Апелляционное постановление № 22-3978 от 10.07.2018 Пермского краевого суда (Пермский край)

Судья Козель Н.Ю.

дело № 22-3978

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ

город Пермь 10 июля 2018 г.

Пермский краевой суд в составе

председательствующего Отинова Д.В.

при секретаре Чирковой Е.А. рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Фулея Н.В., его защитника — адвоката Высотской И.П., представителя гражданского ответчика Ш. на приговор Губахинского городского суда Пермского края от 21 мая 2018 г., которым

Фулей Николай Васильевич, родившийся дата в ****, несудимый осужден по ч. 2 ст. 143 УК РФ к 2 годам лишения свободы, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с ответственностью за соблюдение правил охраны труда и безопасности работ на 2 года.

В соответствии со ст. 73 УК РФ основное наказание постановлено считать условным, с испытательным сроком 1 год 6 месяцев, с возложением обязанностей раз в месяц являться на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию в дни установленные данным органом, не менять постоянного места жительства и работы без уведомления уголовно-исполнительной инспекции.

Суд взыскал с Общества с ограниченной ответственностью «***» (далее ООО «***») в пользу Г1. компенсацию морального вреда в размере 800000 рублей.

Изложив краткое содержание приговора, существа апелляционных жалоб, возражений государственного обвинителя Байбакова С.А., выслушав выступления осужденного Фулея Н.В., защитников Высотской И.П., Волегова Д.А., представителя гражданского ответчика Л., поддержавших доводы апелляционных жалоб, возражения прокурора Куницыной К.А. и представителя потерпевшего И.., полагавших необходимым приговор суда оставить без изменения, а жалобы — без удовлетворения, суд апелляционной инстанции

у с т а н о в и л :

по приговору Губахинского городского суда Пермского края от 21 мая 2018 г. Фулей Н.В. признан виновным и осужден за нарушение требований охраны труда, совершенное лицом, на которое возложены обязанности по их соблюдению, повлекшее по неосторожности смерть человека.

Преступление совершено в период по 15 февраля 2017 г. на открытой площадке дробильно-сортировочного комплекса ООО «***», расположенного в разъезде «***» города Гремячинска Пермского края при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах:

— осужденный Фулей Н.В. ставит вопрос об отмене приговора в связи с его незаконностью, необоснованностью, несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции, нарушением уголовно — процессуального закона, неправильным применением норм уголовного закона. Отмечает, что стороной обвинения не представлено доказательств, подтверждающих его виновность в совершении преступления. На протяжении предварительного следствия и в суде он давал последовательные показания о том, что ему не были разъяснены должностные обязанности заместителя директора по производству ООО «***», с ними он ознакомился лишь 3 апреля 2017 г. Он не проходил обучение и проверку знаний по охране труда. Считает, что основными причинами смерти Г. являлось грубое нарушение последним техники безопасности, при выполнении своих обязанностей, а также нарушение должностных обязанностей со стороны сменного мастера В., отвечающего за технологический процесс. Автор указывает, что заключение экспертов по охране труда и технике безопасности от 19 июля 2017 г. является недопустимым доказательством, так как не соответствует требованиям ст. 204 УПК РФ и трудовому законодательству в части расследования несчастных случаев на производстве. Он не имел возможности проверить достоверность изложенных в заключении выводов из-за отсутствия в экспертизе исследовательской части, также оно не отвечает требованиям объективности и не отвечает на главный вопрос о делегировании ответственности работодателем на непосредственных руководителей путем их обучения по охране труда и назначения приказами на соответствующие должности. Эксперты установили причины несчастного случая, но такие причины могли иметь место лишь при случайном попадании человека на ленту конвейера. Однако случайность попадания Г. на эту ленту не установлена. Обращает внимание на то, что в рассматриваемом случае конструктивное изготовление конвейера выполнено таким образом, что натяжная станция расположена на высоте, исключающей случайный доступ персонала к движущимся элементам и по технологии работ не является стационарным рабочим местом, в связи с чем, требование норм и правил о необходимости ограждении данного узла конвейера предприятие-изготовитель могло не применять. Вместе с тем, эксплуатирующее предприятие не имеет права нарушать конструктивное исполнение изделий. 15 августа 2011 г. ООО «***» проведена экспертиза промышленной безопасности, которая не выявила неисправностей. Приводя анализ материалам дела, осужденный считает, что именно неправильная организация аварийных работ в ночь на 15 февраля 2017 г. могла привести к данному несчастному случаю и эти обстоятельства не имеют к нему никакого отношения. Считает, что суд дал необъективную оценку заключениям специалиста К. и специалистов ООО «***», а также видеозаписи, из которой следует, что пострадавший сам нарушил технику безопасности. Просит оправдать его за отсутствием состава преступления,

— адвокат Высотская И.П. в защиту интересов осужденного Фулея Н.В. по существу привела аналогичные доводы, добавив, что обвинительный приговор основан исключительно на показаниях свидетелей – простых работников ООО «***», не являющихся прямыми свидетелями происшествия, а также показаниях свидетелей К1. и М., не приняв во внимание, что на 15 февраля 2017 г. К1. значительное время не работал на предприятии, а М. принят на работу после несчастного случая. До этого он работал на предприятии, но уволился в 2015 году. Указывает, что показания данных свидетелей носят противоречивый характер. Обращает внимание на то, что согласно акта Н-1 расследования несчастного случая на производстве, причиной этому явилось нарушение Г. трудового распорядка и дисциплины труда. Специалистами ООО «***» установлено, что конструктивные недостатки и недостаточная надежность машин, механизмов оборудования, выразившиеся в отсутствии дополнительного ограждения сверху натяжного конвейера, не находятся в причинно-следственной связи с наступлением несчастного случая. Суд не дал надлежащей оценки показаниям специалистов К. и Г2. об их выводах о характере и причинах происшествия. Также суд не учел, что должностная инструкция Фулея Н.В., представленная стороной обвинения неактуальна. Защитник считает, что вышеперечисленные нарушения уголовно-процессуального закона повлияли на правильность установления судом фактических обстоятельств дела и привели к судебной ошибке по данному уголовному делу. Кроме этого автор жалобы отмечает, что сумма денежного взыскания по иску потерпевшей судом чрезмерно завышена. Ссылка суда только на то, что потерпевшая понесла невосполнимую утрату, связанную с гибелью близкого человека, не может быть обоснованием вышеуказанной суммы. Степень же физических и нравственных страданий в ходе судебного разбирательства, какими либо доказательствами подтверждена не была. Защитник просит оправдать Фулея Н.В. за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 143 УК РФ,

— представитель гражданского ответчика Ш., приводя аналогичные доводы, ставит вопрос об отмене приговора, поскольку совокупностью исследованных доказательств вина Фулея Н.В. в совершении рассматриваемого преступления не установлена. Обращает внимание, что Г1. не доказано причинения ей морального вреда в размере 800000 рублей. Считает, что вопрос о денежной компенсации морального вреда подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

В возражениях на указанные апелляционные жалобы государственный обвинитель Байбаков С.А. находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым, просит оставить его без изменения, жалобы — без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы жалоб и возражений, выслушав участников уголовного судопроизводства, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

В судебном заседании суда первой инстанции Фулей Н.В. вину по ч. 2 ст. 143 УК РФ не признал, отказавшись от дачи показаний. На стадии предварительного расследования он показал, что несчастный случай на производстве произошел по вине пострадавшего Г. Со стороны работодателя, все условия техники безопасности были соблюдены. ООО «***» не имело право нарушать конструктивное исполнение конвейера. С должностной инструкцией заместителя генерального директора он был ознакомлен лишь 3 апреля 2017 г.

