Приговор № 22-1660/19 от 21.08.2019 Ульяновского областного суда (Ульяновская область)

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Судья Жучкова Ю.П.                                                                                   Дело № 22-1660/2019

АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ ПРИГОВОР

Именем Российской Федерации

г. Ульяновск                                                                                       21 августа 2019 года

Судебная коллегия по уголовным делам Ульяновского областного суда в составе:

председательствующего судьи Кислицы М.Н.,  

судей  Грыскова А.С., Старостина Д.С.,

с участием прокурора Леванова О.В.,                             

осужденной Новиковой С.М., 

защитника — адвоката Василькина В.Д., иного защитника- Новикова В.В.,

при секретаре Толмачевой А.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению прокурора Карсунского района Ульяновской области Филиппова М.В., апелляционной жалобе адвоката Василькина В.Д. на приговор Карсунского районного суда Ульяновской области от 5 июля 2019 года, которым

НОВИКОВА Светлана Михайловна,

***, несудимая,

осуждена по ч. 3 ст. 159 УК РФ, по которой назначено наказание в виде штрафа в размере 100 000 рублей в доход государства.

Постановлено:

— меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении оставить без изменения до вступления приговора в законную силу,

— сохранить арест, наложенный на денежные средства, принадлежащие Новиковой С.М., находящиеся на ее счете, в пределах суммы 24 436 рублей 23 копеек до момента возмещения ущерба бюджету МО «***» Ульяновской области.

Приговором решен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Кислицы М.Н., выступления участников процесса, обсудив доводы  апелляционного представления, апелляционной жалобы, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

в апелляционном представлении прокурор Карсунского района Ульяновской области Филиппов М.В.  указывает на несоответствие вынесенного приговора требованиям ст. 307 УПК РФ. Считает, что суд недостаточно мотивировал квалификацию совершенного преступления, а также вид и размер назначенного осужденной наказания. Просит приговор отменить и вынести новый обвинительный приговор.

В апелляционной жалобе адвокат Василькин В.Д., действующий в интересах Новиковой С.М., выражает несогласие с вынесенным приговором. Считает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции. Полагает, что показания Новиковой С.М. полностью согласуются с исследованными в ходе судебного разбирательства письменными доказательствами.

Обращает внимание, что Новикова С.М. была принята на постоянную работу в качестве директора МОУ ДОД Дом учащейся молодежи р.п. К*** с внутренним совмещением  работы в качестве педагога дополнительного образования. Указывает, что доказательств об отмене в соответствии со ст. 60.2 ТК РФ поручения  Новиковой С.М. о выполнении обязанностей педагога дополнительного образования с 1 сентября 2018 года, стороной обвинения не представлено, и таким образом Новикова С.М. обоснованно рассчитывала на получение заработной платы за эту деятельность и указывала в табелях учета рабочего времени количество часов, отведенных ей за период с 1 сентября 2018 года по 30 ноября 2018 года в качестве педагога дополнительного образования, не имея умысла на хищение чужого имущества. При этом она добросовестно полагала, что работодатель и  МБУ «***» муниципального образования «***» Ульяновской области надлежащим образом осведомлены о реорганизации возглавляемого ею учреждения, в силу которой она фактически была лишена возможности осуществления педагогической деятельности, а потому не могла вводить работодателя в заблуждение относительно указанных обстоятельств.

Считает, что в табеле учета рабочего времени Новиковой С.М. должно указываться только количество отработанных часов по основной должности, в связи с чем наличие в табеле указания о количестве отработанных часов в качестве педагога формально не могло повлиять на начисление ей заработной платы.

По мнению защитника, доводы Новиковой С.М. о том, что работодатель с 1 сентября 2018 года по 30 ноября 2018 года не обеспечил ее работой, отвергнуты судом необоснованно, поскольку в судебном заседании установлено, что с 1 сентября 2018 года функции возглавляемого Новиковой С.М. учреждения были переданы другому образовательному учреждению.

Считает необоснованным вывод суда о том, что Новикова С.М. работодателем была надлежащим образом уведомлена об изменении условий ее труда с 1 сентября 2018 года в части педагога дополнительного образования, поскольку достоверных и допустимых доказательств этого стороной обвинения не представлено.

Не соглашается и с выводом суда о том, что трудовой договор с Новиковой С.М. в части выполнения обязанностей педагога был заключен на определенный срок – учебный год, о чем Новиковой С.М. было известно и потому отменять совмещение необходимости не было. Обращает внимание, что в трудовом договоре Новиковой С.М., дополнительных соглашениях, приказе о назначении отсутствует указание о срочном характере трудового договора. Полагает, что в случае истечения срока действия договора у бухгалтеров С*** и Я*** не было бы оснований начислять заработную плату Новиковой С.М. за работу в качестве педагога даже при наличии сведений о выполнении этой работы в табеле учета рабочего времени.

По мнению защитника, начисление заработной платы Новиковой С.М. за работу в качестве педагога не являлось результатом ее виновных действий, а обусловлено бездействием и попустительством ответственных должностных лиц МКУ «***» Ульяновской области.

Кроме того, считает незаконным решение суда об оставлении без изменения в отношении Новиковой С.М. меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, поскольку после ее отмены, вновь она   не избиралась.

