Решение № 2-237/19 от 04.02.2019 Октябрьского районного суда г. Красноярска (Красноярский край)

Дело № 2-237/2019

УИД24RS0041-01-2018-002385-97

Категория 042г

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

04 февраля 2019 года Октябрьский районный суд г. Красноярска в составе председательствующего судьи Вожжовой Т.Н.,

при секретаре Жидковой О.Б.,

с участием истца Байкалова Л.П. и её представителя Соколов С.Б., представителя ответчика Батырбаева Д.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Байкалова Л.П. к ФГБОУ ВО «Красноярский государственный аграрный университет» об обжаловании дисциплинарного взыскания, взыскании компенсации морального вреда,

У С Т А Н О В И Л :

Байкалова Л.П. обратилась в суд с иском к ФГБОУ ВО «Красноярский государственный аграрный университет», мотивируя требования тем, что состоит с ответчиком в трудовых отношениях, работая в должности профессора кафедры растениеводства и плодоовощеводства. 07 февраля 2018 года приказом № Л-147 она привлечена к дисциплинарной ответственности в виде выговора по факту выявленного несоответствия экзаменационных оценок, отраженных в протоколе заседания кафедры по защите производственной практики с экзаменационной ведомостью и зачетными книжками студентов, выставленных истцом. Указывая, что дисциплинарных проступков не совершала, полагая, что дисциплинарная ответственность применена за пределами срока привлечения к ответственности, просит отменить дисциплинарное взыскание, наложенное приказом № Л-147 от 07 февраля 2018 года. А также взыскать с работодателя компенсацию морального вреда, причинённого незаконными действиями работодателя и выразившийся в длительном стрессовом состоянии, бессоннице, в размере 5000 рублей.

В судебное заседание истец Байкалова Л.П. и её представитель Соколов С.Б., действуя на основании ордера, исковые требования поддержали. Байкалова Л.П. суду пояснила, что 27 ноября 2017 года она организовала заседание кафедры для защиты студентами производственной практики. Выслушав студентов А15 и А16 научным преподавателем которых она являлась, выяснилось, что у студентов не было дневников практики, в связи с чем решили оценки им не выставлять, предложено явиться 29 ноября 2017 года с дневниками. 29 ноября 2017 года на заседании комиссии, состоявшей из истца, а также преподавателей А9, А18, студенты явились с дневниками, их вновь заслушали, и приняли решение поставить оценки «отлично», которые она внесла в экзаменационную ведомость и зачетные книжки студентов. Позднее, на предновогодней праздничной встрече кафедры, заведующий кафедрой А51 потребовал от неё исправить оценки, указывая, что она необоснованно выставили «отлично», на что она ответила отказом. В феврале 2018 года её ознакомили с приказом о применении дисциплинарного взыскания. Полагая, что дисциплинарного нарушения она не допускала, просит отменить приказ как несоответствующий фактическим обстоятельствам, и вынесенный за пределами срока привлечения к дисциплинарной ответственности. Полагают, что основанием для привлечения к ответственности явилось неприязненное отношение к истцу заведующего кафедрой, испытывающего к ней чувство профессиональной зависти, поскольку она получила звание профессора. Также пояснили, что необоснованное привлечение к ответственности оказало негативное воздействие на состояние здоровья истца, спровоцировало возникновение заболеваний, с жалобами на которые истец стала обращаться за медицинской помощью.

Представитель ФГБОУ ВО «Красноярский государственный аграрный университет» Батырбаева Д.А., действуя на основании доверенности №37 от 09 января 2019 года, иск не признала. Суду пояснила, что о совершенном проступке ректору стало известно только после обращения директора ИАЭТ с докладной 12 января 2018 года, была проведено служебное расследование, отобраны объяснения истца, других членов комиссий, и установив совершение проступка, к истцу применено предусмотренное законом взыскание – выговор, в установленный месячный срок. Просит в иске отказать в полном объеме.