Вместе с тем, данные показания и доводы апелляционных жалоб о невиновности осужденного в совершении вышеуказанного преступления опровергаются совокупностью исследованных доказательств, а именно:

— показаниями потерпевшей – родной сестры пострадавшего Г1. о том, что Г. являлся для нее единственным близким родственником. На протяжении всей жизни брат помогал ей морально и материально. В 2016 году Г. устроился на работу в ООО «***», и в процессе всей работы каждый день жаловался, что перерывов нет и даже некуда зайти погреться зимой. Он постоянно приходил с раздраженными глазами от пыли. Один раз брата лишили премии на сто процентов за порыв ленты конвейера, говорил, что ее заставляют чистить. 14 февраля 2017 г. вечером она проводила его на работу. Утром ей позвонили и сказали, что брат погиб. К работе Г1. относился ответственно. В результате его гибели она понесла значительные нравственные переживания, так как они были единственными кровными родственниками, проживали совместно. Считает, что работодатель должен ей компенсировать моральный вред,

— показаниями представителя ответчика — Ш. о том, что с 15 марта 2016 г. работает генеральным директором ООО «***». Фулей Н.В. работает его заместителем по производству, который и сообщил ему по телефону о несчастном случае. На следующий же день он приехал на предприятие. Проверку обстоятельств несчастного случая проводили государственный инспектор Федеральной службы по труду и занятости Государственной инспекции труда в Пермском крае (далее ГИТ) В1. и представители предприятия. Они сделали определенные выводы, согласно которым имело место нарушение техники безопасности со стороны Г., поскольку тот покинул рабочее место. В обязанности Г. входило осмотр конвейеров и их ремонт, но при выключенном конвейере. Дробильщик и грохотовщик должны были следить за всем оборудованием. ГИТ с их выводами не согласилась, инспектор выразил особое мнение. После несчастного случая установили ограждения, которые не предусмотрены конструкцией конвейера. В должностные обязанности Фулея Н.В. входит руководство производственным объектом. За технику безопасности на предприятии отвечает начальник отдела охраны труда Б. На местах же инструктаж должен производить мастер и следить за тем, чтобы работники не нарушали технику безопасности. С исковыми требованиями не согласен,

— показаниями свидетеля Г3. о том, что работает дробильщиком в ООО ***». 14 февраля 2017 г. он заступил в ночную смену совместно с грохотовщиком Ч. и машинистом конвейера Г. Пройдя инструктаж, они запустили завод. Начали производить фракцию. После обеда Г. взял рацию, и обошел завод. Им сообщили, что идет брак. Шла глина, которую нужно было отбирать из фракции и отбрасывать. К нему зашел Ч. и сказал, что они с Г. будут по очереди убирать глину с фракции 20-40 и 40-80. Когда Ч. поднялся к нему, Г. оставался на конусах убирать глину. После этого они увидели, что Г. пошел в сторону пультовой. Когда через некоторое время он не поднялся в пультовую, Ч. начал вызвать Г. по рации. Время было около 03:00 часов. Г. не ответил, и в это время встал конвейер на К-1. Он подумал, что тот не услышал вызова. Он остановил указанный конвейер, остальная часть завода работала, в том числе, где произошел несчастный случай. Он пошел смотреть, что случилось с лентой, а Ч. пошел искать Г. Через некоторое время Ч. прибежал и сообщил, что Г. затащило в ленту. Он полностью остановил завод и прибыл на место происшествия. Пытался освободить Г. Мастер вызвал скорую помощь. Конвейер – это два барабана, лента, и опора. До несчастного случая не было никакой защиты на нем, а после него установили концевые кожухи на задние барабаны. То место не освещалось. Поэтому когда Ч. первый раз обходил завод, то не видел Г., поскольку там было темно, мелкая фракция, пыль. Высота до конвейера тогда была от метра до полутора, а после происшествия более двух метров. Разрыв ленты может произойти по причине того, что массы налипли на барабан. Раньше отбивали молотком барабан на ходу, хотя по инструкции это не положено, но так делали, чтобы ускорить ремонтный процесс, так как за порыв главной ленты лишали премий,

— показаниями свидетеля Ч., который дал показания, аналогичные показаниям свидетеля Г3., добавив, что после обеда, через две-три машины горная масса пошла с глиной. Он с Г. поднялись к дробильщику, взяли рацию, и мастеру сообщили, что на фракциях 20-40 и 40-80 идет много глины. Он с Г. чистили щебень минут тридцать, и он предложил Г. погреться в пультовой, но тот отказался, и сказал сменить его через час. Он направился в пультовую к Г3., Г. остался смотреть за фракцией и откидывать глину с готовой продукции. Это было около 03:00 часов. Пока он сидел в пультовой, то видел Г., как он ходил по заводу. Однако куда он потом исчез, он не обратил внимания. Спустя час остановился конвейер К-1. Он с Г3. обнаружили, что произошел завал ленты. Он в очередной раз по рации стал вызывать Г., но тот не отвечал. Завод отключен был только в месте затора. Он с Г3. приступили к расчистке завала, и расчищали его сорок-пятьдесят минут. Потом Г3. пошел запускать завод, а он направился по заводу искать Г. Первый раз он зашел со стороны отсев — склада, где копится фракция 0-5, и ничего не увидел. Видимость была плохая, так как стояло плотное облако пыли. Он заволновался, стал по рации вызывать Г. Он зашел со стороны фракции 5-20 и заметил что-то на ленте. Когда подошел ближе, то увидел, что это Г. Нижняя часть его тела, ноги находились на ленте, а верхняя часть была внизу, и голова засыпана отсевом. Г. находился между лентой и рамой конвейера. Он побежал до ближайшего погрузчика, сообщил Г3. о случившемся и попросил, чтобы он остановил завод. Потом пришел мастер, вызвал скорую помощь и сотрудников полиции. На конвейере фракции 0-5, где произошел несчастный случай, когда погода неветряная, то видимость плохая, и с пяти метров ничего невозможно увидеть, поскольку освещения там не было. После несчастного случая на данном участке постоянно производится чистка под конвейером, чтобы не было насыпи, а на момент несчастного случая все было полностью завалено просыпью, и можно было спокойно подойти к конвейеру. Сейчас чаще стали убирать насыпь, и высота до конвейера около двух с половиной метра. До несчастного случая насыпь не расчищали три месяца. После несчастного случая поставили защиту на задний барабан, чтобы люди не могли туда попасть, поставили концевые датчики – тросики вдоль конвейера, где ходовая часть, и на задней защите стоит магнитный датчик, и если ее убрать, то конвейер отключается. Также освещение появилось. На день несчастного случая освещения не было, и ближайший фонарь находился в четырнадцати метрах,

