Приговор № 1-76 от 20.12.2010 Ульяновского районного суда (Ульяновская область)

                                                                                    Ульяновский районный суд Ульяновской области                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                      Информация предоставлена Интернет–порталом ГАС «Правосудие» (www.sudrf.ru)                                                                   Вернуться назад                                                                                           

                                    Ульяновский районный суд Ульяновской области — СУДЕБНЫЕ АКТЫ

                        Дело № 1-76(3)/2010

ПРИГОВОР

Именем Российской Федерации

с. Большое Нагаткино 20 декабря 2010 года

Судья Ульяновского районного суда Ульяновской области Пртюков В.Д.,

с участием государственного обвинителя –

помощника прокурора Ульяновского района Новикова А.В.,

представителя потерпевшего К.Н.А.

подсудимой Никитиной Г.М.,

защитника адвоката Аликиной Е.А.,

представившей удостоверение № 15 и ордер № 14 от 22.09.2010 г.,

при секретаре Абдулкиной С.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении

Никитиной Г.М., ***

обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ст. 293 ч. 2 УК РФ,

У С Т А Н О В И Л:

Никитина Г.М., будучи назначенной приказом директора Департамента образования Ульяновской области № 263-л от 01.08.2005 на должность директора Областного государственного образовательного учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей — Ивановского специального (коррекционного) детского дома для детей с ограниченными возможностями здоровья имени Героя Советского Союза А.Матросова (далее ОГОУ Ивановский детский дом им. А.Матросова), расположенного по адресу: Ульяновская область, Ульяновский район, ***, являясь должностным лицом, выполняющим организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции, которое:

— в соответствии с пунктами 3 и 4 ч.3 ст. 32 Закона РФ № 3266-1 от 10.07.1992 «Об образовании» (с изм. и доп.) несет ответственность за жизнь и здоровье обучающихся, воспитанников и работников образовательного учреждения во время образовательного процесса, нарушение их прав и свобод,

— в соответствии с главой 2 Единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих, раздел «квалификационные характеристики должностей работников образования», утвержденного Приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ № 593 от 14.08.2009, обеспечивает охрану жизни и здоровья обучающихся (воспитанников, детей) во время образовательного процесса, соблюдение прав и свобод обучающихся (воспитанников, детей),

— в соответствии с п.п.2, 45 Типового положения об образовательном учреждении для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, утвержденного постановлением Правительства РФ № 676 от 01.07.1995, в редакции от 10.03.2009г., осуществляет непосредственное управление образовательным учреждением, выполняет основные задачи учреждения по обеспечению социальной защиты, медико-психолого-педагогической реабилитации и социальной адаптации воспитанников, обеспечение охраны и укрепления здоровья воспитанников, охраны прав и интересов воспитанников,

-в соответствии с п.п.4.18, 4.22 Устава Областного государственного образовательного учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей – Ивановского специального (коррекционного) детского дома для детей с ограниченными возможностями здоровья имени Героя Советского Союза А.Матросова, утвержденного Министерством образования Ульяновской области 09.01.2008, как руководитель детского дома гарантирует воспитанникам охрану жизни и здоровья,

— в соответствии с п.п. 1.5.1, 2.1, 2.5, 4.1 Должностной инструкции директора областного государственного образовательного учреждения, утвержденной Министром образования Ульяновской области 09.01.2008, обязано знать Конституцию РФ, нормативные правовые акты Президента и Правительства РФ и федеральных органов управления образованием по вопросам образования и воспитания обучающихся (воспитанников), Конвенцию о правах ребенка, Устав Ульяновской области, законы Ульяновской области, нормативные правовые акты Губернатора и Правительства Ульяновской области, осуществлять руководство образовательным учреждением в соответствии с его Уставом и законодательством РФ, обеспечивать сохранность жизни и здоровья обучающихся, воспитанников, соблюдать права и свободы обучающихся, воспитанников и работников во время образовательного процесса в установленном законодательством РФ порядке, нести ответственность за жизнь и здоровье обучающихся, воспитанников и работников образовательного учреждения во время образовательного процесса, нарушение их прав и свобод,

ненадлежащим образом исполняла свои обязанности, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан — воспитанников ОГОУ Ивановский детский дом им.А.Матросова, охраняемых законом интересов общества и государства, что повлекло смерть воспитанника ОГОУ Ивановский детский дом им. А. Матросова О.В.В., *** года рождения, при следующих обстоятельствах:

Согласно нормативно-расчетному штатному расписанию инфраструктуры по ОГОУ Ивановский детский дом им. А.Матросова в учреждении предусмотрена одна штатная единица врача, которую с 01.02.2009 занимала врач-педиатр С.К.Д., осуществлявшая в соответствии с приказом директора ОГОУ Ивановский детский дом им. А.Матросова № 174-о от 01.12.2008 контроль качества медицинской помощи воспитанникам ОГОУ Ивановский детский дом им. А.Матросова.

После ее увольнения 31.07.2009 Никитина Г.М., обязанная по долгу службы защищать права и законные интересы несовершеннолетних воспитанников, являясь лицом, ответственным за охрану жизни и здоровья воспитанников, достоверно зная, что все воспитанники ОГОУ Ивановский детский дом им. А.Матросова состоят на различного рода медицинских учетах как лица, имеющие хронические заболевания, достаточных организационных мер, направленных на обеспечение ОГОУ Ивановский детский дом им. А. Матросова квалифицированным врачом-педиатром в период с 01.08.2009 по 04.11.2009 не приняла, чем нарушила положения главы 2 Единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих, раздел «квалификационные характеристики должностей работников образования», утвержденного Приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ № 593 от 14.08.2009, п. 5.22 Устава ОГОУ Ивановский детский дом им А.Матросова, утвержденного Министерством образования Ульяновской области 09.01.2008, п. 2.9 Должностной инструкции директора областного государственного образовательного учреждения, утвержденной Министром образования Ульяновской области 09.01.2008, в соответствии с которыми на руководителя образовательного учреждения возложены обязанности решать кадровые вопросы, осуществлять подбор и расстановку кадров, создавать условия для непрерывного повышения квалификации работников, принимать меры по обеспечению образовательного учреждения квалифицированными кадрами, рациональному использованию и развитию их профессиональных знаний и опыта, обеспечивать формирование резерва кадров в целях замещения вакантных должностей в образовательном учреждении.

Кроме того, несмотря на отсутствие врача педиатра в детском доме в указанный период Никитина Г.М. договор с территориальной врачебной организацией – Ульяновской районной больницей на медицинское обслуживание и врачебный осмотр воспитанников ОГОУ не заключила.

Более того, Никитина Г.М., являясь лицом, ответственным за охрану жизни и здоровья воспитанников и допустив преступную небрежность, устранившись от надлежащей работы по обеспечению учреждения врачом-педиатром, в нарушение ст.57 Трудового Кодекса РФ, своим приказом № 267-О от 01.09.2009 за счет вакансии врача-педиатра ввела в ОГОУ Ивановский детский дом им. А.Матросова должность фельдшера – одну ставку, хотя фельдшер в соответствии с п. 4 раздела 6 Временной инструкции об организации медико-санитарного обслуживания воспитанников детских домов и школ-интернатов, утвержденной Приказом Министерства здравоохранения РСФСР и Министерства просвещения РСФСР № 484/177 от 26.07.1978, должен был работать под непосредственным руководством врача. На данную должность Никитина Г.М. назначила Г.Г.Н.., не имеющую, в нарушение требований п.5 Положения о лицензировании медицинской деятельности, утвержденного постановлением Правительства РФ № 30 от 22.01.2007, свидетельства о повышении квалификации за последние 5 лет и действующего сертификата специалиста.

Несмотря на то, что ОГОУ Ивановский детский дом им. А.Матросова, в нарушение п. 96 ч. 1 ст. 17 Федерального закона № 128-ФЗ от 08.08.2001 «О лицензировании отдельных видов деятельности» лицензии по доврачебной медицинской помощи по лечебному делу не имело, а сама Никитина Г.М. необходимых организационных мер к ее получению не предприняла, но при этом допустила фельдшера Г.Г.Н. к осуществлению работ по лечебному делу.

Кроме того, не имея в штате возглавляемого ею учреждения квалифицированного врача-педиатра, Никитина Г.М., являясь лицом, ответственным за охрану жизни и здоровья воспитанников, допустив преступную небрежность, должным образом не обеспечила исполнение мероприятий, направленных на профилактику в осенне-зимний период гриппа и простудных заболеваний среди воспитанников ОГОУ Ивановский детский дом им. А.Матросова.