Суд, выслушав объяснения истца, её представителя, представителя ответчика, допросив свидетелей, исследовав материалы дела, приходит к выводу, что исковые требования не подлежат удовлетворению.

В соответствии со ст. 192 Трудового кодекса Российской Федерации за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить дисциплинарное взыскание – выговор.

При наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.

Согласно ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Непредоставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания.

Дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников.

Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Если работник отказывается ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись, то составляется соответствующий акт.

Как установлено судом, 21 декабря 1992 года приказом № Л-215 Байкалова Л.П. (ранее – А19) принята на работу в ФГБОУ ВО «Красноярский государственный аграрный университет» ассистентом кафедры почвоведения (л.д. 60-62, 63). Приказом № Л-1542/а от 19 ноября 2015 года Байкалова Л.П. назначена на должность профессора кафедры растениеводства и плодоовощеводства, с ней заключен трудовой договором сроком по 30 ноября 2020 года (л.д. 64, 65-67).

В силу п. 3.1 трудового договора Байкалова Л.П. обязалась осуществлять свою деятельность на высоком профессиональном уровне, соблюдать правовые, нравственные и этические нормы, следовать требованиям профессиональной этики. При заключении трудового договора истец ознакомлена с должностной инструкцией, о чем свидетельствует её подпись, и подтверждено истцом суду.

В силу разработанной ФГБОУ ВО «Красноярский государственный аграрный университет» должностной инструкции, профессор кафедры обязан объективно и беспристрастно, на основе принципов моральной и научной этики оценивать работы, результаты деятельности и достижения коллег и обучающихся (п. 2.33 инструкции) (л.д. 69-72).

В судебном заседании установлено, что 27 ноября 2017 года на заседании кафедры растениеводства и плодоовощеводства состоялась защита отчетов по производственной практике бакалавров направления «Агрономия», в том числе А60, А61, которым выставлена оценка «хорошо» (л.д. 78-79).

Протокол подписан заведующим кафедрой А5 и секретарем А7

При этом в зачетно-экзаменационной ведомости, зачетных книжках указанных студентов выставлена оценка «отлично», датированная 29 ноября 2017 года (л.д. 80, 81-82,83-84).

12 января 2018 года директор ИАЭТ А6 обратилась к ректору ФГБОУ ВО «Красноярский государственный аграрный университет» со служебной запиской, в которой сообщила, что 27 ноября 2017 года на кафедре растениеводства и плодоовощеводства состоялась защита отчетов по производственной практике студентов 4 курса А54 и А55 которым комиссией в составе Байкалова Л.П., А11, А7, А8 были выставлены оценки «хорошо». При заполнении ведомости и зачетных книжек дипломным руководителем Байкалова Л.П. выставлены оценки «отлично». Устранить несоответствие Байкалова Л.П. отказалась, в связи с чем просила провести служебную проверку (л.д. 77).

В ходе проведения служебной проверки истец 23 января 2018 года дала объяснения по выявленному факту, указав, что 27 ноября 2017 года при защите практики студенты А15 и А16 не имели дневников практики, в связи с чем защита практики не правомочна. 29 ноября 2017 года студенты принесли дневники и вновь защитили отчеты перед комиссией в составе истца, А52, А53 на «отлично», в связи с чем им была выставлена оценка «отлично», которая и была внесена в зачетную книжку (л.д. 89-90).

А8, А7 (члены комиссии от 27 ноября 2017 года) работодателю дали объяснения, что при защите практики студентам Байкалова Л.П. выставлены оценки «хорошо» (л.д. 87,88). А8 пояснил, что 29 ноября 2017 года заседания комиссии не было.

А9 работодателю дал объяснение, что 29 ноября 2017 года, после того, как студенты А56 и А57 принесли дневники производственной практики, решили им поставить оценку «отлично» (л.д. 85).

А10 работодателю сообщил, что в состав комиссии 29 ноября 2017 года он не входил, при защите студентами А58 и А59 практики не присутствовал (л.д. 86).

