Апелляционное постановление № 22-3009/19 от 11.06.2019 Красноярского краевого суда (Красноярский край)

Председательствующий – судья В. С.Н. № 22-3009/2019

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ

г. Красноярск 11 июня 2019 года

Суд апелляционной инстанции Красноярского краевого суда в составе:

председательствующего судьи Запасовой А.П.,

при секретаре Тоночакове И.В.,

с участием оправданного Тумашова П.С.,

адвоката Шиховцева С.В.,

прокурора Зборщика А.И.,

рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя помощника прокурора ЗАТО г. Железногорск Красноярского края Лаурса Е.С. на приговор Железногорского городского суда Красноярского края от 28 января 2019 года, которым:

ТУМАШОВ П.С., &lt,данные изъяты&gt, не судимый,

оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 293 УК РФ, на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ — за непричастностью к совершению преступления.

На основании п. 1 ч. 2 ст. 133 УПК РФ за оправданным Тумашовым П.С. признано право на реабилитацию, в том числе, на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием.

Постановлено по вступлении приговора в законную силу уголовное дело направить руководителю СО по ЗАТО г. Железногорск ГСУ СУ РФ по Красноярскому краю – для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Заслушав и.о. прокурора ЗАТО г. Железногорск Красноярского края Зборщика А.И., выступающего на основании поручения, поддержавшую доводы апелляционного представления, оправданного Тумашова П.С., его защитника адвоката Шиховцева С.В., представившего ордер №, просивших оставить приговор без изменения, суд апелляционной инстанции

УСТАНОВИЛ:

Приговором Железногорского городского суда Красноярского края от 28 января 2019 года Тумашов, обвиняемый в халатности, то есть неисполнении должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного отношения к обязанностям по должности, если это повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан, повлекшее по неосторожности смерть двух лиц, по ч. 3 ст. 293 УК РФ, оправдан за непричастностью к совершению преступления.

Согласно обвинительного заключения, во исполнение Федеральной целевой программы «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2016-2020 годы и на период до 2030 года» между Федеральным государственным унитарным предприятием «Горно-химический комбинат» (далее ФГУП «ГХК») и Открытым акционерным обществом «Буреягэсстрой» Строительного управления «АТОМСТРОЙ» (далее ОАО «Буреягэсстрой» СУ «АТОМСТРОЙ») заключен государственный контракт на выполнение строительно-монтажных работ по строительству опытно-демонстрационного центра (пускового комплекса) по переработке отработавшего ядерного топлива ИХЗ ФГУП «ГХК» (далее здание № 4 ОДЦ по переработке ОЯТ ИХЗ ФГУП «ГХК»).

При этом, строительство ОАО «Буреягэсстрой» СУ «АТОМСТРОЙ» первого пускового комплекса здания № 4 ОДЦ по переработке ОЯТ ИХЗ ФГУП «ГХК», расположенного по адресу: Красноярский край, ЗАТО г. Железногорск, промтерритория ФГУП «ГХК» на земельных участках с кадастровым номером: №, №, окончено, о чем 18 декабря 2015 года между ФГУП «ГХК» и ОАО «Буреягэсстрой» СУ «АТОМСТРОЙ» составлен акт № 6825 приемки законченного строительством объекта.

29 декабря 2016 года на производство работ по строительству второго пускового комплекса здания № 4 ОДЦ по переработке ОЯТ ИХЗ ФГУП «ГХК», согласно государственного контракта № 1620725100212362017800116 от 03 августа 2016 года и акта-допуска № 212-25-65-03/7542 от 29 декабря 2016 года сроком с 09 января 2017 года до 31 декабря 2017 года, допущено Акционерное общество «Федеральный центр науки и высоких технологий «Специальное научно-производственное объединение «Элерон» (далее АО «ФЦНИВТ» «СНПО Элерон»).

Согласно Разрешения на ввод объекта в эксплуатацию от 02 марта 2017 года № 24-58-104-2016, первый пусковой комплекс здания № 4 ОДЦ по переработке ОЯТ ИХЗ ФГУП «ГХК» сдан в эксплуатацию.

Приказом от 31.01.2017 года № 254/лс заместителя генерального директора ФГУП «ГХК» с 24.01.2017 года начальником технологического отдела цеха № 5, расположенного в здании № 4 ОДЦ по переработке ОЯТ ИХЗ ФГУП «ГХК», назначен Тумашов, имеющий допуск к самостоятельной работе в области использования атомной энергии, выданный Федеральной службой по экологическому, технологическому и атомному надзору.