Так, достоверно зная о том, что в соответствии с п.1.9 Приказа Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Ульяновской области, Министерства здравоохранения Ульяновской области от 27.08.2009 №294/832 «О представлении сведений о заболеваемости гриппом и ОРВИ, поставках вакцин в ходе прививочной компании против гриппа в Ульяновской области в осенне-зимний период 2009-2010 г.г.» (с изм. и доп. от 22.09.2009 №317/926) и письму начальника Управления охраны прав несовершеннолетних Департамента профессионального образования и охраны прав несовершеннолетних Министерства образования Ульяновской области М.А.В. от 02.11.2009, направленному во исполнение указанных нормативных актов во все областные государственные образовательные учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, ей было необходимо предоставлять в Департамент профессионального образования и охраны прав несовершеннолетних Министерства образования Ульяновской области ежедневные сведения о заболеваемости воспитанников, Никитина Г.М., допустив преступную небрежность, подчиненных ей медицинских работников ОГОУ Ивановский детский дом им. А.Матросова – фельдшера Г.Г.Н. и медсестру Т.Н.Ю. с перечисленными руководящими документами не ознакомила. Более того, Никитина не проконтролировала выполнение подчиненными ей медицинскими работниками в условиях повышенной заболеваемости гриппом и простудными заболеваниями своих должностных обязанностей по проведению надлежащего медицинского осмотра детей, которые заключаются в обязательном осмотре детей с проведением термометрии, что в конечном итоге привело к тому, что 03 и 04 ноября 2009 года противоэпидемиологические мероприятия, необходимые в условиях сложившейся на тот момент эпидемии гриппа, в отношении воспитанников ОГОУ не проводились, а в Министерство образования Ульяновской области Никитиной Г.М. представлялись не соответствующие действительности сведения о состоянии заболеваемости детей в учреждении на основе лишь опроса детей и воспитателей, а не на основе результатов медицинских осмотров детей, проводимых два раза в день с обязательным измерением температуры тела.

Кроме того, Никитина Г.М., будучи руководителем детского дома и должностным лицом, ответственным за охрану жизни и здоровья воспитанников, продолжая ненадлежащее исполнять свои обязанности по профилактике заболеваний среди воспитанников, допустив преступную небрежность, приказ о закреплении дежурного медицинского работника на праздничный день 04 ноября 2009 года не издала, мер к назначению дежурного медицинского работника на этот день не приняла, вследствие чего воспитанники детского дома, в том числе и О.В.В., были лишены в этот день необходимой медицинской помощи.

В результате ненадлежащего исполнения Никитиной Г.М. своих должностных обязанностей вследствие небрежного отношения к службе в ОГОУ Ивановский детский дом им. А.Матросова отсутствовал контроль качества медицинской помощи воспитанникам, которые были лишены возможности получения необходимой медицинской помощи, следствием чего явилась смерть воспитанника О.В.В.., *** года рождения, который скончался 04.11.2009 около 21 часа 10 минут в комнате № 2 ОГОУ Ивановский детский дом им. А.Матросова от острого респираторного заболевания верхних дыхательных путей, проявившегося серозно-гнойным десквамативным трахеобронхитом, осложнившегося двухсторонней нижнедолевой серозно-гнойной бронхопневмонией, острой альвеолярной эмфиземой, отеком легких и головного мозга на фоне аритмогенной кардиопатии с сопутствующими фоновыми заболеваниями: хронический гепатит «С», резидуальная энцефалопатия, хроническая носоглоточная инфекция, хотя при своевременном осмотре потерпевшего медицинскими работниками ОГОУ, выявлении ими изменений в состоянии его здоровья с принятием решения о вызове врача-педиатра либо госпитализации в медицинское учреждение указанное заболевание подлежало выявлению и лечению.

В результате ненадлежащего исполнения своих обязанностей руководителем государственного учреждения образования Никитиной Г.М., обладающей достаточным педагогическим стажем и квалификацией, осознающей, что в соответствии:

-с положениями Конвенции о правах ребенка, одобренной Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.1989, каждый ребенок имеет неотъемлемое право на жизнь, государства-участники обеспечивают в максимально возможной степени выживание и здоровое развитие ребенка, признают право ребенка на пользование наиболее совершенными услугами системы здравоохранения и средствами лечения болезней и восстановления здоровья, стремятся обеспечить, чтобы ни один ребенок не был лишен своего права на доступ к подобным услугам системы здравоохранения,

-ч. 2 ст. 4 Федерального закона № 124-ФЗ от 24.07.1998 «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» государственная политика в интересах детей является приоритетной и основана на принципе ответственности должностных лиц за нарушение прав и законных интересов ребенка, причинение ему вреда,

были нарушены конституционные права и законные интересы потерпевшего О.В.В. а именно предусмотренные ст.ст. 20, 38, 41 Конституции Российской Федерации право на жизнь, право на охрану здоровья и медицинскую помощь, на защиту детства. Кроме того, Никитиной Г.М. были существенно нарушены охраняемые законом интересы общества и государства, что выразилось в дискредитации государственных образовательных учреждений для наименее социально-защищенных слоев населения – детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, перед лицом граждан и общественности.

Подсудимая Никитина Г.М. виновной себя не признала и в суде показала, что в должности директора ОГОУ Ивановский детский дом им. А.Матросова она состоит с 2005 года. Ее должностная инструкция не содержит обязанности Директора детского дома осуществлять подбор медицинского персонала, а только лишь педагогических кадров. После увольнения С.К.Д. она обращалась за помощью по поиску врача педиатра для детского дома к специалисту кабинета дефектологии Института повышения квалификации учителей Ульяновской области Д.Т.И.., главному врачу ЦРБ Ульяновского района С.В.Н.., главе Зеленорощинского поселения Г.Н.Н.. При этом не требовалось заключение договора с территориальной врачебной организацией на медицинское обслуживание детей, это ничем не предусмотрено. Детский дом территориально относится к Ульяновскому району, поэтому обслуживание воспитанников детского дома должно быть обеспечено без заключения договоров врачами Ульяновской ЦРБ. 01.09.2009 она своим временным приказом за счет фонда зарплаты врача ввела должность фельдшера и на эту должность назначила Г.Г.Н.., которая раньше работала фельдшером и имеет специальность не санитарного фельдшера, а медицинского фельдшера, о чем свидетельствует выданный ей 25 февраля 1967 года диплом О № 907018. При этом она действовала в интересах воспитанников. Г.Г.Н. работала вместе с медсестрой Т.Н.Ю., которая являлась заведующей медицинским кабинетом и имеет диплом о среднем специальном медицинском образовании по специальности медицинская сестра общей практики, свидетельство о прохождении повышения квалификации от 2008 г. по циклу: сестринское дело в педиатрии, сертификат специалиста по специальности сестринское дело в педиатрии. Об этом было отмечено в акте федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития Управления Росздравнадзора по Ульяновской области от 25 февраля 2009 года. Следовательно, Г.Г.Н.. работала под руководством медицинского работника, квалификация которого позволила получить Детскому дому лицензию на медицинскую деятельность. Хотя врача педиатра ей найти не удавалось, но считает, что контроль за здоровьем детей в детском доме осуществляли дипломированные специалисты. При этом назначенная ею на должность фельдшера Г.Г.Н. имеет 42 года стажа, при этом 25 лет работает в Детском доме. Не нарушала она, Никитина, и п. 96 ч 1 ст. 17 Федерального Закона № 128 –ФЗ от 08.08.2001 г «О лицензировании отдельных видов деятельности», т.к. 26 февраля 2009 года ОГОУ Ивановский детский дом имени А.Матросова была выдана лицензия № 73-01-000391 на осуществление медицинской деятельности, которая действует до настоящего времени. Профилактикой гриппа в детском доме занимается средний медицинский персонал. Все возможные меры профилактики в Детском доме были проведены. 02.11.2009 года ею был издан приказ № 299-о о проведении осмотра семей и просветительской работе по профилактике гриппа и ОРВИ. 31.10.09 г был выпущен санитарный бюллетень, в семьи дополнительно раздавался лук, чеснок, мед. Медицинский персонал был ознакомлен с письмом начальника управления охраны прав несовершеннолетних М.А.В. на самом тексте письма, полученного по электронной почте, стоит ее резолюция «ознакомить медицинский персонал». Заболевших детей, даже во время эпидемии гриппа в Детском доме не было. Ни один ребенок гриппом не заболел, это говорит о том, что все необходимые меры профилактики выполнялись качественно и своевременно. Вышеназванное письмо, а также Приказ Управления федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Ульяновской области, Министерства здравоохранения Ульяновской области № 29432 с последующими изменениями не содержат обязанности проведения осмотра с термометрией. Карантин в Ивановском детском доме в осенне — зимний период 2009-2010 года не объявлялся вообще, т.к. заболевших гриппом детей не было. Только 05.11.2009г., после смерти О.В.В., в детский дом поступил Приказ Министра образования № 1469 –Р, и с этого дня стали проводить термометрию. На праздничный день, 04 ноября 2009 г., был назначен дежурный администратор Г.В.С., которая была обязана в случае заболевания ребенка принять необходимые меры к оказанию ему медицинской помощи. В каждой семье и на вахте имеется объявление с номером телефона неотложной скорой помощи, которая по вызовам приезжает незамедлительно. На территории Детского дома проживает фельдшер Г.Г.Н., которая в течение нескольких минут прибывает в семью, если требуется медицинская помощь ребенку, такой порядок существует в детском доме уже 25 лет. Таким образом, она Никитина, не подвергала опасности жизнь и здоровье детей. В случае необходимости медицинская помощь детям оказывалась. В случае с О.В.В. 04 ноября 2009г. также немедленно прибыла Г.Г.Н. также была вызвана неотложная помощь. В тот день в течение дня О.В.В. жалоб на здоровье не высказывал, посещал занятия «Умелые руки», играл, принимал пищу как обычно. Она считает, что в данном случае произошел несчастный случай, в смерти воспитанника О.В.В. она себя считает невиновной, поскольку она относилась к своим обязанностям не халатно, а добросовестно.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Несмотря на не признание подсудимой Никитиной Г.М. своей вины ее виновность подтверждается показаниями свидетелей и другими исследованными в суде доказательствами.

