Постановление № 1-113 от 23.09.2011 Княжпогостского районного суда (Республика Коми)

                                                                                    Княжпогостский районный суд Республики Коми                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                     

                                                                        Информация предоставлена Интернет–порталом ГАС «Правосудие» (www.sudrf.ru)

                                                                        Вернуться назад

                        Княжпогостский районный суд Республики Коми — СУДЕБНЫЕ АКТЫ

Дело № 1-113/2011 (1103209)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

о прекращении уголовного преследования

г.Емва Республики Коми 23 сентября 2011 года

Княжпогостский районный суд Республики Коми в составе:

председательствующего судьи Рукавишникова Н.А.

при секретаре Романовой О.М.,

с участием государственного обвинителя — старшего помощника прокурора Княжпогостского района Республики Коми Поколинской Л.И.,

подсудимого Лопатина А.Ю.,

представителя потерпевшего ФИО1,

защитника — адвоката Майковой Л.В., представившей удостоверение  и ордер  от ,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по обвинению

Лопатина А.Ю.  ,  года рождения, уроженца , ,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст.293 ч.1 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

Лопатин А.Ю. обвиняется в халатности, то есть ненадлежащем исполнении должностным лицом своих обязанностей вследствие небрежного отношения к службе, если это повлекло причинение крупного ущерба, совершенного при следующих обстоятельствах.

Лопатин А.Ю., являясь , в период времени с 22.07.2008 по 31.10.2010, более точный период времени в ходе следствия установить не представилось возможным, совершил ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие небрежного отношения к службе, что повлекло причинение крупного ущерба.

На основании приказа начальника   от , Лопатин А.Ю. назначен на должность .

В соответствии с п.13 должностных инструкций , утвержденных начальником  25.12.2008 и 02.03.2010, Лопатин А.Ю. имеет право отдавать распоряжения по вопросам организации работы подчиненных подразделений больницы, отдавать распоряжения и указания подчиненным в соответствии с уровнем их компетенции и квалификации и контролировать их выполнение, в соответствии с п.17 — применять общественное воздействие или дисциплинарные взыскания в устной форме, рекомендовать начальнику больницы иные меры воздействия на нарушения в работе медицинской службы, в связи с чем, Лопатин А.Ю. являлся должностным лицом, то есть лицом, постоянно выполняющим организационно-распорядительные функции в государственном учреждении.

Согласно п.21 указанных должностных инструкций, Лопатин А.Ю. организует оказание квалифицированной и специализированной медицинской помощи осужденным и контроль проведения всей лечебно-профилактической и диагностической работы в структурных подразделениях больницы, п.31 — составляет перспективные и текущие планы работы всех отделений, распорядок дня отделений и кабинетов, графики работы медперсонала, а также должностные инструкции медицинского персонала. В соответствии с п.47 данных должностных инструкций, несет ответственность за своевременное и качественное составление документов начальнику , выполнение поручений и распоряжений начальника .

В соответствии со ст.91 Трудового кодекса Российской Федерации, работодатель обязан вести учет времени, фактически отработанного каждым работником. Рабочим временем является время, в течение которого работник в соответствии с правилами внутреннего трудового распорядка и условиями трудового договора должен исполнять трудовые обязанности.

Согласно ст.209 Трудового кодекса Российской Федерации, рабочим местом является место, где работник должен находиться или куда ему необходимо прибыть в связи с его работой и которое прямо или косвенно находится под контролем работодателя.

В соответствии со ст.285 Трудового кодекса Российской Федерации, оплата труда лиц, работающих по совместительству, производится пропорционально отработанному времени, в зависимости от выработки либо на других условиях, определенных трудовым договором.

В соответствии с п.п.«а» п.15 Правил внутреннего трудового распорядка для работников , утвержденных начальником  29.12.2008, рабочие и служащие обязаны работать честно и добросовестно, соблюдать дисциплину труда, своевременно и точно исполнять распоряжения администрации, использовать все рабочее время для производительного труда…, п.23 — администрация обязана организовать учет явки на работу и ухода с работы, вести учет рабочего времени на основании Табеля учета рабочего времени, фактически отработанного каждым работником.

На основании приказа начальника   от 22.07.2008, на должность  с 22.07.2008 принята по бессрочному трудовому договору ФИО2 с оплатой за фактически отработанное время, исходя из 12 разряда ЕТС, как , имеющему , и ей установлены надбавки: за работу в местности, приравненной к районам Крайнего Севера, в размере 50%, за стаж непрерывной работы в учреждениях здравоохранения, в соответствии с п.6.1 приказа Минздрава РФ от 15.10.1999 №377 в размере 30%, за стаж непрерывной работы в учреждениях  (выслуга лет), в соответствии с приказом МВД РФ от 12.02.1994 №51, в размере 25%.

В соответствии с п.п.2, 3 трудового договора  от 22.07.2008, заключенного с ФИО2, последняя с 22.07.2008 принимается на должность  по совместительству, с оплатой за фактически отработанное время, п.7 — работник должен выполнять обязанности, предусмотренные должностной инструкцией и правилами внутреннего трудового распорядка, п.9 — работнику устанавливается режим рабочего времени, предусмотренный правилами внутреннего распорядка.

На основании приказа начальника   от 22.07.2008, на должность  с 22.07.2008 принят по бессрочному трудовому договору ФИО3 по совместительству в пределах до 0,4 ставки с оплатой за фактически отработанное время, исходя из 12 разряда ЕТС, как имеющему », и ему установлены надбавки: за работу в местности, приравненной к районам Крайнего Севера, в размере 50%, за стаж непрерывной работы в учреждениях здравоохранения, в соответствии с п.6.1 приказа Минздрава РФ от 15.10.1999 №377, в размере 30%, за стаж непрерывной работы в учреждениях УИС (выслуга лет), в соответствии с приказом МВД РФ от 12.02.1994 №51, в размере 20%.