В соответствии с должностной инструкцией начальника технологического отдела цеха № 5 ОДЦ по переработке ОЯТ и обращению с РАО ИХЗ ФГУП «ГХК» № ИН 25.65.033-2016, утвержденной 07 ноября 2016 года директором завода ИХЗ ФГУП ГХК (далее «Должностной инструкции № ИН 25-65.033-2016») Тумашов, как начальник технологического отдела цеха № 5, в своей деятельности руководствуется Трудовым кодексом РФ, законодательством о труде и охране труда РФ, правилами и нормами охраны труда, производственной санитарии и противопожарной безопасности, правилами внутреннего трудового распорядка, коллективными договорами ФГУП «ГХК», локальными нормативными актами предприятия, нормативными документами по радиационной и ядерной безопасности, учету, контролю, физической защите ядерных материалов, радиоактивных веществ и радиоактивных отходов, нормативными и руководящими документами Ростехнадзора, в том числе, касающимися лицензируемых видов деятельности предприятия в области использования атомной энергии, а также Федеральными законами РФ, постановлениями Правительства РФ, Федеральными нормами и правилами, а также вышеназванной должностной инструкцией.

Согласно п. 2 должностной инструкции № ИН 25-65.033-2016 в подчинении начальника технологического отдела цеха № 5 находятся: начальник участка пускового комплекса, руководитель технологической группы, ведущий инженер-технолог группы головных операций, ведущий инженер-технолог группы радиохимического производства, ведущий инженер-технолог группы готовой продукции и кондиционирования РАО.

В соответствии с п.п 1.1, 1.2, 1.3 должностной инструкции № ИН 25-65.033-2016 на Тумашова, как начальника технологического отдела цеха № 5, возложена обязанность по руководству деятельностью технологического отдела цеха и координирование сторонних организаций в части разработки и внедрения технологий в производство по переработке отработавшего ядерного топлива и переработке радиоактивных веществ и радиоактивных отходов опытно-демонстрационного центра, организация и контроль соблюдения установленных требований нормативных документов и правил охраны окружающей среды, ядерной, радиационной, пожарной, промышленной безопасности, охраны труда при обращении с ЯМ и РАО, организация работ по внедрению, обеспечению работоспособности и повышению результативности функционирования системы экологического менеджмента, соответствующей требованиям международного стандарта ISO 14001.

Кроме того, в соответствии с п.п. 3.1.2, 3.1.5, 3.1.7, 3.1.9 — 3.1.13 должностной инструкции № ИН 25-65.033-2016 на Тумашова, как на начальника технологического отдела цеха № 5, возложены прямые обязанности по организации, координированию и направлению деятельности цеха, сторонних организаций в части материального обеспечения, пуско-наладочных и других работ по созданию ОДЦ, соблюдение самим и организациями, подчинённым персоналом правил внутреннего трудового распорядка предприятия, пропускного и внутриобъектового режима, контролю состояния рабочих мест персонала отдела, контролю ведения оперативной документации персоналом отдела цеха, организация обеспечения рабочих мест персонала отдела нормативной и технологической документацией в соответствии с перечнями документов, организация разработки, пересмотра, согласования и утверждения технологической документации, должностных инструкций, инструкций по пожарной безопасности, организация проведения расследований технологических нарушений, браков и аварий в работе с оформлением необходимых документов, организация совершенствования технологического процесса, организация работы по повышению квалификации рабочих и специалистов отдела цеха, проведение воспитательной работы в коллективе, направленной на повышение творческой инициативы, культуры производства и на успешное решение производственных задач.

В связи с чем Тумашов, назначенный 24.01.2017 года на должность начальника технологического отдела цеха № 5 ОДЦ по переработке ОЯТ ИХЗ ФГУП «ГХК», а в период с 20.06.2017 года по 03.07.2017 года в соответствии с должностной инструкцией № ИН 25-65.033-2016 от 07.11.2016 года и трудовым договором № 1244 от 16.07.2009 года, а также дополнительным соглашением № 703 от 30.01.2017 года к указанному трудовому договору, исполнявший обязанности начальника указанного цеха, являлся должностным лицом, осуществляющим организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции.

В соответствии с п.п. 6, 12, 13, 18, 19, 53 «Правил по охране труда в строительстве», утвержденных приказом Министерства труда и социальной защиты РФ от 01.06.2015 года № 336н (далее «Правил по охране труда в строительстве»):

— при проведении работ в строительном производстве, связанных с воздействием на работников вредных и (или) опасных производственных факторов, работодатель обязан принять меры по их исключению или снижению до допустимого уровня воздействия,

— на границах зон с постоянным присутствием опасных производственных факторов должны быть установлены защитные ограждения, а зон с возможным воздействием опасных производственных факторов — сигнальные ограждения и знаки безопасности,

— для предупреждения падения работников с высоты проектами производства работ предусматриваются: преимущественное первоочередное устройство постоянных ограждающих конструкций (стен, панелей, ограждений балконов и проемов),

— в случае возникновения на объекте производства строительства опасных условий, вызывающих угрозу жизни и здоровью работников, работодатель обязан оповестить об этом всех участников строительного производства и предпринять необходимые меры для вывода работников из опасной зоны. Возобновление работ разрешается после устранения причин возникновения опасности по согласованию с застройщиком (техническим заказчиком),

— работодателями, в соответствии со спецификой производимых работ, должен быть организован контроль за состоянием условий и охраны труда: постоянный контроль исправности используемого оборудования, приспособлений, инструмента, наличия и целостности ограждений, защитного заземления и других средств защиты до начала и в процессе работы на своих рабочих местах, осуществляемый работниками, периодический контроль за состоянием условий и охраны труда в структурных подразделениях и на участках строительного производства, проводимый работодателем совместно с представителями первичной профсоюзной организации или иного представительного органа работников согласно утвержденным планам,

— строительные площадки и участки строительного производства, рабочие места, проезды и подходы к ним в темное время суток должны быть освещены.

