Постановление № 77-1722/2022 от 12.04.2022 Восьмого кассационного суда общей юрисдикции

ВОСЬМОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

дело №77-1722/2022

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

г. Кемерово 12 апреля 2022 года

Судья Восьмого кассационного суда общей юрисдикции Суворова Н.В.

при секретаре: Солоян С.Р.

с участием прокурора: Богдан А.И.

адвоката: Козлова А.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу адвоката Козлова А.В. в защиту интересов осужденного Щапова С.А. на приговор Ленинск-Кузнецкого районного суда Кемеровской области от 19 мая 2021 года и апелляционное постановление Кемеровского областного суда от 23 августа 2021 года.

Заслушав доклад по делу, мнение прокурора по доводам кассационной жалобы, а также позицию адвоката по существу изложенных в кассационной жалобе доводов, суд кассационной инстанции

УСТАНОВИЛ:

приговором Ленинск-Кузнецкого районного суда Кемеровской области от 19 мая 2021 года

Щапов Сергей Александрович, &lt,данные изъяты&gt,

осужден по ч.3 ст.216 УК РФ к 2 годам лишения свободы с лишением права заниматься деятельностью, связанной с осуществлением технологических процессов, по монтажу, демонтажу, наладке, техническому обслуживанию, ремонту и эксплуатации грузоподъемных машин и механизмов на срок 2 года 6 месяцев. На основании ст.73 УК РФ основное наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 3 года. Возложены приговором обязанности условно осужденного, предусмотренные ч.5 ст.73 УК РФ.

Апелляционным постановлением Кемеровского областного суда от 23 августа 2021 года приговор Ленинск-Кузнецкого районного суда Кемеровской области от 19 мая 2021 года в отношении Щапова С.А. изменен в части исключения из описания преступного деяния ссылки на ст.214 ТК РФ об обязанности немедленного извещения своего непосредственного или вышестоящего руководителя о любой ситуации, угрожающей жизни и здоровью людей, пп. «в» п.25, пп. «в» п.26, пп.4 п.39, п.116, пп. «ж, к» п.255 Федеральных норм и правил в области промышленной безопасности «Правила безопасности опасных производственных объектов, на которых используются подъемные сооружения», утвержденных Приказом Ростехнадзора от 12.11.2013г. №533 (ред. от 1204.2016г.), а также указания на то, что Щапов С.А. не провел заземление крана.

Признано смягчающим по делу обстоятельством поведение потерпевших ФИО7, ФИО9 в виде их небрежного отношения к требованиям правил техники безопасности.

Смягчено наказание по ч.3 ст.216 УК РФ до 1 года 6 месяцев лишения свободы. Уточнена правильность назначения дополнительного наказания в части указания на лишение права заниматься деятельностью, связанной с эксплуатацией автокрана.

Приговор отменен в части разрешения гражданского иска, и дело в этой части передано на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе.

В остальной части приговор оставлен без изменений.

В кассационной жалобе адвокат Козлов А.В. в защиту интересов осужденного Щапова С.А. выражает несогласие с состоявшимися судебными решениями, считая их незаконными и необоснованными, вынесенными с существенными нарушениями уголовного и уголовно-процессуального закона. Выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. Указывает, что заключение Кузбасского инженерного консультационного диагностического центра «Надежность» по сути и по изложенным в ней выводам является заключением экспертов, однако в нарушение требований УПК РФ, следственными органами не выполнены требования, касающиеся назначения, проведения и ознакомления участников уголовного судопроизводства с указанным следственным действием, которое в последующем было использовано как доказательство по делу. Эксперты об уголовной ответственности при проведении вышеуказанной экспертизы не предупреждались. Заказчиков данной экспертизы являлось заинтересованное в исходе дела лицо, — ООО «Норэйл», директором которой является ФИО21, который представлен по делу как свидетель обвинения. Считает, вышеуказанное заключение недопустимым доказательством по делу, как и заключение строительно-технической экспертизы № от 31.07.2019г., считая её выводы субъективным мнением эксперта, без ответов на поставленными вопросы, без дачи экспертом оценки действий и бездействиям иных лиц, считая выводы неполными, необоснованными, противоречивыми, сделанными без учета всех материалов уголовного дела и нормативно правовой базы законодательства, которая подлежала принятию экспертом во внимание. При этом указывает на отсутствие у эксперта ФИО26 надлежащей квалификации и его компетенции на проведение данного вида экспертиз.