В соответствии с п.п.2, 3 трудового договора  от 22.07.2008, заключенного со ФИО3, последний с 22.07.2008 принимается на должность  по совместительству, с оплатой за фактически отработанное время, п.7 — работник должен выполнять обязанности, предусмотренные должностной инструкцией и правилами внутреннего трудового распорядка, п.9 — работнику устанавливается режим рабочего времени, предусмотренный правилами внутреннего распорядка.

Находясь на своем рабочем месте в , расположенном по адресу: , Лопатин А.Ю., в период времени с 22.07.2008 по 31.10.2010, более точное время в ходе следствия установить не представилось возможным, ненадлежаще исполняя возложенные на него обязанности по контролю за деятельностью подчиненных работников из числа медицинского персонала , вследствие небрежного отношения к службе, не предвидя общественно опасных последствий своего бездействия в виде причинения крупного материального ущерба, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть данные последствия, допустил принятие к бухгалтерскому учету табеля учета рабочего времени вышеуказанных медицинских работников ФИО2 и ФИО3 с существенно завышенными в них сведениями о фактически отработанным данными работниками рабочем времени.

Так, ФИО2 в 2008 году учтено 116 рабочих дней, в 2009 году учтено 208 рабочих дней, в 2010 году учтено 170 рабочих дней, то есть всего за вышеуказанный период ФИО2 учтено 494 рабочих дня, хотя фактически ФИО2 была на рабочем месте и осуществляла свою трудовую деятельность в  в указанном периоде: в 2008 году — 9 дней, в 2009 году — 21 день, в 2010 году — 16 дней, а всего в указанном периоде — 46 дней.

ФИО3 в 2008 году учтено 116 рабочих дней, в 2009 году учтено 207 рабочих дней, в 2010 году учтено 163 рабочих дня, то есть всего за вышеуказанный период ФИО3 учтено 486 рабочих дней, хотя фактически ФИО3 был на рабочем месте и осуществлял свою трудовую деятельность в  в указанном периоде: в 2008 году — 116 дней, с января 2009 года по май 2009 года — 83 дня, с июня 2009 года по декабрь 2009 года — 6 дней, в 2010 году — 10 дней, а всего в указанном периоде — 215 дней.

На основании допущенных к оплате табелей учета рабочего времени, бухгалтерией  было необоснованно произведено начисление заработной платы ФИО2 в размере , которые были получены лично Лопатиным А.Ю., а также ФИО20, на основании имеющихся доверенностей ФИО2, в кассе учреждения, ФИО3 — в размере , которые Лопатиным А.Ю. также лично были получены в кассе учреждения на основании имеющейся доверенности ФИО3

В результате указанного бездействия Лопатина А.Ю.  был причинен материальный ущерб на общую сумму , который в соответствии с примечанием к ст.293 УК РФ является крупным.

Подсудимый Лопатин А.Ю.   в судебном заседании пояснил, что с предъявленным обвинением не согласен, поскольку на него никто не возлагал обязанности по учету рабочего времени и контролю за правильностью составления табелей учета рабочего времени. Он работал в учреждении в должности . В его обязанности входила организация оказания . Ранее в учреждении работала по совместительству  ФИО21, но в . Поскольку учреждению был необходим , он предложил единственному в районе имеющему лицензию  ФИО2 устроиться на 0,4 ставки в учреждение . Одновременно с ней предложил ФИО3 должность  на тех же условиях с оплатой пропорционально фактически отработанному времени. Для удобства по его предложению была заведена тетрадь консультаций, куда записывались больные, нуждающиеся в консультации врача-специалиста. Перед приездом ФИО2 он предупреждал врачей и просил готовить необходимые документы. Прием велся как правило в его кабинете или в отделениях. Врачи полностью выполняли свои функции, поскольку каких-либо жалоб на работу врачей за все это время не поступало. Сколько фактически времени на выполнение работы тратили ФИО2 и ФИО3 ему не известно, но они часто работали с документами не только в учреждении, но и дома, при этом полностью выполняли свои трудовые обязанности. В 2009 году были заведены журналы консультаций врачей-специалистов, где учитывалась вся их работа. Кроме ФИО2 и ФИО3 на условиях совместительства работали  ФИО4,  ФИО5 и  ФИО6 Необходимость такой работы была вызвана отсутствием подходящих врачей-специалистов в районе. Он неоднократно ставил об этом в известность , но ему было предложено решать проблемы с кадрами самостоятельно. Должностные инструкции по подразделению он разрабатывал самостоятельно, в последующем они были утверждены начальником учреждения. К табелям учета рабочего времени он никакого отношения не имел, обязанность контроля рабочего времени на него никто не возлагал. Всех основных работников он каждый день видел на планерке, по врачам-совместителям контроль не велся, поскольку они были приняты на работу с оплатой за фактически отработанное время. Согласно установившейся в учреждении практике табеля учета рабочего времени составляли старшие медсестры, затем их подписывал сотрудник из кадрового подразделения и утверждал начальник учреждения. По врачам их составляла  ФИО7, работавшая в его подразделении. Она подчинялась ему, но только по лечебным вопросам. Он знал, что ФИО7 составляет табеля, но какие она в них указывает сведения он не знал, с какими-либо вопросами она к нему не подходила. Во время отсутствия ее замещали ФИО17 либо ФИО12. Врачи-совместители также подчинялись ему по вопросам оказания медицинской помощи. Полагает, что по трудовым вопросам они подчинялись только начальнику учреждения. Претензий по составлению табелей учета рабочего времени ему никто не предъявлял и подписывать не просил. С сентября 2010 года по 24 ноября 2010 года он исполнял обязанности начальника учреждения и утверждал поступившие ему на подпись табеля учета рабочего времени за сентябрь и октябрь 2010 года, внимания на указанные в них сведения не обращал. Полагает, что контроль за составлением табелей учета рабочего времени должен быть на кого-то возложен, но на него такая обязанность не возлагалась, каких-либо претензий от кадровой службы либо бухгалтерии к нему не поступало. Полагает, что ответственность за правильность указанных в табелях сведений должны нести те, кто их подписал.