В соответствии с п. 1.1 инструкции предприятия «Положение о единой системе управления охраной труда на ФГУП «ГХК» (Далее «Положение о ЕСУОТ») ИН 01-14.002-2017, введенной приказом № 106 от 16 января 2017 года и утвержденной генеральным директором ФГУП «ГХК» объединяет все действующие на предприятии системы организованной и профилактической работы по созданию здоровых и безопасных условий труда.

Согласно п. 10.1 «Положения о ЕСУОТ» контроль за состоянием охраны труда на предприятии проводится с целью установления степени выполнения службами, подразделениями и работниками правил, норм и требований по охране труда, регламентируемых нормативными актами по охране труда.

Установленная на предприятии система четырехступенчатого контроля за состоянием охраны труда направлена на выявление и устранение недостатков в обеспечении нормальных условий, предупреждение производственного травматизма, уменьшение заболеваемости на производстве, улучшение условий и охраны труда, уменьшение степени профессионального риска.

Организация ступенчатого административно-общественного контроля за состоянием охраны труда заключается в том, что со стороны администрации этот контроль с определенной периодичностью осуществляется руководителями различных уровней с участием уполномоченных лиц по охране труда или представителей совместного комитета (комиссии) по охране труда.

В каждом структурном подразделении предприятия должны быть разработаны и утверждены руководителем подразделения списки лиц, осуществляющих соответствующий ступенчатый контроль.

Обязанности по осуществлению ступенчатого контроля должны быть отражены в должностных инструкциях соответствующих работников.

Согласно п.п. 10.5 «Положения о ЕСУОТ» объектами контроля второй ступени являются структурные единицы подразделений (участки, отделения, службы, лаборатории, цеха и т.п.). Вторая ступень контроля проводится один раз в неделю по графику, утвержденному руководителем (заместителем, главным инженером) подразделения и согласованному со специалистом по охране труда подразделения. При большой разбросанности участков руководители второй ступени контроля должны составить график проверок с таким расчетом, чтобы в течение полугодия были охвачены проверкой все рабочие места.

Вторую ступень контроля осуществляют, в том числе, руководители отделов. Руководитель подразделения может привлечь к проведению второй ступени контроля своих заместителей, специалистов подразделения (механик, энергетик и другие).

Второй ступенью контроля проверяется: выполнение мероприятий по обеспечению безопасности труда на рабочих местах и принятие мер по устранению недостатков, отмеченных в журналах первой ступени контроля и предыдущими проверками второй ступени контроля, исправность и сроки испытания защитных устройств, ограждений, блокировок, оборудования, грузоподъемных и других механизмов, подмостей и тому подобное., наличие и состояние защитных, сигнальных и противопожарных средств и устройств.

В соответствии с п.п. 3.1.19.1 должностной инструкции № ИН 25-65.033-2016 в обязанности Тумашова, как начальника технологического отдела цеха № 5 ИХЗ ФГУП «ГХК», вменены обязанности по обеспечению надзора за исправным и нормальным санитарным состоянием и содержанием производственных, вспомогательных и бытовых помещений, всех видов оборудования, инструмента и приспособлений, установок, транспортных и грузоподъемных средств, инвентаря, ограждающих устройств, проходов, проездов, лестниц, электропроводки, защитных устройств, заземления оборудования.

В соответствии с п.п. 3.1.19.6 должностной инструкции № ИН 25-65.033-2016 на Тумашова, как на начальника технологического отдела цеха № 5 ИХЗ ФГУП «ГХК», возложены обязанности по своевременному и качественному выполнению запланированных мероприятий по охране труда, направленных на обеспечение безопасных условий труда.

В соответствии с п.п. 3.1.19.8, п.п.3.2.5 должностной инструкции № ИН 25-65.033-2016 на Тумашова, как на начальника технологического отдела цеха № 5 ИХЗ ФГУП «ГХК», возложены обязанности по обеспечению плановой работы второй ступени контроля состояния охраны труда в цехе, анализ состояния охраны труда и производственного травматизма, разработка планов по охране труда. Организация выполнения директивных, организационно-распорядительных и информационных документов по охране труда.

В соответствии с п.п. 6.36.2, 6.36.8 «Положения о ЕСУОТ» – руководители отделов обязаны обеспечивать надзор за исправным состоянием ограждающих устройств, проходов, проездов, электропроводки, защитных устройств, организовывать плановую работу второй ступени контроля состояния охраны труда и системы индивидуальной ответственности за нарушение требований охраны труда.