По результатам служебного расследования комиссия пришла к выводу, что Байкалова Л.П. неправомерно выставила оценки «отлично», рекомендовано вынести истцу взыскание в виде выговора (л.д.74-76).

Приказом № Л-147 от 07 февраля 2018 года профессору кафедры растениеводства и плодоовощеводства Байкалова Л.П. объявлен выговор (л.д. 22). С приказом истец ознакомлена 08 февраля 2018 года.

Разрешая исковые требования по существу, суд исходит из того, что в силу ст.21, 22 Трудового кодекса Российской Федерации работник обязан, кроме прочего, добросовестно исполнять свои трудовые обязанности, возложенные на него трудовым договором.

Приказом Минобрнауки России № 1383 от 27 ноября 2015 года утверждено Положение о практике обучающихся, осваивающих основные профессиональные образовательные программы высшего образования, в соответствии с п. 19 которого результаты прохождения практики оцениваются и учитываются в порядке, установленной образовательной организацией.

Согласно п. 4.3.17 Положения об организации практик, утвержденному 28 декабря 2015 года на заседании Ученого совета ФГБОУ ВО «Красноярский государственный аграрный университет», формы аттестации результатов практики устанавливаются учебным планом с учетом требований ФГОС ВО, ВГОС СПО.

Согласно программе практики по получению профессиональных умений и3 опыта профессиональной деятельности, принятой на заседании Ученого Совета 30 июня 2017 года и утвержденной ректором ФГБОУ ВО «Красноярский государственный аграрный университет», защита отчетов проводится на заседании комиссии в составе не менее трех преподавателей выпускающей кафедры в форме собеседования, по результатам защиты отчета по производственной практике выставляется дифференцированный зачет (п. 3.7.4 Программы).

Также судом установлено, что в состав комиссий кафедр входили А5Байкалова Л.П., А6А8А27 что отражено в отчете по итогам прохождения учебных и производственных практик за 2017 год, утвержденных директором ИАЭТ А6 (л.д. 118-136).

Проанализировав фактические обстоятельства дела, оценив представленные доказательства, суд приходит к выводу, что достаточной достоверной совокупностью доказательств подтверждается, что 27 ноября 2017 года на заседании легитимной комиссии кафедры растениеводства и плодоовощеводства при защите отчетов производственной практике студентам А15 и А29 членами комиссии выставлены оценки «хорошо».

Так, согласно п. 5.3.31 Положения о кафедре ФГБОУ ВО «Красноярский государственный аграрный университет», на каждом заседании кафедры ведется протокол, который подписывается заведующим кафедрой и секретарем кафедры. Протокол храниться на кафедре.

Как следует из протокола № 3 заседания комиссии кафедры 27 ноября 2017 года по результатам защиты отчетом производственной практики студентам А33 и А29 выставлены оценки «хорошо».

Протокол подписан надлежащими лицами — заведующим кафедрой А5 и секретарем кафедры А31

Комиссия, принимавшая отчеты 27 ноября 2017 года, являлась правомочной, поскольку её состав был определен заведующим кафедрой, что подтверждается показаниями заведующего кафедрой А5 соотносится с отчетом директора ИАЭТ по итогам прохождения учебных и производственных практик за 2017 год.

Факт защиты студентами Долговой и Сибиряковой отчета на оценку «хорошо» подтвердили суду и преподаватели А7, А11, А8– члены комиссии, допрошенные судом в качестве свидетелей, и предупрежденные об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Тогда как протокол заседания комиссии кафедры от 29 ноября 2017 года суду не представлен, как указывала истец, такой не составлялся.

При этом следует отметить, что преподавателя А35А36 согласно отчету директора ИАЭТ в состав комиссий кафедр не входили.

Более того, преподаватель Z как работодателю, так и суду показал, что при защите студентами А33 и А29 29 ноября 2017 года отчетов практики он не присутствовал.

Показания свидетелей последовательны, согласуются между собой и соотносятся с материалами дела.

Само по себе нахождение свидетелей в трудовых отношениях с ответчиком не может служить основанием для критичной оценки их показаний.