Свидетель ФИО2   в судебном заседании пояснила, что действительно с 2008 года до ноября 2010 года по просьбе  Лопатина А.Ю. работала в  в качестве  после того как скончалась ранее работавшая там  ФИО21. При приеме на работу она писала заявление, в котором было указано условие оплаты — за фактически отработанное время. Причитающуюся ей заработную плату получал по доверенности Лопатин А.Ю., она порядком оплаты не интересовалась. Выезжала в учреждение по 2 раза в месяц, чаще по выходным дням и зачастую работала целый день. При этом осматривала больных, направленных на консультацию, работала с документацией, в том числе и дома, составляла заключения на медико-социальную экспертизу, на что требовалось значительное время. Порученный ей участок работы обеспечивала в полном объеме. Какого-либо учета рабочего времени не вела, но результаты осмотра, назначаемое и проводимое лечение указывала в истории болезни, картах стационарных и амбулаторных больных. С 2010 года она вела журнал консультаций врача-невролога, в котором отражала всю проводимую ей работу. Первое время она ездила в учреждение вместе со ФИО3, в последующем самостоятельно на своей машине. Лопатин А.Ю. знал когда она выезжала в учреждение и со своей стороны контролировал качество выполнения медицинских функций. Порядком составления табелей учета рабочего времени никогда не интересовалась, узнала об этом лишь в ноябре 2010 года после проведенной в учреждении проверки.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Свидетель ФИО8   в судебном заседании пояснила, что  , а также  на 0,5 ставки работает ФИО2 В 2010 году она узнала от ФИО2, что та в свободное время подрабатывает в , куда выезжает, в том числе и в выходные дни. Подобного рода внешнее совместительство допускается, поэтому каких-либо претензий ФИО2, а также ФИО3, работавшему на тех же условиях, она не высказывала.

Свидетель ФИО3   в суде показал, что в период с 2008 по 2010 годы работал в учреждении  на условиях внешнего совместительства с оплатой по фактически отработанному времени в качестве  в связи с отсутствием в штате учреждения специалиста после  ранее работавшего . При этом сначала в учреждение выезжал около 4 раз в месяц, затем реже. Формулировку приказа о приеме на работу он не помнит, тогда ему предложили заработную плату, размер которой его устроил. При этом пояснил, что в случае, если бы ему оплачивали лишь за фактически отработанное время, то такие условия работы его бы не устроили и он бы отказался. Приезжал по необходимости, когда появлялись больные. В учреждении велись журналы учета работы, но не с начала его работы. Сведения об осмотренных больных он вносил, в том числе, в истории болезни больных либо амбулаторные карты.

Свидетель ФИО7   в судебном заседании пояснила, что состоит в должности  с . С самого начала работы в организации она занималась ведением табелей учета рабочего времени врачей и среднего медицинского персонала. В дальнейшем, в связи с приемом новых врачей и по иным причинам список лиц, на которых она составляла табеля рабочего времени, расширялся. В конце 80-х годов работавшая в то время заведующая кадрами ФИО22 дала ей список врачей, подлежащих табелированию, в том числе и врачей по совместительству.

В 2008 году она находилась на лечении в кардиоцентре, затем на больничном и в очередном отпуске. В этот период на работу в учреждение были приняты ФИО2  и ФИО3  по совместительству на 0,4 ставки. Вышла на работу она только в декабре 2008 года и когда составляла очередные табеля учета рабочего времени 01.12.2008 ей позвонил кто-то из кадров, кто именно не помнит, и сказал, что этих врачей также необходимо указывать в табелях рабочего времени. Условия приема на работу указанных лиц ей известны не были. В кадровой службе ей сказали, что ФИО2 необходимо проставлять в табеле по 2 часа 58 минут каждый рабочий день, что она и делала с декабря 2008 по октябрь 2010 года. Фактически рабочее время ФИО2 она не контролировала и когда она находилась на рабочем месте ей неизвестно, но знала, что фактически ФИО2 свои обязанности выполняла, что было видно по записям. У нее на рабочем столе постоянно находилась тетрадь, в которой записывались осужденные, нуждающиеся в консультации врача, о чем периодически сообщалось  — Лопатину А.Ю., который в последующем организовывал этот процесс. В своей деятельности она подчинялась  — Лопатину А.Ю. У нее имеется должностная инструкция, но в ней не содержится обязанности составлять табеля учета рабочего времени. Занималась табелированием по давно сложившейся практике. Ответственность за правильность сведений, указанных в табеле учета рабочего времени на нее никто не возлагал. После составления ею табеля учета рабочего времени, он подписывался работником кадровой службы и утверждался начальником учреждения — на тот момент это был ФИО16, либо кто-то из заместителей замещающих его. В дальнейшем табель передавался в бухгалтерию для начисления и выдачи заработной платы. Приказ о приеме ФИО2 увидела лишь в 2010 году. Фактически каждый день видела работающих на постоянной основе работников, почему не контролировала работников по совместительству пояснить не смогла.

После проведенной в учреждении проверки в апреле 2010 года был издан приказ, которым закреплены ответственные за составление табелей учета рабочего времени работники, в том числе и она — , а с июля 2010 года и главный врач, до издания указанных приказов подпись ответственного лица в табеле не была предусмотрена.

Она видела должностную инструкцию Лопатина А.Ю. Должен ли был Лопатин А.Ю. контролировать рабочее время работников, не знает. Полагает, что ФИО2 знал о том, что она занимается составлением табелей учета рабочего времени, но он в эту работу никаким образом не вмешивался и ей никаких указаний не давал. Согласно установленной в учреждении практике ни ФИО2, ни заместители, работавшие до него, табели не подписывали и не вмешивались в эту работу. По своей работе делала все, что скажет начальство, в кадровых вопросах — это отдел кадров. Их указания воспринимала как приказ руководства. В ее отсутствие табеля заполняла медсестра ФИО17

Согласно оглашенных в порядке ст.281 ч.3 УПК РФ по ходатайству гособвинителя показаний свидетеля ФИО7,   она показала, что состоит в должности  с . В ее должностных обязанностях никогда не было обязанности по составлению табелей учета рабочего времени. В 90-х годах инспектор отдела кадров  ФИО22 провела с ней беседу и сказала, что она будет табелировать учет рабочего времени врачей и среднего медицинского персонала, также она дала список сотрудников , которых нужно было табелировать. Какими-либо нормативными актами это не было регламентировано. С этого момента начала табелировать рабочее время врачей и среднего медицинского персонала по списку, который ей предоставляли сотрудники отдела кадров . Также вела табеля учета рабочего времени врачей по совместительству, которые являлись приходящими специалистами из  Это стало сложившейся практикой.