— показаниями свидетеля Ч1. о том, что работает в ООО «***» дробильщиком. Г. работал машинистом конвейера. В обязанность машиниста входит осмотр ленточных конвейеров, ленты, устранение неполадок. Чтобы не останавливать конвейер из-за цепи или ленты, нужно смотреть, следить, чтобы не было порывов. Обычно машинисты ходят, смотрят, отбивают барабан молотком, при этом, конвейер не останавливали. Он пришел на смену утром 15 февраля 2017 г., и узнал о гибели Г. Конвейерная лента, где произошел несчастный случай, была расположена на расстоянии метра от земли. После происшествия ее не достать, поскольку до нее более двух метров от земли. На момент несчастного случая ограждений на конвейере не было, а после него они установлены. 15 февраля 2017 г. их до работы не допустили. Когда пришел на следующую смену, в ходе ремонта вышеуказанного конвейера под ним он нашел рацию и молоток. Рация была раздавлена. Фулей Н.В. видел высоту до конвейера, а так же отсутствие ограждений. После несчастного случая механики сказали, что при ремонте, конвейер необходимо останавливать. Освещения на участке, где произошло происшествие, не было, а после него появилось. На этом конвейере фракция 0-5 и когда он работает, то там всегда пыль. Пылеулавливающие устройства отсутствовали. Его непосредственным руководителем является Б1., который подчиняется Фулею Н.В. Полагает, что несчастный случай с Г. произошел из-за того, что он отколачивал барабан на конвейере и его туда затащило,

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

— показаниями свидетеля З. о том, что в ООО «***» работает с сентября 2010 года. В должности старшего механика дробильного цеха трудится с 1 января 2017 г. 15 февраля 2017 г. на заводе произошел несчастный случай. В этот момент он был дома. Он сразу приехал и осмотрел место происшествия. В последующем ему стало известно о том, что в месте наступления несчастного случая, в просыпи отсева Ч1. обнаружил раздавленную рацию и молоток, что указывало на то, что Г. подошел к барабану конвейера, чтобы отбить его от налипи. В зависимости от погодных условий, влажности воздуха, осадков, работникам конвейеров приходиться в течении рабочей смены контролировать визуально отсутствие или наличие налипи. И при ее наличии, они должны сообщить об этом оператору, остановить конвейер, отбить налипь, а после запустить конвейер, и продолжить работу. На ленте должны быть установлены щетки, которые предотвращают образование налипи. Однако на конвейере, на котором произошел несчастный случай, щеток не было. Он полагает, что причиной, по которой произошел несчастный случай, стало отсутствие специального ограждения натяжного барабана. О том, что указанные барабаны должны быть ограждены ему ранее было не известно. После наступления несчастного случая, по распоряжению руководства, указанное нарушение было устранено. Кроме того ему известно о том, что указанные ограждения должны быть замкнуты с аварийными выключателями. На момент наступления несчастного случая аварийных выключателей в указанном месте не было. Место, в котором произошел несчастный случай, не было освещено. После несчастного случая установили дополнительное освещение – 2 фонаря. Кроме того пылесборник на указанном заводе не работал и не работает. В ночное время, при плохом освещении, при работающем заводе, отсутствии ветра, что происходит на конвейере в месте наступления несчастного случая, и вообще на конвейере, практически не видно,

— показаниями свидетеля Ю. о том, что он работает в ООО «***» в должности машиниста конвейера. В его должностные обязанности входит осмотр оборудования дробильно-сортировочного комплекса, на котором он работает, осмотр конвейеров входящих в состав дробильно-сортировочного комплекса, конвейерных лент, регулировка конвейерных лент, осмотр натяжных барабанов конвейерных лент. В одну смену он обслуживает 17 конвейеров. На день наступления несчастного случая, он видел, что ни один из натяжных барабанов конвейеров, входящих в состав дробильно-сортировочного комплекса, включая конвейер для отсева фракции 0-5 мм, где наступил несчастный случай, не был закрыт специальным ограждающим устройством, ни на одном из конвейеров, не было протянуто ни тросов — аварийных выключателей, ни кнопок — выключателей для аварийной остановки конвейеров. Кроме того, место, где произошло происшествие, не было освещено и не работали специальные пылеподавляющие устройства, поэтому при работе конвейеров, в случае, если камень в дробилки идет сухой, то в воздухе стоит настолько плотная пыль, что дробильно-сортировочный комплекс практически не видно. На месте натяжного барабана конвейерной ленты фракции 0-5 мм, где наступил несчастный случай с Г., всегда была достаточно высокая насыпь из просыпи, при этом, высота насыпи была такой, что к натяжному барабану конвейера фракции 0-5 мм было достаточно легко подойти и осмотреть натяжной барабан и ленту. У барабана просыпь специально не чистили, чтобы было удобнее подойти, отремонтировать его. Он неоднократно подходил и осматривал натяжной барабан конвейера фракции 0-5 мм, и другие натяжные барабаны, так как это непосредственно входит в его должностные обязанности. Наледь устранял лично, вставая с торца барабана и ударяя по нему молотком, при этом, конвейер работал. Это не соответствовало технике безопасности, но иначе нужно было останавливать завод, а при сильном снегопаде его можно каждые 10 минут останавливать. Чтобы осмотреть конвейер фракции 0-5 мм, ему приходилось подойти по насыпи на расстояние не менее чем на полметра к натяжному барабану конвейера, по причине плохой освещенности и запыленности. С более дальнего расстояния осмотреть его было невозможно. После того, как на заводе произошел несчастный случай, установили выключатели на протяжении всего конвейера, установили специальные ограждающие устройства с электромагнитами, ролики закрыли ограждениями, площадки вычистили, сейчас до нижнего края конвейера высота два с половиной метра. Сделали добавочное освещение. До наступления несчастного случая, ленты конвейеров скрепляли с помощью металлических болтов, а сейчас ленты стали вулканизировать,

— показаниями свидетеля К2. о том, что до трудоустройства в ООО «***», он работал на Утесовском каменном карьере, и там на конвейерах были установлены защитные тросики, пылесборники, смотровые площадки со всех сторон, и он к конвейеру не подходил. В ООО «***» тросиков нет вообще, нет освещения, пылесборников. Об этом все знали. Он много раз говорил об этом механику, мастерам. На осмотр конвейеров он редко ходил со вторым человеком, так как в смене три человека. Дробильщик должен дробить, один человек осуществляет обход по одной стороне завода, а второй – по другой стороне. Он за семнадцатью конвейерами один физически не мог усмотреть, а еще грохотовщику нужно помочь, поскольку если грохот засыпает, то засыпает и ленту. Здесь, чтобы подойти к конвейеру № 13, нужно было подойти вплотную, чтобы увидеть, что происходит с лентой, поскольку там освещения нет. На данном конвейере постоянно присутствовала просыпь. В месте несчастного случая ее должен убирать погрузчик, но если убрать насыпь, то возможность отрегулировать ленту будет только с лестницы. Он к конвейеру № 13 редко ходил, поскольку там было опасно. По правилам техники безопасности машинист конвейера, если обнаружит обстоятельства, которые могут привести к поломке должен остановить завод, восстановить. До несчастного случая завод не останавливали для устранения причин, которые могут привести к поломке, поскольку терялась производительность щебня. В основном, ремонтировали в обеденное время. Если что-то случалось в рабочее время, то ходили, отколачивали задний барабан, при этом, конвейер работал. Мастера знали, что работники завода при работающем конвейере отбивали наледь с барабана. До несчастного случая он видел Фулея Н.В. у конвейера № 13. Все оборудование Фулей Н.В. знал и насыпь тоже видел. После несчастного случая установили освещение, тросики экстренного торможения, защитные сетки на заднем барабане, убрали насыпь. В настоящее время повторение несчастного случая не возможно. Сейчас к тринадцатому конвейеру не попасть – стоят перегородки, барабан закрыт, и высота составляет три метра до конвейера. При тех условиях труда, которые имели место до несчастного случая, Г. не мог разглядеть, что происходит на ленте, ему нужно было подойти на расстояние полуметра к заднему барабану, чтобы что-то разглядеть,

