Кассационное определение № 22-899/12 от 09.11.2012 Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики (Кабардино-Балкарская Республика)

Судья Ошхунов З.М. № 22-899/12

К а с с а ц и о н н о е о п р е д е л е н и е

г. Нальчик 09 ноября 2012 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Кабардино -Балкарской Республики в составе:

председательствующего Сабанчиевой Х.М.

судей Мамишева К.К., Атабиева Х.Х.

  при секретаре – Унежевой К.З.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационное представление и.о. прокурора Зольского района КБР Машукова Х.Ю. и кассационную жалобу адвоката Дзамихова Р.И. в интересах осужденной Аришевой Р.М. на приговор Зольского районного суда КБР от 13 августа 2012 года, которым.

Аришева Рита Мухамедовна  , &lt,данные изъяты&gt, ранее не судимая

осуждена:

за каждое из 24 преступлений предусмотренных ч.3 ст. 159 УК РФ (в редакции от 07.03.2011 N 26-ФЗ) к 1 году лишения свободы,

по ч. 3 ст. 160 УК РФ (в редакции от 07.03.2011 N 26-ФЗ) к 1 году лишения свободы,

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний постановлено назначить Аришевой Р.М. окончательное наказание в виде 3 (трех) лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Срок наказания постановлено исчислять со дня начала фактического исполнения наказания.

Меру пресечения, избранную Аришевой Р.М., в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении постановлено оставить без изменения до вступления приговора в законную силу.

Меру процессуального принуждения в виде ее временного отстранения от должности бухгалтера &lt,данные изъяты&gt,№ с.&lt,адрес&gt, &lt,адрес&gt, постановлено оставить без изменения до вступления приговора в законную силу.

Гражданские иски удовлетворить, взыскав с Аришевой Р. М. в пользу:

— ФИО2 &lt,данные изъяты&gt, коп.,

— ФИО3 &lt,данные изъяты&gt, коп.,

— ФИО4 &lt,данные изъяты&gt, коп.,

— ФИО5 &lt,данные изъяты&gt, коп.,

— ФИО6 &lt,данные изъяты&gt, рублей,

— ФИО7 &lt,данные изъяты&gt, руб. 16 коп.,

— ФИО8 &lt,данные изъяты&gt, рубля,

— ФИО9 &lt,данные изъяты&gt, коп.,

— ФИО10 &lt,данные изъяты&gt, коп.,

— ФИО11 &lt,данные изъяты&gt, коп.,

— ФИО12 &lt,данные изъяты&gt, коп.

По предъявленному Аришевой Р.М. обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.160 УК РФ (хищение бюджетных средств за период с января по август 2009 года), ч.3 ст.160 УК РФ (хищение бюджетных средств за период с сентября по декабрь 2009 года), ч.3. ст. 160 УК РФ (растрата бюджетных средств), ч. 1 ст.285 УК РФ (злоупотребление полномочиями) постановлено ее оправдать на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за отсутствием в ее действиях состава преступления, признав за ней в этой части право на реабилитацию и возмещение имущественного, морального вреда, восстановление нарушенных прав в порядке, предусмотренном ст. 135, 136 и 138 УПК РФ.

Темирчиев Аслан Толевич,   &lt,данные изъяты&gt, ранее не судимый

признан невиновным по предъявленному обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст. 160 УК РФ (обвинение в хищении бюджетных средств за период с января по август 2009 года), ч.3 ст. 160 УК РФ (обвинение в хищении бюджетных средств за период с сентября по декабрь 2009 года) и оправдан на основании п. 1 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, в связи с тем, что не установлено событие преступления.

Меру пресечения, избранную в отношении Темирчиева А.Т. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, постановлено оставить без изменения до вступления приговора в законную силу.

Меру процессуального принуждения, избранную в отношении Темирчиева А.Т. в виде временного отстранения его от должности директора МОУ СОШ №3 с.п.

Сармаково Зольского района КБР, постановлено оставить без изменения до вступления приговора в законную силу.

В соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 133 УПК РФ, постановлено признать за Темирчиевым А.Т. право на реабилитацию и возмещение имущественного, морального вреда, восстановление нарушенных прав в порядке, предусмотренном ст. 135, 136 и 138 УПК РФ.

Решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Мамишева К.К., мнение прокурора Кодзокова А.Ф., поддержавшего доводы кассационного представления, мнение Темирчиева А.Т. и адвоката Ланевской Г.И., в защиту его интересов, полагавших приговор в части его оправдания законным, мнение Аришевой Р.М. и адвоката Дзамихова в защиту ее интересов, поддержавших доводы кассационной жалобы,

у с т а н о в и л а:

Аришева Р.М. признана виновной в девятнадцати эпизодах мошенничества, то есть хищениях чужого имущества путем обмана, совершенных с использованием своего служебного положения, пяти эпизодах мошенничества, то есть хищениях чужого имущества путем обмана, совершенных с причинением значительного ущерба гражданину, с использованием своего служебного положения, одном присвоении, то есть хищении чужого имущества, вверенного ей, с использованием своего служебного положения. Обстоятельства совершения преступлений подробно приведены в приговоре.

По предъявленному обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.160 УК РФ (хищение бюджетных средств за период с января по август 2009 года), ч.3 ст.160 УК РФ (хищение бюджетных средств за период с сентября по декабрь 2009 года) Темирчиев А.Т. и Аришева Р.М. оправданы, а Аришева Р.М. оправдана так же по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч.3. ст. 160 УК РФ (растрата бюджетных средств), ч. 1 ст.285 УК РФ (злоупотребление полномочиями).

Аришева Р.М. и Темирчиев А.Т. в суде по предъявленному им обвинению виновными себя не признали.

Зольскийм районным судом КБР 13 августа 2012 года вынесен вышеуказанный обжалуемый приговор.