Просит обжалуемый приговор отменить и вынести в отношении Новиковой С.М. оправдательный приговор.

В суде апелляционной инстанции:

— осужденная Новикова С.М., адвокат Василькин В.Д., иной защитник — Новиков В.В. поддержали доводы апелляционной жалобы, просили ее удовлетворить, возражали по доводам апелляционного представления,

— прокурор Леванов О.В. высказал возражения по доводам апелляционной жалобы, просил отменить приговор по доводам апелляционного представления и вынести новый обвинительный приговор.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, апелляционного представления, заслушав выступления участников процесса, судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела с вынесением оправдательного приговора.

Обжалуемым приговором Новикова С.М. признана виновной в том, что она, назначенная с 01.03.2011 приказом  № 22-л от  28.02.2011 на должность директора МОУ ДОД Дом учащейся молодежи р.п.К***  (с учетом последующих организационных преобразований — муниципального казенного учреждения дополнительного образования  «***» р.п. К***),   обязанная в соответствии с п.2.15 Должностной инструкции директора муниципального казенного учреждения дополнительного образования  «***» р.п. К***, утвержденной Приказом Управления образования от 29.02.2016 №58, обеспечивать установление заработной платы работников,  имеющая в соответствии с трудовым договором №3 от 28.02.2011 с изменениями, внесенными дополнительным соглашением от 03.07.2017, право на осуществление педагогической деятельности (педагог дополнительного образования), из корыстных побуждений совершила мошенничество с использованием служебного положения при следующих обстоятельствах.

В соответствии с Постановлением администрации Карсунского района Ульяновской области №642 от 28.12.2017 «О реорганизации муниципального казенного учреждения дополнительного образования  «***» р.п. К***, с изменениями, внесенными Постановлением администрации К*** района Ульяновской области  от 20.06.2018 №245, с 01.09.2018 муниципальное казенное учреждение дополнительного образования «***» р.п.К*** реорганизовано путем присоединения к муниципальному бюджетному общеобразовательному учреждению Карсунская средняя школа им.Д.Н.Гусева с образованием на его основе обособленного структурного подразделения, в силу чего полномочия муниципального бюджетного учреждения ДО «***» р.п. К*** по осуществлению деятельности по дополнительному образованию переданы в МБОУ «***».

Новикова С.М., заведомо зная о предстоящей реорганизации, осознавая, что с 01.09.2018 она не может осуществлять обязанности по должности  педагога дополнительного образования в МКУ ДО «***» р.п. К***  ввиду вышеуказанных причин, будучи уведомленной об этом  руководством  муниципального казенного учреждения  «Управление образования администрации муниципального образования «*** район» Ульяновской области,  действуя из корыстных побуждений, решила похитить денежные  средства, выплата которых предусмотрена п.4.2 раздела 4 «Оплата труда» Трудового договора №3 от 28.02.2011 за выполнение трудовых обязанностей работнику, осуществляющему педагогическую деятельность (педагог дополнительного образования), путем обмана, то есть путем предоставления заведомо ложных сведений о проведении ей учебных занятий, с использованием своего служебного положения.

С этой целью,  в период времени с 01.09.2018 по 30.11.2018,более точные даты не установлены, Новикова С.М., находясь в помещении МКУ ДО «***» р.п. К*** по адресу: р.п.К***, ул.У***, ***, используя свои служебные полномочия директора  МКУ ДО «***» р.п. К***  по оформлению табеля учета использования рабочего времени, заведомо зная, что контроль за заполнением табеля учета использования рабочего времени и достоверностью  указанных в нем сведений возложен на нее как на директора  МКУ ДО «***» р.п. К***, не желая сообщать о наступлении обстоятельств, влекущих прекращение вышеназванных выплат, указала в табелях учета использования рабочего времени за сентябрь, октябрь, ноябрь 2018 года заведомо ложные сведения об отработанных ей учебных занятиях по должности педагога дополнительного образования из расчета 12 учебных часов в неделю, не осуществляя в действительности данную деятельность. Изготовленные таким образом табели учета использования рабочего времени, содержащие заведомо ложные сведения о проведенных учебных занятиях в качестве педагога дополнительного образования, Новикова С.М. направляла для начисления заработной платы в МБУ «Центр развития образования и бухгалтерского учета» муниципального образования «*** район» Ульяновской области.     

По представленным Новиковой С.М. табелям учета использования рабочего времени, в сентябре, октябре, ноябре 2018 года ей была начислена заработная плата за выполнение работы по должности педагога дополнительного образования из расчета  8145 рублей 41 копейка за месяц, а всего на общую сумму 24 436 рублей 23 копейки, которая была перечислена Новиковой С.М. на счет №*** отделения №8588 ПАО «Сбербанк г.Ульяновск». Указанные денежные средства были использованы Новиковой С.М. по своему усмотрению.Своими действиями Новикова С.М. причинила ущерб бюджету муниципального образования «*** район» Ульяновской области в лице муниципального казенного учреждения  «Управление образования администрации муниципального образования «*** район» Ульяновской области на общую сумму 24 436 рублей 23 копейки.