В августе 2008 года она находилась в очередном оплачиваемом отпуске. Ее обязанности исполняла операционная сестра ФИО17 Когда в сентябре 2008 года она вышла из отпуска, ФИО17 сказала, что с июля 2008 года в  по совместительству начала работать  ФИО2 ФИО17 сказала, что ФИО2 принята на 0,4 ставки с продолжительностью рабочего дня 2 часа 58 минут и что необходимо проставлять в табеле учета рабочего времени каждый день ее работы. ФИО17 сказала, что это распоряжение ей дала инспектор отдела кадров  ФИО11 Когда пришло время составлять табеля учета рабочего времени за сентябрь 2008 года, она перезвонила в отдел кадров , чтобы уточнить, в том числе ситуацию по ФИО2 Сотрудница отдела кадров, не помнит кто это был, сказала, что ФИО2 принята на 0,4 ставки с продолжительностью рабочего дня 2 часа 58 минут и что в ее табеле учета рабочего времени следует проставлять ежедневное посещение . Учитывая, что в кадровых вопросах руководствовалась указаниями отдела кадров, так как это была сложившаяся практика, то в табелях учета рабочего времени на ФИО2 проставляла сведения, как это было сказано сотрудницей отдела кадров, то есть в каждый рабочий день ФИО2 вносила время ее работы — 2 часа 58 минут, хотя фактически на рабочем месте ФИО2 не появлялась. Всего в период времени с августа 2008 года по октябрь 2010 года ею в табелях учета рабочего времени врачу-неврологу ФИО2 учтено 495 дней или 1481 час 48 минут. На самом деле ФИО2 столько времени не находилась на своем рабочем месте, то есть в . В среднем, за все время работы, ФИО2 приезжала в  на работу по два раза в месяц. Однако, ей никто не сказал, что ФИО2 была трудоустроена с фактической оплатой рабочего времени, приказ о ее назначении на должность ей показали лишь в ноябре 2010 года, в связи с чем в табелях учета рабочего времени ФИО2 отражала время работы как 0,4 ставки. Если бы знала, что ФИО2 трудоустроена с фактической оплатой рабочего времени, то в табелях учета рабочего времени указывала бы реальное время работы ФИО2, велся бы какой-то дополнительный учет. Она часто носила ФИО2 на дом документы, в том числе приносила ей домой карты и истории болезни осужденных для их заполнения на медико-социальную экспертизу, для определения группы инвалидности. Когда именно приносила ей работу на дом, не помнит. Считает, что время работы ФИО2 на дому с медицинскими документами, которые приносила ей, можно учитывать как фактически отработанное время. Ее непосредственным начальником был заместитель начальника  Лопатин А.Ю.,  ФИО2 От Лопатина А.Ю. какие-либо распоряжения о заполнении табелей учета рабочего времени на ФИО2 ей не поступали. Он вообще никак не касался табелей учета рабочего времени, их утверждал начальник , а также представитель кадров.

С непосредственными начальниками, а именно Лопатиным А.Ю. и ФИО15, ситуацию по ФИО2 не обсуждала, так как существовала практика решения данных вопросов с отделом кадров. Кроме того, после заполнения табелей учета рабочего времени несла их на утверждение в отдел кадров и только после этого начальнику ФБЛПУБ-48. Ничего не может пояснить по поводу того, что фактически работу по профилю неврология за ФИО2 в  выполнял  ФИО14, так как в лечебные вопросы не вникала. С июля 2009 года по начало декабря 2009 года находилась в отпуске и табеля учета рабочего времени за нее заполняли ФИО17 и медстатистик ФИО12 В 2010 году табеля учета рабочего времени за февраль и октябрь составляла за нее ФИО17. (том 1, л.д. 152-154, 173-176)

Свидетель ФИО17   в судебном заседании пояснила, что в  работает с , с  — . В период отсутствия ФИО7 она исполняла ее обязанности, в том числе составляла табеля учета рабочего времени. В табелях учета рабочего времени врачей, работающих по совместительству, проставляла время, которое было указано в предыдущих табелях, составленных еще ФИО7 С порядком заполнения табелей ее знакомила ФИО7 Допускает, что спрашивала об этом в отделе кадров, в бухгалтерии, но у кого именно в настоящее время не помнит. Считает, что Лопатин А.Ю. должен был знать о количестве указанного в табелях работников по совместительству времени, и именно он должен был контролировать рабочее время врачей, но с ним это не обсуждала. Время отработки фактически никто не контролировал. Примерно в августе-сентябре 2008 года в ФБЛПУБ-48 ГУФСИН России по , в один день были устроены по совместительству врачи Княжпогостской ЦРБ — ФИО2 и ФИО3 ФИО2 была принята на работу на 0,4 ставки в качестве врача-невролога, а ФИО3 по той же ставке в качестве ЛОР-врача. В связи с тем, что в то время ФИО7 находилась в отпуске, и она исполняла ее обязанности, кто-то из отдела кадров, кто именно, в настоящее время не помнит, ей сказал, что при составлении табелей учета рабочего времени на данных врачей, необходимо ежедневно проставлять по 2 часа 58 минут, т.е. полное количество рабочих часов по указанной ставке, что и стала делать. В последующем, когда в период отсутствия исполняла обязанности ФИО7, то по сложившейся практике также составляла табеля на медицинских работников, в том числе на ФИО2 и ФИО3 Врачи ФИО3 и ФИО2 в ФБЛПУБ-48 ГУФСИН России по  не находились, так как приезжали в учреждение в свободное от работы время и по несколько раз в месяц. Считает, что Лопатин А.Ю. не входит в число лиц, ответственных за составление табелей учета рабочего времени.