В кассационном представлении   и дополнении к нему и.о. прокурора Зольского района КБР Машуков Х.Ю. просит приговор Зольского районного суда КБР от 13 августа 2012 года в отношении Аришевой Р.М. и Темирчиева А.Т. отменить, уголовное дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

Мотивирует тем, что суд сопоставив два указанных в приговоре основополагающих постановления пришел к выводу, что постановление Правительства КБР от 19 декабря 2008 № 282 -ПП (ОСОТ) не подлежало

применению в части расчета заработной платы работников, осуществляющих педагогический процесс (учителей), а также руководителя, заместителей руководителя и главного бухгалтера в тех образовательных учреждениях, которые вошли в перечень, указанный в постановлении Правительства КБР № 202 от 21.08.2008 (НСОТ).

Этими выводами, суд вносит в приговор противоречия, ставящие под сомнение невиновность оправданных.

Указывает, что суд в своем приговоре руководствовался недостоверными сведениями, изложенными в вышеуказанных письмах Министерства образования и науки КБР.

В связи с этими противоречивыми данными Министерства образования и науки КБР, стороной обвинения в судебном заседании было заявлено ходатайство о назначении повторной комиссионной бухгалтерской экспертизы (при необходимости с участием в экспертизе специалиста Министерства образования и науки КБР), однако суд необоснованно отказал в проведении данной экспертизы и необоснованно приняв во внимание доводы вышеуказанных писем, положил их в основу оправдания Темирчиева А.Т. и Аришевой Р.М..

Считает, что аналогичные нарушения судом допущены и в части оправдания Аришевой Р.М. по обвинению в присвоении бюджетных средств путем умышленного внесения в тарификации за ДД.ММ.ГГГГ. завышенной заработной платы. Полагает, что суд, соглашаясь с растратой Аришевой Р.М. государственных средств, одновременно признает эти деяния неумышленными, чем делает противоречивые выводы и ставит под сомнение невиновность оправданной. Указывает, что являются противоречивыми и не основанными на законе выводы суда в части оправдания Аришевой Р.М. по ч.1 ст.285 УК РФ.

Указывает, что судом допущены нарушения в части удовлетворения исковых требований потерпевших, в частности, ФИО9 в судебном заседании отказалась от своих требований, однако суд никак не обосновав свой вывод, удовлетворил ее исковые требования.

В кассационной жалобе адвокат Дзамихов Р.И.   в интересах Аришевой Р.М. просит приговор изменить и полностью ее оправдать за отсутствием события преступления.

Мотивирует тем, что не установлены ни события преступлений, ни виновность ее подзащитной в совершении инкриминируемых ей деяний.

Согласно показаний свидетеля ФИО21 следователь приехал к ней с готовым напечатанным текстом протокола допроса, который она подписала. Аналогичные показания были даны и другими потерпевшими, что согласуется с наличием в материалах дела напечатанных, а не рукописных протоколов допроса потерпевших. ФИО21 также пояснила, что подписала свои показания в состоянии волнения, не читая их. Согласно ее показаний в суде,

заработную плату она получала в полном объеме, т.е. именно ту сумму, за которую и расписывалась в ведомости. Сомнительным является то, что потерпевшие помнили получаемые суммы спустя длительное время.

Указывает, что при таких условиях, обвинительный приговор в отношении Аришевой Р.М. идет вразрез с конституционным положением о презумпции невиновности и необходимости толкования всех неустранимых и неустраненных сомнений в пользу подсудимого, поскольку в отсутствие на то оснований, предпочтение отдается судом именно показаниям потерпевших.

Считает, что судом необоснованно не приняты во внимание показания тех работников дошкольного отделения, которые заявляли о том, что заявление в УБЭП МВД КБР не являлось результатом волеизъявления воспитателей.

Указывает, что к показаниям потерпевших следовало отнестись критически не только по той причине, что они противоречат показаниям самой Аришевой Р.М., но и по причине их противоречий с показаниями остальных работников, что дает основания сомневаться в их достоверности.

Обращает внимание на, что в деле нет доказательств способа совершения Аришевой Р.М. обмана, либо введения в заблуждение. Более того, все потерпевшие не смогли ответить на вопрос защиты, в чем заключался их обман, или каким образом их вводили в заблуждение.

В ходе судебного следствия выяснилось, что ФИО2, ФИО11, ФИО4, ФИО5 не владеют русским языком, и в суде давали показания с участием переводчика. Более того, ФИО2 заявила, что не умеет читать, хотя в ее протоколе допроса следователь указал, что он прочитан ею лично.

Указывает, что является нарушением коллективный допрос уборщиков, Согласно показаний ФИО2, ФИО4, ФИО11 их всех собрали вместе в одном кабинете и допросили. Исходя из этих обстоятельств, нельзя согласиться с выводами суда относительно виновности по эпизодам хищения имущества уборщиков.

В возражении на кассационное представление   Темирчиев А.Т., Аришева Р.М. и адвокат Ланевская Г.И. в их интересах, просят приговор в части их оправдания оставить без изменения, в части осуждения Аришевой Р.М. отменить и прекратить уголовное дело за непричастностью ее к совершению преступления.

Мотивирует тем, что оправдание Темирчиева А.Т. и Аришевой Р.М. суд достаточно мотивировал и обосновал. За период работы Темирчиева А.Т. школа стала одной из лучших в районе, получила грант в размере 1 млн. руб., была победителем многих конкурсов муниципального и республиканского уровня. Темирчиев А.Т. по работе характеризовался положительно, имеет поощрения, в том числе от Министерства образования и науки, взысканий не имел.

В действиях Аришевой Р.М. отсутствовал преступный умысел на незаконное получение денежных средств, ни каких противоправных действий

она не совершала.

Судебное следствие не подтвердило одинаковость сумм хищений с предварительным следствием, не смотря на оглашение показаний, незаконно суд удовлетворил и гражданские иски ФИО22, ФИО10, ФИО11, которые отказались от них или не заявляли вообще, необоснованно увеличил взысканную сумму по иску ФИО2, ФИО3, ФИО6, ФИО10, ФИО23, оставив без внимания их показания в суде.

Указывает, что к показаниям потерпевших следует отнестись критически, поскольку их обращение с исками в порядке гражданского судопроизводства было бы не состоятельным в силу недоказанности, с учетом наличия в расчетно-платежных ведомостях их подписей.

