Решение № 2-1418/13 от 06.08.2013 Ленинскогого районного суда г. Махачкалы (Республика Дагестан)

 Дело № 2-1418/13г

 Решение мотивированное

 Именем Российской Федерации

 6 августа 2013 года гор. Махачкала

 Ленинский районный суд гор. Махачкалы в составе:

 Председательствующего Дадаевой П.А.

 при секретаре Дагирове И.К.

 с участием старшего помощника прокурора Ленинского района гор. Махачкалы Газихмаева К.А.

 представителя истицы адвоката Джахбарова Ю.А.

 представителя ответчика Курбанова М.А.

 Рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Алиевой Аиды Тажутдиновны к ФГБОУ ВПО «ДГПУ» о восстановлении на работе в должности проректора по административно-правовой работе, взыскании оплаты за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

                         УСТАНОВИЛ:

 Алиева А. обратилась в суд с иском к ФГБОУ «Дагестанский государственный педагогический университет», далее ДГПУ о восстановлении на работе в должности начальника административно-правового управления, взыскании оплаты за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

 В обоснование иска Алиева А. указывает, что 19 ноября 2007 года она была назначена на должность начальника административно-правового управления, ДГПУ. Приказом №56- К/1 от 28 марта 2013 года она уволена с должности в связи с сокращением штата работников по п.2. ч1. ст. 81 Трудового Кодекса РФ. При ее увольнении работодатель не уведомил ее о сокращении должности начальника АПУ и не вручил ей уведомление не позднее чем за 2 месяца до предстоящего увольнения. 8 апреля 2013 года, то есть поле подписания приказа об увольнении, она была на приеме у ректора, который не сообщил ей об увольнении. Она не была ознакомлена с приказом об увольнении под роспись. В нарушение трудового законодательства она уволена работодателем в период временной нетрудоспособности. При увольнении ей не была предложена другая работа, хотя вакансии в ДГПУ имелись, и сокращение ее должности носило фиктивный характер. При ее увольнении было нарушено и требование о преимущественном оставлении работника на работе. На момент увольнения с ней не был произведен расчет, что также противоречит Трудовому кодексу РФ. Действиями ответчика ей причинен моральный вред, на фоне стресса у нее ухудшилось состояние здоровья. Просит суд восстановить ее на работе, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула, компенсацию морального вреда в сумме 300000 рублей и судебные расходы на оплату услуг представителя в сумме 30000 рублей, 300 рублей за оформление доверенности.

 В ходе судебного разбирательства Алиева А. изменила свои исковые требования и просила суд восстановить ее в должности проректора по административно- правовой работе, указывая на то, что в новом штатном расписании должность начальника административно- правового управления с сохранением тех же функций введена как должность проректора по административно- правовой работе.

 В судебном заседании представитель Алиевой А. адвокат Джахбаров Ю., действующий по доверенности исковые требования поддержал, просил суд их удовлетворить по основаниям, изложенным в заявлении. Джахбаров Ю. пояснил, что увольнение истицы в связи с сокращением штата является незаконным. При увольнении истицы ответчиком нарушен порядок увольнения, предусмотренный трудовым законодательством. Само сокращение штата у ответчика не имело место. Численность штата в результате фиктивного сокращения увеличилась. В нарушение Трудового Кодекса РФ, ответчик не предупредил Алиеву А. о предстоящем увольнении. Ответчик не предложил Алиевой А. другую работу, хотя вакансии у ответчика имелись. Штатная численность работников ДГПУ после проведения организационно- штатных мероприятий существенно увеличилась, а не уменьшилась. Реального сокращения штата работников не было. Должность начальника АПУ была сокращена, а введена должность проректора по административно-правовой работе, с сохранением функций начальника АПУ. Ответчиком, в отношении Алиевой А. нарушено требование о преимущественном оставлении на работе, не учтен профессионализм Алиевой А., уровень ее образования, опыт и стаж ее работы более 25 лет, повышение ею квалификации, наличие ученой степени и т.д. Кроме того, Алиева А. уволена в период временной нетрудоспособности, ее листки нетрудоспособности ответчиком не принимались. Приказ об увольнении под роспись Алиевой А. не вручен, расчет с ней не произведен. Просит суд иск Алиевой А. удовлетворить в полном объеме, восстановить ее в должности проректора ДГПУ по административно- правовой работе с взысканием заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и судебных расходов.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