В жалобе приводит доводы относительно отнесения поражения электрическим током к несчастным случаям. Указывает на отсутствие в материалах уголовного дела и в заключении эксперта истинной причины электрического разряда, анализируя в жалобе показания допрошенных по делу лиц в этой части, указывая на не установление расстояния стрелы крана от линии электропередач.

Ссылается на действия самих потерпевших, приведших к поражению их электрическим током.

Не согласен с критической оценкой суда относительно предоставленных суду стороной защиты заключений № и №-К, приводит в жалобе выводы указанных заключений, в том числе во взаимосвязи с позицией стороны защиты о недопустимости такого вида доказательства как заключения строительно-технической экспертизы.

Полагает, что расследование уголовного дела осуществлялось ненадлежащим должностным лицом – следователем Азаровой, за пределами процессуальных сроков следствия, ссылаясь в жалобе на отсутствие у ФИО27 которому ранее уголовное дело в отношении Щапова С.А. было передано для организации предварительного расследования как следователю, не предполагающего, в данному случае, процессуальные полномочия ФИО28, как заместителя руководителя отдела, по передаче уголовного дела иному следователю и установлением процессуальных сроков предварительного расследования.

Считает необоснованным выводы суда об удовлетворении ходатайства прокурора о возобновлении судебного следствия в связи с необходимостью исследования показаний Щапова С.А., данных им в ходе предварительного расследования. Судом нарушен принцип объективности и беспристрастности, с учетом наводящих вопросов со стороны председательствующего прокурору в части заявленного им ходатайства о возобновлении судебного следствия, и заинтересованности суда в заявлении прокурором данного ходатайства. Судом нарушены требования ст.294 УПК РФ, регулирующей основания для возобновления судебного следствия по делу. Суждение председательствующего о возобновлении судебного следствия отсутствует.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Считает необоснованным указание суда в качестве смягчающего по делу обстоятельства как частичное признание Щаповым С.А. своей вины, поскольку Щапов С.А. не признавал себя виновным в совершении инкриминируемого ему преступления, и в его действиях отсутствует состав преступления, в котором Щапов С.А. был обвинен.

Суд в приговоре сослался на непроверенные доказательства, содержание изложенных в приговоре доказательств приведено не в полном объеме. Оценивает в жалобе Акт расследования несчастного случая на производстве, копия которого исследована судом и принята во внимание, копию заявления Щапова С.А. о приеме на работу, указывая на тождественность происхождения указанных копий заинтересованным в исходе дела лицом.

Ставит под сомнение изложенные в предоставленных документах сведений, указывая на несоответствие дат медицинского осмотра потерпевшего ФИО9 от 13.07.2018г., и даты о его приеме на работу в 2019г., связывая свой довод в этой части, что ФИО9 не мог проходить медосмотр как работник ООО «Норэйл».

Показания свидетеля ФИО22 приведены судом не в полном объеме в приговоре в части не отражения его показаний о том, что работники коснулись руками «корыта», что явилось причиной получения электрических ожогов.

Ставит под сомнение достоверность имеющейся в деле копии заявления Щапова С.А. о приеме на работу, в котором указаны сведения об ознакомлении Щапова С.А. с должностной инструкцией, с которой Щапов С.А. фактически не был ознакомлен.

Судом необоснованно отклонена и не принята во внимание позиция стороны защиты о необходимости возвращения уголовного дела прокурору в связи с необходимостью установления несоблюдения правил безопасности иными участниками работ, действия которых находятся, по утверждению адвоката, в причинной связи с наступившими последствиями, а также требовало назначение по делу повторной экспертизы с определением степени участия всех лиц в произошедшей аварии.

Ссылается в жалобе на причастность к преступному деянию иных лиц, — начальника участка ФИО25, направившего бригаду для работ вблизи ЛЭП, а также ФИО23, ФИО24 в действиях которых установлена вина при проведении расследования несчастного случая.