Дополняет, что в суде свидетели ФИО24, ФИО25, ФИО26, ФИО27, ФИО28, ФИО29, ФИО30, ФИО31, ФИО32, а также оглашенные показания ФИО33, ФИО34, ФИО35, ФИО27 подтвердили, что они не знали, что получали завышенную зарплату, Аришева Р. М. ничего об этом им не говорила, с нею они деньгами не делились. Заработанную плату они получали по платежным ведомостям в полном объеме, где расписывались лично. Аришева Р.М. как на следствии, так и в суде показала, что у нее произошла неумышленная техническая (компьютерная) ошибка.

Обвинение Аришевой Р.М. по одному и тому же факту в хищении путем растраты — ч. 3 ст. 160 УК РФ и в злоупотреблении служебными полномочиями, то есть ч. 1 ст. 285 УК РФ, является незаконным.

За время работы Аришева Р.М. показала себя только с положительной стороны, она входила в состав районной рабочей группы по внедрению новых системы оплаты труда, обладает чувством долга и ответственности, принципиальна в работе, трудится по специальности более 30 лет.

Указывает, что в приговоре не нашла своего отражения предъявленная Аришевой Р.М. медицинская справка об инвалидности 3 группы. Она во время суда длительное время находилась в реанимации на стационарном, а затем амбулаторном лечении. Поэтому реальное лишение ее свободы является несправедливым, чрезмерно суровым.

Проверив материалы уголовного дела, выслушав участников процесса, обсудив доводы кассационных представления и жалобы, возражений на кассационное представление, судебная коллегия приходит к следующему.

Обжалуемым приговором Темирчиев А.Т. и Аришева Р.М. оправданы  по обвинению в совершении двух эпизодов хищений бюджетных средств ( ч.3 ст. 160 УК РФ) за период с января по август 2009 года и с сентября по декабрь 2009 года, а Аришева Р.М. оправдана также по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч.3. ст. 160 УК РФ (растрата бюджетных средств) и ч. 1 ст.285 УК РФ (злоупотребление полномочиями).

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Вместе с тем, судом Аришева Р.М. признана виновной в девятнадцати эпизодах мошенничества, то есть хищениях чужого имущества путем обмана, совершенных с использованием своего служебного положения, пяти эпизодах мошенничества, то есть хищениях чужого имущества путем обмана, совершенных с причинением значительного ущерба гражданину, с использованием своего служебного положения, одном присвоении, то есть хищении чужого имущества, вверенного ей, с использованием своего служебного положения.

  Согласно обвинительному заключению, Темирчиев А.Т. и Аришева А.Т. обвиняются в том, что, первый работая директором, а Аришева А.Т. бухгалтером &lt,данные изъяты&gt, &lt,данные изъяты&gt,» с.&lt,адрес&gt, КБР, являясь должностными лицами, с использованием своего служебного положения вопреки интересам службы, из корыстной заинтересованности, вступив в предварительный преступный сговор на хищение вверенных бюджетных денежных средств, в ДД.ММ.ГГГГ, вносили в тарификационные списки неверные коэффициенты при расчете собственных заработных плат.  Преступления по версии следствия совершены при следующих обстоятельствах.

Согласно постановления Правительства КБР № от ДД.ММ.ГГГГ «О системе оплаты труда работников отдельных государственных и муниципальных общеобразовательных учреждений КБР», утверждена Методика формирования, распределения фонда оплаты труда и расчета заработной платы работников отдельных государственных и муниципальных образовательных учреждений КБР, и Муниципальное образовательное учреждение «&lt,данные изъяты&gt, №» с.&lt,адрес&gt, &lt,адрес&gt, включено в список отдельных государственных и муниципальных общеобразовательных учреждений КБР, перешедших на новую систему оплаты труда с ДД.ММ.ГГГГ. На основании данного постановления, Главой местной администрации Зольского муниципального района КБР издано постановление № от ДД.ММ.ГГГГ «О введении новой системы оплаты труда работников подведомственных общеобразовательных учреждений». Во исполнение данного постановления директором Муниципального образовательного учреждения «Средняя Общеобразовательная школа №» (&lt,данные изъяты&gt, №») с.&lt,адрес&gt, Темирчиевым А.Т. издан приказ № от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которого с ДД.ММ.ГГГГ оплата труда работников образовательного учреждения будет осуществляться по новой системе оплаты труда, и утверждено положение «Об оплате труда работников МОУ «&lt,данные изъяты&gt, №» с.&lt,адрес&gt,.

В соответствии с вышеуказанными нормативно-правовыми актами, заработная плата руководителя образовательного учреждения и главного бухгалтера, устанавливается из средней заработной платы педагогических работников и группы оплаты труда руководителей образовательных учреждений. Численность учащихся МОУ «&lt,данные изъяты&gt, №» с.&lt,адрес&gt, КБР на ДД.ММ.ГГГГ составляла 398, количество детей в дошкольном образовательном учреждении – 75, а всего 473 человек. Следовательно, по мнению следствия, МОУ «&lt,данные изъяты&gt, №» с.&lt,адрес&gt, &lt,данные изъяты&gt,

относится к 3-ей группе оплаты труда руководителей образовательных учреждений. Значение коэффициентов по группам оплаты труда для руководителей образовательных учреждений, относящейся к 3-ей группе, установлено в пределах – 2,0, а для главного бухгалтера до 1,5.

Тем не менее, в &lt,данные изъяты&gt, &lt,данные изъяты&gt, года, директор Темирчиев А.Т. и бухгалтер Аришева Р.М., действуя согласно заранее достигнутой договоренности внесли заведомо ложные сведения в тарификацию по административно-управленческому персоналу &lt,данные изъяты&gt, №» с.&lt,адрес&gt, на ДД.ММ.ГГГГ, согласно которой директору Темирчиеву А.Т. установили повышающий коэффициент 3,0 вместо 2,0, а бухгалтеру Аришевой Р.М. повышающий коэффициент 2,7, вместо 1,5.