В суде первой инстанции Новикова С.М. виновной себя не признала и пояснила, что была назначена на должность директора в МОУ ДОД ДУМ, преобразованное в МКУ ДО «Центр дополнительного образования» р.п. К*** 01.03.2011. Также она выполняла работу по внутреннему совмещению в качестве педагога дополнительного образования в объёме 12 часов. За выполнение данных трудовых обязанностей, предусмотренных трудовым договором, ей, как директору была установлена заработная плата в размере 18776 рублей 50 копеек  в месяц и доплата за совмещение, то есть осуществление педагогической деятельности как педагога дополнительного образования, в размере 4484  рубля 62 копейки за 12 часов. Работу директора и педагога по условиям трудового договора и согласно правилам внутреннего трудового распорядка она должна была выполнять в течение 40 (сорока) часов в неделю. Постановлением администрации МО «*** район» Ульяновской области от 28.12.2017 с последующими изменениями Постановлением администрации МО «*** район» Ульяновской области от 20.06.2018 было принято решение о реорганизации муниципального казённого учреждения дополнительного образования «***» р.п. К***» путём присоединения к муниципальному бюджетному общеобразовательному учреждению ***, с образованием на его основе обособленного структурного подразделения до 01.09.2018. В январе месяце все сотрудники Центра, кроме неё и уборщицы были переведены на работу в Карсунскую среднюю школу. Она должна была вести процедуру реорганизации. При этом исполняющим обязанности начальника Управления образованием на тот момент З*** С.Н. ей было сказано, чтобы она  как работала, так и продолжала работать, то есть без изменений условий труда. Эти слова  были  подтверждены  и заступившей в должность начальника Управления образования в мае месяце Ч*** Н.Ю. И она продолжала работать.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Согласно постановлений администрации МО «*** район» Ульяновской области руководители Управления образования должны были до 01.09.2018 обеспечить проведение организационно-штатных мероприятий в муниципальном казённом учреждении дополнительного образования «***» р.п.К*** в соответствии с требованиями трудового законодательства Российской Федерации и осуществить иные необходимые действия в порядке и сроки, предусмотренные действующим законодательством Российской Федерации. Со стороны руководства Управления образования по отношению к ней до 01.09.2018 ничего этого сделано не было.

Единственное, что сделало Управление образования, так это то, что 21.09.2018 Р*** К.К. — юристом МБОУ «Центр развития образования и бухгалтерского учёта МО «*** район» ей было вручено уведомление о сокращении. В течении срока действия уведомления она исполняла свои функциональные обязанности пo замещаемой должности, соблюдала правила внутреннего трудового распорядка, коллективный договор и другие действующие локальные акты учреждения и не занималась педагогической деятельностью только по вине работодателя, который не обеспечил её указанной работой.  Работодатель обязан был это сделать, согласно трудового законодательства Российской Федерации на основании заключенного между ними трудового договора. Ни З*** С.Н., ни Ч*** Н.Ю. до 01.09.2018 ни в устной, ни в письменной форме (будь то приказ или уведомление) не ставили её в известность о том, что её условия труда с 01.09.2018 изменятся в части педагога дополнительного образования. Поскольку руководством не было принято никаких мер, то  считает, что на законных основаниях согласно трудового договора получала заработную плату, которая ей начислялась по ранее принятой и утверждённой тарификации, которая проводилась на основании трудового договора и приказа о её назначении.

Никакого умысла на хищение чужого имущества путем обмана с её стороны не было, поскольку она добросовестно  и честно полагала, что её работодатели и З*** С.Н., и Ч*** Н.Ю., и юрист — Р*** К.К., и экономист Л*** Т.А. надлежащим образом осведомлены о реорганизации муниципального казённого учреждения  дополнительного  образования «***» р.п. К***, о том, что его  функции с 01.09.2018 переданы муниципальному бюджетному общеобразовательному учреждению ***.

Наличие записи в табеле учета рабочего времени о продолжительности отработанных часов по совмещению как педагога дополнительного образования формально не могло влиять на начисление ей заработной платы по совмещаемой работе, поскольку в табеле учета рабочего времени должно было быть указано только количество отработанных часов по основной должности, ибо совмещаемая работа выполняется в течении установленной продолжительности рабочего дня наряду с работой, определенной трудовым договором, и дополнительному учету в данном документе не  подлежит. Она получала заработную плату за 40 часов рабочей недели, а не за 52 часа, как было указано в табеле учета рабочего времени, на основании имеющихся действующих приказа и трудового договора.

Суд первой инстанции отверг вышеприведенные доводы Новиковой С.М. и в обоснование ее виновности сослался на следующие доказательства:

— показания представителя потерпевшей Ч***  Н.Ю., согласно которым  в должности руководителя управления образования она работает с 16 мая 2018 года. В ее основные обязанности входит руководство образовательными учреждениями МО «*** район». Система дополнительного образования в Карсунском районе финансируется за счет средств муниципального бюджета. У всех образовательных учреждений района имеется централизованная бухгалтерия, которой является бухгалтерия МБОУ «Центр развития образования и бухгалтерского обеспечения Управления образования администрации МО «*** район». Каждый бухгалтер МБОУ «Центр развития образования и бухгалтерского обеспечения Управления образования администрации МО «*** район» закреплен за конкретным образовательным учреждением.   Все финансовые документы из образовательных учреждений поступают за подписью директора к конкретному бухгалтеру, а затем уже решается вопрос о финансировании. Заработная плата работникам образовательных учреждений начисляется на основании документов (табелей), представленных руководителем образовательного учреждения. После предоставления документов, бухгалтер производит начисление денежных средств на расчетный счет работников. Руководство Управления образования администрации МО «*** район» полномочий по проверке предоставленных на выплату заработной платы документов не имеет. Бухгалтер также не имеет права отменять начисление заработной платы. Начисление производится на основании принятых нормативных актов, таких как положение об оплате труда, тарифных ставок, с учетом документов, предоставленных руководителем образовательного учреждения, в которых отражаются сведения о количестве фактически отработанных работниками часов, «больничных» и т.д. Все эти документы на оплату предоставляются руководителем образовательного учреждения,  и правильность и обоснованность их предоставления проверяется им. На территории Карсунского района, как самостоятельное учреждение до сентября 2018 года  действовало Муниципальное казенное учреждение дополнительного образования «***», которое располагалось в р.п.К***. Директором  данного учреждения являлась Новикова С.М., которая по совместительству в этом же учреждении также вела часы как педагог дополнительного образования. Примерно в 2017 году было принято решение о реорганизации  данного учреждения путем присоединения его к МБОУ «***». Все работники «***»  в  2018 году были переведены на работу в МБОУ «***». В «***» остался директор Новикова С.М., которая должна была завершить оформление документов по реорганизации, а также один технический работник. Новикову С.М. планировалось перевести по окончании реорганизации на должность заместителя директора МБОУ «***» по дополнительному образованию. Процесс реорганизации затянулся, первоначально до марта 2018 года планировался завершить процесс, потом в июне 2018 года было постановление и процесс реорганизации продлили до сентября 2018 года.

Примерно в сентябре 2018 года она вручила Новиковой С.М. уведомление о сокращении. При этом Новиковой С.М. разъяснялось, что педагогом дополнительного образования она может продолжить работать в Муниципальном бюджетном учреждении «К*** средняя школа».     Никаких    вопросов     от    Новиковой С.М. о том, что она продолжит работать в должности педагога дополнительного образования в Центре дополнительного образования, не возникало. Когда истек срок, указанный в уведомлении, она стала предлагать ей должности для дальнейшего продолжения работы, но Новикова С.М. отказалась, в результате чего была уволена по сокращению численности штата. 

Впоследствии было установлено, что Новикова С.М. в табеле учета рабочего времени за сентябрь, октябрь, ноябрь 2018 года проставляла  в том числе и работу за педагога дополнительного образования, но на самом деле её не вела. Новикова С.М. было известно о том, что она не должна была этого делать, поскольку никаких приказов о том, что Новикова С.М. должна осуществлять педагогическую деятельность не имеется, тарификация на новый учебный год 2018-2019 не составлялась, она знала о том, что педагогическая деятельность с сентября 2018 года вестись не будет, была в курсе всей реорганизации, поскольку её оставили на должности директора для того, чтобы она закончила процедуру реорганизации, совмещение Новиковой С.М. наряду с должностью директора должности педагога дополнительного образования не носило постоянного характера, ограничивалось сроком учебного года,        

— показания свидетелей П*** А.С., М*** Е.А., С*** Г.А., К*** Н.А., согласно которым вся педагогическая деятельность проводится на основании педагогических программ, планов, фиксируется в журналах. С 01.09.2018 полномочия Центра дополнительного образования перешли в К*** среднюю школу. Вела ли после этого бывший директор Центра Новикова С.М. какие-либо занятия им неизвестно,

— показания свидетеля Р*** К.К. о том, что он работает в должности юриста МБОУ «Центр развития образования и бухгалтерского учета МО «*** район» с  января 2018 года. Ему было известно о том, что реорганизация проводится, но непосредственно процедуру реорганизации осуществляла директор центра Новикова С.М.  На совещаниях, проводимых у Главы района, где присутствовали и директора школ, в том числе и Новикова С.М., неоднократно говорилось о реорганизации Центра дополнительного образования путем присоединения к К*** средней школе. С 01.09.2018  по постановлению  функции Центра дополнительного образования переданы в К*** среднюю школу, педагоги совместители перешли в К*** среднюю школу. О том, что организация Центр дополнительного образования ликвидирована в настоящий момент, ему об этом не известно, документов у него нет.  При сокращении Новиковой С.М. им составлялось уведомление о сокращении. При этом в тексте уведомления было прямо указано, что должность Новиковой С.М. сокращается. Каких-либо разночтений в данном случае быть не может, так как Новикова С.М. работает в должности директора и именно эта должность сокращалась, о чем ее и уведомляли. Сокращать Новикову С.М. с должности педагога дополнительного образования не имело смысла, так как на данной должности она не состояла, работала по совмещению. Относительно педагогической деятельности в уведомлении было указано, что она может продолжить педагогическую деятельность в должности педагога дополнительного образования в К*** средней школе. Данное уведомление было им подготовлено и передано Ч*** Н.Ю., которая непосредственно вручала данное уведомление. Он присутствовал при этой процедуре. Каких-либо вопросов, в том числе и о том, что Новикова С.М. будет продолжать пока работать педагогом дополнительного образования в Центре дополнительного образования, не возникало, да и не могло возникнуть, так как ей было сказано, что педагогическая деятельность педагога дополнительного образования возможна только в К*** средней школе. Однако Новикова С.М. была не согласна на работу в К*** средней школе, в связи с чем была уволена по сокращению. Уведомление Новиковой С.М. было подписано 21.09.2018, а процедура извещения была проведена 14.09.2018,