Согласно списку воспитанников ОГОУ Ивановский детский дом им. Матросова на 10.11.2009 (том 1 л.д. 71) в него под №48 внесен О.В.В., *** рождения.

Согласно протоколу осмотра места происшествия от 04.11.2009 (том 1 л.д. 6-13) в ОГОУ Ивановский детский дом им. Матросова, расположенном по адресу: *** Ульяновского района Ульяновской области, ул. ***, на втором этаже в жилой комнате обнаружен труп О.В.В., при осмотре которого визуальных повреждений не обнаружено.

По заключению судебно-медицинской экспертизы №2497 от 20.11.2009 (том 4 л.д. 79-89) причиной смерти О.В.В. явилось острое респираторное заболевание, проявившееся серозно-гнойным десквамативным трахеобронхитом, осложнившееся двухсторонней нижнедолевой серозно-гнойной бронхопневмонией, острой очаговой альвеолярной эмфиземой и отеком легких, что подтверждается данными дополнительных методов исследования и морфологической картиной, обнаруженной при проведении судебно-медицинской экспертизы. При проведении судебно-медицинской экспертизы трупа обнаружены следующие заболевания: хронический гиперпластический тонзиллит с признаками обострения, аденоиды 1 степени, хронический портальный персистирующий гепатит с признаками обострения, которые неблагоприятно сказывались на течении основного заболевания.

Согласно заключению комиссионной судебно-медицинской экспертизы №634-М (том 4 л.д. 92-100) бронхопневмония у О.В.В. не могла протекать без лихорадки, респираторного синдрома (кашель, одышка), ощущения слабости и усталости. Заболевание может протекать недиагностированным (но не скрытно по диагнозами — ОРЗ, бронхит. Трахеобронхит – воспаление слизистой оболочки трахеи и бронхов. Основным симптомом является кашель, усиливающийся ночью

При проведении медицинского осмотра, который включает в себя: термометрию, сбор жалоб и анамнеза заболевания, визуальный осмотр, измерения частоты сердечных сокращений и актов дыхания, пальпацию, перкуссию, и аускультацию- можно заподозрить патологию органов дыхания и направить ребенка в дежурный стационар для проведения обследования и лечения.

Из заключения комиссионной судебно-медицинской экспертизы от 132-МД (том 4 л.д. 92-100) следует, что имеющиеся в Ивановском детском доме две медсестры могли только выявить изменения в состоянии здоровья О.В.В. и вызвать скорую медицинскую помощь, либо направить его в дежурный педиатрический стационар. Учитывая выраженность изменений воспалительного характера в легких, у комиссии экспертов вызывает сомнение информация о ведении О.В.В. активного образа жизни без проявления каких-либо симптомов заболевания.

Потерпевшая К.Н.А. в суде показала, что она работает начальником отдела опеки и попечительства МУ «Управление образования» МО «Ульяновский район», и назначена в качестве представителя потерпевшего О.В.В., *** г.рождения, умершего *** года в Ивановском детском доме. О его смерти она узнала 5 ноября 2009 года.

Из оглашенных в суде показаний несовершеннолетнего свидетеля Д.А.А. следует, что проживает и воспитывается в Ивановском детском доме в первой семье вместе с О.В.В. Кроме этого, он учился в 1-ом классе вместе с О.В.В.. Когда они пошли на осенние каникулы, то воспитатели стали давать им таблетки от гриппа 3 раза в день. Кроме этого О.В.В. пил с ложечки микстуру. Со слов С. ему известно, что О.В.В. кашлял по ночам, это было слышно даже при закрытых дверях. Также О.В.В. кашлял во время уроков в школе.

Из оглашенных в суде показаний несовершеннолетнего свидетеля К.А.Р. следует, что он жил и воспитывался в 1-ой семье Ивановского детского дома вместе с О.В.В.. В октябре 2009 года он видел и слышал, как О.В.В. кашлял, и воспитатели детского дома давали О.В.В. лекарство три раза в день из ложечки.

Аналогичные показания о том, что О.В.В. кашлял и ночью и днем, давали на предварительном следствии несовершеннолетние К.А.А., М.А.О., С.Н.Н., которые общались со О.В.В., жили вместе с ним в одной комнате, дружили.

Свидетель Д.О.И. в суде показала, что она работала няней ночного дежурства в первой семье. 02.11.2009 она заступила на ночное дежурство. Около 21 часа 30 минут она обходила семью, зашла в спальную комнату, где жил О.В.В.. О.В.В. пожаловался ей, что у него болит голова. Она потрогала ему лоб, но ей показалось, что температуры у него не было. Так как на следующее утро О.В.В. чувствовал себя хорошо, то она воспитателю Ф.Г.Г., пришедшей на смену утром, не стала сообщать ничего про жалобы О.В.В., и не записала в журнале передачи смены о жалобе О.В.В..

Свидетель Г.Т.А. в суде показала, что она работает в должности врача-пульмонолога консультативно-диагностического центра ОДКБ (детского врача в области болезни органов дыхания). На практике и в теории при заболевании ребенка пневмонией симптомы обязательно должны быть, отсутствие аппетита, увеличение числа дыхания, слабость, изменения на рентгенограмме, ребенок при этом может не жаловаться, это особенность детей. При осмотре ребенка врачом можно было заподозрить наличие у ребенка заболевания, при медицинском осмотре должны спросить, есть ли жалобы, проверить температуру, раздеть, посчитать число дыханий, горло посмотреть, проверить лимфоузлы, сделать рентгенографию.

Свидетель П.И.Б. в суде показала, что занимает должность начальника отдела охраны здоровья женщин и детей Министерства здравоохранения Ульяновской области. Считает, что директор детского дома, как руководитель, самостоятельно должна была решать кадровые вопросы, в том числе, принять меры к поиску специалиста для замещения вакантной должности врача-педиатра. Законодатель рекомендует, как одну из форм решения кадрового вопроса, заключать договора между учреждением и близлежащей лечебной организацией либо специалистом, которые в дальнейшем будут обеспечивать медицинское обслуживание воспитанников детского дома. В Ивановском детском доме такой договор с Ульяновской районной больницей отсутствовал. Лицензия на оказание доврачебной и врачебной помощи в учреждении имелась. Считает, что Никитина нарушила закона, назначив фельдшером Г.Г.Н., которая на тот момент не имела свидетельства о повышении квалификации и действующего сертификата специалиста. В соответствии с приказом Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Ульяновской области, Министерства здравоохранения Ульяновской области от 22.09.2009 №317/926 на медицинских работников и руководство Ивановского детского дома возлагалась обязанность по проведению профилактических и лечебных мероприятий по недопущению распространения ОРВИ, гриппа, в том числе ежедневный двукратный осмотр детей, проведение термометрии, своевременное выявление заболевших. Эти мероприятия должны были проводиться до особого распоряжения, т.е. до марта 2010 года. Для исполнения требований Приказа всем руководителям областных государственных образовательных учреждений были направлены письма о необходимости информирования о случаях заболеваемости.