— показаниями свидетеля Б. о том, что с 2016 года работает руководителем отдела охраны труда в ООО «***». При трудоустройстве работника в ООО «***» он проводит инструктаж, знакомит со всеми положениями по охране труда, рассказывает о поведении на территории предприятия, о рабочем режиме, противопожарном режиме. Все работы на предприятии должны производится при остановленном оборудовании, мастеру должны сообщить об остановке оборудования, сообщить причину остановки, запуск производится в присутствии мастера. Проверка знаний техники безопасности производится раз в год. Движущиеся части механизмов на заводе должны иметь исправные ограждения. Однако ограждений конвейеров на заводе не было. Безопасность работников обеспечивает работодатель. На предприятии представителем работодателя является Фулей Н.В. Полагает, что Г. нарушил технику безопасности, и не только он. Чистка ленты должна осуществляться при выключенном оборудовании, просыпи должны убираться. Фулей Н.В. должен был остановить предприятие, принять меры по установке ограждений, он каждый день был на работе, выходил на территорию, производил осмотр и видел условия, в которых работают люди. Полагает, что его вина как руководителя отдела охраны труда в том, что нужно было требовать устранения нарушений, выносить предписания. На момент несчастного случая условия безопасности работы и труда работодателем не обеспечены,

— показаниями свидетеля М. о том, что в ООО «***» он устроился повторно уже после несчастного случая. Работал в ООО в период с 2012 г. по 2015 г. Когда вновь устроился, то на конвейерах уже стояла защита. В 2015г. были еще концевые датчики, но из-за них часто останавливались конвейера. Так же вдоль ходовой были установлены перила, все задние барабаны были защищены мелкими железными решетками. В 2015г. защищены были только передние барабаны,

— показаниями свидетеля Р. о том, что Г. являлся братом его гражданской жены Г1. Он работает в ООО «***» с 2013 г. На участке, где произошел несчастный случай, не было освещения, никаких предупредительных знаков он не видел, бывает, что даже при включенных фарах погрузчика на расстоянии трех метров ничего не видно. Ограждений не было. Высота от ленты конвейера до земли была полметра. 15 февраля 2017 г. около 03:00 часов ему позвонил мастер, и сказал, что произошел несчастный случай. Он сразу поехал на место происшествия. Завод был остановлен. Там были Ч., Г3. и мастер смены. Они разрезали ленту, чтобы спасти Г. думали, что он еще живой. В настоящее время, после несчастного случая, в месте несчастного случая освещение добавили, стали чистить насыпь под задним барабаном конвейера, огородили головку барабана, установили предупреждающие знаки. Предполагает, что Г. подошел близко к конвейеру, чтобы посмотреть ленту. Бывает, что на барабан налипает снег, пыль, ленту может уводить в сторону, и они выравнивают ее. Эти работы нужно делать при выключенном конвейере, но конвейер не останавливали, чтобы выполнить план. За месяц до несчастного случая, всю смену, в которой работал Г., лишили премии за порыв ленты, а она порвалась в ходе производственного процесса. Руководство знало, что таким образом ведутся работы, но замечаний по этому поводу никто не делал,

— показаниями свидетеля К1. о том, что ранее работал в ООО «***». Его уволили до несчастного случая, это была его смена, в данной смене он отработал четыре года без нарушений. На конвейере № 13, где произошел несчастный случай, были упущения, а именно отсутствовали ограждение, автоматика безопасности, площадка для регулировки заднего барабана, пылеулавливатели, освещение. Фонарики не выдавали, он был только у мастера. График работы был семь дней через семь. У Г. это была седьмая ночная смена, время было уже после обеда, люди устали. Когда только вводили такой режим работы, то часть людей рассчитались из-за такого графика. С приходом Фулея Н.В. обстановка накалилась до предела. Он запрещал всевозможные остановки завода. Если завод простоял двадцать минут, то есть приказ, что лишили премии. Все остановки фиксировались в журнале мастера. Был план, и каждый час должны были выдавать девять машин, и если объем продукции составил хоть на одну машину меньше, то писали объяснение, а объяснение – это лишение премии, наказание. Людям приходилось обслуживать завод в рабочем состоянии, хотя на месте несчастного случая, ничего не видно. Отсев мог попадать под барабан. Что касается техники безопасности, то Фулей Н.В. видел, что происходит, но не пытался этого устранить. Фулей Н.В. не издал ни одного приказа о наказании кого-либо за нарушение техники безопасности. В последнее время, в течение года, установили видеокамеры, и Фулей Н.В. по ним следил за производством. Работникам выдавали рукавицы и спецодежду. Ремонт при включенном конвейере стал производиться с появлением Фулея Н.В. на руководящей должности,

— показаниями свидетеля Б1. о том, что работает в ООО «***» в должности начальника горно-дробильного цеха и подчиняется заместителю генерального директора – Фулею Н.В. В соответствии с Федеральными нормами и правилами в области промышленной безопасности, за производственную безопасность на предприятии отвечает главный инженер или заместитель генерального директора по производству. По состоянию на 14 февраля 2017 г. на ООО «***» должность главного инженера была вакантна. Заместитель генерального директора по производству Фулей Н.В., говорил, что он выполняет функции не только свои, но и главного инженера. Перед несчастным случаем на конвейере, где он произошел, отсутствовало ограждение натяжной станции, приводной головки и опорных пролетов. У задней части конвейера ходовой площадки не было, поскольку она находится под рабочим оборудованием. Фулей Н.В. знал об имеющихся нарушениях, поскольку данные факты были на лицо. Согласно приказу № 4 от 9 января 2017 г. создана комиссия по промышленной безопасности и Фулей Н.В. является ее председателем. На основании этого приказа составлялся график проверки цехов данной комиссией, и по результатам проверки составлялся акт проверки цеха. Он выезжал на место происшествия, видел погибшего, лента на конвейере была разрезана. 15 февраля 2017 г., около 08:00 часов прибыла новая смена, извлекли тело потерпевшего. Работники ночной смены на месте происшествия нашли радиостанцию и слесарный молоток. Предполагает, что была плохая видимость, и Г. подошел посмотреть что-то. Обычно, в таких случаях, зацепляется рукавица, и за нее затягивает. В должностные обязанности погибшего входило дистанционно следить за работой конвейерного транспорта, за равномерностью потока по данному транспорту, равномерным распределением на местах перегруза, чтобы на конвейера не попадало инородных предметов, которые могут вызвать аварийную ситуацию. Оборудования много, семнадцать конвейеров, есть «слепые зоны», которые оператору с пульта управления не видно. Также в обязанности входило контроль качества выпускаемой продукции. Конвейер, где произошел несчастный случай, транспортирует фракцию 0-5. На этот конвейер ссыпается фракция с двух конвейеров, и в результате этого пересыпа получается пыль. Видимость в ночное время плохая. К работающему оборудованию нельзя подходить ближе, чем на один метр, а с одного метра можно рассмотреть оборудование. Общий контроль за техникой безопасности на заводе за ним. Однако, когда произошел несчастный случай, по промышленной безопасности он аттестован не был, и не имел право исполнять данную обязанность. Новое руководство пришло в марте 2016 г., до этого Фулей Н.В. работал сменным мастером в ООО «***», начальником горного цеха, он знал все оборудование на предприятии,