В &lt,данные изъяты&gt,, при численности учащихся 383, количестве детей в дошкольном образовательном учреждении – 78, а всего 461 человек, директор Темирчиев А.Т. и бухгалтер Аришева Р.М., действуя согласно заранее достигнутой договоренности внесли заведомо ложные сведения в тарификацию по административно-управленческому персоналу &lt,данные изъяты&gt, №» с.&lt,адрес&gt, на ДД.ММ.ГГГГ, согласно которой директору Темирчиеву А.Т. установили повышающий коэффициент 2,5 вместо 2,0, а Аришевой Р.М. повышающий коэффициент 2,3, вместо 1,5.

Таким образом, по версии следствия, установив себе завышенные заработные платы, Темирчиев А.Т. и Аришева Р.М. разницу от повышения похитили и истратили по своему усмотрению, причинив тем самым государству материальный ущерб.

Вопреки доводам кассационного представления вывод суда об оправдании Аришевой Р.М. и Темирчиева А.Т. по данному обвинению соответствует установленным судом фактическим обстоятельствам дела.

Данный вывод суда основан на собранных по делу доказательствах, непосредственно, полно и объективно исследованных в судебном заседании на основе состязательности и равенства сторон, анализ и оценка которым даны в приговоре.

Судом установлено, что  в соответствии с постановлением Правительства КБР № от ДД.ММ.ГГГГ, &lt,данные изъяты&gt, № с.&lt,адрес&gt, было включено в список отдельных общеобразовательных учреждений КБР, перешедших на новую систему оплаты труда ( далее НСОТ) с ДД.ММ.ГГГГ.

Одновременно с данным постановлением, с ДД.ММ.ГГГГ на территории КБР вступили в силу положения постановления Правительства КБР от ДД.ММ.ГГГГ N 282-ПП «О Положении об отраслевой системе оплаты труда работников государственных учреждений системы образования КБР» (далее по тексту- ОСОТ), также регулировавшее порядок расчета оплаты труда руководителя и главного бухгалтера образовательного учреждения.

Сопоставив два указанных постановления, суд пришел к правильному выводу, что постановление Правительства КБР от ДД.ММ.ГГГГ N 282-ПП (ОСОТ) не подлежало применению в части расчета заработной платы работников,

осуществляющих педагогический процесс (учителей), а также руководителя, заместителей руководителя и главного бухгалтера в тех образовательных учреждениях, которые вошли в перечень, указанный в Постановлении правительства КБР № от ДД.ММ.ГГГГ (НСОТ).

В этих образовательных учреждениях, постановление Правительства КБР от ДД.ММ.ГГГГ N 282-ПП (ОСОТ) подлежало применению при расчете заработной платы всего остального персонала (технический персонал, воспитатели дошкольного обучения и т.д.), за исключением учителей, руководителя, заместителей руководителя и бухгалтера.

Между тем, в самом постановлении Правительства КБР от ДД.ММ.ГГГГ N 282-ПП (ОСОТ) нет прямого указания о пределах его применения, в частности о запрете его применения при расчетах заработной платы руководителей и бухгалтеров образовательных учреждений, вошедших в перечень постановления Правительства от ДД.ММ.ГГГГ №. (НСОТ). Кроме того, постановление от ДД.ММ.ГГГГ N 282-ПП (ОСОТ) было издано позднее постановления № от ДД.ММ.ГГГГ (НСОТ), что по общему правилу предполагает приоритетность применения его норм. К тому же, постановление N 282-ПП (ОСОТ) содержало отдельное Положение об оплате труда руководителей, их заместителей и главных бухгалтеров, регламентировало порядок оплаты труда всех других категорий работников, помимо учителей и руководства и применялось в указанной части в образовательных учреждениях, вошедших в систему НСОТ.

Как верно указано в приговоре, приведенные обстоятельства, создавали значительную правовую неопределенность в вопросах возможности применения постановления N 282-ПП от ДД.ММ.ГГГГ (ОСОТ) при расчете заработной платы руководителей и главных бухгалтеров образовательных учреждений, вошедших в перечень, утвержденный постановлением № от ДД.ММ.ГГГГ (НСОТ).

Наличие противоречий по вопросам возможности применения систем оплаты труда НСОТ и ОСОТ к заработной плате руководителя и главного бухгалтера, действовавших одновременно, указали не только подсудимые, но и допрошенные в суде в качестве свидетелей работники управления образования &lt,адрес&gt, ФИО37, ФИО38, ФИО39 При чем, ни один из упомянутых свидетелей обвинения не смог мотивированно объяснить способ и вид расчетов заработной платы со ссылкой на действующую нормативно-правовую базу.

Применение постановления Правительства КБР от ДД.ММ.ГГГГ N 282-ПП (ОСОТ) при расчете заработной платы руководителя и главного бухгалтера МОУ СОШ № с.&lt,адрес&gt,, как в январе, так и в сентябре 2009 года, подтверждается показаниями подсудимых, свидетеля ФИО40, а также содержанием самих тарификаций на ДД.ММ.ГГГГ, из которых следует, что при расчете взята средняя заработная плата основного персонала за предыдущий календарный год в размере &lt,данные изъяты&gt, руб., что соответствует п.50 постановления от ДД.ММ.ГГГГ N 282-ПП (ОСОТ). Применены

коэффициенты: у директора в январе — 3,0 и в сентябре — 2,5, а у бухгалтера в январе и в сентябре соответственно 2,7 и 2,3, что соответствует коэффициентам ОСОТ, установленным в пунктах 48, 51 постановления от ДД.ММ.ГГГГ N 282-ПП (ОСОТ).

Приведенное выше обстоятельство подтверждено и письмами Министерства образования и науки КБР № от ДД.ММ.ГГГГ и № от ДД.ММ.ГГГГ, из смысла которых следует, что при расчете заработной платы руководителя подлежала применению текущая средняя заработная плата на январь и сентябрь 2009 года соответственно и только работников, осуществляющих педагогический процесс, которая по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ составляла &lt,данные изъяты&gt, рублей, а на сентябрь 2009 года – &lt,данные изъяты&gt, руб.

Выводы, содержащиеся в указанных письмах суд обоснованно посчитал логичными, мотивированными и основанными на правильном толковании норм трудового права.

