017 год (т.2 л.д.47-53), на 2015 год (т.2 л.д.54-61), на 2016 года (т.2 л.д.62-68), на 2014 год (т.2 л.д.69-75), в данных графиках указаны должности работников и их фамилии, а также имеются подписи работников об ознакомлении с графиком отпусков, в том числе и подписи Шараповой Т.Н. Данные графики составлены в соответствии с инструкцией о порядке предоставления и оформления ежегодных оплачиваемых отпусков, утв. приказом ОАО «&lt,данные изъяты&gt,» № от 23.11.2012г., и отвечают требованиям ст.123 ТК РФ.

Из объяснений представителя ответчика в судебном заседании следует, что представленный истцом график являлся памяткой для работников, чтобы все знали, кто, когда уходит в отпуск, Шарапова Т.Н. была указана в том отделе, где фактически располагалось её рабочее место.

Не доверять данным объяснениям представителя ответчика у суда не имеется оснований, поскольку, данные объяснения объективно подтверждаются представленными суду письменными доказательствами (штатным расписанием, графиками отпусков на 2014-2018г.), при этом, расположение рабочего места истца в другом структурном подразделении не нарушает трудовых прав истца и не свидетельствует о незаконности её увольнения, поскольку не влечет изменения определенных сторонами условий трудового договора, трудовых функций истца.

Представленная истцом в незаверенных копиях служебная переписка, а также другая рабочая документация АО «&lt,данные изъяты&gt,», не является бесспорным доказательством доводов истца о том, что она работала в подразделении № АО &lt,данные изъяты&gt,» в должности «комплектовщик изделий и инструмента 4п» в техническом бюро, а не в производственно-диспетчерском бюро, как указано в приказе № от 22.06.2018г. В данных документах, исходя из технологических и производственных процессов предприятия, отражены сведения по нескольким цехам и подразделениям АО «&lt,данные изъяты&gt,», указание в данных документах в качестве работника Шараповой Т.Н. не подтверждает её работу в том или ином подразделении.

Таким образом, суд приходит к выводу, что Шарапова Т.Н. работала в должности «комплектовщик изделий и инструмента 4п» структурной единицы 005 «Производственно-диспетчерское бюро» производственного комплекса – №, которая в соответствии с приказом № от 22.06.2018г. подлежала исключению из штатного расписания.

Истец в обоснование своих требований указывает, что ответчиком при её увольнении нарушены положения п.2.14 коллективного договора АО «&lt,данные изъяты&gt, на 2018-2021 годы» и примечания к приложению 3 к приказу АО &lt,данные изъяты&gt, от 14.05.2018г. №, согласно которым работодатель не увольняет по сокращению численности или штата работников, получивших инвалидность или профзаболевание на предприятии, истец является инвалидом 3 группы бессрочно с 25.10.2005г., инвалидность была получена в период работы на предприятии (49 лет стажа). В связи с чем, истец не могла быть уволена по сокращению штата с учетом преимуществ, установленных коллективным договором.

Согласно справке сер. № от ДД.ММ.ГГГГ.2005г., выданной ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Рязанской области», Шараповой Т.Н. установлена &lt,данные изъяты&gt, группа инвалидности, причина инвалидности – &lt,данные изъяты&gt,, степень ограничения способности к трудовой деятельности – &lt,данные изъяты&gt,, инвалидность установлена – бессрочно, дополнительные заключения – &lt,данные изъяты&gt,, &lt,данные изъяты&gt, и другие канцелярские виды работ (т.1 л.д.39).

Пунктом 2.14 коллективного договора АО «&lt,данные изъяты&gt, на 2018-2021 годы» установлено, что работодатель не увольняет по сокращению численности или штата работников, за исключением нарушения ими трудовой дисциплины или наличия письменного заявления о согласии на увольнение, в том числе следующих лиц:

— работников, получивших инвалидность или профзаболевание на предприятии (т.2 л.д.110-143).

Аналогичные положения содержаться в приложении №3 к приказу АО «&lt,данные изъяты&gt,» от 14.05.2018г. № (т.2 л.д.1-5, т.2 л.д.105).