— показаниями свидетеля В1. о том, что он работает государственным инспектором ГИТ. 15 февраля 2017 г. поступило сообщение о несчастном случае на производстве с работником Г., в результате которого, тот погиб. 16 февраля 2017 г. на основании распоряжения он выехал в ООО «***», где осмотрел место происшествия. В ходе осмотра места происшествия он обнаружил, что приводной и натяжной барабаны конвейерной ленты, на которой произошел несчастный случай в нарушение п. 2.3.44., п. 2.3.53. ПОТ РМ-029-2003 «Межотраслевые правила по охране труда при эксплуатации промышленного транспорта (конвейеры)» не ограждены специальными ограждающими устройствами, так как в соответствии с указанными правилами набегающие на приводные, натяжные, отклоняющие барабаны участки конвейерной ленты на расстоянии не менее 2,5 м. от линии касания ленты с барабаном должны быть закрыты сверху и с обоих сторон ограждениями, исключающими доступ в эти полости при ручной уборки просипи. По его мнению, причиной наступления указанного несчастного случая стали именно эти обстоятельства, поскольку, если бы натяжной барабан конвейерной ленты, куда затянуло Г., должным образом был огражден, то при любых обстоятельствах, даже если бы Г. вплотную подошел к указанной конструкции, его бы не затянуло в конвейер. Кроме этого, при осмотре он обнаружил, что ни один из приводных и натяжных барабанов, и опорных роликов, на указанном конвейере не были ограждены специальными защитными устройствами. По факту наступления несчастного случая была создана комиссия. По результатам проведения расследования несчастного случая, членами комиссии – работниками предприятия ООО «***», было принято решение о том, что причинами наступления несчастного случая стали нарушения требований охраны труда и техники безопасности допущенные самим Г. С данными выводами он не согласен. Он подписал этот акт, так как является председателем этой комиссии, однако к этому акту он приложил свое особое мнение, в котором указал, что причинами данного несчастного случая явилось указанное нарушение, а также допуск работника к выполнению трудовых обязанностей без прохождения обязательного предварительного психиатрического освидетельствования, не обеспечение должностными лицами ООО «***» безопасных условий труда на рабочих местах и отсутствие контроля за безопасным производством работ. Кроме того в представленном ООО «***» материале расследования указанная организация приложила объяснения и фотографию, согласно которым натяжной барабан конвейерной ленты в момент происшествия были ограждены, что не соответствовало действительности, так как он сам осматривал это место и видел, что ограждений не было,

— показаниями свидетеля Ф. о том, что работает в ГИТ. После окончания расследования о несчастном случае на производстве, был составлен акт. Со стороны председателя комиссии было особое мнение. Поступило обращение близких родственников погибшего, которое было направлено Президенту Российской Федерации, от него обращение было направлено в генеральную прокуратуру, а оттуда в ГИТ. Было назначено дополнительное расследование. По распоряжению руководителя инспекции он проводил самостоятельную проверку. В акте ** формы Н-1, основная вина в несчастном случае была возложена на погибшего. При проведении расследования было установлено, что в ООО «***» созданная система охраны труда работала очень слабо. Данную систему должен был создать работодатель и другие должностные лица. Он вынес заключение и выдал предписание относительно того, что необходимо акт отменить, и составить новый. Данное предписание, в нарушение ст. 231 Трудового кодекса РФ, выполнено не было. Заключением, которое он составил, определена вина в несчастном случае лиц: генерального директора, его заместителя, начальника цеха, мастера и самого погибшего. При проведении проверки он запрашивал дополнительный материал, должностные инструкции, начиная с заместителя директора. Основная причина несчастного случая – это отсутствие организации по охране труда в ООО «***», отсутствие ограждений. Данное нарушение системное. Фулей Н.В. не контролировал правильную эксплуатацию оборудования, зданий и сооружений, не организовал безопасные и здоровые условия труда, не внедрял передовые средства техники безопасности, предупреждающие аварии, производственный травматизм. В данном случае, Фулей Н.В., имея определенные права и обязанности, чтобы не допустить несчастный случай должен был выполнить Правила по охране труда, которые регламентируют, что при работе оборудования конвейерного типа, требуются соответствующие ограждения. Если главного инженера на предприятии нет, то обязанности по техническому руководству, производству работ, в том числе эксплуатации оборудования, выполняет один из заместителей. Полагает, что вина в случившемся, не только техническая, но и организационная. Должностная инструкция машиниста конвейера противоречит инструкции по охране труда – в одной инструкции указано, что работник не должен покидать свое рабочее место, которое находится в кабине, а в другой сказано, что он должен осматривать оборудование,

— протоколом осмотра места происшествия с приложениями, в котором зафиксированы труп человека, другие обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела,

— учредительными документами ООО «***»,

— протоколом оценки травмоопасности рабочего места по специальностям дробильщик и грохотовщик, в которых указано, что движущиеся части механизмов и рабочие площадки должны иметь исправные ограждения,

— приказами о назначении на должности в ООО «***» Фулея Н.В., Г., трудовым договором, медицинской справкой от 4 августа 2016 г. в соответствии с которой Г. проходил медицинскую комиссию при приеме на работу,

— сведениями о прохождении медицинского осмотра, согласно которого 14 февраля 2017 г. в 20:00 часов Г. прошел медосмотр. Замечаний не было, к работе допущен,

— рабочей инструкцией машиниста конвейера, утвержденной начальником ООО «***» Ш. 15 декабря 2016 г, с которой Г. ознакомлен 26 января 2017 г. В функциональные обязанности машиниста конвейера, наряду с другими обязанностями входит ведение процесса транспортировки материала с помощью ленточных конвейеров, наблюдение за работой ленточных конвейеров и другого оборудования в зоне обслуживания, за равномерным поступлением и распределением материала на ленточных конвейерах, удаление посторонних предметов, регулировка работы ленточных конвейеров, наблюдение за равномерным поступлением и распределением сырья и материалами на конвейерах и другом обслуживаемом оборудовании,

— должностной инструкцией заместителя генерального директора по производству, с которой Фулей Н.В. ознакомлен 14 апреля 2016 г.,

— книгой нарядов, согласно которой 14 февраля 2017 г., во вторую смену, Г., Г3. и Ч. получили от мастера смены В. наряд на производство щебня,

— техническим описанием и инструкцией по эксплуатации на конвейер специальный СМД – 151-60. Данная инструкция содержит краткое описание основных узлов, а также дает указания по монтажу, эксплуатации, техническому уходу и устранению неполадок в работе. В п. 3.9 указано, что конвейер снабжен тросовыми выключателями для аварийной остановки конвейера. Электрооборудование конвейера состоит из электродвигателя, тросового выключателя, двух ладонных кнопок «Стоп» и комплекта кабелей. В соответствии с п. раздела № 5 пп. 5.1 место работы конвейера должно быть освещено, в соответствии с п. 5.3 «Конвейеры специальные СМД-151, СМД-152, Техническое описание и инструкция по эксплуатации, 1047900000 ТО» — запрещена работа со снятыми или поврежденными ограждениями,

— заключением экспертизы промышленной безопасности «Техническое перевооружение дробильно-сортировочного комплекса в карьере «Заготовкинский»»,