Как верно указано в приговоре, Министерство образования и науки КБР будучи разработчиком обоих постановлений Правительства ( по ОСОТ и НСОТ), что следует из приведенных писем, является наиболее компетентным органом, имеющим право давать разъяснения по вопросам их применения.

Согласно пункта 20 Методики, утвержденной Постановлением № от ДД.ММ.ГГГГ (НСОТ), заработная плата руководителя образовательного учреждения устанавливается учредителем на основании трудового договора, исходя из средней заработной платы педагогических работников данного учреждения и группы оплаты труда 2 раза в год — в январе и сентябре. Заработная плата заместителей руководителя и главного бухгалтера исчисляется аналогично (п.21.).

  Министерство образования и науки КБР  в своих письмах разъясняет, что при установлении размера заработной платы руководителей и главных бухгалтеров общеобразовательных учреждений исчислению средней заработной платы педагогических работников подлежит фонд оплаты труда учителей на данный период в соответствии с утвержденным штатным расписанием и количеством учителей.

Фонд оплаты труда учителей в данном случае не может использоваться за прошлый или будущий период в связи с тем, что фонд оплаты труда образовательного учреждения формируется и утверждается на текущую дату (январе и сентябре) в соответствии с нормативами подушевого бюджетного финансирования, фактическому контингенту учеников и количеству часов по предмету в каждом классе в соответствии с учебным планом. Таким образом, при исчислении средней заработной платы учителей для определения размера заработной платы руководителей и главных бухгалтеров общеобразовательных учреждений применяется фонд оплаты труда учителей, утвержденный штатным расписанием на текущий период.

  Судебная коллегия согласилась с выводами суда, который исходя из вышеизложенного, не принял во внимание выводы экспертных заключений № от ДД.ММ.ГГГГ и № от ДД.ММ.ГГГГ по вопросам правильности

расчета заработной платы Темирчиева А.Т. и Аришевой Р.М., поскольку в них эксперт лишь констатирует неправильность применения коэффициентов, умножая их на среднюю заработную плату, в размере &lt,данные изъяты&gt, руб., которая, по мнению эксперта, подлежала исчислению за предыдущий календарный год согласно ст.139 Трудового кодекса РФ и принятым в соответствии с ней постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 922. При этом эксперт без какого-либо обоснования не принимает во внимание порядок расчета, установленный в пункте 20 Постановления Правительства КБР № от ДД.ММ.ГГГГ (НСОТ).

Между тем, статья 139 Трудового кодекса РФ устанавливает порядок исчисления средней заработной платы для случаев, предусмотренных Трудовым кодексом РФ. В частности, к таковым относятся, определение среднего заработка при взыскании денежных сумм за время вынужденного прогула, вызванного задержкой выдачи уволенному работнику трудовой книжки (ст. 234 ТК), при вынужденном прогуле в связи с неправильной формулировкой причины увольнения (ч.6 ст.394), при задержке исполнения решения суда о восстановлении на работе (ст. 396 ТК) и т.д. Вместе с тем, согласно ч.6 ст. 139 ТК РФ, в локальном нормативном акте могут быть предусмотрены и иные периоды для расчета средней заработной платы, если это не ухудшает положение работников. В соответствии с абз. 5 ч.1 ст.5 Трудового кодекса РФ, регулирование трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений осуществляется также нормативными правовыми актами органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

Руководствуясь содержащимися в данных правовых нормах принципами и исходя из того, что период расчета средней заработной платы, установленный в пункте 20 Постановления правительства КБР № от ДД.ММ.ГГГГ (НСОТ) по сравнению с периодами расчета, установленными ст. 139 ТК РФ улучшает положение работника, поскольку влечет увеличение заработной платы, суд правильно посчитал, что расчет средней зарплаты по правилам статьи 139 ТК РФ в рассматриваемой ситуации является неправомерным.

Согласно расчетам, содержащимся в указанных выше письмах Министерства образования и науки КБР ежемесячная заработная плата руководителя МОУ СОШ № Темирчиева А.Т. с января по ДД.ММ.ГГГГ должна была составлять &lt,данные изъяты&gt, рублей. Подобный вывод сделан   на основе анализа штатного расписания школы на &lt,данные изъяты&gt, года, путем деления месячного фонда оплаты труда в размере 450 тысяч рублей на количество учителей (40 человек), в результате чего размер средней заработной платы, подлежавший применению при расчете заработной платы руководителя в ДД.ММ.ГГГГ составил &lt,данные изъяты&gt, рублей. Размер должностного оклада руководителя составил &lt,данные изъяты&gt, рублей ( &lt,данные изъяты&gt, руб. х 2,0 х 1,1), где 2,0 – это коэффициент 3-й группы оплаты труда, установленный пунктом 20 Методики НСОТ, а 1,1 – коэффициент за высшую квалификационную категорию Темирчиева А.Т..

Аналогичен и расчет должностного оклада руководителя на сентябрь 2009 года.

Месячный фонд оплаты труда учителей в &lt,данные изъяты&gt, года равен &lt,данные изъяты&gt, рублей и исходя из численности учителей (42), средняя заработная плата основного персонала (учителей) составляет 10 957,7 рублей (460 227руб.: 42 раб). Следовательно должностной оклад руководителя должен составлять- 24 107 рублей (10 957,7х 2,0 х1,1).

  Согласно тарификации за период с января по август и с сентября по ДД.ММ.ГГГГ года – ежемесячная заработная плата директора Темирчиева А.Т. была установлена в размере &lt,данные изъяты&gt, руб.

Следовательно, фактическая месячная заработная плата Темирчиева А.Т., установленная в тарификации и начисленная за период с января по &lt,данные изъяты&gt, года — (&lt,данные изъяты&gt, руб.), была ниже на 1 &lt,данные изъяты&gt, руб. размера заработной платы (&lt,данные изъяты&gt, руб.), подлежавшей установлению по Методике, утвержденной постановлением № от ДД.ММ.ГГГГ (НСОТ), а за период с сентября по &lt,данные изъяты&gt, года ниже на &lt,данные изъяты&gt, руб. размера заработной платы (&lt,данные изъяты&gt, руб.), подлежавшей расчету по вышеуказанной Методике.