Свидетель Н.К.К. в суде показал, он состоит в должности главного-специалиста эксперта Управления Роспотребнадзора по Ульяновской области. На основании Приказа Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Ульяновской области, Министерства здравоохранения Ульяновской области 22.09.2009 №317/926 и поступившего в детский дом письма М.А.В. руководство и медицинские работники детского дома должны были организовать и проводить ежедневно двукратные осмотры детей с измерением у них температуры, так как, по его мнению, без осмотра детей и измерения у них температуры выявить больного ребенка невозможно. При поступлении подобного письма в детский дом руководитель детского дома должна была ознакомить медицинских работников с указанным письмом для того, чтобы они целенаправленно подходили к осмотру детей и активному выявлению среди них больных. Считает, что предоставление сведений о заболевших только по обращениям детей с жалобами не дает возможности выявить всех заболевших, поэтому медработники должны были активно выявлять больных путем проведения медосмотров с измерением температуры.

Свидетель М.А.В. в суде показал, что он состоит в должности директора Департамента профессионального образования и охраны прав несовершеннолетних, из которых следует, что департамент, в котором он работает, осуществляет функции ведомственного контроля за условиями содержания, воспитания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Согласно штатному расписанию в Ивановском детском доме предусмотрена должность врача. В связи с увольнением врача, директор детского дома должна была самостоятельно решать кадровый вопрос. В то же время в случае обращения директора детского учреждения департаментом оказывается содействие по поиску врача. Однако в случае с Ивановским детским домом директор Никитина за время его работы никаких уведомлений в адрес департамента не направляла. Существуют рекомендации по заключению договора между учреждением и близлежащей поликлиникой, на которую в отсутствии врача-педиатра могут быть возложены обязанности обслуживать воспитанников детского дома. В Ивановском детском доме отсутствовал такой договор с Ульяновской районной больницей. После увольнения врача из Ивановского детского дома, его обязанности были возложены на фельдшера, у которой не было соответствующего сертификата. 01 ноября 2009 года в ОГОУ Детский дом «***» была вспышка по гриппу, заболело 23 воспитанника детского дома. В понедельник 02 ноября 2009 года на аппаратном еженедельном совещании им было поручено специалисту Ч.М.В. ежедневно собирать информацию по заболевшим воспитанникам, о чем было направлено письмо в детские учреждения по электронной почте. 02.11.2009 специалист Ч.М.В. отчиталась ему, что руководители всех детских домов уведомлены.

Свидетель Ч.М.В. в суде показала, что она состоит в должности специалиста отдела по организации работы с подведомственными учреждениями Минобразования Ульяновской области. 22.09.2010 был издан совместный приказ № 317/926 Министерства образования Ульяновской области и Управления Роспотребнадзора по Ульяновской области суть которого сводилась к тому, чтобы обеспечить предоставление информации из детских домов и школ-интернатов о количестве заболевших воспитанников. Данный приказ ею был доведен до руководителей детских домов и школ-интернатов путем выдачи им ксерокопий. 01 ноября 2009 года в ОГОУ Детский дом «***» была вспышка по гриппу, заболело 23 воспитанника. В понедельник 02 ноября 2009 года на аппаратном еженедельном совещании М.А.В. ей было поручено ежедневно собирать информацию по заболевшим воспитанникам, о чем руководители всех 14 областных государственных образовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей 02 ноября 2009 года были уведомлены письмом по электронной почте, в котором указано о предоставлении информации во исполнение вышеуказанного приказа. В Ивановский детский дом письмо было отправлено 02.11.2009 в 16 часов 24 минуты. По данному письму информацию с мест необходимо было направлять к 9 часам и к 16 часам, а она полученную информацию два раза в день передавала специалисту в Министерство образования. По ее мнению, начиная с 03 ноября 2009 года на утреннем обходе семей и вечером медперсонал должен был осматривать детей с проведением термометрии, о чем сделать отметку в журнале состояния здоровья детей, а в каждой семье есть журнал передачи смены. 03.11.2009 Ивановский детский дом также отчитался о заболеваемости детей. В праздничный день 04 ноября 2009 руководители детских домов также должны были предоставлять информацию о заболеваемости воспитанников в приемную министерства образования, где дежурил специалист, назначенный приказом министра образования.

Свидетель Н.Ю.Н. в суде показал, что он состоит в должности директора ОГУ «Центр развития образования Ульяновской области». 04.11.2009 с 09 часов до 18 часов вечера по приказу Министра образования Ульяновской области он осуществлял дежурство в приемной Министерства образования. Утром в приемную позвонили все руководители областных государственных образовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и отчитались о заболеваемости детей, в том числе и Никитина Г.М. Если бы кто-то не позвонил, то он обязательно бы сам перезвонил, так как он знал, что со 02.11.2009 руководители областных государственных образовательных учреждений должны звонить и сообщать о заболеваемости воспитанников.

Свидетель Я.О.Е. в суде показала, она состоит в должности ведущего специалиста-эксперта медико-социального отдела Росздравнадзора по Ульяновской области. ОГОУ Ивановский детский дом им. А. Матросова имеет лицензию на осуществление медицинской деятельности по следующим видам: при осуществлении доврачебной медицинской помощи по сестринскому делу в педиатрии, медицинским осмотрам (предрейсовым, послерейсовым), при осуществлении первичной медико-санитарной помощи по педиатрии. По приказу директора Ивановского детского дома после увольнения врача за счет этой ставки была введена ставка фельдшера и на эту должность приказом от 01.09.2009 была назначена Г.Г.Н.., что подтверждается табелями учета рабочего времени, записями в медицинских картах. Г.Г.Н. не имела свидетельства о повышении квалификации за последние 5 лет и действующего сертификата специалиста, что является грубым нарушением законодательства. Доврачебная медицинская помощь, которую оказывала фельдшер Г.Г.Н., подлежала обязательному лицензированию. При этом обязанность по своевременному контролю за обучением подчиненного персонала и обязанность по получению лицензии лежала на директоре детского дома Никитиной, которая не приняла мер к получению этой лицензии. В нарушение пп. «з» п.5 «Положения о лицензировании медицинской деятельности, утвержденного постановлением Правительства от 22.01.2007 №30 в детском доме отсутствовал контроль за соответствием качества медицинской помощи установленным требованиям, так как после увольнения врача С.К.Д. ее обязанности по контролю качества Директором Никитиной Г.М. ни за кем не были закреплены.

Свидетель М.С.Н. в суде показала, что она работала воспитателем 1-ой семьи Ивановского детского дома, где воспитывался О.В.В. 03.11.2009 около 12 часов в первой семье производился осмотр санитарных условий. В ходе осмотра медработники Г.Г.Н. и Т.Н.Ю. подошли к ней и спросили про здоровье детей, она сказала им, что на здоровье никто из детей не жаловался. Ни Г.Г.Н., ни Т.Н.Ю. физический осмотр детей не проводили.