— заключением государственного инспектора труда от 5 мая 2017 г. о причинах вызвавших несчастный случай, которыми являются отсутствие ограждений механизмов ленточного конвейера, исключающими доступ к ним. Не обеспечение должностными лицами ООО безопасных условий труда на рабочих местах и отсутствие контроля за безопасным производством работ. Прием – передача рабочего места машиниста конвейера не организована, документально не оформляется. На предприятии не проведена специальная оценка условий труда рабочего места машиниста конвейера, отсутствуют данные по состоянию освещенности на рабочем месте и в зоне ответственности машиниста конвейера. На предприятии отсутствует Перечень работников, которые проходят обязательное психиатрическое освидетельствование. Допуск работника Г. к выполнению трудовых обязанностей без прохождения обязательного психиатрического освидетельствования. Несоблюдение машинистом конвейера Г. требований безопасности при эксплуатации ленточного конвейера. Ответственными лицами за допущенные нарушения требований законодательных и иных нормативных правовых актов, локальных нормативных актов, приведшие к несчастному случаю, среди прочих, являются заместитель генерального директора по производству ООО «***» Фулей Н.В., который не обеспечил правильное ведение технологических процессов на ООО «***», не контролировал выполнение технически правильную эксплуатацию оборудования, зданий и сооружений, не организовал безопасные и здоровые условия труда, не внедряет передовые средства техники безопасности, предупреждающие аварии, производственный травматизм (пп.1.2, 2.5, 2.6 «Должностная инструкция заместителя генерального директора ООО «***»). Машинистом конвейера ООО «***» Г. нарушены пп. 3.8, 3.9, 3.10 Инструкции по Б и ОТ № 28-2016 «Инструкция по безопасности и охране труда для машиниста конвейера ДСК» ООО «***». Факта грубой неосторожности в действиях пострадавшего не установлено,

— заключениями экспертов, согласно которым, причиной смерти Г. является тупая сочетанная травма тела: переломы II-VII ребер слева, III-Х ребер справа, ссадины, кровоизлияния в мягких тканях грудной клетки, гемоторакс справа (250 мл), поверхностные раны нижней доли правого легкого, кровоизлияния в плевре, легких, корне языка, надгортаннике, гортани, печени, рваная рана теменно-затылочной области справа, кровоизлияния в мягких тканях теменно-затылочной, теменной областей, кровоизлияния верхней губы, поверхностные раны нижнечелюстной области, ссадины нижней губы, правой щечной, нижнечелюстной областей, закрытый крупнооскольчатый перелом диафиза правой плечевой кости со смещением отломков, рваная рана правой плечевой области, ссадины правой дельтовидной, области, правого предплечья, правого бедра, правой коленной области, правой голени, что подтверждается характерными патоморфологическими признаками, обнаруженными при исследовании его трупа, данными лабораторных исследований. Данная травма квалифицируется как повлекшая тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Повреждения, обнаруженные при исследовании трупа Г., могли образоваться в пределах нескольких минут — десятков минут до наступления его смерти от сдавливающих и плотноскользящих воздействий тупого твердого предмета (предметов), возможно, при обстоятельствах, указанных в постановлении. Не исключается, что их комплекс мог образоваться в пределах непродолжительного промежутка времени. При судебно-химическом исследовании крови от трупа Г. наркотические средства не обнаружены. При судебно-химическом исследовании крови и стекловидного тела от трупа Г. этиловый спирт не обнаружен. При судебно-химическом исследовании крови от трупа Г. наркотические, психотропные и сильнодействующие вещества не обнаружены,

— заключением комиссии экспертов по охране труда и технике безопасности, из выводов которого явствует, что непосредственными причинами несчастного случая явились: отсутствие специального ограждения натяжного барабана конвейера специального СМД-151-60, отсутствие выключающего устройства для остановки конвейера в аварийных ситуациях в любом месте и применение в скрепляющих узлах транспортерных лент, металлических соединительных элементов (болтов, скоб). Способствовали возникновению несчастного случая вредные условия труда в зоне обслуживания конвейера: отсутствие освещения в зоне обслуживания натяжного барабана конвейера, отсутствие работающих пылеподавляющих или пылеулавливающих систем в местах выделения пыли.

В соответствии с должностными инструкциями, которые являются локальными нормативными актами, утвержденными генеральным директором ООО «***» на данном предприятии обязанности по обеспечению безопасных условий труда (охране труда) на дробильно-сортировочном комплексе распределены между сменными мастерами, начальником ДСК и заместителем генерального директора по производству. Руководитель отдела охраны труда выполняет в основном контролирующие и информационные функции и непосредственно за охрану труда на рабочих местах не отвечает. В деле не представлено ни одного предписания руководителя отдела охраны труда выданного руководителям дробильно-сортировочного комплекса в связи с нарушениями обязательных для исполнения требований по охране труда, изложенных в ПОТ РМ -029-2003[6]. Это связано прежде всего с тем, что руководитель отдела охраны труда не соответствует должностной инструкции, утвержденной генеральным директором ООО «***» в части требований к квалификации (образование, стаж работы), и не мог выполнять должностные обязанности в частности в области охраны труда вследствие отсутствия необходимого образования и как следствие низкой квалификации Исходя из материалов дела ни один из принятых на работу вышеуказанных специалистов кроме заместителя генерального директора по производству не соответствуют должностным инструкциям, утвержденным генеральным директором ООО «***» в части требований к квалификации (образование, стаж работы), и не могли выполнять должностные обязанности в частности в области охраны труда вследствие низкой квалификации.

Сам генеральный директор ООО «***» тоже не соответствует должностной инструкции, утвержденной им самим, в части требований к квалификации (образование, стаж работы), и не мог выполнять квалифицированно должностные обязанности в частности выполнение п.2.8. должностной инструкции. 2.8. Организация: работы по обеспечению компании квалифицированными кадрами, рациональному использованию их профессиональных знаний и опыта, проведению аттестаций и обучению сотрудников.

Должностной инструкции в части требований к квалификации (образование, стаж работы), утвержденной генеральным директором ООО «***» на данном предприятии, исходя из материалов дела, соответствует только заместитель генерального директора по производству (высшее образование, диплом *** выдан 1 июня 2006 г. Уральским государственным университетом г. Екатеринбург, квалификация Горный инженер по специальности «Горные машины и оборудование»). Таким образом, все вопросы по обеспечению охраны труда на дробильно-сортировочном комплексе обеспечению безопасности технических устройств и соблюдению правил по технике безопасности лежат на заместителе генерального директора по производству, так как по вине генерального директора, на остальные инженерные должности на предприятии приняты работники не имеющие соответствующего образования и как следствие не могут выполнять должностные обязанности, в частности, в области охраны труда вследствие низкой квалификации.

Суд апелляционной инстанции считает, что эти и другие исследованные в судебном заседании доказательства получили оценку суда в соответствии со ст. 88 УПК РФ с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела по существу и постановления обвинительного приговора.

Вопреки доводам жалоб, показания вышеуказанных свидетелей и потерпевшей верно положены в основу приговора, поскольку они последовательны, согласуются между собой, а также с материалами уголовного дела, прямо и косвенно подтверждают причастность Фулея Н.В. к совершению преступления.

Никаких данных о том, что показания свидетелей Ч1., Г3., Ч., Ю., Р., К1., М. предвзяты, были получены с нарушением норм закона, а также о том, что они не отвечают требованиям допустимости и достоверности, материалы дела не содержат. Поэтому у суда апелляционной инстанции нет оснований не доверять данным доказательствам.