Согласно п. 8.2.3 должностной инструкции начальника технологического отдела цеха № 5 № ИН 25-65.033-2016, Тумашов при длительном отсутствии (отпуск, командировка, болезнь) начальника цеха № ИХЗ ФГУП «ГХК» замещает начальника цеха, выполняет его обязанности.

Согласно плана-графика работы третьей ступени контроля состояния охраны труда в 2017 году № 25-14-01/7341 от 23.12.2016 года, утвержденного директором завода ИХЗ ФГУП «ГХК», проверка состояния охраны труда в цехе № 5 завода ИХЗ ФГУП «ГХК» в составе комиссии: главного инженера Свидетель №32, ведущего специалиста по охране труда Свидетель №10, специалиста по охране труда Свидетель №33, инженера по промышленной безопасности Свидетель №11, ведущего инженера по ГО и ЧС Свидетель №8 назначена на 31.05.2017 года.

По результатам проверки состояния охраны труда в цехе № 5 завода ИХЗ ФГУП «ГХК» составлен акт № 25-14-01/2925 от 06.06.2017 года, согласно которому в цехе № 5 обнаружены многочисленные нарушения правил охраны труда, в том числе, непроведение начальником цеха № 5 второй ступени контроля за состоянием охраны труда, а также указано начальнику цеха № 5, а также лицу, его замещающему, на необходимость устранения нарушений, разработки комплекса мероприятий в срок до 27.06.2017 года.

Кроме того, согласно предписания № 107 от 05.06.2017 года начальнику цеха № 5 ИХЗ ФГУП «ГХК» по результатам проверки состояния охраны труда указано на необходимость устранения нарушений охраны труда в помещении первого пускового комплекса здания № 4 ОДЦ ИХЗ ФГУП «ГХК» в виде отсутствия ограждений технологических проемов машинного зала и лифтовых шахт (грузового и пассажирского лифтов), о чем 20.06.2017 года также указано исполняющему обязанности начальника цеха № 5 – начальнику технологического отдела цеха № 5 ИХЗ ФГУП «ГХК» Тумашову.

Согласно п.п. 8.2.2, 8.2.3 должностной инструкции начальника технологического отдела цеха № 5 № ИН 25-65.033-2016, Тумашов, имеющий разрешение Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору на проведение работ в области использования атомной энергии на объектах ядерно-топливного цикла, для исполнения обязанностей по основной и замещаемой должности, а также при длительном отсутствии (отпуск, командировка, болезнь) начальника цеха № 5 ИХЗ ФГУП «ГХК», замещает начальника цеха, выполняет его обязанности.

С 20.06.2017 года начальник технологического отдела цеха № 5 ИХЗ ФГУП «ГХК» Тумашов в связи с отсутствием начальника цеха № 5 приступил к исполнению его должностных обязанностей, при этом, в период с 20.06.2017 года по 22.06.2017 года ознакомился с предписанием № 107 от 05.06.2017 года, согласно которому начальнику цеха № 5 ИХЗ ФГУП «ГХК» по результатам проверки состояния охраны труда указано на необходимость устранения нарушений в помещении первого пускового комплекса здания № 4 ОДЦ ИХЗ ФГУП «ГХК» в виде отсутствия ограждений технологических проемов машинного зала и лифтовых шахт (грузового и пассажирского лифтов).

Тумашов в силу занимаемой должности, профессионального опыта по технике безопасности, имея реальную возможность исполнения возложенных на него обязанностей начальника цеха № 5 ИХЗ ФГУП «ГХК» «Положением о ЕСУОТ», должностной инструкцией № ИН 25-65.033-2016, свои обязанности в установленные сроки, в период с 20.06.2017 года по 03.07.2017 года не исполнял, о чем свидетельствует отсутствие организации второй ступени контроля охраны труда, отсутствие утвержденного плана-графика ведения второй ступени контроля состояния охраны труда на 2017 год, отсутствие в журнале контроля второй ступени протоколов контроля состояния охраны труда, отсутствие актов выполненных работ по установке ограждений технологических проемов машинного зала и лифтовых шахт (грузового и пассажирского лифтов), отсутствие которых было установлено 05.06.2017 года, о чем специалистом по охране труда ИХЗ ФГУП «ГХК» Свидетель №33 внесено предписание № 107 от 05.06.2017 года.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

При этом Тумашов, будучи достоверно осведомленным о том, что в цехе № 5 ИХЗ ФГУП «ГХК» имеются нарушения охраны труда в виде отсутствия ограждений технологических проемов машинного зала и лифтовых шахт (грузового и пассажирского лифтов), а также отсутствия сигнальных ограждений и знаков безопасности, аварийного и эвакуационного освещения в темное время суток в месте расположения неогражденных проемов, что в соответствии с п.п. 12, 13, 19, 53 «Правил по охране труда в строительстве» является обязательным, в нарушение п.п. 3.1.19.1 должностной инструкции № ИН 25-65.033-2016, имея реальную возможность к устранению указанных нарушений, предвидел возможность наступления в результате своего бездействия общественно-опасных последствий в виде падения и гибели людей, но по легкомыслию, без достаточных к тому оснований, самонадеянно рассчитывал избежать этих последствий, не принял мер и своевременно не организовал установку ограждений технологических проемов лифтовых шахт (грузового и пассажирского лифтов), сигнальных ограждений и знаков безопасности, аварийного и эвакуационного освещения в темное время суток в месте расположения не огражденных проемов.