Также суд отмечает, что по указанию заведующего кафедрой А5 студентами А33 и А29 в зачетных книжках исправлена оценка «отлично» на оценку «хорошо», которые и были выставлены в диплом. А33 и А29 суду указали, что защиту отчетов осуществляли дважды, и им итоговая выставлена оценка «отлично», в связи с чем их возмутило изменение впоследствии оценки на «хорошо». Вместе с тем студенты А33 и А29 действия учебного заседания не оспаривали.

При таком положении суд приходит к выводу, что факт выставления Байкалова Л.П. в зачетно-экзаменационную ведомость и зачетные книжки студентов оценок, не соответствующих выставленным на заседании комиссии кафедры, нашел свое подтверждение.

Оценивая тяжесть совершенного проступка – не соблюдение установленного работодателем порядка проведения приема отчетов производственной практики, нарушение принципа объективной и беспристрастной, на основе принципов моральной и научной этики, оценки результатов деятельности обучающихся, суд полагает, что примененное дисциплинарное взыскание – выговор, является соразмерным нарушению.

Проверяя порядок применения дисциплинарного взыскания, суд приходит к выводу, что работодатель процедуру привлечения к ответственности не нарушил –истребовал объяснения у работника, провел служебное расследование, издал приказ о привлечении к ответственности.

Довод истца о том, что впервые заведующим кафедрой А5 потребовал от истца исправления оценок в конце декабря 2017 года, тогда как приказ о привлечении к ответственности был принят только 07 февраля 2018 года, т.е. по истечении более двух месяцев со момента обнаружения проступка, суд отклоняет.

Действительно, в силу ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации, дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка.

При этом днем обнаружения проступка, с которого начинается течение месячного срока, считается день, когда лицу, которому по работе (службе) подчинен работник, стало известно о совершении проступка, независимо от того, наделено ли оно правом наложения дисциплинарных взысканий.

Как следует из должностной инструкции процессор кафедры непосредственно подчиняется заведующему кафедры.

Между тем никаких объективных доказательств тому, что заведующему кафедрой А5 стало известно о совершении проступка ранее 12 января 2018 года, стороной истца суду не представлено.

Учитывая, что акт об окончании служебной проверки датирован 06 февраля 2018 года, то и дату обнаружения проступка следует исчислять с данного числа, поскольку степень вины лица, в отношении которого проводится служебная проверка, устанавливается лишь после завершения проверки.

При этом как сам заведующий кафедрой А5, так и свидетели — А12, суду указали, что выявилось несоответствие выставленных оценок только после новогодних праздничных дней, при закрытии ведомостей, фактические обстоятельства выяснились работодателем при получении объяснений работников, датированных 23 и 30 января 2018 года. В связи с чем, как с момента направления служебной записки А6А5, так и окончания служебной проверки, дисциплинарное взыскание применено в установленный законом срок.

Таким образом, поскольку в ходе рассмотрения дела нашел свое достоверное подтверждение факт совершения истцом дисциплинарного проступка, соблюдение работодателем порядка и срока привлечения работника к ответственности, правовых оснований для признания приказа о наложении дисциплинарного взыскания незаконным не имеется.

При указанных обстоятельствах заявление истца о наличии у заведующего кафедрой неприязненного к ней отношения, при том, что факт совершения истцом дисциплинарного проступка нашел свое подтверждение, не имеет правового значения.

При том, что факт нарушения прав работника работодателем своего подтверждения не нашел, оснований удовлетворения требований о взыскании компенсации морального вреда не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 194 – 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

Р Е Ш И Л :

В удовлетворении исковых требований Байкалова Л.П. к ФГБОУ ВО «Красноярский государственный аграрный университет» об отмене дисциплинарного взыскания, взыскании компенсации морального вреда, отказать в полном объеме.

Решение может быть обжаловано в Красноярский краевой суд через Октябрьский районный суд г. Красноярска в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Председательствующий Т.Н. Вожжова