  Обе тарификации, в которых была установлена заработная плата руководителю &lt,данные изъяты&gt, № с.&lt,адрес&gt, (на &lt,данные изъяты&gt, года) утверждены учредителем — Управлением образования местной администрации &lt,адрес&gt, КБР.

Обосновав и мотивировав свои суждения, суд правильно пришел к следующим выводам:

одновременное существование с ДД.ММ.ГГГГ двух действующих систем оплаты труда, регламентирующих расчет заработной платы руководителей образовательных учреждений, вносило правовую неопределенность в вопросе их применения в образовательных учреждениях, вошедших в проект модернизации образования,

заработная плата руководителя устанавливалась не им самим, а учредителем образовательного учреждения(местной администрацией Зольского муниципального района в лице Управления образования &lt,адрес&gt,),

заработная плата директора была тарифицирована по отраслевой системе оплаты труда (ОСОТ), тогда как подлежала расчету с применением новой системы оплаты труда (НСОТ).

правильный расчет заработной платы директора &lt,данные изъяты&gt, № Темирчиева А.Т. по НСОТ, предполагает ее большее увеличение по отношению к полученной: с января по сентябрь 2009 года на 1 &lt,данные изъяты&gt, руб., с &lt,данные изъяты&gt, года – на &lt,данные изъяты&gt, руб.

Исходя из изложенного выше суд пришел к верному выводу о том, что у Темирчиева А.Т. отсутствовал умысел на незаконное завышение своей заработной платы при расчете ее по отраслевой системе оплаты труда (ОСОТ).

Установив, что Темирчиев А.Т. получал в &lt,данные изъяты&gt, году заработную плату в меньшем размере, чем ему полагалось в соответствии с действующими нормативными актами, суд правильно сослался на отсутствие события преступления, поскольку вмененное подсудимому деяние, а именно хищение

излишне начисленных бюджетных средств, не имело места и указанные в обвинении последствия не возникали.

Оправдание Темирчиева А.Т. по основаниям п. 1 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с не установлением события преступления, Судебная коллегия считает обоснованным и мотивированным

Данный вывод суд мотивировал с достаточной полнотой в соответствии с требованиями ст.305 УПК РПФ и не соглашаться с ним у Судебной коллегии оснований не имеется.

По существу доводы кассационного представления сводятся к предложению переоценить оцененные судом первой инстанции доказательства, которые в силу требований ст.17 УПК РФ суд оценивает по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в деле доказательств, руководствуясь законом и совестью.

Всем приведенным в представлении доказательствам и обстоятельствам в приговоре суда дана оценка, обоснованность которой у Судебной коллегии сомнений не вызывает.

  Оправдание судом бухгалтера &lt,данные изъяты&gt, № Аришевой Р.М. по обвинению в присвоении бюджетных средств путем умышленного внесения в тарификации за январь и сентябрь 2009 года завышенной заработной платы

( ч.3 ст.160 УК РФ и ч.3 ст.160 УК РФ) по основаниям п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления Судебная коллегия также считает обоснованным и мотивированным.

Обосновывая свои выводы суд правильно указал в приговоре, что при составлении тарификации на январь и сентябрь 2009 Аришева Р.М. действовала по указанию директора Темирчиева А.Т., что подтверждалось им самим.

Судом также установлено, что по указанию директора расчет заработной платы был произведен по постановлению Правительства КБР №-ПП от ДД.ММ.ГГГГ (ОСОТ), которое также регламентировало порядок оплаты труда руководителей и главных бухгалтеров образовательных учреждений.

Однако, заработная плата, как руководителя, так и главного бухгалтера подлежала расчету по Методике, утвержденной постановлением Правительства № от ДД.ММ.ГГГГ (НСОТ).

Вместе с тем, как уже указано выше, заработная плата руководителя и главного бухгалтера в указанных тарификациях была рассчитана по указанию Темирчиева А.Т. по отраслевой системе оплаты труда (ОСОТ), который, как установлено судом, применил данную систему неумышленно в условиях имевшей место правовой неопределенности, возникшей в связи с одновременным существованием двух систем оплаты труда руководителей и главных бухгалтеров образовательных учреждений.

Изложенное подтверждается также и тем, что его собственная заработная плата оказалась заниженной.

Кроме того, как правильно указано в приговоре, в соответствии с пунктом 21 Методики, утвержденной постановлением Правительства № от ДД.ММ.ГГГГ (НСОТ), заработная плата главного бухгалтера общеобразовательного учреждения устанавливалась руководителем общеобразовательного учреждения, а не самим главным бухгалтером.

При приведенных выше обстоятельствах суд пришел к правильному выводу об отсутствии в действиях Аришевой Р.М. умысла на хищение в ДД.ММ.ГГГГ бюджетных средств путем внесения заведомо ложных сведений в тарификации.

В связи с изложенным, Аришева Р.М. на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ обоснованно оправдана по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.160 УК РФ, ч.3 ст.160 УК РФ, в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления.

  Вопреки доводам кассационного представления о том, что суд признав в действиях Аришевой Р.М. растрату в пользу других лиц денежных средств и оправдав ее по эпизодам ч.3. ст. 160 УК РФ (растрата бюджетных средств), ч. 1 ст.285 УК РФ (злоупотребление полномочиями), допустил противоречия, ставящие под сомнение ее оправдание, выводы суда в этой части мотивированы, логичны и противоречий не содержат.

  Судом установлено, что Аришева Р.М. в сентября 2009 года внесла неверные сведения в тарификацию при расчете заработной платы педагогических работников, осуществляющих учебный процесс в &lt,данные изъяты&gt, №» с.&lt,адрес&gt, по новой системе оплаты труда (НСОТ) на ДД.ММ.ГГГГ, то есть за счет неправильного расчета повышающих коэффициентов, расчета стоимости учебного часа, излишне начислила группе учителей денежные средства для ежемесячных выплат по заработной плате.