Свидетель ФИО12   в суде показала, что с  состоит в должности . В ее обязанности входит учет и отчетность медицинской деятельности. На период отсутствия ФИО7 исполняла ее обязанности. Устно ей сказали, что исполняя обязанности ФИО7 она должна среди прочего составлять табеля учета рабочего времени, в том числе на ФИО2 и ФИО3 При заполнении табелей учета рабочего времени использовала ранее составленные ФИО7 табеля, которые брала в бухгалтерии. Проставляла в табелях отработанное врачами-совместителями время — по 2 часа 58 минут, затем передавала в кадровою службу, где их подписывали. Затем их утверждал начальник учреждения либо лицо, исполняющее его обязанности. Учет рабочего времени должны были вести работники кадровой службы. Она либо ФИО7 контролировать работников не обязаны. ФИО2 чаще всего приезжала после обеда. Считает, что весь объем порученной работы ФИО2 и ФИО3 выполняли. Полагает, что за правильность составления табелей учета рабочего времени ответственны лица, его подписавшие — это табельщик, работник кадровой службы и начальник учреждения. Лопатин А.Ю. в их число не входил.

Свидетель ФИО13   в судебном заседании пояснила, что работает  и занимается начислением заработной платы вольнонаемным сотрудникам и врачам. Основанием для начисления заработной платы является табель учета рабочего времени и приказ о назначении лица на должность. В отношении ФИО2 и ФИО3 заполнением табелей занималась  ФИО7, а в ее отсутствие ФИО17. Во всех табелях было указано отработанное время, которое с учетом 0,4 ставки, на которые они были приняты, составляло 2 часа 58 минут. Поскольку обязанность проверки достоверности сведений, указанных в табеле на нее не возложены, фактическую явку она не проверяла. В ходе предварительного следствия она производила расчеты выплаченных ФИО2 и ФИО3 денежных средств.

Согласно оглашенных в судебном заседании протоколов допроса свидетеля ФИО13   на основании представленных документов, ею был произведен расчет суммы заработной платы, полученной врачом ФИО2 в , за период с июля 2008 года по ноябрь 2010 года, а именно . В дальнейшем, исходя из фактически отработанных дней (2008 год — 9 дней, 2009 год — 21 день, 2010 год — 16 дней), установленных по «Журналу консультаций » в период с июня 2009 года по ноябрь 2010 года, а также медицинских карт стационарных больных терапевтического отделения  за период с августа 2008 года по декабрь 2009 года, установила, что ФИО2 должны были выплатить в 2008 году , в 2009 году — , в 2010 году — . Аналогичные расчеты она провела в отношении ФИО3 и установила, что ФИО3 было выплачено за период с июня 2009 года по октябрь 2010 года . Исходя из фактически отработанного времени ФИО3 должен был получить за 6 дней в 2009 году — , за 10 дней в 2010 году — . (т.2, л.д.219-222, 223-225)

После оглашения показаний свидетель ФИО13   подтвердила их правильность, пояснив, что в связи с давностью событий и большим количеством цифровых сведений точно их не помнит. В тоже время указала, что в своих расчетах она учитывала лишь сведения, представленные ей следователем, и в случае их отсутствия за какой-либо период времени, полагала, что ФИО2 и ФИО3 фактически не работали, подтвердив при этом, что рассчитанные ей суммы носят предположительный характер. При поступлении табеля рабочего времени она проверяла лишь наличие подписи старшей медсестры. Подписи ФИО2 на табелях не было и она ее наличие не требовала. При этом полагает, что ответственность за правильность указанных в табеле сведений ФИО2 нести не может, поскольку их не подписывал.

Свидетель ФИО10   в судебном заседании пояснила, что с  работает в . На период отпуска ФИО13 исполняет ее обязанности, в том числе, связанные с начислением заработной платы врачам-совместителям. Ей известно о том, что в учреждение на 0,4 ставки были приняты врачи-совместители ФИО2 и ФИО3, но в какое время они находились на рабочем месте она не знает и их явку на работу не контролировала. Во всех поступавших к ней табелях было указано полностью отработанное этими врачами время в пределах 0,4 ставки. Ей не известно о том, что в учреждении каким-либо документом регламентирован порядок составления табелей учета рабочего времени. По врачам-совместителям обычно их составляет  ФИО7, затем подписывает инспектор кадровой службы и начальник учреждения. Видела, как иногда эти табеля к ним приносил ФИО2, но подписывал ли он их она не помнит, никогда не проверяла и не требовала наличие в них его подписи. Полагает, что лицо не может нести ответственность за правильность составления документа, если не подписывает его.

Свидетель ФИО11   в суде показала, что работает . В период с  по  находилась в отпуске . При этом пояснила, что фактически отработанное работниками время фиксируется в табелях учета рабочего времени, приказ по их ведению был издан лишь в 2010 году. До этого времени эта работа не была регламентирована. По врачам-совместителям табеля учета рабочего времени заполняла  ФИО7. Ей известно, что на 0,4 ставки с оплатой за фактически отработанное время была принята ФИО2, но контроль ее явки никто не осуществлял. Полагает, что контроль за рабочим временем ФИО2 должно осуществлять медицинское подразделение, которое возглавлял ФИО2. В тоже время, какие именно обязанности возложены на ФИО2 ей не известно. При правильном заполнении табелей ФИО2 должно проставляться лишь фактически отработанное ей время. Также пояснила, что поскольку ФИО2 числилась в , которое возглавляет ФИО14, возможно именно она должна контролировать рабочее время , но точно в чьи обязанности это входит ей не известно. Кадровое подразделение контролем рабочего времени не занимается. Поскольку табеля составляла ФИО7, то в первую очередь она должна была проставлять достоверное количество отработанных часов, но в ее инструкции этой обязанности нет. Согласно сложившемуся порядку, после составления табельщик передает табель в кадровую службу, а затем начальнику учреждения. В некоторых подразделениях их заверяет еще и их начальник, но подписывал ли табеля ФИО2 точно не помнит, наличие его подписи она никогда не проверяла. Она лично никому рекомендаций и указаний по составлению табелей не давала и ни от кого другого об этом не слышала.