Кроме того, Тумашов в период с 20.06.2017 года по 22.06.2017 года, без выполнения работ по ограждению проемов шахты лифта и проверки фактического выполнения данного вида работ, умышленно внес в предписание № 107 от 05.06.2017 года сведения об устранении указанных нарушений, введя тем самым в заблуждение специалиста по охране труда ИХЗ ФГУП «ГХК» Свидетель №33, чем допустил недобросовестное отношение к исполнению своих обязанностей по должности.

06 июля 2017 года около 19 часов 00 минут сотрудники ОП «Железногорск» АО «ФЦНИВТ «СНПО «Элерон», а именно подсобный рабочий Погибший №2 и кровельщик Погибший №1, в составе рабочего звена находились на кровле крыши здания № 4 второго пускового комплекса ОДЦ по переработке ОЯТ ИХЗ ФГУП «ГХК», между рядами Т-У, в осях 33-38, расположенного по адресу: Красноярский край, ЗАТО г. Железногорск, территория промышленной площадки здания № 4 завода ИХЗ ФГУП «ГХК», где, в соответствии с производственным заданием, выданным мастером ОП «Железногорск» АО «ФЦНИВТ «СНПО «Элерон» Свидетель №7, выполняли работы по настилу кровли.

06 июля 2017 года около 19 часов 40 минут, после окончания рабочего времени Погибший №2, Погибший №1, а также другие сотрудники, в соответствии со схемой маршрута движения, определенного работодателем ОП «Железногорск» АО «ФЦНИВТ «СНПО «Элерон», предусмотренного актом-допуска № 212-25-65-03/7542 от 29.12.2016 года, и пролегавшего через первый пусковой комплекс здания № 4 ОДЦ по переработке ОЯТ ИХЗ ФГУП «ГХК», которое согласно разрешению № 24-58-104-2016 от 02 марта 2017 года, сдано в эксплуатацию, при этом ответственным лицом за соблюдение норм безопасности и правил охраны труда в указанном помещении, входящим в структуру цеха № 5 завода ИХЗ ФГУП «ГХК», являлся исполняющий обязанности начальника цеха № 5 Тумашов, проследовали на первый этаж здания. При этом, Погибший №2 спустился на первый этаж здания в группе с Свидетель №9, Свидетель №6, Свидетель №5 Находясь на первом этаже здания, Погибший №2 по неустановленным в ходе предварительного следствия причинам вернулся на верхние этажи здания. Погибший №1 после окончания рабочего времени также проследовал к выходу из здания, однако, каким маршрутом двигался к выходу, в ходе предварительного следствия не установлено.

06 июля 2017 года около 19 часов 55 минут сотрудник ОП «Железногорск» АО «ФЦНИВТ «СНПО «Элерон» Свидетель №4, выйдя из здания, сообщил, что в помещении более никого из сотрудников нет. Далее, прораб ОП «Железногорск» АО «ФЦНИВТ «СНПО «Элерон» Свидетель №3 произвел выключение освещения в здании и закрытие входных дверей. Погибший №1 и Погибший №2, двигаясь к выходу из помещения первого пускового комплекса здания № 4 ОДЦ по переработке ОЯТ ИХЗ ФГУП «ГХК», находящегося в ведении цеха № 5 завода ИХЗ ФГУП «ГХК», исполняющим обязанности начальника которого являлся Тумашов, в обязанности которого вменены организация и ведение надзора за состоянием охраны труда, ввиду отсутствия защитных ограждений грузовой шахты лифта, сигнальных ограждений и знаков безопасности, а также отсутствия освещения в месте расположения неогражденных проемов, упали в грузовую шахту лифта, в промежутке между отметками плюс 4,800 метров (второй этаж) и плюс 14,400 метров (четвертый этаж), и были обнаружены в грузовой шахте лифта, расположенной в ряде между осями Т-У, в осях 35-36 на отметке минус 4,400 метров (подвальное помещение), с признаками падения с высоты, при этом Погибший №2 от полученных телесных повреждений скончался на месте происшествия. Смерть Погибший №1 наступила в приемно-диагностическом отделении ФГБУЗ КБ № 51 г. Железногорск.