Из оглашенных в суде показаний свидетеля Т.Н.Ю. (том 1 л.д.78-80, 219-221, том 3 л.д.6-8, 145-146,207-209) следует, что она состоит в должности медицинской сестры в Ивановском детском доме им. Матросова с 01.06.2008, имеет специальность «медсестра общей практики», стаж работы по специальности у нее составляет 1 год и 3 месяца. В ее должностные обязанности входит наблюдение за здоровьем детей, составление рационных меню, оказание первой медицинской помощи, проведение медицинских мероприятий направленных на оздоровление детей и предупреждение заболеваний, осмотры детей и их диагностика. Всего под ее медицинским надзором находится 67 воспитанников детского дома, возраст которых от 3 до 17 лет. Все дети распределены по группам. Она совместно с фельдшером Г.Г.Н. следит за здоровьем всех воспитанников детского дома. Так она совместно с Г.Г.Н., которая также занимала должность медицинской сестры, делали плановые прививки, осматривали детей и проводили назначенные мероприятия. 15.09.2009 проводилась диспансеризация детей, для чего осуществлялся выезд всех детей в городскую детскую больницу, где проводился осмотр детей всеми врачами, в том числе и педиатром. Среди воспитанников детского дома был О.В.В., который болел не часто, был здоровым, веселым и подвижным. После диспансеризации у О.В.В. был выявлен гастрит, в связи с чем, его послали на обследование 30 сентября 2009 года в ОДКБ, где ему назначили лечение. Кроме того О.В.В. состоял на учете в областной клинической больнице с гепатитом – С, который был врожденным. 09 октября 2009 года О.В.В. была сделана плановая прививка для предотвращения гриппа. Во время прививки у О.В.В. измерили температуру. Он никакие жалобы не высказывал и говорил, что чувствует себя хорошо. 02 или 03 ноября 2009 года в первой «семье» (группе), проводился осмотр санитарных условий, в ходе осмотра она и Г.Г.Н., разговаривали с детьми, в том числе и с О.В.В., дети сказали, что чувствуют себя хорошо. Ни она, ни Г.Г.Н. физический медосмотр детей не проводили. Ими проводятся два плановых осмотра детей в год. В другое время медосмотры не проводятся. Первый плановый осмотр проводился 09 октября 2009 года во время диспансеризации. Второй плановый осмотр должен был пройти весной 2010 года. После 09.10.2009 О.В.В. больше никто не осматривал, термометрия у него не проводилась. Трехсторонний приказ Роспотребнадзора, Министерства образования и здравоохранения от 22.09.2009 «О совершенствовании мониторинга» Никитина до ее сведения не доводила. Письмо начальника Управления профессионального образования и охраны прав несовершеннолетних М.А.В.., поступившее в детский дом о необходимости предоставления ежедневных сведений о заболеваемости детей Никитина до них не довела. Считает, что заболевание у О.В.В. смогла бы выявить только врач, она же, как медицинская сестра с имеющейся у нее квалификацией не смогла бы выявить данное заболевание, но при осмотре О.В.В. смогли бы выявить изменения в состоянии его здоровья. Ей известно, что осмотр ребенка представляет собой беседу, в ходе которой выясняется, болел ребенок или нет. Также проводится визуальный осмотр с целью выявления возможных признаков болезни. Затем измеряется температура ребенка, давление, а также прослушиваются легкие ребенка с помощью фанендаскопа, с целью обнаружения хрипов, также прослушивается сердцебиение. 05 ноября 2009 года в 08 часов она пришла на работу и узнала от Г.Г.Н. о том, что умер О.В.В. Из-за чего умер О.В.В. она узнала 06 ноября 2010 года. Как могло получиться так, что О.В.В. умер от воспаления легких, она не знает, так как О.В.В. ни на что не жаловался, и по этой причине опасений за здоровье О.В.В. не было.

Свидетель Г.Г.Н. в суде показала, она имеет среднее специальное образование по специальности «медицинский фельдшер». 03.11.2009 Никитина собрала всех воспитателей, ее и Т.Н.Ю. и сказала, что идет «свиной» грипп, и попросила их пройти по семьям и узнать, есть ли больные дети. Копий приказов, писем она им не вручала. Никитина сказала им и воспитателям, что надо наблюдать за детьми и при проявлении симптомов болезни докладывать ей, а Никитина эти сведения будет передавать в Минобразования. На 04.11.2009 никого из медицинских работников Никитина дежурным не назначила, в устной форме никому не сказала о том, кто будет осуществлять дежурство. Она посчитала этот день как дежурство в выходной день. Утром она приходила в детский дом, прошлась по семьям, поговорила с воспитателем, но больных детей не было. При дежурстве они обычно обходят семьи, собирают жалобы воспитанников и в случае необходимости, принимают меры к доставлению больных воспитанников в больницы. Считает, что при надлежащем осмотре О.В.В. она и Т.Н.Ю. смогли бы выявить изменения в состоянии его здоровья, обложенность языка, увеличение либо отек небных миндалин, изменения их цвета, наличие хрипов в легких при дыхании, наличие температуры.

Однако из оглашенных в суде показаний Г.Г.Н. данных на предварительном следствии (том 3 л.д. 213-215), следует, что никого из медицинского персонала 04.11.2009 в детском доме не было, она также не приходила в тот день в детдом, занималась своими делами, что в выходные дни они в детский дом не приходят, а дежурят дома. Эти показания Г.Г.Н. согласуются с показаниями Т.Н.Ю. и установленными в суде обстоятельствами, поэтому суд принимает их за основу, а к ее показаниям в суде относится критически.

Допрошенный в суде эксперт З.В.В. показал, что по просьбе Министерства здравоохранения области он присутствовал при вскрытии трупа О.В.В. экспертом Г. При этом он видел, что бронхи ребенка были полны желтоватыми гнойными наполнениями. Кроме того, он в составе комиссии экспертов участвовал при проведении комиссионной судебно-медицинской экспертизы по факту смерти О.В.В. Комиссия экспертов пришла к выводу, что он умер вследствие респираторного заболевания при явлениях остановки сердца. Болезнь пневмония не могла проходить без симптомов, без кашля также не могло быть течение заболевания. Что касается температуры, это проявление иммунной системы. Исходя из того, что он видел при вскрытии трупа, и наличия в бронхах желтоватых гнойных наполнений, он считает, что ребенок должен был кашлять около 4-5 дней. Даже если с учетом ОРВИ, если допустить, что у него сразу началось бактериальное течение, то все равно 1-2 дня точно должен был кашлять. У ребенка имелось несколько заболеваний, было обострение хронического тонзиллита, резидуальная энцефалопатия – это могло быть послеродовым. Хронический тонзиллит дает осложнение на сердечную массу. При проведении экспертизы он, З.В.В., настоял на повторном гистологическом исследовании, в ходе которого у ребенка были найдены признаки врожденного заболевания сердца. Но это заболевание не настолько, чтобы явилось причиной смерти, с таким врожденным заболеванием сердца люди живут годами. Ребенок жил с этим заболеванием, он проверялся в областной больнице. Любое ОРЗ, пневмония дают большой выброс токсинов, при нарушении обмена веществ образуется большое количество токсинов. Имея фоновое заболевание сердца, у него была остановка сердца под действием массы токсинов. Не было бы ОРЗ, не было бы остановки сердца.

Допрошенный в суде эксперт Б.С.А. дал показания, аналогичные показаниям эксперта З.В.В. В частности, он показал, что О.В.В. был болен не более 7-10 дней. Болезнь у О.В.В. не могла протекать без лихорадки, повышения температуры, снижения аппетита, вялости, снижения активности в поведении, кашля.

Эксперт Ч.А.П. в суде показал, что он в составе комиссии экспертов участвовал при проведении комиссионной судебно-медицинской экспертизы по факту смерти О.В.В. и подписывал заключение экспертизы. По его мнению, причиной смерти О.В.В. явилась острая сердечная сосудистая недостаточность на фоне аритмогенной кардиомиопатии в результате осложненной двухсторонней нижнедолевой бронхопневмонии и острой дыхательной недостаточности. При осмотре медицинские работники детского дома смогли бы выявить признаки дыхательной недостаточности в виде одышки разной степени выраженности, общую вялость, бледность или синеву кожи носогубного треугольника, покашливание. Скорее всего, одышка у ребенка усиливалась бы при физической нагрузке, например, при ходьбе или передвижении по этажу здания. Исходя из выраженности морфологических изменений в легких и бронхиальном дереве (посмертно) можно предположить о динамике клинической картины заболевания не менее 2 суток, возможно и более. Особенностью атипичной пневмонии является то, что для нее нехарактерны яркие признаки токсикоза в виде температуры, резкого ухудшения состояния, но в то же время всегда ее сопровождают признаки прогрессирующей дыхательной недостаточности. Выявив изменения в состоянии здоровья ребенка, медицинский персонал смог бы вызвать скорую медицинскую помощь и направить в дежурный педиатрический стационар. У ребенка первоначально должны были быть признаки недомогания (признаки ОРВИ), которые могли быть предвестниками пневмонии. Средний медицинский персонал при плановом осмотре зева может увидеть чрезмерно увеличенные миндалины, хотя данный симптом не у всех детей может являться признаком носоглоточной инфекции (конституциональная особенность некоторых детей). При своевременной постановке диагноза летальность при типичной внебольничной пневмонии очень низка, в случае О.В.В., по его мнению, имеет место не совсем понятная клиника заболевания, что, по-видимому, послужило причиной несвоевременного обращения внимания на тяжелые симптомы болезни. Средний медперсонал, как правило, не имеет знаний для выявления особых нетипичных случаев тяжелой болезни ребенка, однако классические признаки болезни они должны были увидеть и направить ребенка на осмотр к врачу, который смог бы решить вопрос о лечении или направлении ребенка в профильный стационар.