Свидетель ФИО9   в судебном заседании пояснила, что работает с июля 2009 года в должности . Ей известно, что ФИО2 была трудоустроена  по совместительству в  с  на 0,4 ставки с оплатой согласно фактически отработанному времени. Полагает, что рабочее время должен контролировать табельщик. Для врачей-совместителей — это была ФИО7, которая приносила заполненные табеля учета рабочего времени. В апреле 2010 года по учреждению был издан приказ, которым определен круг ответственных за составление табелей учета рабочего времени лиц. До издания этого приказа ответственных лиц фактически не было.

В кадровой службе правильность отраженных в табеле учета рабочего времени не проверяют, документально порядок составления и представления табелей ничем не закреплен. Полагает, что контроль рабочего времени ФИО2 должен был осуществлять ее непосредственный начальник — Лопатин А.Ю. В тоже время, в чем именно заключается контроль она не знает. Вопросы кадровой службы в учреждении контролировал заместитель начальника по кадрово-воспитательной работе ФИО19, Лопатин А.Ю. к этому отношения не имел.

Свидетель ФИО19   в суде показал, что с  состоит в должности   по , при этом курирует группу кадров и работу с личным составом, психологическую лабораторию, группу воспитательной работы с осужденными. С 2008 года в   была принята ФИО2 Каким образом с ней оформлялись трудовые отношения ему не известно, этим занимается группа кадров . График посещения ФИО2  ему не известен, но обычно ее видел в выходные дни в . Заполнением табелей учета рабочего времени по каждой службе или отделу занимается ответственный за это работник. По своей службе он проверял и подписывал табеля учета рабочего времени, при этом порядок их составления ничем не регламентирован, контроль за составлением табелей ни на кого не возложен, вопрос о регламентации учета рабочего времени не возникал. По подразделениям по сложившейся практике табеля учета рабочего времени составляли главные медсестры. После составления табель учета рабочего времени утверждался начальником , согласовывался с группой кадров. При этом пояснил, что утверждал табеля учета рабочего времени по учреждению, когда исполнял обязанности начальника в отсутствие ФИО16.

Свидетель ФИО16   в судебном заседании пояснил, что с  по  он работал начальником , его  был Лопатин А.Ю., в обязанности которого входил контроль и руководство медицинской службой. Конкретно обязанности Лопатина А.Ю. установлены должностной инструкцией и ведомственными приказами. Кроме этого, Лопатин А.Ю. контролировал прием на работу и увольнение врачей. В тоже время пояснил, что помимо организации оказания медицинской помощи иные обязанности на ФИО2 не возлагались. Конкретного указания об обязанности ФИО2 контролировать учет рабочего времени нигде не зафиксировано.

Ему известно, что в учреждение на 0,4 ставки по совместительству была принята ФИО2, работавшая по основной работе в . Полагает, что контролировать составление табелей учета рабочего времени должны составляющая их  ФИО7, хотя такая обязанность на нее не возложена, и ФИО2 как руководитель подразделения. В тоже время, обязательного требования подписания табелей ФИО2 не было. Фактически в учреждении обязанность контролировать рабочее время ни на кого не возложена, но полагает, что ФИО2, как куратор службы, должен был контролировать, в том числе, составление табелей учета рабочего времени. Подписывая табеля учета рабочего времени наличие подписи ФИО2 не проверял. Полагал, что несмотря на отсутствие подписи ФИО2 на табеле, тот был в курсе указанных в нем сведений, а если бы не был согласен должен был прийти и сказать об этом. При этом согласился, что вести контроль за правильностью составления документа, не подписывая его, невозможно, и поэтому ФИО2 не может нести ответственность за правильность составления табелей. Время прихода и ухода с работы ФИО2 и ФИО3 при их приеме на работу не оговаривался. Их неявка могла повлиять лишь на размер их оплаты, поскольку она определяется пропорционально отработанному времени. В тоже время, нареканий по оказанию ими медицинской помощи к нему не поступало, поэтому претензий к ФИО2 у него не было.

Свидетель ФИО14   в суде показала, что с  состоит в должности .  в штате  на постоянной основе не было, в связи с чем в учреждении работал  по совместительству ФИО21, которая на постоянной основе работала в . После  ФИО21, с   по совместительству в учреждении стала работать ФИО2, основным местом работы которой являлась . Она приезжала не чаще двух раз в месяц, обычно в выходные дни или праздники. Это было обусловлено ее занятостью по основному месту работы в . Работа ФИО2 заключалась в том, что врачи учреждения подготавливали к ее приезду истории болезни осужденных, результаты обследований. После этого ФИО2, изучив медицинскую документацию и осмотрев больного-осужденного, назначала и корректировала тактику дальнейшего ведения (лечения) больного. Каким образом производился осмотр больных-осужденных ФИО2 не знает, так как в выходные и праздничные дни на рабочем месте не находилась. Однако, со слов больных-осужденных в рабочие дни ей становилось известно, что  их осматривала. Также об осмотре осужденных могла узнать из истории болезни, где ФИО2 оставляла свои записи, в том числе дату осмотра, диагноз. ФИО2 работала в кабинете  Лопатина А.Ю., который расположен в здании штаба ФКЛПУБ-48, находящегося внутри охраняемой территории учреждения. Лежачих больных ФИО2 осматривала непосредственно в отделениях у кровати больного. Это известно со слов самих больных-осужденных. Каких-либо жалоб от больных-осужденных на работу ФИО2 не поступало, она грамотный специалист. Также ФИО2 консультировала больных при заполнении формы  на медико-социальную экспертизу для получения инвалидности больными-осужденными, ставила визу в данной форме как . На каких условиях ФИО2 была трудоустроена в учреждении, не знает. В 2008 году, даты точно не помнит, на утреннем оперативном совещании Лопатин А.Ю. сказал, что в учреждение в качестве  будет приезжать . Обычно в одну из пятниц Лопатин А.Ю. говорил врачам учреждения принести в его кабинет истории болезни осужденных, которые нуждаются в консультации невролога, результаты обследований, чтобы в выходные дни ФИО2 изучила данную документацию и дала рекомендации по дальнейшему лечению и обследованию больного. После чего данная документация в пятницу представлялась врачами Лопатину А.Ю., а в понедельник забиралась уже с имеющимися записями ФИО2 Такая форма работы ФИО2 устраивала, так как это было лучше, чем если бы консультаций  не было совсем. Во время отсутствия ФИО2 в учреждении врачебную помощь по линии  оказывала сама, как заведующая отделением. Хотя не могла этого делать, так как не имеет сертификата , но в тоже время не могла отказать в оказании медицинской помощи при обращении больного-осужденного по линии неврологии. Также ею назначалось плановое лечение больных-осужденных по линии , так как ждать приезда один раз в месяц ФИО2 было не эффективно. Не могла отказаться выполнять обязанности ФИО2, так как кто-то должен был их выполнять во время ее отсутствия. В возглавляемом ей отделении установлен следующий порядок заполнения табелей учета рабочего времени — составляет табельщик, затем подписывает она как начальник отделения, после этого представитель кадровой службы и начальник учреждения.