Согласно заключению эксперта № 123 от 10.11.2017 года при исследовании трупа Погибший №2 установлены телесные повреждения, в совокупности составившие причиненную пострадавшему сочетанную тупую травму, составными компонентами которой являются:

1. Открытая проникающая черепно-мозговая травма (ОПЧМТ), включающая в себя множественные открытые переломы костей задней полусферы свода черепа, внутричерепные повреждения, внечерепные повреждения,

2. Закрытая тупая травма груди и живота, соединенная с закрытой позвоночно-спинномозговой травмой, включающей в себя: закрытые переломы левых 2-12 ребер в задних отделах, поперечные сгибательные неосложненные переломы по околопозвоночной линии 10-12 ребер слева без смещения отломков, закрытый поперечный неосложненный перелом окологрудинной части первого ребра справа, обширный и глубокий вертикальный разрыв нижней доли левого легкого на задней поверхности, массивные двусторонние ушибы легких в задних отделах, поверхностный вертикальный разрыв средостенной плевры позади корня правого легкого, множественные глубокие и сквозные разрывы селезенки с размозжением ее нижней части, без отслоения капсулы селезенки, обширный кровоподтек кожи неправильной треугольной формы нижней части спины слева и нижнего отдела позвоночной области от левой лопаточной области до уровня 2-го поясничного позвонка, с расположением в пределах кровоподтека множественных ссадин кожи левых лопаточной, подлопаточной и позвоночной областей с множественными очагово-сливными кровоизлияниями в подлежащих мышцах-разгибателях спины, протяженное, длиной 33см, эпидуральное кровоизлияние (над твердой мозговой оболочкой) в грудном и верхне-поясничном отделах позвоночного канала (на уровне от 3-го грудного до 3-го поясничного позвонков), единичные, рассеянные, бледно-красные, мелкие и тонкие субарахноидальные кровоизлияния в грудном отделе спинного мозга, закрытые полные поперечные переломы остистых отростков первого и 2-го поясничных позвонков, очаговые кровоизлияния в ткани над- межостистых связок на уровне от 12-го грудного до 3-го поясничного позвонков, закрытые косопродольные и косопоперечные переломы поперечных отростков 2-го поясничного позвонка с двух сторон, 3-го поясничного позвонка слева с крупноочаговыми кровоизлияниями в окружающие мягкие ткани, мелкоочаговое кровоизлияние в толще заднего отдела атланто-затылочной мембраны, треугольной формы ссадина кожи лопаточной и подлопаточной областей справа со следами вертикальных следов-трасс,

3. Закрытый полный поперечный перелом тела левой ключицы на границе средней и внутренней третей, со смещением периферического отломка кпереди и вовнутрь (слева направо) в толще большой грудной мышцы и обширным кровоизлиянием в окружающие перелом мягкие ткани,

4. Закрытый поперечный перелом верхнего края, надостной части и верхнего отдела суставной впадины левой лопатки, с крупноочаговым кровоизлиянием в окружающие мягкие ткани надостной, подостной областей и в проекции ости лопатки, пять мелких ссадин кожи верхней поверхности дельтовидной области слева и в проекции левого акромиально-ключичного сочленения,

5. Очаговое полосовидное кровоизлияние в мягкие ткани в проекции ости правой лопатки,

6. Множественные открытые, оскольчато-вдавленные в полость таза, переломы передне-верхнего сегмента крыла левой подвздошной кости с преимущественной продольной ориентацией изломов вдоль гребня крыла кости, округло-овальная, «штампованная» рана кожи,

7. Ссадина кожи неправильной трапециевидной формы в поясничной области слева, вблизи позвоночной области, дугообразно-полосовидная ссадина кожи поясничной области слева по задней подмышечной линии, скопление множественных мелких ссадин кожи между дугообразно-полосовидной ссадиной и округло-овальной раной кожи в ягодичной и поясничной областях слева,

8. Открытый косопоперечный оскольчатый перелом тела левой бедренной кости в средней трети, со смещением костных отломков и кровоизлияниями в окружающие перелом мягкие ткани, две мелкие разрывные раны кожи, расположенные на уровне перелома на наружной поверхности средней трети левого бедра в вертикальном ряду,

9. Открытые переломы тел берцовых костей левой голени в нижних третях, со смещением отломков,

10. Повреждения кожи правой нижней конечности: фокус тесного скопления множественных мелких ссадин кожи задней поверхности нижней трети правого бедра, фокус скопления множественных мелких ссадин кожи в наружном отделе правой подколенной ямки и самой верхней части задней поверхности правой голени, два фокуса скоплений в вертикальном ряду множественных мелких ссадин кожи на наружной и задне-наружной поверхностях правой голени в верхней трети, мелкая дугообразная ссадина и мелкоочаговый кровоподтек кожи на передне-внутренней поверхности самой нижней части правого бедра,

11. Мелкая, неправильно овальной формы, ссадина кожи на внутренней поверхности верхней трети левой голени,

12. Повреждения кожи правой верхней конечности: фокус скопления треугольной формы множественных мелких ссадин кожи на задней поверхности правого плеча в верхней четверти, фокус скопления множественных мелких вертикальных ссадин кожи на внутренней поверхности области правого локтевого сустава, поперечно ориентированная «цепочка» из мелких ссадин кожи на задней поверхности правого локтевого сустава, в проекции локтевого отростка локтевой кости, мелкая овальная ссадина кожи тыльной поверхности первого (проксимального) межфалангового сустава 3-го пальца правой кисти,

13. Повреждения кожи левой верхней конечности: фокус скопления продольно удлиненных мелких множественных ссадин кожи на наружной поверхности области левого локтевого сустава, три поперечно удлиненные мелкие ссадины кожи тыльной поверхности левой кисти.