Суд необоснованно сослался в приговоре на обязанность Щапова С.А. соблюдения п.45.7 Приказа от 2454.07.2013г. №328н «Об утверждении правил по охране труда при эксплуатации электроустановок». Приводит в кассационной жалобе толкование закрепленных указанным нормативным документом положений, которые, по мнению адвоката, не являются относимыми к фактическим обстоятельствам произошедшего.

Не согласен с критической оценкой судом позиции стороны защиты относительно направления Щапова С.А. и потерпевших на участок местности для работ размером 30х30 метров возле необесточенной ЛЭП, что влечет неизбежность нахождения на данной площади ближе 30 метров к ЛЭП. Протокол осмотра места происшествия оценен в данном случае судом односторонне.

Просит судебные решения отменить, оправдать Щапова С.А. в совершении преступления, либо вернуть дело на новое судебное разбирательство.

Изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав стороны, суд кассационной инстанции не усматривает оснований к изменению, либо отмене состоявшихся судебных решений, считая их законными и обоснованными.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Таких нарушений уголовного и уголовно-процессуального закона не допущено.

Согласно материалам уголовного дела, возбуждение уголовного дела, привлечение Щапова С.А. в качестве обвиняемого соответствует положениям гл. 19, 23 УПК РФ, обвинительное заключение отвечает требованиям ст. 220 УПК РФ.

Согласно ч. 2 ст. 297 УПК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Указанным требованиям закона приговор соответствует.

Обстоятельств, препятствующих рассмотрению дела в судебном заседании и принятию итогового решения, нарушений норм уголовно-процессуального закона и стеснения прав Щапова С.А., в том числе его права на защиту, ни на стадии досудебного производства, ни на стадии судебного разбирательства по уголовному делу, — не имеется.

Нарушений требований уголовно-процессуального законодательства при возобновлении судом судебного следствия по ходатайству прокурора, и последующего исследований показаний Щапова С.А., данных им в ходе предварительного расследования, — не усматривается.

Судебное следствие проведено с соблюдением основополагающих принципов уголовного судопроизводства, в частности, презумпции невиновности, состязательности и равноправия сторон, которым были предоставлены равные возможности для реализации своих прав и созданы необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей.

Все ходатайства, заявленные как стороной государственного обвинения, так и стороной защиты, разрешены судом с принятием соответствующего процессуального решения.

Часть ч.3 ст.216 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за нарушение правил безопасности при ведении строительных или иных работ, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц.

Из разъяснений, содержащихся в п.6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 41 О судебной практике по уголовным делам о нарушениях требований охраны труда, правил безопасности при ведении строительных или иных работ либо требований промышленной безопасности опасных производственных объектов, следует, что в ходе рассмотрения дела о преступлении, предусмотренном статьей 216 УК РФ, подлежит установлению и доказыванию факт нарушения специальных правил и наличие или отсутствие причинной связи между этим нарушением и наступившими последствиями.

Судом в ходе судебного разбирательства были установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что в действиях Щапова С.А. имеются вмененные ему нарушения специальных правил и установлено наличие причинной связи с наступившими последствиями в виде смерти двух лиц.

При этом суд обоснованно указал в описательно-мотивировочной части приговора не только нормативные правовые акты, которыми предусмотрены соответствующие требования и правила, но и сослался на конкретные нормы этих актов, нарушение которых Щаповым С.А. повлекло предусмотренные уголовным законом последствия, при этом в приговоре указано в чем именно выразилось данное нарушение специальных правил Щаповым С.А.

Суд первой инстанции, подробно проанализировав вмененные органом следствия Щапову С.А. нарушения специальных правил, а также оценив их в совокупности с показаниями допрошенных по делу лиц, а также с письменными доказательствами, предоставленными стороной государственного обвинения, пришел к обоснованному выводу о наличии в действиях Щапова С.А. состава инкриминируемого ему уголовно — наказуемого деяния.