Свидетель К.Г.Н. в суде показала, что она занимала должность инспектора отдела кадров в Ивановском детском доме. Все вопросы по приему на работу осуществляла директор, а она только печатала приказы. В штатном расписании детского дома была предусмотрена 1 единица врача и 1,5 ставки медицинских сестер. С 31.07.2009 должность врача-педиатра была вакантна, т.к. С.К.Д. уволилась. Со стороны директора детского дома Никитиной меры по закрытию данной должности принимались, но никаких писем, информаций в контролирующие органы не направлялось. Договор об оказании медицинской помощи с Ульяновской районной больницей не заключался. Такой договор был заключен лишь после смерти О.В.В.. 01.09.2009 года Никитина издала приказ о временном назначении на должность фельдшера Г.Г.Н., введя за счет ставки врача ставку фельдшера. Письмо начальника управления охраны прав несовершеннолетних Департамента профессионального образования и охраны прав несовершеннолетних М.А.В. она не видела, копию данного письма она медработникам не вручала. Приказ директора №299-0 от 02.11.2009 «О проведении осмотра семей и просветительской работе гриппа и ОРВИ» по просьбе Никитиной Г.М. она напечатала после смерти О.В.В., приказ был зарегистрирован задним числом. По сложившейся практике Никитина писала от руки приказ, а она печатала приказы о дежурстве медработников в праздничные дни, но на 04.11.2009 она такой приказ не готовила, соответствующих поручений Никитина ей не давала, дежурный медработник назначен не был, поскольку был один праздничный день.

Свидетель Г.В.С. в суде показала, что она работает воспитателем в Ивановском детском доме, на момент смерти О.В.В. в 2009 году она также занимала должность и.о. заместителя директора по воспитательной работе. В сентябре 2009 года, когда была вакантна должность врача педиатра в детском доме, она несколько раз слышала, как Никитина разговаривала по телефону о проблеме отсутствия врача. 04 ноября 2009 года она не была дежурным администратором в детском доме, приказа о назначении ее дежурным администратором не было, не было также приказа о назначении дежурного медработника. Никитина не просила ее дежурить в этот день, но она приходила в детский дом после обеда и видела О.В.В. за 7 часов до смерти, который вел активный образ жизни.

Свидетель С.В.А. в суде показал, что он занимает должность главного врача Ульяновской районной больницы. До 30.07.2009 в Зеленорощинской врачебной амбулатории работала на полной ставке детский врач-педиатр, С.К.Д., которая состояла в штате районной больницы, а также на 0,25 ставки она работала врачом педиатром в Ивановском детском доме. После увольнения С.К.Д. 30.07.2009 года, штатная должность детского врача-педиатра в Ивановском детском доме была свободна. Он считает, что обязанность по принятию на работу врача лежит на руководителе детского учреждения. Никитина несколько раз приезжала к нему с просьбой выделить ей детского врача, хотя бы на 0,5 ставки, однако из-за отсутствия в штате свободного врача он не мог этого делать. После такого разговора он договорился с Никитиной, что раз в месяц из районной больницы будет осуществляться целевая поездка врача-педиатра для осмотра всех детей на месте. По области существует нехватка врачей педиатров.

Допрошенные в суде в качестве свидетелей – воспитатели Ф.Г.Г., М.С.Н., помощник воспитателя по ночному дежурству К.Т.Н., логопед С.Н.В., учительница Е.О.И., социальный педагог К.М.В., психолог С.О.В. в целом пояснили, что воспитанник О.В.В. до 04.11.2009 вел себя нормально, играл, делал игрушки, одышки у него не наблюдалось, был здоровым мальчиком, на болезнь не жаловался.

Согласно приказу директора департамента образования Ульяновской области № 263-Л от 01.08.2005г. (том 2 л.д. 97) Никитина Г.М. была назначена на должность директора Ивановского детского дома.

В соответствии с лицензией на осуществление медицинской деятельности от 26.02.2009 № 73-01-000391 (том 4 л.д.29) ОГОУ «Ивановский детский дом им. А. Матросова» имеет право осуществлять доврачебную медицинскую помощь по: медицинским осмотрам (предрейсовым, послерейсовым), сестринскому делу в педиатрии. При осуществлении амбулаторно-поликлинической медицинской помощи, в том числе, при осуществлении первичной медико-санитарной помощи по педиатрии.

Согласно штатному расписанию (том 2 л.д. 198-201) на 01.09.2009 в ОГОУ Ивановский детский дом им. А Матросова была предусмотрена 1 ставка врача и 1,5 ставки медицинской сестры.

Как следует из справки главного врача Ульяновской ЦРБ С.В.А., в августе 2009года было проведено 3 выезда врача-педиатра И.Р.Р.в Ивановский детский дом, в сентябре – один выезд 21.09.2009г., когда было осмотрено 27 детей и выявлено 14 больных, а в октябре 2009 года был один выезд и был проверен санэпидрежим, при этом дети не осматривались и наличие больных детей в октябре не выявлялось.

Судом также исследовались:

-приказы директора ОГОУ «Ивановский детский дом им. А. Матросова» Никитиной Г.М., а именно:

— приказ от 01.02.2009 №3-к «О приеме на работу» (том 4 л.д. 59), согласно которому с 01.02.2009 на должность врача-педиатра детского дома назначена С.К.Д.,

— приказ от 01.12.2008 №174-О «О возложении обязанностей по контролю качества» (том 4 л.д. 52), согласно которому обязанности по контролю качества оказываемой в детском доме медицинской помощи возложены на врача-педиатра С.К.Д.,

-приказ от 31.07.2009 №14/1-к «О прекращении трудового договора с работником» (том 4 л.д. 61), согласно которому 31.07.2009 с должности врача-педиатра детского дома уволена С.К.Д.,

— приказ о временном назначении фельдшера от 01.09.2009 №267-О (том 1 л.д. 209), согласно которому за счет вакансии врача-педиатра в детском доме введена должность фельдшера-1 ставка, на которую назначена Г.Г.Н..,

— Письма ОГУ «Центр занятости населения Ульяновского района» (том 3 л.д. 2), ОГУ «Центр занятости населения Засвияжского района г. Ульяновска» (том 3 л.д. 4-5), согласно которым с июля 2009 года по 31.11.2009 сведений о наличии вакантной должности врача в ОГОУ «Ивановский детский дом им. А. Матросова» к ним ни от кого не поступало,

— Акт проверки Управления Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития по Ульяновской области от 04.12.2009 №145-М (том 2 л.д. 145-149), согласно которому в ходе проверки ОГОУ «Ивановский детский дом им. А. Матросова» выявлены нарушения обязательных требований качества оказания медицинской помощи детям, в частности, нарушение Федерального закона от 08.08.2001 №128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» — работа без лицензии по доврачебной медицинской помощи по лечебному делу, диетологии, пп. «д» п.5 Положения о лицензировании медицинской деятельности, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 22.01.2007 №30-отсутствие повышения квалификации за последние 5 лет у фельдшера, пп.3 п. 5 Положения о лицензировании медицинской деятельности, утвержденной Постановлением Правительства РФ от 22.01.2007 №30 — отсутствие контроля за соответствием качества медицинской помощи установленным требованиям.

-Устав Областного государственного образовательного учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей — Ивановского специального (коррекционного) детского дома для детей с ограниченными возможностями здоровья имени Героя Советского Союза А.Матросова (том 2 л.д. 104-110),

-Должностная инструкция директора областного государственного образовательного учреждения, утвержденная Министром образования Ульяновской области 09.01.2008г. (том 2 л.д. 16-17).

Судом оценивались все исследованные в суде доказательства, в том числе и заключения судебно-медицинских экспертиз, проведенных в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, которые суд признает относимыми, допустимыми, и у суда нет оснований не доверять выводам экспертов, и в совокупности с другими доказательствами по делу суд принимает заключения экспертов как доказательства, объективно подтверждающие виновность подсудимой.