Доводы жалоб о невиновности Фулея Н.В. в совершении квалифицированного преступления противоречат фактическим обстоятельствам дела, установленных судом первой инстанции. Все эти доводы были тщательно проверены судом в ходе судебного разбирательства и обоснованно признаны несостоятельными. Согласно требованиям п. 2 ст. 307 УПК РФ суд привел мотивы, по которым признал достоверными, соответствующими фактическим обстоятельствам дела одни доказательства и отверг другие, а именно показания осужденного Фулея Н.В. и специалистов К., Г2. об этом. В приговоре данные показания и заключения специалистов опровергнуты с подробным изложением мотивов принятого решения, не согласиться с которыми у суда апелляционной инстанции оснований не имеется.

Из материалов дела явствует, что пострадавший Г. состоял в трудовых отношениях с ООО «***», был допущен к работам на дробильно-сортировочный комплекс в качестве машиниста конвейера. 15 февраля 2017 г. в период времени с 02:00 часов до 05:00 часов Г. находился на рабочей смене, на производственной территории ООО «***». В соответствии с должностной инструкцией он наблюдал за работой дробильно-сортировочного комплекса, за равномерным поступлением и распределением материала на ленточных конвейерах. Исполняя свои обязанности, в условиях ограниченной видимости, вызванной отсутствием освещения в районе натяжного барабана конвейера СМД-151-60, отсутствием работающих пылеподавляющих или пылеулавливающих систем в местах выделения пыли, Г., имея при себе рабочий инструмент, достаточно близко приблизился к конвейерной ленте и натяжному барабану конвейера, в результате чего из-за отсутствия специального ограждения натяжного барабана конвейера, отсутствия на нем выключающего устройства для остановки в аварийных ситуациях, он был затянут за правую руку под натяжной барабан конвейерной ленты, в результате чего получил смертельную травму.

Суд установил, что кроме преступного бездействия осужденного, данный факт произошел по небрежности Г., нарушившего пп. 3.8, 3.9, 3.10 Инструкции по безопасности и охране труда для машиниста конвейера ДСК. Однако, из показаний свидетелей – работников предприятия следует, что данное нарушение было вынужденным, поскольку машинисты конвейеров для выполнения производственного плана должны были проверять конструктивные узлы конвейеров при их работе, так как при определенных погодных условиях, наличия примесей в сырье, завод необходимо было отключать систематически. За не выполнение плана, обрыв ленты их наказывали материально, в том числе всю смену. Для удобства контроля за натяжным барабаном конвейера под ним не убиралась насыпь из просыпи, не устанавливались специальные ограждения. Из материалов дела достоверно следует, что к нему по насыпи можно было свободно подойти. При этом, зона набегания ленты (у шкивов, роликов, барабана) конвейера представляла особую опасность при его использовании, так как контакт с ней мог повлечь захват за не застегнутую, не заправленную надлежащим образом спецодежду, рукавицы и т.п. Необходимо также отметить, что должностная инструкция машиниста конвейера противоречит инструкции по охране труда – в одной инструкции указано, что работник не должен покидать свое рабочее место, которое находится в кабине, а в другой сказано, что он должен осматривать оборудование, что в условиях плохой видимости не позволяло это сделать с безопасного расстояния, при том, что работодатель обязан был обеспечить Г. условия для безопасного и эффективного труда, оборудовать его рабочее место в соответствии с правилами охраны труда и техники безопасности (п. 2.3 трудового договора от 8 августа 2016 г.).

Фулей Н.В., имеющий высшее профессиональное образование по квалификации «Горный инженер», специальности «Горные машины и оборудование», приказом генерального директора ООО «***» № 73к от 14 апреля 2016 г. с 22 апреля 2016 г. был принят и назначен на должность заместителя генерального директора по производству ООО «***» в качестве административно-управленческого персонала, после чего приказом генерального директора ООО «***» № 446к от 30 декабря 2016 г. с 1 января 2017 г. был переведен на производство в качестве заместителя генерального директора по производству.

В соответствии с должностной инструкцией на Фулея Н.В., кроме прочих, были возложены обязанности по обеспечению безопасных условий труда и соблюдению требований охраны труда, по ведению профилактической работы по соблюдению требований техники безопасности и внедрению Стандартов Системы стандартов безопасности труда, организации безопасных и здоровых условий труда и внедрению передовых средств техники безопасности, предупреждающих аварии, инциденты, производственный травматизм и профессиональные заболевания, а также соблюдению требований правил и норм по охране труда, технике безопасности, производственной санитарии, противопожарной защиты, правил внутреннего трудового распорядка, норм трудового дня и рабочего дня в ООО «***».

Данная должностная инструкция была утверждена генеральным директором ООО «***». Не смотря на то, что дата утверждения документа не указана, к должностной инструкции имеется приложение № 1, согласно которому заместитель генерального директора по производству Фулей Н.В. под роспись ознакомился с должностной инструкцией 14 апреля 2016 г. Достоверность записи и принадлежность подписи стороной защиты не оспаривается. При наличии этих данных, период трудовой деятельности менеджера по персоналу предприятия, не имеет значения для определения времени ознакомления Фулея Н.В. с указанным документом. В связи с этим, суд апелляционной инстанции, как и суд первой инстанции, приходит к выводу об ознакомлении Фулея Н.В. с должностной инструкцией в день вынесения приказа о назначении его на должность, то есть 14 апреля 2016 г.

В силу правовой позиции Пленума Верховного Суда РФ, изложенной в Постановлении от 23 апреля 1991 г. № 1 «О судебной практике по делам о нарушениях правил охраны труда и безопасности при ведении горных, строительных или иных работ» (в ред. От 3 марта 2015 г.) ответственность по ст. 143 УК РФ могут нести лица, на которых в силу их служебного положения или по специальному распоряжению непосредственно возложена обязанность обеспечивать соблюдение правил и норм охраны труда на определенном участке работ, а также руководители предприятий и организаций, их заместители, если они не приняли мер к устранению заведомо известного им нарушения правил охраны труда либо дали указания, противоречащие этим правилам, или, взяв на себя непосредственное руководство отдельными видами работ, не обеспечили соблюдение тех же правил.

Фулей Н.В., исполняя организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции, работающий на предприятии продолжительное время на различных должностях видел и достоверно знал, что в нарушение требований охраны труда на конвейере специальном СМД-151-60 отсутствуют специальное ограждение натяжного барабана, выключающее устройство для остановки конвейера в аварийных ситуациях в любом месте. Знал, что к конвейеру по насыпи имеется доступ работников, что отсутствуют освещение в зоне обслуживания натяжного барабана и работающие пылеподавляющие системы в местах выделения пыли, то, что осуществляется применение в скрепляющих узлах транспортерных лент, металлическими соединительными элементами (пп. 1.16,1.17, 1.19, 1.21, 2.3.10, 2.3.44, 2.3.53, 24, 25 Правил охраны труда Р М-029-2003 «Межотраслевые правила по охране труда при эксплуатации промышленного транспорта (конвейерный, трубопроводный и другие транспортные средства непрерывного действия), однако, в нарушение требований его должностной инструкции, не предпринял никаких мер по ликвидации этих нарушений.

Согласно инструкции по эксплуатации конвейера специального СМД-151-60, в связи с постоянной работой по совершенствованию конвейера, повышающей его надежность и улучшающих условий эксплуатации, в конструкцию могут быть внесены незначительные изменения, не отраженные в настоящем документе. В п. 5 инструкции указано, что место работы конвейера должно быть освещено, во время работы конвейера недопустима работа со снятыми или поврежденными ограждениями. Поэтому доводы защиты об отсутствии оснований для изменения конструкции конвейера без разрешения завода изготовителя, не соответствуют вышеуказанной инструкции, как и не соответствуют фактическим обстоятельствам дела доводы защиты об отсутствии нареканий со стороны специалистов, проводивших экспертизу промышленной безопасности на предприятии.