Каких-либо доказательств, бесспорно подтверждающих, что инвалидность истца связана с осуществлением трудовой деятельности в АО &lt,данные изъяты&gt,», либо получена на предприятии, как это указано в п.2.14 коллективного договора АО «&lt,данные изъяты&gt, на 2018-2021 годы», в материалах дела не имеется. Представленные истцом медицинские документы данные обстоятельства не подтверждают.

Доводы истца о наличии у неё преимущественного права на оставление на работе в соответствии с п.2.14 коллективного договора АО «&lt,данные изъяты&gt, на 2018-2021 годы» и приложением №3 к приказу АО «&lt,данные изъяты&gt,» от 14.05.2018г. № основаны на неправильном толковании положений, закрепленных в данных актах.

Таким образом, у истца преимущественного права на оставление на работе, предусмотренного положениями ст.179 ТК РФ, коллективным договором, не имеется.

Истец ссылается на нарушение ответчиком при её увольнении положений ч. 3 ст. 81 ТК РФ.

Как следует из объяснений истца в судебном заседании и материалов дела, истец имеет &lt,данные изъяты&gt, образование (&lt,данные изъяты&gt,), среднее специальное — &lt,данные изъяты&gt, является инвалидом &lt,данные изъяты&gt, группы, степень ограничения способности к трудовой деятельности – &lt,данные изъяты&gt, может работать &lt,данные изъяты&gt,, &lt,данные изъяты&gt,, выполнять другие канцелярские виды работ.

В ходе рассмотрения дела установлено, что работодатель в соответствии с ч.3 ст.81 ТК РФ предлагал Шараповой Т.Н. имеющиеся вакантные должности, что подтверждается справками по вакансиям на 06.08.2018г. (т.1 л.д.150-157), на 03.09.2018г. (т.1 л.д.158-165), на 10.09.2018г. (т.1 л.д.166-173), на 01.10.2018г. (т.1 л.д.174-180), на 15.10.2018г. (т.1 л.д.181-187), на 09.01.2019г. (т.2 л.д.144-150). Истец либо знакомилась с данными справками и указывала, что не согласна, т.к. нарушается п.2.14 коллективного договора, либо отказывалась от ознакомления со справками по вакансиям, о чем сотрудниками АО &lt,данные изъяты&gt,» составлялись акты, не доверять которым у суда не имеется оснований. При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу, что обязанность работодателя, предусмотренная ч.3 ст.81 ТК РФ, предложить работнику другую имеющуюся работу была исполнена.

В судебном заседании истец оспаривала факт предложения ей работодателем вакантных должностей 09.01.2019г. и составления акта об отказе от ознакомления со справкой о вакансиях, представленного суду (т.2 л.д.144-150). При этом, из объяснений истца следует, что вакантные должности, указанные в справке по вакансиям по состоянию на 09.01.2019г., ей не подходят, исходя из её квалификации и с учетом её состояния здоровья, в том числе должности &lt,данные изъяты&gt, 905 (т.2 л.д.151-156), &lt,данные изъяты&gt, 177 (т.2 л.д.157-162).

Таким образом, увольнение истца имело место в связи с сокращением штата работников, процедура увольнения ответчиком соблюдена.

При установленных судом обстоятельствах, правовых оснований для удовлетворения требований истца о восстановлении на работе в должности комплектовщика изделий и инструмента 4 разряда, взыскании оплаты вынужденного прогула, исходя из расчета 682 рубля 22 копейки за 1 рабочий день, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.194-198 ГПК РФ, судья

решил:

В удовлетворении исковых требований Шараповой Т.Н. к Акционерному обществу «Государственный &lt,данные изъяты&gt,» о восстановлении на работе в должности комплектовщика изделий и инструмента 4 разряда, взыскании оплаты вынужденного прогула, исходя из расчета 682 рубля 22 копейки за 1 рабочий день, — отказать.

Решение может быть обжаловано в Рязанский областной суд через Железнодорожный районный суд г.Рязани в апелляционном порядке в течении месяца со дня принятия судом решения в окончательной форме (06.05.2019г.).

&lt,данные изъяты&gt,