Свидетель ФИО18   в судебном заседании пояснила, что работает в должности . В 2008-2010 годах ФИО2 работала в  по совместительству, при этом приезжала в основном в выходные дни. На каких условиях была принята ФИО2 ей не известно.

Представитель потерпевшего ФИО24   пояснил, что с  находится в должности . До указанного времени, с 26.04.2011 исполнял обязанности . В апреле 2011 года был издан приказ по учреждению об установлении ответственных за составление табелей учета рабочего времени лиц, в июне 2011 года новым приказом список этих лиц был скорректирован. Насколько ему известно до издания указанных приказов ответственные за составление табелей учета рабочего времени лица определены не были.

Согласно копии приказа начальника УФСИН России по Республике Коми  от    Лопатин А.Ю. с  назначен на должность  по . (т.2, л.д.3-6)

Должностными инструкциями , утвержденными , , ,   Лопатину А.Ю. установлены обязанности по руководству организацией медицинской помощи в больнице через заведующих отделениями и главную медсестру (п.6), он имеет право отдавать распоряжения по вопросам организации работы подчиненных подразделений больницы, отдавать распоряжения и указания подчиненным в соответствии с уровнем их компетенции и квалификации и контролировать их выполнение (п.13), применять общественное воздействие или дисциплинарные взыскания в устной форме, рекомендовать начальнику больницы иные меры воздействия на нарушения в работе медицинской службы (п.17), организует оказание квалифицированной и специализированной медицинской помощи осужденным и контроль проведения всей лечебно-профилактической и диагностической работы в структурных подразделениях больницы (п.21), составляет перспективные и текущие планы работы всех отделений, распорядок дня отделений и кабинетов, графики работы медперсонала, а также должностные инструкции медицинского персонала (п.31), несет ответственность за своевременное и качественное составление документов начальнику ФБЛПУБ-48 ГУФСИН России по Республике Коми, выполнение поручений и распоряжений начальника  (п.47). (т.2, л.д.8-10, 11-14, 15-18)

Согласно должностной инструкции   от   ФИО7 в своей деятельности подчиняется начальнику  и его заместителю по . На нее возложены обязанности по организации и контролю за работой среднего медицинского персонала, ведению медицинской документации, контролю медицинских средств, проведению учебных мероприятий с персоналом. (т.2, л.д.82-84)

В соответствии с приказом начальника ФБЛПУБ-48 УФСИН России по   от    на должность   с  принята по бессрочному трудовому договору ФИО2 с оплатой за фактически отработанное время, исходя из , как , имеющему  по специальности «», и ей установлены надбавки: за работу в местности, приравненной к районам Крайнего Севера, в размере 50%, за стаж непрерывной работы в учреждениях здравоохранения, в соответствии с п.6.1 приказа Минздрава РФ от 15.10.1999 №377, в размере 30%, за стаж непрерывной работы в учреждениях УИС, в соответствии с приказом МВД РФ от 12.02.1994 №51, в размере 25%. (т.1, л.д.24-27)

Согласно выписке из приказа начальника   от    на должность   с 22.07.2008 принят по бессрочному трудовому договору ФИО3 по совместительству в пределах до 0,4 ставки, с оплатой за фактически отработанное время, исходя из , как имеющему », и ему установлены надбавки: за работу в местности, приравненной к районам Крайнего Севера, в размере 50%, за стаж непрерывной работы в учреждениях здравоохранения, в соответствии с п.6.1 приказа Минздрава РФ от 15.10.1999 №377 в размере 30%, за стаж непрерывной работы в учреждениях УИС (выслуга лет), в соответствии с приказом МВД РФ от 12.02.1994 №51, в размере 20%. (т.2, л.д. 86)

В соответствии с трудовыми договорами  и  от    ФИО2 и ФИО3 приняты в  с  на должности  и  по совместительству соответственно, с оплатой за фактически отработанное время. В п.7 договоров указано, что работник должен выполнять обязанности, предусмотренные должностной инструкцией и правилами внутреннего трудового распорядка, в п.9 – работнику устанавливается режим рабочего времени, предусмотренный правилами внутреннего распорядка. (т.3, л.д.100, 101)

В соответствии с протоколами выемки от 21.01.2011, 02.02.2011 и 11.03.2011   были изъяты журналы №36 учета женщин, входящих (выходящих) на территорию охраняемого объекта  за период с 29.12.2009 по 04.08.2010, журнал консультаций  за период с 05.06.2009 по 04.11.2010, коробка с медицинскими картами стационарных больных , табеля учета рабочего времени, лицевые счета работников, папки «Касса», приказы, платежные ведомости, штатное расписание. (т.1, л.д.161-166, 169-172, т.2, л.д.210-211)