 Представитель ответчика Курбанов М., действующий по доверенности исковые требования Алиевой А. не признал, в удовлетворении иска просил суд отказать и пояснил, что приказом № от 13 августа 2012 года должность начальника АПУ, которую занимала Алиева А. в связи с реструктуризацией штатов была сокращена. С этим приказом Алиева А. была ознакомлена. Алиева А. после ежегодного отпуска, который заканчивался 22 сентября 2012 года и по настоящее время на работу по неизвестным работодателю причинам не вышла. 5 декабря 2012 года Алиевой А. на дом было отправлено письменное уведомление о сокращение ее должности, имеется отметка о вручении уведомления. Из- за отсутствия на работе ознакомить Алиеву А. с приказом о сокращении штата не представилось возможным. Больничные листки Алиевой А. работодателю не представляла. Они вызывают сомнения. ДГПУ обращался с заявлением об экспертизе больничных листков.

     Свою обязанность по уведомлению Алиевой А. о предстоящем сокращении должности, которую она занимала, ответчик исполнил. Утверждение Алиевой А. о том, что ее листки нетрудоспособности работодателем не принимались, не соответствуют действительности. Представленный его больничный лист № работодателем был принят и оплачен. Истица должна была ежемесячно предоставлять работодателю листки нетрудоспособности, чего она не сделала.

     Доводы Алиевой А. о том, что у неё не принимали больничные листы являются голословными. При увольнении Алиевой А. ответчик установленный порядок увольнения не нарушал. Штатная численность УАП и прочего персонала ДГПУ на период с 1 января 2012 года до реструктуризации составляла 588 штатных единиц, согласно приказа о сокращении штата на 1 января 2013 года составляла 474 единицы, на 15 июля 2013 года составляет 501,5 единицы, чем подтверждается реальное сокращение штата в ДГПУ. Функции начальника АПУ и проректора по административно – правовой работе являются различными, должность проректора связана с координацией структурных подразделений вуза. Должность проректора введена в штатное расписание спустя 10 месяцев после приказа о сокращении штата. Просит суд в иске Алиевой А. отказать.

     Выслушав представителей сторон, свидетелей, исследовав письменные материалы гражданского дела, с учетом заключения прокурора, полагавшего иск удовлетворить суд находит иск Алиевой А. подлежащим удовлетворению в части.

     К такому выводу суд приходит на основании следующих данных, установленных в судебном заседании.

     Из приказа №210-к от 19 ноября 2007 года усматривается, что Алиева А. переведена на должность начальника АПУ ДГПУ.

     19 ноября 2007 года с Алиевой А. заключен трудовой договор о назначении ее на должность начальника АПУ ДГПУ на неопределенный срок.

     Из приказа №56-к/1 от 28 марта 2013 года усматривается, что Алиева А. уволена с должности начальника АПУ в связи с сокращением штата работников по п.2 ч.1 ст. 81 Трудового Кодекса РФ.

     Приказ об увольнении Алиевой А. с должности начальника АПУ суд признает незаконным и считает необходимым Алиеву А. в указанной должности восстановить с выплатой оплаты за время вынужденного прогула.

     Основанием для прекращения трудового договора с Алиевой А. послужил приказ по ДГПУ №/1 от 13 августа 2012 года о сокращении штата и численности административно-управленческого и прочего обслуживающего персонала ДГПУ.

     В соответствии со ст. 81 Трудового Кодекса РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случаях: сокращения численности или штата работников организации. Увольнение по основанию, предусмотренному пунктом 2 или 3 части первой настоящей статьи, допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности.

     В соответствии с ч.1 ст. 180 Трудового Кодекса РФ, при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в соответствии с частью третьей статьи 81 настоящего Кодекса.

 В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п.п. 29.30 Постановления Пленума Верховного суда РФ о применении судами Российской Федерации, Трудового кодекса РФ, в соответствии с ч. 3 ст. 81 Кодекса увольнение работника в связи с сокращением численности или штата работников организации, допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу, которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. Судам следует иметь ввиду, что работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие этим требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности.

     Эти требования закона при увольнении Алиевой А. ответчиком нарушены. Другая имеющаяся у ответчика работа Алиевой А. не предложена, хотя вакансии, в том числе в административно-правовом управлении, у ответчика имелись.

     Это обстоятельство подтверждается численностью штата юридического отдела ДГПУ на 28 марта 2013 года, из которого усматривается, что в юридическом отделе на момент увольнения Алиевой А. имелись вакансии начальника отдела и специалиста.

     В соответствии со ст. 180 Трудового Кодекса РФ при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации о предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения.

     Это требование закона при увольнении истицы ответчиком также нарушено.