Так, 15 августа 2011 г. ООО «Инженерно-Экспертный центр «***» подготовило заключение экспертизы промышленной безопасности на рабочий проект «Техническое перевооружение дробильно-сортировочного комплекса в карьере «***». Цель экспертизы сводилась к оценке соответствия принятых технических и технологических решений в рабочем проекте требованиям действующих законодательных актов, стандартов, норм и правил промышленной безопасности в горнорудной промышленности.

В п. 7.1.4 заключения указано, что рабочим проектом предусмотрено оборудовать конвейера отключающими, блокирующими и сигнализирующими устройствами (остановка конвейера из любого места по его длине, пробуксовка и обрыв ленты). Предусматривается обеспыливание и аспирация, в п. 7.1.6 — устройство ограждения движущихся и вращающихся частей оборудования и механизмов, установка устройств и приборов, обеспечивающих безопасность при работе, пуске и остановке оборудования. Фулей Н.В. ссылается на данное заключение, а значит, знал об этих требованиях.

Вопреки доводам жалоб, заключение комиссионной судебной экспертизы по охране труда и техники безопасности соответствует требованиям ст. 204 УПК РФ. Из заключения ясно следует, что оно составлено доктором технических наук, профессором кафедры «Безопасность жизнедеятельности» ФГБОУ ВО «Пермский национальный исследовательский политехнический университет» Т. и кандидатом технических наук, доцентом кафедры «Безопасность жизнедеятельности» ФГБОУ ВО «Пермский национальный исследовательский политехнический университет» Л1. Эксперты были предупреждены об ответственности по ст. 307 УК РФ, фактически экспертизу проводили по месту своей трудовой деятельности. Экспертиза имеет исследовательскую часть, которая в большей части отражена при ответах на вопросы следователя. Поэтому у стороны защиты была возможность с ней ознакомиться и оспорить ее. Данное право было в полной мере реализовано. В заключении экспертов внесено дополнение только в части указания во вводной части фамилий экспертов, которые по технической ошибке не были напечатаны первоначально. В распоряжение экспертов были представлены все материалы уголовного дела, в котором содержался и акт Н-1. Сведений о том, что данный акт отменен – нет. У суда апелляционной инстанции нет оснований не доверять выводам экспертов, так как они были сделаны соответствующими специалистами высокого уровня на основании сведений имеющихся в представленных на экспертизу материалах уголовного дела, а именно: свидетельских показаний, протокола осмотра места происшествия от 15 февраля 2017 г., приложений к протоколу осмотра места происшествия, акта внеплановой выездной проверки органа государственного контроля (надзора) от 10 марта 2017 г., копий документов технической документации на конвейер СМД 151-60, документов на дробильно-сортировочный комплекс, и иных документов имеющихся в материалах уголовного дела.

Напротив, заключения специалистов К. и ООО «***» отличаются субъективностью и противоречат исследованным доказательствам. По сути, данные заключения приводят оценку заключению комиссионной экспертизы, что в компетенции лишь правоприменителя.

Представленная представителем ООО «***» видеосъемка событий периода несчастного случая на производстве, не опровергает выводов суда первой инстанции, поскольку дата и время записи не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, самого места происшествия на нем не видно, точное время попадания Г. под ленту конвейера не установлено.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции считает, что между неисполнением осужденным Фулеем Н.В. своих обязанностей, предусмотренных должностной инструкцией а также пп. 1.16,1.17, 1.19, 1.21, 2.3.10, 2.3.44, 2.3.53, 24, 25 Правил охраны труда Р М-029-2003 «Межотраслевые правила по охране труда при эксплуатации промышленного транспорта» (конвейерный, трубопроводный и другие транспортные средства непрерывного действия) и наступлением смерти Г. имеется причинно-следственная связь, поскольку при их своевременном устранении, пострадавший ни при каких условиях не попал под травматическое воздействие источника повышенной опасности.

На основании изложенного, суд первой инстанции правильно квалифицировал действия Фулея Н.В. по ч. 2 ст. 143 УК РФ.

Судебное следствие по уголовному делу проведено в соответствии с требованиями ст. ст. 273 — 291 УПК РФ, с предоставлением возможности сторонам в равной степени реализовать свои процессуальные права. Фулею Н.В. была обеспечена реальная возможность для формирования и доведения до суда позиции относительно инкриминируемого преступного деяния, которая была озвучена и поддержана его защитниками.

Противоречий, способных повлиять на правильность выводов судебного решения, суд апелляционной инстанции не усматривает.

Назначенное Фулею Н.В. наказание соответствует требованиям ст. ст. 6, 43, 60 УК РФ, является справедливым и соразмерным содеянному. При определении его вида и размера суд, наряду с характером, степенью общественной опасности преступного деяния, в полной мере учел конкретные обстоятельства содеянного, данные о личности Фулея Н.В., состоянии здоровья. Также суд учел факт небрежности, допущенный самим пострадавшим.

Оснований для применения положений ч. 6 ст. 15, ст. 64 УК РФ суд первой инстанции не нашел, не усматривает их и суд апелляционной инстанции.

Касаясь доводов апелляционных жалоб защитника Высотской И.П. и представителя гражданского ответчика Ш., оспаривающих правильность принятого судом решения по заявленному гражданскому иску, суд не может с ними согласиться по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 6 УПК РФ защита прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступлений, является назначением уголовного судопроизводства.

Согласно ст. 44 УПК РФ лицо, которому преступлением причинен имущественный или моральный вред, вправе при производстве по уголовному делу предъявить к обвиняемому или лицам, несущим материальную ответственность за действия обвиняемого, гражданский иск, который рассматривается судом совместно с уголовным делом.

Как видно из материалов дела, в результате совершенного Фулеем Н.В. преступления Г1. причинены значительные нравственные переживания, связанные с потерей единственного (по родству) близкого ей человека. Данный факт подробно изложен в исковом заявлении и поддержан гражданским истцом в ходе судебного заседания. Обязанность по компенсации нравственных переживаний (морального вреда) суд правильно возложил на работодателя – ООО «***».

Взысканная с ответчика денежная сумма в пользу Г1. в счет компенсации морального вреда является обоснованной и отвечает требованиям разумности и справедливости, ее размер должным образом мотивирован.

Факт оказания Г1. материальной помощи в погребении пострадавшего не влияет на размер денежной компенсации морального вреда.

Таким образом, нарушений конституционных прав осужденного, уголовного, уголовно-процессуального законодательства РФ, которые могли повлиять на объективность выводов суда о доказанности виновности Фулея Н.В., отразиться на правильности решения о квалификации его действий, справедливости назначенного наказания, допущено не было. В связи с этим, приговор суда отмене либо изменению не подлежит, поскольку является законным, обоснованным и справедливым.

Руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.14, 389.20, 389.28, 389.33, 389.35 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

п о с т а н о в и л:

приговор Губахинского городского суда Пермского края от 21 мая 2018 г. в отношении Фулея Николая Васильевича оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденного Фулея Н.В., защитника Высотской И.П. и представителя гражданского ответчика Ш. — без удовлетворения.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в вышестоящий суд в порядке, установленном главами 47.1 и 48.1 УПК РФ.

Председательствующий (подпись)