Причиненные Погибший №2 вышеперечисленные компоненты сочетанной тупой травмы, главным образом, открытой проникающей черепно-мозговой травмы, закрытой травмы груди и живота, открытых переломов крыла левой подвздошной кости, открытых переломов тела левой бедренной кости и костей левой голени, в совокупности обусловили присоединение тяжелых осложнений, патоморфологическими проявлениями которых послужили установленные при исследования трупа Погибший №2 состояния: левосторонний гемопневмоторакс (наличие в левой плевральной полости воздуха и 1 литра жидкой крови), сдавление и частичный коллапс (спадение) левого легкого, правосторонний гемоторакс (100 мл. жидкой крови в правой плевральной полости), гемоперитонеум (наличие 300 мл. жидкой крови в полости брюшины), множественные двусторонние внутрилегочные и подплевральные очаговосливные кровоизлияния, массивная аспирация крови в дыхательные пути и в респираторные отделы легких, острая двусторонняя эмфизема (вздутие) ткани верхушек легких и переднекраевых отделов легочных долей, наличие мелкопенистой кровянистой жидкости в просветах дыхательных путей со следами наружного кровотечения из отверстий рта и носа, мелкоточечные светло-красные кровоизлияния: множественные под наружной оболочкой сердца (пятна Тардье) и единичные в соединительные оболочки нижних век глаз, умеренный отек вещества головного мозга, малокровие внутренних органов, спавшиеся, запустевшие внутренние яремные вены, магистральные вены переднего средостения, устья полых вен, полости предсердий и желудочков сердца, множественные мелкоточечные, мелкополосчатые и сливные очаговые кровоизлияния под внутренней оболочкой левого желудочка (пятна Минакова), неравномерное малокровие почек, признаки шунтирования почечного кровообращения («шоковые почки»), жидкая, темно-красная кровь в полостях сердца и крупных сосудов, слабо выраженные, бледные, синюшно-багровые, островчато-сливные трупные пятна.

Вышеперечисленные патоморфологические изменения характерны для прижизненно возникших у Погибший №2 патофизиологических состояний: острой массивной кровопотери, геморрагического шока, острой дыхательной и легочно-сердечной недостаточности, которые одновременно осложнили течение посттравматического периода и, при своем взаимно отягощяющем влиянии на жизнедеятельность организма, явились непосредственной причиной смерти Погибший №2 от всей совокупности множественных телесных повреждений, составивших сочетанную тупую травму.

Таким образом, основной причиной смерти Погибший №2 явилась причиненная пострадавшему сочетанная тупая травма, между ее причинением и наступлением смерти Погибший №2 усматривается прямая причинная связь.

Применительно к п.п. 6.1.2, 6.1.3, 6.1.10, 6.1.16, 6.2.1, 6.2.3, 6.2.6, 6.11.6, 6.11.8 действующих «Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», утвержденных приказом Минздравсоцразвития России 24.04.2008 года № 194н, в соответствии с п. 4а «Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», утвержденных постановлением Правительства РФ от 17.08.2007 года № 522, вышеперечисленные компоненты причиненной Погибший №2 сочетанной тупой травмы, а также другие составляющие множественные элементы сочетанной тупой травмы, в совокупности обусловившие развитие у Погибший №2 смертельных осложнений (в виде причинения опасного для жизни вреда здоровью и развития угрожающих жизни состояний, непосредственно приведших к наступлению смерти пострадавшего), — соответствуют медицинским критериям квалифицирующих признаков причиненного тяжкого вреда здоровью, в данном случае обусловившего наступление смерти Погибший №2

Согласно заключению эксперта № от &lt,дата&gt, при исследовании трупа Погибший №1 обнаружены телесные повреждения, в комплексе своем составляющие достаточно тяжелую сочетанную тупую травму тела:

1. Закрытая тупая травма внутренних органов грудной и брюшной полостей, забрюшинного пространства,

2. Закрытая черепно-мозговая травма,

3. Закрытый многооскольчатый перелом левой большеберцовой кости в верхней трети, оскольчатый перелом головки левой малоберцовой кости, множественные, сливающиеся глубокие кожные ссадины передней поверхности верхней и средней третей левой голени,

4. Множественные мелкие поверхностные кожные ссадины задне-наружной поверхности области левого локтевого сустава, внутренней поверхности нижней трети левого предплечья, внутренней поверхности области левого лучезапястного сустава,