— показания свидетеля И*** Р.А., согласно которым он работает в должности главного бухгалтера МБОУ «Центр развития образования и бухгалтерского учета МО «*** район». У каждого бухгалтера свои учреждения, которые он обслуживает. Центр дополнительного образования обслуживала бухгалтер К***, потом С*** и с сентября 2018 года — Я***.  Он знал, что организация ликвидируется и Новикову С.М. оставили в данной должности для окончания процедуры ликвидации. Бухгалтеру руководители сдают табеля учета рабочего времени, и с учетом этих документов, а также тарификации, трудового договора происходит начисление заработной платы.  Тарификация — это документ, который позволяет распределить нагрузку по каждому работнику. Она составляется на 1 год, с сентября до сентября следующего года. Вносятся изменения в сентябре и январе. На образовательное учреждение — Центр дополнительного образования тарификации на период после 1.09.2018 не было. Отметил, что имеются нарушения со стороны бухгалтеров, так как они начисляли заработную плату Новиковой С.М. с сентября по ноябрь 2018 года без тарификации, в соответствии с предствленным табелем. Табель является первичным документом, и если бы бухгалтера вовремя не начислили заработную плату, то наступила бы ответственность. Тарификацией занимается экономист Л***. Без тарификации заработная плата не должна была начисляться,

— показания свидетеля *** Е.В. о том, что она работает в должности ведущего бухгалтера МБОУ «Центр развития образования и бухгалтерского учета МО «*** район». В августе и сентябре 2018 года заработную плату работникам Центра дополнительного образования начисляла она. На тот момент было 2 работника — директор Новикова С.М. и уборщица. Она начисляла заработную плату Новиковой С.М. на основании табеля учета рабочего времени и трудового договора. В табеле стояла разбивка и как директор и как педагог. Тарификации на 01.09.2018 для указанного учреждения не было. Тарификация нужна при начислении заработной платы, по поводу этого она спрашивала у экономиста, на что экономист ей ответила, что тарификации нет и необходимо начислять заработную плату на основании тех документов, которые есть.  Она не проверяла, велась ли педагогическая деятельность Новиковой С.М., в её обязанности это не входит. Отказать в начислении заработной платы она не имела права,

— показания свидетеля Я*** М.В. о том, что она работает в должности ведущего бухгалтера МБОУ «Центр развития образования и бухгалтерского учета МО «*** район» с 01.10.2018. В её обязанности до декабря 2018 года входило ведение бухгалтерского учета, начисление заработной платы в Центре дополнительного образования, директором которого являлась Новикова С.М. Начисление заработной платы Новиковой С.М. и как директору и как педагогу происходило на основании табеля учета рабочего времени, который предоставлялся последней и трудового договора. Необходима еще тарификация, но её не было. Она у предыдущего бухгалтера и экономиста Л*** спрашивала про тарификацию, на что ей ответили, что тарификации нет и было рекомендовано начислять, как  было указано в табеле, что она и делала. Новикова С.М. не являлась её руководителем,  не говорила, чтобы она ей начислила заработную плату как в табеле. К Ч***, З***   с вопросами о начислении заработной платы Новиковой С.М. она не подходила. Случаев, чтобы она еще кому-либо начисляла заработную плату без тарификации не было,

— показания свидетеля  Л*** Т.А. о том, что она работает в должности ведущего экономиста МБОУ «Центр развития образования и бухгалтерского учета МО «*** район». В её обязанности входит составление тарификаций, сдача отчетов. Тарификация позволяет распределить рабочую нагрузку. Тарификация используется при начислении заработанной платы с учетом документов об отработанном времени (табелей). Тарификация подписывается руководителем образовательного учреждения и согласуется с руководителем Управления образования. Тарификация  может изменяться 2 раза в год- сентябрь и январь. В том случае, если «часы» ведутся в том же  учреждении, где работник работает по основной должности, то это является внутренним совмещением, то есть заработная плата выплачивается по основной должности, а за дополнительные «часы» начисляется надбавка к основной заработной плате. При этом данная надбавка также оформляется на основе тарификации, с учетом положения об оплате труда, а выплачивается с предоставлением необходимых документов о фактически отработанном времени. Центр дополнительного образования р.п.К***, который возглавляла Новикова С.М., находился в сфере ее деятельности в части составления тарификации. Последний раз тарификация для данного учреждения составлялась в январе 2018 года. В сентябре 2018 года тарификация не составлялась, поскольку данное учреждение ликвидировалось. В декабре 2018 года от Ч*** Н.Ю. ей стало известно, что Новикова С.М. с сентября 2018 года до декабря 2018 года начисляла себе заработную плату и надбавку за «часы» педагога дополнительного образования. Этого она делать не имела права, так как с сентября 2018 года педагогическая деятельность по линии дополнительного образования перешла к К*** средней школе. Отметила, что она не могла контролировать велась ли педагогическая деятельность Новиковой С.М. или нет. На планерках велся разговор о том, что Центр дополнительного образования реорганизуется путем присоединения к К*** средней школе. Обсуждался вопрос о начислении Новиковой С.М. заработной платы по старой тарификации, но при этом имелась ввиду ее работа по основной должности, то есть по должности директора, так как образовательной деятельности уже не велось,