При принятии судебного решения судом выяснена и роль лиц, пострадавших в происшествии, — потерпевших ФИО9, ФИО7, и судом апелляционной инстанции учтено и признано в качестве смягчающего по делу обстоятельства поведение потерпевших ФИО7, ФИО9 в виде их небрежного отношения к требованиям правил техники безопасности.

Вместе с тем, вопреки доводам кассационной жалобы, судом не установлено, что несчастный случай произошел вследствие небрежного поведения самих пострадавших ФИО7, ФИО9, что свидетельствовало бы о необходимости вынесении оправдательного приговора, таковых обстоятельств не установлено. Показания свидетеля ФИО10, о которых указывает в своей кассационной жалобе сторона защиты, не противоречат доказательствам, свидетельствующим о причинно-следственной связи между действиями Щапова С.А., нарушившим специальные правила, и смертью потерпевших.

Также суд в полном соответствии с требованиями действующего законодательства, в том числе содержащихся в п.13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 41 О судебной практике по уголовным делам о нарушениях требований охраны труда, правил безопасности при ведении строительных или иных работ либо требований промышленной безопасности опасных производственных объектов, наряду с иными доказательствами, предоставленными стороной государственного обвинения, верно исследованы и приняты во внимание Материалы расследования группового несчастного случая, а также заключение Кузбасского инженерно консультативно-диагностического центра «Надежность» по экспертной оценке подъемника-крана стрелкового ПКС-55713-5К-3, показания свидетелей: ФИО11, ФИО12, ФИО13, ФИО14, ФИО15, ФИО16, — то есть лиц, в том числе занимающих должности в контролирующих органах и иных организаций, пояснивших в том числе о причинах несчастного случая, приведшего к смерти двух лиц в результате нарушения правил и требований безопасности при ведении работ с применением грузоподъемного стрелового крана, допущенные Щаповым С.А.

Предоставленные суда доказательства, которые суд исследовал в ходе судебного разбирательства, признаны судом достаточными для вынесения судебного решения, и основания для назначения по делу судебной экспертизы для установления причин несчастного случая либо для разрешения каких-либо иных вопросов, требующих специальных знаний, у суда отсутствовали.

Заключение Кузбасского инженерно консультативно-диагностического центра «Надежность» оценено судом как доказательство по делу, с учетом требований ст.87-88 УПК РФ, и ставить его под сомнение у суда оснований не имелось, как не имелось оснований и для признания недопустимым доказательствами по делу, вопреки доводам кассационной жалобы, иных судебных экспертиз, которые положены в основу приговора и отражены в описательно-мотивировочной его части, в том числе заключение судебной строительно-технической экспертизы.

Приведенные в приговоре заключения судебных экспертиз получены в соответствии с требованиями закона, являются понятными, научно обоснованными, проведены компетентными специалистами, в том числе экспертом ФИО17 при производстве им строительно-технической экспертизы, обладающими специальными познаниями, и полностью соответствуют требованиям ст. 200, 204 УПК РФ.

Позиция защиты относительно направления пострадавших и самого Щапова С.А. для работы на участок, размер которого не позволял соблюсти технику безопасности на объекте возле необесточенной ЛЭП, — также была предметом проверки и оценки суда, однако не нашла своего доказательственного подтверждения. При этом, из совокупности исследованных доказательств суд не пришел к доказательственному убеждению и выводу, что машинист крана Щапов С.А. был направлен и ему было указано со стороны соответствующих должностных лиц, ответственных за выдачу наряда на производство работ, о необходимости перемещения крана и производстве работ на участке, где и произошло деяние, размер которого (участка) не позволял выполнить производственные работы с соблюдением всех норм и правил безопасности.

Протокол осмотра места происшествия учтен судом как доказательство виновности, с учетом зафиксированных в протоколе сведений.

Также, был предметом исследования суда вопрос об ознакомлении Щапова С.А. с документами, регламентирующими безопасность работ, непроведения инструктажа по технике безопасности. Оснований ставить под сомнение предоставленные доказательства в этой части, подтверждающие соблюдение и выполнением работодателем данных требований, — у суда обоснованно не возникло и таковых не имелось.