Суд исключает из обвинения Никитиной Г.М. признак объективной стороны –«неисполнение» своих обязанностей, признак «недобросовестного» отношения к службе, а также причинение существенного вреда правам и законным интересам «организаций» как не нашедшие в судебном заседании своего подтверждения.

Считая вину подсудимой Никитиной Г.М в совершении преступления полностью доказанной, суд квалифицирует ее действия по ст.293 ч. 2 УК РФ как халатность, то есть ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие небрежного отношения к службе, если это повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан либо охраняемых законом интересов общества или государства, повлекшее по неосторожности смерть человека.

Все признаки данного состава преступления нашли в суде свое подтверждение.

Так, согласно типовому положению об образовательном учреждении для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, утвержденного постановлением Правительства РФ № 676 от 01.07.1995, медицинское обслуживание осуществляется в детском доме либо силами медперсонала состоящими в штате либо территориальным медучреждением. Ивановский детский дом в лице руководителя Никитиной взял на себя ответственность обеспечения медицинского обслуживания воспитанников своими силами. Для этого ввел в штат работников медперсонал, в дальнейшем получил лицензию на медицинскую деятельность. Таким образом, после получения лицензии качество медицинского обслуживания целиком зависело от своих медработников и соответственно руководителя учреждения, обязанного осуществлять контроль за их деятельностью.

В учреждении ОГОУ Ивановский детский дом им. А.Матросова предусмотрена одна штатная единица врача, которую с 01.02.2009 занимала врач-педиатр С.К.Д., осуществлявшая в соответствии с приказом директора № 174-о от 01.12.2008 контроль качества медицинской помощи воспитанникам. Кроме врача в учреждении работали две медсестры: Г.Г.Н. и Т.Н.Ю., имеющие среднее медицинское образование.

После увольнения врача С.К.Д. 31.07.2009 Никитина Г.М., обязанная по долгу службы защищать права и законные интересы несовершеннолетних воспитанников, являясь лицом, ответственным за охрану жизни и здоровья воспитанников, достаточных организационных мер, направленных на обеспечение учреждения квалифицированным врачом-педиатром в период с 01.08.2009 по 04.11.2009 не приняла, в частности, письменных запросов в центры занятости населения, в Управление охраны прав несовершеннолетних Департамента профессионального образования и охраны прав несовершеннолетних Министерства образования Ульяновской области не направила, ограничившись сообщениями об отсутствии врача педиатра как в устных беседах, так и по телефону, в том числе, с сотрудниками Института повышения квалификации, с рядовыми сотрудниками указанного департамента, с главой сельского поселения, а также с главным врачом Ульяновской районной больницы. Эти меры оказались недостаточными, поскольку вакантная должность врача-педиатра в период с 01.08.2009 по 04.11.2009 так и не была заполнена.

Вместо того, чтобы предусмотренными законом мерами усиленно заняться поисками кандидата на должность врача-педиатра, Никитина ограничилась тем, что 01.09.2009г. своим приказом временно ввела должность фельдшера и назначила на эту должность медсестру Г.Г.Н., у которой отсутствовало свидетельство о повышении квалификации за последние 5 лет и действующий сертификат специалиста. Фельдшер Г.Г.Н. стала заниматься работой, на которую у детского дома нет лицензии, а именно занимается лечебным делом, а медсестра Т.Н.Ю. — деятельностью по диетологии.

Кроме того, суд считает, что в связи с тем, что штатная единица врача в детском доме имелась, но она была не заполнена, то директор должен был заключить договор с Ульяновской районной больницей на медицинское обслуживание и врачебный осмотр воспитанников. Однако, в связи с отсутствием такого договора и лишь на основании устной договоренности Никитиной с главным врачом С.В.А., в Ивановский детский дом нерегулярно приезжал врач педиатр из райбольницы: в августе 2009 года было проведено всего 3 выезда врача-педиатра И.Р.Р., в сентябре – всего один выезд — 21.09.2009г., когда было осмотрено 27 детей и выявлено 14 больных, а в октябре 2009 года был всего один выезд и был проверен лишь санэпидрежим в детском доме, но при этом воспитанники детского дома вообще не осматривались. Следовательно, в октябре 2009г. воспитанники детского дома квалифицированным врачом педиатром не осматривались.

Достоверно зная, что 01 ноября 2009 года в детском доме «***» в г. Ульяновске произошла вспышка гриппа среди воспитанников, а в ОГОУ Ивановский детский дом отсутствует врач педиатр, из-за чего воспитанники не получают достаточную квалифицированную врачебную помощь, Никитина Г.М. должным образом не обеспечила исполнение мероприятий, направленных на профилактику в осенне-зимний период гриппа и простудных заболеваний среди воспитанников. В частности, Никитина не должным образом осуществляла контроль за работой медработников Г.Г.Н. и Т.Н.Ю. по проведению ими медицинского осмотра детей, что в конечном итоге привело к тому, что 03 и 04 ноября 2009 года противоэпидемиологические мероприятия, необходимые в условиях сложившейся на тот момент эпидемии гриппа, в отношении воспитанников ОГОУ медработниками не проводились.

Зная о том, что медработники не работают в выходные дни, Никитина в условиях повышенной заболеваемости гриппа и, будучи обязанной предоставлять ежедневные сведения о заболеваемости воспитанников, приказ о закреплении дежурного медицинского работника на праздничный день 04 ноября 2009 года не издала, мер к назначению дежурного медицинского работника на этот день не приняла, и тем самым воспитанники детского дома, в частности О.В.В., были лишены в этот день необходимой медицинской помощи. В то же время, как следует из заключения судебно-медицинской экспертизы № 132 – МД две медицинские сестры могли выявить изменения в состоянии здоровья О.В.В. и вызвать скорую помощь, либо направить его в дежурный педиатрический стационар.

Кроме того, Никитина, обязанная ежедневно сообщать на основании полученных от медработников детдома сведений о наличии либо отсутствии больных детей, и, зная, что 4 ноября в детдоме отсутствует медработник, ограничилась выяснением по телефону у вахтера, узнавшего от воспитателей об отсутствии больных детей, и сообщила об этом в департамент.

О том, что воспитанник О.В.В. перед смертью не один день болел, свидетельствуют, кроме показаний воспитанников, допрошенных по делу в качестве свидетелей, также заключения судебно-медицинских экспертиз о наличии обильного гноя в бронхах и легких О.В.В., которые не могли образоваться в срок в течение нескольких часов – с 14 до 21 часа 4 ноября 2009г., показания допрошенных в суде экспертов З.В.В., Б.С.А., Ч.А.П. о том, что такая болезнь может протекать несколько суток, у ребенка было гнойное изменение в легких, крайне редко пневмония бывает без кашля, головные боли могли быть, это проявление токсикоза, головная боль всегда сопровождается температурой, в течение последних суток жизни при тех заболеваниях, которые имел О.В.В. он обязательно должен был кашлять, у него должна была быть одышка, и безсимптомно данное заболевание у ребенка проходить не могло, показания свидетеля – пом.воспитателя Д.О.И. о том, что еще 2 ноября 2009г. О.В.В. жаловался на головные боли.

Что же касается высказываний допрошенных в суде врача пульмонолога Г.Т.А., эксперта Ч.А.П. о том, что возможны единичные казуистические случаи, когда болезнь может протекать безсимптомно, то это лишь их предположение, ничем не подтвержденное в судебном заседании по отношению к случаю с О.В.В..

Об отсутствии контроля за медработниками со стороны директора Никитиной Г.М. свидетельствует

-то, что, несмотря на отсутствие у Г.Г.Н. свидетельства о повышении квалификации за последние 5 лет и действующего сертификата специалиста, Никитина не потребовала от Г.Г.Н. повышения квалификации, а вместо этого, 01.09.2009г. временно назначила ее своим приказом на должность фельдшера,

-то, что по субботам медработники работали лишь до 14 часов, а по воскресеньям вообще не работали, т.е. не находились в детском доме, хотя согласно графику работы медицинского персонала на 2009-2010 учебный год, утвержденному Никитиной, медицинские работники должны находится на работе в рабочие дни с 08 час. 00 мин. до 14 час.00 мин и с 14 час. 00 мин до 20 час.00мин., а по воскресеньям дежурство по очереди. Из показаний Т.Н.Ю. и Г.Г.Н. на предварительном следствии, оглашенных в суде, следует, что в выходные дни они вообще не работали, а дежурство медработника заключалось в том, чтобы находиться дома, и в случае необходимости, воспитатели и няни вызывали фельдшера Г.Г.Н., проживающую рядом с детдомом. При этом Т.Н.Ю. проживает далеко от детского дома.