— показания свидетеля З*** С.Н., согласно которым  в период с января 2018 по май 2018 он являлся исполняющим обязанности начальника Управления образования. При нем начиналась реорганизация Центра дополнительного образования путем присоединения к К*** средней школе, первоначально планировалась реорганизацию завершить в марте 2018 года, потом сроки продлились до осени 2018 года. Директором данного центра была Новикова С.М. С января 2017 года у нее была дополнительная функция педагога.  С Постановлением о реорганизации Новикова С.М. была ознакомлена. Было проведено собрание с работниками Центра дополнительного образования, было сказано, что педагоги будут переведены в К*** среднюю школу, с сентября 2018 года педагогическая деятельность вестись не будет. Об этом также говорилось и на аппаратных совещаниях у Главы, где присутствовала и Новикова С.М.

Помимо вышеуказанных показаний в качестве доказательств вины Новиковой С.М. суд привел: протокол осмотра места происшествия от 29.03.2019, протокол выемки документов от 15.03.2019 и их осмотра, приказ о назначении Новиковой С.М.  на должность директора МОУ ДОД Дом учащейся молодежи р.п.К*** № 22-л от 28.02.2011, копию трудового договора № 3 от 28.02.2011 с дополнительными соглашениями от 14.01.2017 и 03.07.2017, уведомление о сокращении Новиковой С.М., Постановление администрации К*** района Ульяновской области №642 от 28.12.2017 «О реорганизации муниципального казенного учреждения дополнительного образования  «Центр дополнительного образования» р.п. К***, Постановление администрации К*** района Ульяновской области  от 20.06.2018 №245 «О внесении изменений в постановление администрации К*** района Ульяновской области №642 от 28.12.2017, справку № 15 от 21.01.2019 о размере причиненного Новиковой С.М. ущерба.

Вышеприведенные доказательства, на основании которых суд первой инстанции  пришел к выводу о виновности Новиковой С.М. в совершении инкриминированного ей преступления, подтверждают тот факт, что Новикова С.М. действительно с 01.09.2018 не осуществляла педагогическую деятельность и не могла ее осуществлять и при этом за сентябрь, октябрь и ноябрь 2018 года получала заработную плату как педагог на основании составленных ею табелей учета рабочего времени. Это не отрицает и сама Новикова С.М.

Вместе с тем указанные доказательства, вопреки выводам суда, в своей совокупности не только не опровергают доводы Новиковой С.М. об отсутствии у нее умысла на хищение путем обмана денежных средств, принадлежащих бюджету МО «*** район» Ульяновской области, но и фактически подтверждают их.

Так, в соответствии с Постановлением администрации К*** района Ульяновской области №642 от 28.12.2017 «О реорганизации муниципального казенного учреждения дополнительного образования  «Центр дополнительного образования» р.п. К***, с изменениями, внесенными Постановлением администрации К*** района Ульяновской области  от 20.06.2018 №245, с 01.09.2018 муниципальное казенное учреждение дополнительного образования «Центр дополнительного образования» р.п.К*** реорганизовано путем присоединения к муниципальному бюджетному общеобразовательному учреждению К*** средняя школа им.Д.Н.Г*** с образованием на его основе обособленного структурного подразделения.

Из представленных суду доказательств следует, что каких-либо еще изменений, связанных с продлением срока реорганизации вышеуказанного учреждения, в Постановление администрации К*** района Ульяновской области №642 от 28.12.2017 не вносилось. Соответственно МКУ ДО «Центр дополнительного образования» р.п. К*** должно было прекратить свою деятельность с 01.09.2018, а в отношении Новиковой С.М. должны были быть соблюдены предусмотренные Трудовым кодексом РФ гарантии.

В соответствии со ст. 180 ТК РФ, о предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения.

Согласно имеющейся в материалах дела копии уведомления Новиковой С.М., о предстоящем увольнении по п.2 ст. 81 ТК РФ она была уведомлена под роспись лишь 21.09.2018. При этом в уведомлении указано, что в течение срока его действия Новикова С.М. обязана «исполнять функциональные обязанности по замещаемой должности».

В соответствии с заключенным с Новиковой С.М. трудовым договором №3 от 28.02.2011 с изменениями, внесенными дополнительными соглашениями от 14.01.2017 и 03.07.2017, она была принята на должность директора МКУ ДО «Центр дополнительного образования». При этом  была установлена заработная плата «за выполнение трудовых обязанностей, предусмотренных настоящим трудовым договором, работнику, как директору учреждения» и «за выполнение трудовых обязанностей, предусмотренных настоящим трудовым договором, работнику, осуществляющему педагогическую деятельность (педагог дополнительного образования)».

Согласно копии штатного расписания на 2017-2018 учебный год МКУ ДО «Центр дополнительного образования», утвержденного в том числе и.о. начальника МКУ «Управление образования администрации МО «*** район», Новикова С.М. занимала в указанном учреждении должности и директора  и педагога дополнительного образования с учебной нагрузкой 12 часов в неделю.

В вышеуказанном уведомлении о предстоящем увольнении не было конкретизировано какие именно функциональные обязанности Новикова С.М. была обязана исполнять в течение срока его действия.