Даты трудоустройства потерпевшего ФИО29 и даты прохождения им медицинского осмотра как работника ООО «Норэйл», оценены судом, однако, таковые обстоятельства, не влияют ни на правильность установления судом фактических обстоятельств произошедшего, ни на доказанность виновности Щапова С.А. в содеянном, ни на правильность квалификации его действий.

Обстоятельств, свидетельствующих о виновности в совершении преступного деяния иных лиц, а не Щапова С.А., по данному уголовному делу судом не установлено.

Вопреки доводам жалобы, фактические обстоятельства преступления судом установлены правильно. Доказательства, положенные в основу приговора, были получены в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованы в судебном заседании, с соблюдением требований ст. 87, 88 УПК РФ проверены судом и оценены в приговоре, сомнений в своей относимости, допустимости и достоверности не вызывают и каких-либо существенных противоречий, которые могли бы повлиять на решение вопроса о виновности осужденного Щапова С.А. в содеянном, не содержат. Оснований для признания недопустимыми каких-либо доказательств, которые были положены в основу приговора, у суда обоснованно не имелось.

С учетом анализа исследованных доказательств, суд правильно установил фактические обстоятельства дела и обоснованно постановил обвинительный приговор, который в полной мере отвечает требованиям ст. ст. 307 — 309 УПК РФ, является мотивированным и не содержит каких-либо противоречий либо предположений, в том числе относительно вопросов, подлежащих доказыванию по уголовному делу в соответствии со ст. 73 УПК РФ.

Всесторонний анализ собранных по делу доказательств, добытых в установленном законом порядке, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку в соответствии с требованиями УПК РФ, позволил суду правильно установить фактические обстоятельства дела и верно квалифицировать действия Щапова С.А. по ч.3 ст.216 УК РФ.

При назначении наказания Щапову С.А. суд верно руководствовался положениями ст. 60 УК РФ. Наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности осуждённого, смягчающих наказание обстоятельств, а также с учетом влияния назначенного наказания на исправление осуждённого и условия жизни его семьи.

Все установленные смягчающие обстоятельства указаны в приговоре при разрешении судом вопроса о наказании. Правильность установления судом в качестве смягчающего по делу обстоятельства «фактические признание вины подсудимым на следствии», — сомнений у суда кассационной инстанции, вопреки доводам жалобы, не вызывает.

Назначенное Щапову А.С. наказание, с учетом изменений в приговор, внесенных судом апелляционной инстанции, является справедливым, законным, соразмерным содеянному, и соответствующим положениям как ст. 6 УК РФ, так и ст. 43 УК РФ.

Полномочия должностного лица, — заместителя руководителя СО по Ленинск-Кузнецкому району СУ СК РФ по Кемеровской области Фадеева В.П., связанные с осуществлением действий по принятию уголовного дела к производству, последующей передачей уголовного дела иному следователю – Азаровой К.В., установления срока предварительного расследования, — не противоречат требованиям УПК РФ и не дают основания считать незаконным производство предварительного следствия по данному уголовному делу. Указанный довод также был предметом проверки и оценки суда апелляционной инстанции, который признал несостоятельной данную позицию стороны защиты, указав в своем постановлении убедительные мотивы и доводы, оснований не согласиться с которыми не имеется.

При рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке суд, согласно ст. 389.9 УПК РФ, проверил законность, обоснованность и справедливость приговора, дал надлежащую оценку всем изложенным в апелляционных жалобах доводам, изложив в апелляционном постановлении мотивы принятого решения в соответствии с требованиями ст. 389.28 УПК РФ.

Существенных нарушений уголовно-процессуального и уголовного законов, повлиявших на исход дела, и которые в силу ст. 401.15 УПК РФ являлись бы основаниями для отмены либо изменения в кассационном порядке состоявшихся судебных решений, не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 401.14 УПК РФ, суд

ПОСТАНОВИЛ:

приговор Ленинск-Кузнецкого районного суда Кемеровской области от 19 мая 2021 года и апелляционное постановление Кемеровского областного суда от 23 августа 2021 года в отношении Щапова Сергея Александровича оставить без изменений.

Судья: Н.В. Суворова