Пользуясь отсутствием контроля со стороны директора Никитиной Г.М., медработники Г.Г.Н. и Т.Н.Ю. халатно относились к своим служебным обязанностям по проведению медицинского осмотра детей. Вместо того, чтобы в условиях повышенной заболеваемости гриппом и простудными заболеваниями провести надлежащий медицинский осмотр, который включает себя термометрию, визуальный осмотр, измерение частоты сердечных сокращений и актов дыхания, пальпацию, перкуссию и аускультацию, о чем они обязаны были знать как средний медперсонал, они в условиях повышенной заболеваемости гриппом, о чем они были осведомлены как медработники, Г.Г.Н. и Т.Н.Ю. 3 ноября ограничились лишь сбором информации у воспитателей о наличии больных детей, но при этом физический осмотр детей не проводился. При этом медработниками также не были учтены как маленький возраст детей, некоторые из которых могут и не делиться с другими о состоянии своего здоровья, так и наличие у них различных хронических заболеваний, у О.В.В., в частности, гепатита С, болезни желудка и сердца, по поводу чего его возили в областную больницу на прием, о чем обязаны были знать медработники. Кроме того, в середине сентября 2009г. в школе во время занятий О.В.В. вырвало, в связи с чем его также отводили к медработникам детдома.

Халатному отношению медработников Т.Н.Ю. и Г.Г.Н. к своим обязанностям также способствовало отсутствие в детском доме контроля качества медицинской помощи воспитанникам, поскольку после увольнения С.К.Д. Никитина своим приказом не возложила эту обязанность на кого-либо.

К данным в суде показаниям подсудимой Никитиной Г.М. суд относится критически и расценивает их как желание избежать наказания за содеянное. Вместе с тем ее доводы опровергаются совокупностью исследованных в суде доказательств.

Так, утверждения Никитиной о том, что она не обязана осуществлять подбор, расстановку медицинских работников, а обязана осуществлять подбор только педагогических работников, опровергаются исследованными в суде положениями нормативно-правовых актов, в частности, главы 2 Единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих, раздел «квалификационные характеристики должностей работников образования»…., Устава и должностной инструкции директора ОГОУ Ивановский детский дом им. А.Матросова, возлагающих именно на руководителя образовательного учреждения обязанность решать кадровые вопросы, осуществлять подбор и расстановку кадров, создавать условия для непрерывного повышения квалификации работников, принимать меры по обеспечению образовательного учреждения квалифицированными кадрами, рациональному использованию и развитию их профессиональных знаний и опыта, обеспечивать формирование резерва кадров в целях замещения вакантных должностей в образовательном учреждении. О том, что факт возложения обязанностей по подбору всего персонала лежит именно на директоре детского дома, свидетельствует и из показаний свидетелей М.А.В., П.И.Б.

Утверждение Никитиной о том, что при отсутствии врача не требуется заключение договора с территориальной больницей опровергаются показаниями П.И.Б., о том, что при наличии в штате детского дома врача и его фактическом отсутствии требуется заключение договора на обслуживание воспитанников с территориальной больницей, что обязан сделать именно директор детского дома.

Утверждение Никитиной о том, что она приняла меры к профилактике гриппа в детском доме опровергаются тем, что после поступления 02.11.2010 в 16 часов 24 минуты письма М.А.В. в детский дом, Никитина, ознакомившись с письмом, что подтверждает наличие визы на нем, только 03.11.2009 собрала совещание с участием медработников, которых не ознакомила с указанными в письме документами, а лишь попросила пройтись по семьям и узнать наличие заболевших детей, но при этом не проконтролировала исполнение ими своего поручения.

Что же касается имеющихся в материалах дела приказов директора Никитиной от 02.11.2009г.№ 299 –О «О проведении осмотра семей» и от 03.11.2009г. «О проведении осмотра семей» без номера, то в суде установлено, что они были подготовлены Никитиной уже после смерти О.В.В. задним числом с целью избежать ответственности и прикрыть свою халатность, что подтверждается отсутствием подписей медработников в указанных приказах и показаниями медработников Г.Г.Н. и Т.Н.Ю..

Утверждение Никитиной о том, что на 04.11.2009 в детском доме имелся дежурный администратор, опровергается показаниями Г.В.С., а также отсутствием регистрации соответствующего приказа о назначении администратора в книге регистрации приказов.

Утверждение о том, что Г.Г.Н. немедленно прибыла бы в детский дом 4 ноября в случае необходимости оказания медпомощи воспитанникам, опровергается тем, что Г.Г.Н. не была осведомлена о своем дежурстве 4 ноября 2009 г., и после сообщения о том, что О.В.В. стало плохо, она прибыла в детский дом не сразу, так как находилась не дома, а в отъезде.

К показаниям допрошенных в суде в качестве свидетелей – воспитателей Ф.Г.Г., М.С.Н., помощника воспитателя по ночному дежурству К.Т.Н., логопеда С.Н.В., учительницы Е.О.И. социального педагога К.М.В., психолога С.О.В., зам.директора Г.В.С. о том, что О.В.В. до 04.11.2009 вел себя нормально, играл, делал игрушки, одышки у него не наблюдалось, был здоровым подвижным мальчиком, на болезнь не жаловался, суд относится критически и расценивает их как желание помочь Никитиной избежать наказания за содеянное. Вместе с тем их показания в этой части, а также утверждения Никитиной о том, что О.В.В. не подавал признаков заболевания, полностью опровергается исследованными в суде доказательствами, в частности, показаниями на следствии детей-воспитанников детского дома, заключениями судебно-медицинских экспертиз о том, что, учитывая выраженность изменений воспалительного характера в легких вызывает сомнение информация о ведении О.В.В. активного образа жизни без проявления каких-либо симптомов заболевания, т.е. не могло протекать без проявления внешних признаков.

При решении вопроса о назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, относящегося к категории средней тяжести, данные о личности подсудимой, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденной и на условия жизни её семьи.

При изучении в суде данных о личности подсудимой Никитиной Г.М. установлено, что не судима, к уголовной и административной ответственности не привлекалась, на учете у психиатра и нарколога не состоит, по месту прежней работы характеризуется с положительной стороны: имеет ряд поощрений, в том числе от губернатора Ульяновской области, является почетным работником общего образования РФ, привлекалась к дисциплинарной ответственности 02.04.2009г. за ненадлежащее исполнение должностных обязанностей (т.2 л.д.167), по месту жительства участковым уполномоченным МОБ ОВД «г.Новоульяновск и Ульяновский район» характеризуется положительно: жалоб на нее не поступало, спиртными напитками не злоупотребляет (т.3 л.д. 9-11, 248-264, т.4 л.д. 166).

В качестве смягчающих наказание подсудимой Никитиной Г.М. обстоятельств суд принимает во внимание ее исключительно положительные характеристики, ходатайства общественности МО «Зеленорощинское сельское поселение», различных общественных организаций, национальных автономий, муниципальных образований, религиозных организаций, коллектива МОУ Ивановская средняя школа, благодарственные письма губернатора Ульяновской области.

С учетом наличия смягчающих наказание подсудимой Никитиной Г.М. обстоятельств и исключительно положительных данных о её личности, при отсутствии отягчающих её наказание обстоятельств, суд считает возможным достижение социальной справедливости и исправление подсудимой без изоляции от общества и назначает ей наказание с применением ст. 73 УК РФ, постановив об условном осуждении её к лишению свободы, которое, по мнению суда, сможет обеспечить достижение целей наказания.

С учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления суд считает невозможным сохранение за Никитиной права занимать должности в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций по воспитанию детей, в связи с чем назначает ей дополнительное наказание, предусмотренное санкцией ст. 293 ч.2 УК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст.304, 307-309 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л :

Признать Никитину Г.М. виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 293 ч. 2 УК РФ и назначить наказание в виде 3 лет лишения свободы с лишением права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций в государственных и муниципальных образовательных учреждениях сроком на 2 года.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное основное наказание считать условным с испытательным сроком 2 года.

Обязать Никитину Г.М. не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденных.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Ульяновский областной суд в течение 10 суток со дня провозглашения. В случае подачи кассационной жалобы, осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции, а также поручить осуществление своей защиты избранному им защитнику либо ходатайствовать перед судом о назначении защитника.

Судья: В.Д. Пртюков