Согласно протоколу осмотра документов от 04.06.2011   осмотрены: 4 журнала №36 учета женщин, входящих (выходящих) на территорию охраняемого объекта , журнал консультаций , 157 медицинских карт стационарных больных за период с июля 2008 года по 2009 год, журнал консультаций ,  табеля учета рабочего времени за период с июля 2008 года по октябрь 2010 года, первичные документы (касса) за период с августа 2008 по октябрь 2010 года, лицевые счета за период с 2008 по 2010 годы. (т.3, л.д. 81-89)

В табелях учета рабочего времени, карточках-справках, а также платежных ведомостях   зафиксированы сведения об отработанном ФИО2 и ФИО3 в  времени в период с августа 2008 года по октябрь 2010 года, начисленной и полученной ими за указанный период заработной плате. (т.1, л.д.57-83, 90-96, 108-139)

Согласно коллективному договору  на 2009-2011 годы, утвержденному ,   режим труда работников  регулируется Правилами внутреннего трудового распорядка (п.3.1). Для работников устанавливается пятидневная рабочая неделя с двумя выходными днями. Перерыв для отдыха и питания ежедневно с 13 часов 00 минут до 14 часов 00 минут (п.3.1). Согласно Правилам внутреннего трудового распорядка для работников , утвержденные 29.12.2008, являющимся приложением к коллективному договору, работодатель обязан исполнять обязанности, предусмотренные Трудовым кодексом, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями и трудовыми договорами (п.19), администрация обязана организовать учет явки на работу и ухода с работы, вести учет рабочего времени на основании Табеля учета рабочего времени, фактически отработанного каждым работником (п.23). (т.3, л.д.102-126)

После исследования указанных доказательств, выступая в судебных прениях, государственный обвинитель Поколинская Л.И. заявила отказ от обвинения Лопатина А.Ю. в совершении преступления, предусмотренного ст.293 ч.1 УК РФ. При этом свое решение мотивировала тем, что в судебном заседании не было установлено, что на Лопатина А.Ю. были возложены обязанности, связанные с контролем за составлением табелей учета рабочего времени. Лопатин А.Ю., как   по , осуществлял обязанности, связанные с организацией медицинской помощи. Обязанности по контролю за составлением финансовых документов на него не возлагались, подписание и контроль за их составлением он не осуществлял. Фактически табеля учета рабочего времени в отношении врачей ФИО2 и ФИО3 составляла  ФИО7, на которую обязанности, связанные с составлением этих документов также не возлагались. Лишь в апреле 2010 года в учреждении был издан приказ об учете рабочего времени, в которым были закреплены ответственные за составление табелей учета рабочего времени лица. Таким образом, исследованные в судебном заседании доказательства, по мнению государственного обвинителя, не подтверждают предъявленное Лопатину А.Ю. обвинение по ст.293 ч.1 УК РФ как халатность, то есть ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие небрежного отношения к службе, если это повлекло причинение крупного ущерба. В связи с изложенным государственный обвинитель просила уголовное дело в отношении Лопатина А.Ю. прекратить по основаниям ст.24 ч.1 п.2 УПК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Представитель потерпевшего ФИО24 в судебном заседании против прекращения уголовного дела в отношении Лопатина А.Ю. не возражал.

Подсудимый Лопатин А.Ю. и его защитник согласились с мнением государственного обвинителя и также просили уголовное дело прекратить в связи с отсутствием состава преступления.

В соответствии со ст.ст.15, 21 УПК РФ уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон и по уголовным делам публичного обвинения государственное обвинение от имени государства осуществляет прокурор.

Согласно ст.246 ч.7 УПК РФ отказ государственного обвинителя от обвинения влечет за собой прекращение уголовного преследования по основаниям, предусмотренным ст.ст.24 ч.1 п.п.1-2, 27 ч.1 п.п.1-2 УПК РФ.

Отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства предопределяет принятие судом решения в соответствии с позицией государственного обвинителя, поскольку уголовно-процессуальный закон исходит из того, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе принципа состязательности и равноправия сторон, а формулирование обвинения и его поддержание перед судом обеспечиваются обвинителем.

Принимая во внимание изложенное, а также учитывая, что государственный обвинитель привел суду мотивы отказа от обвинения со ссылкой на предусмотренные законом основания, представитель потерпевшего, подсудимый и его защитник согласны с мнением государственного обвинителя, уголовное дело в отношении Лопатина А.Ю. подлежит прекращению.

Согласно ст.133 ч.2 п.2 УПК РФ прекращение уголовного преследования в отношении подсудимого в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения является основанием возникновения у него права на реабилитацию, что в соответствии со ст.134 ч.1 УПК РФ влечет за собой признание такого права при вынесении решения о прекращении уголовного преследования.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.27, 24, 134, 246 УПК РФ, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Прекратить уголовное преследование в отношении Лопатина А.Ю.   по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст.293 ч.1 УК РФ, на основании ст.24 ч.1 п.2 УПК РФ в связи с отсутствием состава преступления.

Признать за Лопатиным А.Ю. право на реабилитацию.

Меру пресечения Лопатину А.Ю. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении по вступлению постановления в законную силу отменить.

Вещественные доказательства: 4 журнала №36 учета женщин, входящих (выходящих) на территорию охраняемого объекта , журнал консультаций , 125 медицинских карт стационарных больных за период с июля 2008 года по 2009 год, журнал консультаций , 28 подшивок табелей учета рабочего времени за период с июля 2008 года по октябрь 2010 года, первичные документы (касса) за период с августа 2008 года по октябрь 2010 года, 4 подшивки лицевых счетов за 2008-2010 годы по вступлению постановления в законную силу направить в .

Постановление может быть обжаловано в кассационном порядке в Верховный суд Республики Коми через суд, вынесший постановление, в течение 10 суток со дня его провозглашения.

В случае обжалования постановления Лопатин А.Ю. вправе ходатайствовать об участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

Председательствующий Н.А. Рукавишников