Показания представителя потерпевшего Ч***  Н.Ю. и свидетеля Р*** К.К. о том, что при вручении уведомления об увольнении Новиковой С.М. разъяснялось, что педагогом дополнительного образования она может продолжить работать только в Муниципальном бюджетном учреждении «К*** средняя школа», не соответствуют содержанию самого уведомления, в котором такое разъяснение отсутствует, а имеется лишь предложение Новиковой С.М. уволиться не по сокращению штата, а в порядке перевода на должность педагога в Муниципальном бюджетном учреждении «К*** средняя школа». Кроме того, указанные показания не свидетельствуют о соблюдении работодателем Новиковой С.М.  установленного трудовым законодательством порядка  изменения существенных условий труда.

Так, какие-либо изменения в трудовой договор с Новиковой С.М., связанные с прекращением исполнения ею обязанностей педагога дополнительного образования, не вносились.

В соответствии со ст. 60.2 ТК РФ с письменного согласия работника ему может быть поручено выполнение в течение установленной продолжительности рабочего дня (смены) наряду с работой, определенной трудовым договором, дополнительной работы по другой или такой же профессии (должности) за дополнительную оплату. При этом работник имеет право досрочно отказаться от выполнения дополнительной работы, а работодатель — досрочно отменить поручение о ее выполнении, предупредив об этом другую сторону в письменной форме не позднее чем за три рабочих дня.

Доказательств направления Новиковой С.М. в письменной форме уведомления о досрочной отмене поручения о выполнении обязанностей педагога по делу не имеется.

Вывод суда в приговоре о том, что отменять совмещение Новиковой С.М. должности директора с должностью педагога не было необходимости, основан на показаниях свидетелей З***, Ч***, которые поясняли, что руководители, совмещающие должности педагогов, имеют внутренне совмещение на определенный срок — учебный год. Однако в данном случае суду следовало руководствоваться в первую очередь положениями трудового договора с Новиковой С.М., в котором срок выполнение ею трудовых обязанностей педагога не ограничен, и положениями ст. 60.2 ТК РФ, которые свидетельствуют о необоснованности вышеуказанного вывода суда.

Ссылка суда на то обстоятельство, что Новикова С.М. не могла не знать о том, что условия труда её изменяться с 01.09.2018, является несостоятельной, поскольку обладание Новиковой С.М. указанными сведениями не освобождало ее работодателя от соблюдения установленной трудовым законодательством процедуры изменения существенных условий труда.

Кроме того, правильно установив, что Новикова С.М. не занималась педагогической деятельностью с 01.09.2018 и не могла ею заниматься на прежних условиях, то есть в возглавляемом ею учреждении,  в связи с его реорганизацией, а следовательно  по вине работодателя, суду при оценке доводов Новиковой С.М. о наличии у нее права на сохранение заработной платы и как директора и как педагога после 01.09.2018 следовало учесть положения ст. 155 ТК РФ, в соответствии с которыми при невыполнении норм труда, неисполнении трудовых (должностных) обязанностей по вине работодателя оплата труда производится в размере не ниже средней заработной платы работника, рассчитанной пропорционально фактически отработанному времени.

По мнению судебной коллегии, в совокупности вышеизложенные обстоятельства позволяют сделать вывод, что в результате уведомления Новиковой С.М. работодателем о предстоящем увольнении уже после истечения установленного Постановлением администрации К*** района Ульяновской области  от 20.06.2018 №245 срока реорганизации МКУ ДО «Центр дополнительного образования», несоблюдения установленной трудовым законодательством процедуры изменения существенных условий ее труда, была создана неопределенность в ее трудовом статусе с 01.09.2018, в силу которой, а также с учетом положений ст. 155 ТК РФ, Новикова С.М. имела весомые основания рассчитывать на сохранение за ней после 01.09.2018 заработной платы и как директора МКУ ДО «Центр дополнительного образования», и как педагога дополнительного образования.

Это позволяет судебной коллегии прийти к выводу, что Новикова С.М., получая с 01.09.2018 выплаты в том числе за педагогическую деятельность, не имела корыстной цели, а исходила из предполагаемого права на  указанные выплаты, и соответственно  не имела умысла на хищение чужого имущества.

Проставление ею в табеле учета рабочего времени часов в качестве педагога дополнительного образования с 01.09.2018 не являлось и не могло являться способом обмана Новиковой С.М. относительно занятия  ею педагогической деятельностью, поскольку из показаний представителя потерпевшего Ч***  Н.Ю.,  свидетелей Р*** К.К., З*** С.Н. и других следует, что вопрос о реорганизации МКУ ДО «Центр дополнительного образования» с 01.09.2018 обсуждался неоднократно на протяжении длительного промежутка времени на различного рода совещаниях, тарификация, учебные планы на период после 01.09.2018 по МКУ ДО «Центр дополнительного образования» не составлялись, а потому Новикова С.М. не могла рассчитывать, что сотрудникам МБОУ «Центр развития образования и бухгалтерского учета МО «*** район», производящим начисление ей заработной платы, не известно, что с 01.09.2018 она не имела возможности вести педагогическую деятельность в возглавляемом ею учреждении.