В период с сентября по декабрь 2009 года Аришева Р.М. излишне выдала в виде заработной платы учителю биологии ФИО41 &lt,данные изъяты&gt, рублей, учителю физической культуры ФИО29 — &lt,данные изъяты&gt, рублей, учителю технологии ФИО24 — &lt,данные изъяты&gt, рублей, учителю физкультуры ФИО42 — &lt,данные изъяты&gt, рублей, учителю физики Макушевой Дж.А. — &lt,данные изъяты&gt, рублей, учителю английского языка ФИО33 — &lt,данные изъяты&gt, рублей, учителю биологии ФИО26 — &lt,данные изъяты&gt, рублей, учителю кабардинского языка и литературы ФИО43 — &lt,данные изъяты&gt, рублей, учителю кабардинского языка и литературы ФИО31 — &lt,данные изъяты&gt, рублей, учителю начальных классов ФИО35 — &lt,данные изъяты&gt, рублей, учителю биологии ФИО34 — &lt,данные изъяты&gt, рублей, учителю физики ФИО25 — &lt,данные изъяты&gt, рублей.

Органами предварительного следствия данные действия Аришевой Р.М. квалифицированы по части 3 статьи 160 УК РФ по признакам: растрата, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, совершенное лицом с использованием своего служебного положения и по части 1 статьи 285 УК РФ по признакам: использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов государства.

В соответствии с положениями Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 года N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» растрата заключается в противоправных действиях лица, которое в корыстных целях истратило вверенное ему имущество против воли собственника путем потребления этого имущества, его расходования или передачи другим лицам (п. 19). Растрата — это прежде всего незаконное отчуждение вверенного имущества, совершенное с корыстной целью. Разрешая вопрос о наличии в деянии состава хищения в форме присвоения или растраты, необходимо устанавливать обстоятельства, подтверждающие, что умыслом лица охватывался противоправный, безвозмездный характер действий, совершаемых с целью обратить вверенное ему имущество в свою пользу или пользу других лиц (п. 20).

Между тем, как правильно указано судом в обоснование своего вывода, представленными стороной обвинения доказательствами умышленность действий Аришевой Р.М. по внесению в тарификационные списки неверных сведений не подтверждена. В деле не содержится доказательств наличия какой-либо заинтересованности Аришевой Р.М. по отношению к лицам, которым была излишне начислена заработная плата, нет сведений о ее особых дружеских либо иных отношениях с ними. Аришева Р.М. не находилась с указанными лицами в родственных отношениях, не являлась подчиненной по отношению к ним или иным образом зависимой по службе. Ни одно из указанных лиц не знало о том, что получает заработную плату, не соответствующую требованиям закона, до тех пор, пока им об этом не сообщили органы предварительного следствия.

В связи с отсутствием у нее прямого умысла, составляющего субъективную сторону данного состава преступления, суд обоснованно оправдал Аришева Р.М. по данному обвинению на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

Ввиду того, что государственное обвинение не представило суду доказательств, подтверждающих наличие у Аришевой Р.М. какой-либо заинтересованности в излишнем начислении заработной платы указанным выше работникам, что она могла получить, либо получила от этих действий какие-либо выгоды неимущественного характера, суд правильно не найдя умысла, составляющего субъективную сторону состава преступления, предусмотренного частью 1 статьи 285 УК РФ, обоснованно оправдал Аришева Р.М. и по данному обвинению по основаниям п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

В соответствии с положениями Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий», корыстной заинтересованностью является стремление должностного лица путем совершения неправомерных действий получить для себя или других лиц выгоду имущественного характера, не связанную с незаконным безвозмездным обращением имущества в свою пользу или пользу других лиц (например, незаконное получение льгот, кредита, освобождение от каких-либо имущественных затрат, возврата имущества, погашения долга, оплаты услуг,

уплаты  налогов и т.п.) (п. 16). Иная личная заинтересованность – это стремление должностного лица извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленное такими побуждениями, как карьеризм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса, скрыть свою некомпетентность и т.п.

  Обосновывая свой вывод, суд правильно указал, что ссылка в обвинении на то, что Аришева Р.М. совершила данные действия в целях угодить и поддержать дружеские отношения, носит предположительный характер. Органами предварительного следствия не приведены конкретные обстоятельства, позволяющие сделать вывод о наличии у Аришевой Р.М. какой-либо мотивации на умышленное завышение заработной платы перечисленным выше работникам &lt,данные изъяты&gt,.

Напротив, судом установлено, что Аришева Р.М. не находилась с указанными лицами в особых дружеских либо родственных отношениях, не являлась подчиненной по отношению к ним, не находилась в какой-либо иной зависимости от них. Указанные лица показали, что узнали о том, что получают завышенную заработную плату от органов предварительного следствия.

Свои выводы суд обосновал и мотивировал с достаточной полнотой в соответствии с требованиями ст.305 УПК РПФ и не соглашаться с ними у Судебной коллегии оснований не имеется.

Наряду с изложенным выше, кассационная инстанция считает не состоятельными доводы кассационной жалобы адвоката Дзамихова Р.И. в интересах Аришевой Р.М. в части признания ее судом виновной в мошенничестве  и   присвоении вверенного имущества.

Доказательствами, собранными по делу, подтверждается, что осужденная путем мошеннических действий, связанных с выдачей заработной платы работникам &lt,данные изъяты&gt, № с.&lt,адрес&gt,, используя свое служебное положение похитила путем обмана денежные средства ФИО21, ФИО12, ФИО8, ФИО10, ФИО2, ФИО4, ФИО3, ФИО5, ФИО11, ФИО6, ФИО9, ФИО7, ФИО44, а также похитила бюджетные средства, незаконно начисленные на имя учителя физики ФИО45  

Ссылка в кассационной жалобе на то, что судом дана односторонняя оценка доказательствам, является необоснованной. Из приговора видно, что все показания потерпевших, свидетелей, в том числе и на предварительном следствии, другие доказательства по делу, изложены в приговоре полностью и получили соответствующую оценку.