     В обоснование своих доводов о предупреждении Алиевой А. о предстоящем сокращении штата, ответчик представил в суд заказное почтовое уведомление, врученное Алиевой А. 10 декабря 2012 года.

     Эти доводы ответчика и уведомление с отметкой о его вручении Алиевой А. 10 декабря 2012 года, не могут быть приняты судом во внимание, как доказательство выполнения ответчиком требований ст. 180 Трудового Кодекса РФ.

     Истица Алиева А. получение уведомления и свою подпись на уведомлении отрицает, подпись от имени Алиевой А. на уведомлении на подпись Алиевой А. визуально не похожа.

     Из ответа зам. начальника Махачкалинского почтампа в ДГПУ от 8 июля 2013 года усматривается, что заказное письмо, поданное в ОПС-13 от 7 декабря 2012 года на имя Алиевой А. поступило в доставочный участок ОПС-15 10 декабря 2012 года. Согласно объяснений почтальона ОПС -15 Вассергиссер О. она вручила письмо соседке адресата Умаровой Д., из-за постоянного отсутствия Алиевой А. За допущенное нарушение приказом почтамта почтальону вынесено дисциплинарное взыскание.

 Согласно разъяснениям Пленума Верховного суда РФ, данным в постановлении от 17.03.2004 года № О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ при рассмотрении дел о восстановлении на работе, следует иметь в виду, что при реализации гарантий, предоставляемых Кодексом работникам в случае расторжения с ними трудового договора, должен соблюдаться общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, как со стороны работодателя, так и со стороны работника.

     В соответствии со ст. 81 Трудового Кодекса РФ не допускается увольнение работника по инициативе работодателя (за исключением случая ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем) в период его временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске.

 Как установлено по делу, Алиева А. уволена с должности в период её временной нетрудоспособности.

     Как усматривается из листков нетрудоспособности, представленных в суд стороной истца, Алиева А., с 22 августа 2012 года по 30 марта 2013 года болела, находилась на стационарном и амбулаторном лечении.

 &#0,&#0,&#0,&#0,&#0,&#0,&#0,&#0,&#0,&#0,&#0,&#0,&#0,&#0,&#0,&#0,&#0,&#0,&#0,&#0,&#0,&#0,&#0,&#0,&#0,&#0,&#0,&#0,&#0,&#0,&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,?&#0,??????????????????&#0,&#0,&#0,????&#0,??????????????_????&#0,??????????????_?????????_?_?_?&#0,????&#0,&#0,????

 В соответствии с п. 23 Постановления Пленума Верховного суда РФ О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ, не допускается увольнение работника (за исключением случая ликвидации организации) в период его временной нетрудоспособности.

 Из изложенного следует, что Алиева А. была уволена с должности начальника АПУ ДГПУ в период её временной нетрудоспособности.

 Доводы ответчика о том, что Алиева А. не известила работодателя о своей болезни и не представила своевременно листки нетрудоспособности, суд признает не состоятельными.

 Допрошенные в судебном заседании свидетели Джамалутдинов Г., Абдулгафурова. С., Гарумов А. пояснили, что было распоряжение руководства ДГПУ не принимать листки нетрудоспособности Алиевой А.

 В соответствии с ч.1 ст. 179 Трудового Кодекса РФ при сокращении численности или штата работников преимущественное право на оставление на работе предоставляется работникам с более высокой производительностью труда и квалификацией.

 В соответствии со ст. 3 Трудового кодекса РФ каждый имеет равные возможности для реализации своих трудовых прав.

 В п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2 О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации разъяснено, что труд свободен и каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию, а также иметь равные возможности при заключении трудового договора без какой-либо дискриминации, т.е. какого бы то ни было прямого или косвенного ограничения прав или установления прямых или косвенных преимуществ при заключении трудового договора в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, а также других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работников. Под деловыми качествами работника следует, в частности, понимать способности физического лица выполнять определенную трудовую функцию с учетом имеющихся у него профессионально-квалификационных качеств, личностных качеств.

 При увольнении Алиевой А. ответчиком нарушено её преимущественное право на оставление не работе, не учтены стаж работы Алиевой А., более 25 лет, наличие у нее 2-х высших образований, наличие у Алиевой А. ученой степени кандидата наук, то что, Алиева А. является советником юстиции 2 класса. Не учтено ответчиком и то, что Алиева А. прошла обучение по курсу «Управление государственными и муниципальными заказами», прошла краткосрочное обучение на семинаре «Проведение аукционов» и т.д., отсутствие у нее взысканий по работе.