Кроме того, помимо табеля учета рабочего времени для начисления заработной платы была необходима тарификация, которая на период после 01.09.2018 по МКУ ДО «Центр дополнительного образования» не составлялась. Стороной обвинения не представлено доказательств, что Новикова С.М. предпринимала какие-либо действия, чтобы обеспечить выплату ей заработной платы только на основании представленных ею табелей при отсутствии тарификации. Из показаний бухгалтеров МБОУ «Центр развития образования и бухгалтерского учета МО «*** район» С*** Е.В. и Я*** М.В., начислявших заработную плату Новиковой С.М. следует, что они знали об отсутствии тарификации по МКУ ДО «Центр дополнительного образования» и по рекомендации экономиста Л*** начисляли заработную плату Новиковой С.М. и как директору и как педагогу,  как  было указано в табеле, исходя из старой тарификации. Новикова С.М.  к ним по указанному вопросу не обращалась. В подчинении у последней они не находились. При этом, согласно показаниям главного бухгалтера МБОУ «Центр развития образования и бухгалтерского учета МО «*** район» И*** Р.А., это являлось нарушением и без тарификации заработная плата не должна была начисляться. Все это свидетельствует о том, что сотрудники МБОУ «Центр развития образования и бухгалтерского учета МО «*** район» продолжали начислять заработную плату Новиковой С.М. в том числе за педагогическую деятельность, не будучи введенными в заблуждение сведениями, указанными последней  в табелях учета рабочего времени, а в связи с указанной выше неопределенностью в  трудовом статусе Новиковой С.М. с 01.09.2018.

С учетом изложенного, судебная коллегия приходит к выводу, что проставляя в табеле учета рабочего времени часы в качестве педагога дополнительного образования с 01.09.2018, Новикова С.М. не пыталась кого-либо ввести в заблуждение относительно осуществления ею педагогической деятельностью, а лишь создавала таким образом формальное основание для осуществления ей выплат за педагогическую деятельность, на которые, как она полагала, имела право.

Таким образом, выводы суда первой инстанции о том, что Новикова С.М. из корыстных побуждений путем обмана умышлено совершила хищение денежных средств, принадлежащих бюджету МО «*** район» Ульяновской области, не только не подтверждаются исследованными в судебном заседании доказательствами, но и наоборот опровергаются ими и потому не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 389.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке являются: несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

В силу ст. 389.23 УПК РФ в случае, если допущенное судом нарушение может быть устранено при рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке, суд апелляционной инстанции устраняет данное нарушение, отменяет приговор, определение, постановление суда первой инстанции и выносит новое судебное решение.

Допущенные судом по настоящему уголовному делу нарушения могут быть устранены при рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке.

На основании п. 2 ч. 1 ст. 389.20 УПК РФ в результате рассмотрения уголовного дела в апелляционном порядке суд вправе принять решение об отмене обвинительного приговора и о вынесении оправдательного приговора.

Учитывая все вышеизложенное, судебная коллегия приходит к выводу, что Новикова С.М. не имела умысла на хищение путем обмана денежных средств, принадлежащих бюджету МО «*** район» Ульяновской области, в связи с чем обвинительный приговор суда в отношении нее подлежит отмене, а Новикова С.М. оправданию по предъявленному ей обвинению по ч.3 ст. 159 УК РФ по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием в ее деянии состава преступления.

В соответствии со ст. 133, ч. 1 ст. 134 УПК РФ за Новиковой С.М. следует признать право на реабилитацию.

В связи с оправданием Новиковой С.М. мера пресечения в отношении нее в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, а также арест, наложенный на денежные средства, принадлежащие Новиковой С.М., находящиеся на ее счете  в отделении №8588 филиала 239 ПАО Сбербанк, подлежат отмене.

Вещественные доказательства по делу:  табели учета рабочего времени за сентябрь, октябрь, ноябрь 2018 года, изъятые в ходе выемки и приобщенные к материалам дела, судебная коллегия полагает необходимым хранить в материалах уголовного дела.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 304 — 306, 309, 389.13, 389.20, 389.23, 389.28 — 389.30, 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

ПРИГОВОРИЛА:

обвинительный приговор Карсунского районного суда Ульяновской области от 5 июля 2019 года в отношении Новиковой Светланы Михайловны  отменить.

Новикову Светлану Михайловну  по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 159 УК РФ, оправдать в связи с отсутствием в ее действиях состава данного преступления в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

На основании ч. 1 ст. 134  УПК РФ признать за Новиковой С.М. право на реабилитацию и разъяснить ей порядок возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием в соответствии с положениями ст. ст. 135, 136, 138 УПК РФ.

Меру пресечения в отношении Новиковой С.М. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении отменить.

Отменить арест, наложенный на денежные средства, принадлежащие Новиковой Светлане Михайловне, находящиеся на счете  № *** МИР Классическая (руб.) в отделении №8588 филиала 239 ПАО Сбербанк, открытом 08.06.2017, в пределах суммы 24436 рублей 23 копеек. 

Вещественные доказательства по делу:  табели учета рабочего времени за сентябрь, октябрь, ноябрь 2018 года, изъятые в ходе выемки и приобщенные к материалам дела,  хранить в материалах уголовного дела.

Апелляционную жалобу адвоката Василькина В.Д. удовлетворить, апелляционное представление прокурора Карсунского района Ульяновской области Филиппова М.В. удовлетворить частично.

Председательствующий

Судьи