Из протокола судебного заседания следует, что судом были созданы все необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и реализации предоставленных им прав, с учетом принципа осуществления уголовного судопроизводства на основе состязательности сторон. Суд разрешил все ходатайства в соответствии с требованиями

закона.

  Проанализировав и оценив доказательства, в том числе и те, на которые

имеются ссылки в кассационной жалобе, в соответствии с требованиями ст. ст. 17, 88 УПК РФ, то есть по внутреннему убеждению, каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а все имеющиеся в деле доказательства в совокупности, суд обоснованно признал Арипшеву Р.М. виновной в совершенных преступлениях и правильно квалифицировал ее действия. Поэтому оснований для полного оправдания осужденной, о чем ставится вопрос в кассационной жалобе, не имеется.

Что касается доводов в защиту осужденной о нарушениях органами следствия и судом уголовно-процессуального закона, указанных в жалобе, то Судебная коллегия считает, что они не соответствуют материалам дела.

Так, в кассационной жалобе неосновательно утверждается, что органами следствия ряд потерпевших (ФИО2, ФИО11, ФИО4, ФИО5) допрошены без участия переводчиков, тогда как они русским языком не владеют, а потерпевшая ФИО2 не умеет даже читать. Тем не менее, показания этих потерпевших судом положены в основу обвинения осужденной Аришевой Р.М..

Между тем, как следует из протоколов допроса и данных о личностях, установленных судом, все потерпевшие, о которых указано в кассационной жалобе, имеют среднее образование. Из протоколов допроса видно, что знание ими русского языка следователем выяснялась, но со ссылкой на то, что они достаточно хорошо владеют русским языком, от услуг переводчика они отказались. По данному поводу никто из потерпевших жалоб не высказывал. Показания потерпевших, данные ими в ходе предварительного следствия, с соблюдением требований уголовно-процессуального закона были оглашены судом и все потерпевшие, в том, числе, указанные в кассационной жалобе подтвердили, что именно такие показания ими были даны и их содержание соответствует действительности.

Доводы кассационной жалобы о том, что заявления потерпевших не являлись результатом их волеизъявления, не состоятельны, поскольку опровергается их же показаниями. К тому же, как установлено судом, ни на свидетелей, ни на потерпевших давление не оказывалось.

Потерпевшие суду показали, что их показания следователь записывал ручкой на бумаге, а после изготовления машинописного текста, ознакомив их с содержанием протокола допроса, предлагал при наличии тождества под ним расписаться. Совпадение своих показаний с текстами протоколов допроса потерпевшие подтвердили в суде. Вышеизложенное, опровергает доводы кассационной жалобы в этой части.

Вопреки доводам кассационной жалобы, способ завладения мошенническим путем денежными средствами потерпевших, введенных осужденной Аришевой Р.М. в заблуждение и ею обманутых, в обжалуемом приговоре указан и совпадает с показаниями потерпевших.

С доводами кассационной жалобы о том, что следователь провел

коллективный допрос уборщиков, что ставит под сомнение доказанность эпизодов хищения их имущества так же нельзя согласиться. В суде они подтвердили, что их показания следователь записывал отдельно, они совпадают с текстом протокола допроса и соответствуют действительности, какого-либо давления со стороны следствия на них не оказывалось.

Показания всех потерпевших, в том числе и ФИО21 суд проанализировал и дал соответствующую оценку, как в отдельности, так и в совокупности с другими доказательствами, с которой Судебная коллегия согласилась.

  Вопреки утверждениям кассационной жалобы, нарушений уголовно-процессуального кодекса, влекущих отмену обжалуемого приговора, при рассмотрении дела не допущено.

Вместе с тем, в части назначения наказания Аришевой Р.М. приговор ввиду чрезмерной суровости подлежит изменению.

Согласно имеющимся в деле документам Аришева Р.М. длительное время находилась в реанимации на стационарном, а затем амбулаторном лечении, ей установлена третья группа инвалидности. На иждивении осужденной находится ее престарелая мать.

  Данные обстоятельства судебная коллегия в соответствии с ч.2 ст.61 УК РФ считает возможным признать обстоятельствами, смягчающими ее наказание и находит возможным применить к назначенному осужденной Аришевой Р.М. наказанию правила ст. 73 УК РФ.

  При применении положений ст.73 УК РФ коллегия руководствуется принципом гуманизма и индивидуализации наказания, поскольку наказание в виде реального отбывания лишения свободы на длительней срок может негативно повлиять на условия жизни престарелой матери. Исправление осужденной коллегия считает возможным без реального отбывания наказания.

  Наряду с изложенным, судебная коллегия считает обоснованными доводы кассационного представления в части разрешения гражданских исков потерпевших. Судебная коллегия считает необходимым отменить приговор в части удовлетворения гражданских исков потерпевших, поскольку суд никак не обосновал и не мотивировал принятие решения в этой части.

Более того, потерпевшая ФИО9 в ходе ее допроса в суде отказалась от своих требований (т.11 л.178), однако суд все же удовлетворил ее требования взыскав с Аришевой Р.М. 9760 руб.86 коп. В деле имеется заявление от ФИО9 (т.11 л. 188) о том, что она претензий не имеет, однако данное заявление подписано Коцевой.

Как следует из материалов дела, потерпевшая ФИО10 также отказалась от своих требований на сумму 18 024,90 рублей (т.11 л.265), в подтверждение чего представила заявление о том, что материальных претензий не имеет (т.11 л.д.282). Тем не менее, суд удовлетворил и ее иск на указанную сумму.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Зольского районного суда КБР от 13 августа 2012 года в отношении Темирчиева Аслана Толевича и Аришевой Риты Мухамедовны   изменить.

С применением правил ст. 73 УК РФ назначенное Аришевой Р.М. наказание считать условным, установив ей испытательный срок 3 года и возложив на нее обязанность не менять место жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденных, куда являться на регистрацию не реже 1 раза в месяц.

Приговор в части удовлетворения гражданских исков потерпевших отменить и направить уголовное дело в этой части на новое рассмотрение в тот же суд.

  В остальном приговор суда оставить без изменения.

Председательствующий Х.М. Сабанчиева

Судьи К.К. Мамишев

Х.Х. Атабиев