5. Множественные внутрикожные кровоизлияния на внутренней поверхности средней трети правого плеча, поверхностные кожные ссадины на передней поверхности области правого коленного сустава, внутрикожные кровоизлияния тыльной поверхности левой стопы, кровоподтеки кожи на передней поверхности левой половины живота (брюшной стенки), в левом подреберье, между окологрудинной и срединноключичной линиями, в эпигастральной области слева, в левой подвздошной области, на передней поверхности верхней трети левого бедра, на передней поверхности верхней-средней трети левого бедра,

6. Кровоподтеки кожи: на тыльной поверхности левой кисти в 1-м межпястном промежутке, на наружной поверхности средней трети правого бедра, на передней поверхности средней трети левого бедра, на наружной поверхности правого и левого коленных суставов, на наружной поверхности средней трети правой голени.

Повреждения внутренних органов грудной полости, сопровождавшиеся двусторонним гемотораксом, гемиперикардиумом, являются опасными для жизни человека, носят признаки причинения тяжкого вреда здоровью (п. 6.1.10 «Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», утвержденных приказом № 194н М3 СР от 24.04.2008 года, п. 4а «Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», утвержденных постановлением Правительства РФ от 17.08.2007 года, № 522). Перечисленные патоморфологические изменения обусловили развитие у Погибший №1 острой массивной кровопотери, острой дыхательной, легочно-сердечной недостаточности, которые при своем взаимно отягощающем влиянии на организм, явились непосредственной причиной смерти Погибший №1

На основании приведенных выше данных, смерть Погибший №1 последовала от достаточно тяжелой сочетанной тупой травмы тела, при ведущем значении в генезе наступления смерти закрытой тупой травмы внутренних органов грудной клетки, вследствие развившихся геморрагического шока, острой дыхательной недостаточности, легочно-сердечной недостаточности.

Таким образом, перечисленные повреждения находятся в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти Погибший №1, поскольку все обнаруженные на трупе Погибший №1 повреждения возникли от одного вида травмы — падения с высоты.

Гибель Погибший №1 и Погибший №2 находится в прямой причинной связи с неисполнением Тумашовым своих обязанностей по должности.

Тем самым Тумашов не исполнил возложенные на него обязанности начальника цеха № 5 ИХЗ ФГУП «ГХК», что повлекло за собой существенное нарушение прав и законных интересов граждан в виде наступления смерти двух лиц.

В апелляционном представлении государственный обвинитель помощник прокурора ЗАТО г. Железногорск Красноярского края Лаурс Е.С. просит оправдательный приговор в отношении Тумашова отменить по причине несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, существенного нарушения уголовно-процессуального законодательства, уголовное дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

При этом указывает, что в ходе предварительного и судебного следствия установлено, что Тумашов, состоящий в должности начальника технологического отдела цеха № 5 Изотопно-химического завода ФГУП «ГХК», в период с 20.06.2017 года по 03.07.2017 года исполнял обязанности начальника цеха № 5 Изотопно-химического завода ФГУП «ГХК», являлся должностным лицом, осуществляющим организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции.

В соответствии с п.п. 6, 12, 13, 18, 19, 53 «Правил по охране труда в строительстве», утвержденных приказом Министерства труда и социальной защиты РФ от 01.06.2015 года № 336н (далее «Правил по охране труда в строительстве»):

— при проведении работ в строительном производстве, связанных с воздействием на работников вредных и (или) опасных производственных факторов, работодатель обязан принять меры по их исключению или снижению до допустимого уровня воздействия,

— на границах зон с постоянным присутствием опасных производственных факторов должны быть установлены защитные ограждения, а зон с возможным воздействием опасных производственных факторов — сигнальные ограждения и знаки безопасности,

— для предупреждения падения работников с высоты проектами производства работ предусматриваются: преимущественное первоочередное устройство постоянных ограждающих конструкций (стен, панелей, ограждений балконов и проемов),

— в случае возникновения на объекте производства строительства опасных условий, вызывающих угрозу жизни и здоровью работников, работодатель обязан оповестить об этом всех участников строительного производства и предпринять необходимые меры для вывода работников из опасной зоны. Возобновление работ разрешается после устранения причин возникновения опасности по согласованию с застройщиком (техническим заказчиком),

— работодателями в соответствии со спецификой производимых работ должен быть организован контроль за состоянием условий и охраны труда: постоянный контроль исправности используемого оборудования, приспособлений, инструмента, наличия и целостности ограждений, защитного заземления и других средств защиты до начала и в процессе работы на своих рабочих местах, осуществляемый работниками, периодический контроль за состоянием условий и охраны труда в структурных подразделениях и на участках строительного производства, проводимый работодателем совместно с представителями первичной профсоюзной организации или иного представительного органа работников согласно утвержденным планам,

— строительные площадки и участки строительного производства, рабочие места, проезды и подходы к ним в темное время суток должны быть освещены.

В соответствии с п. 1.1 инструкции предприятия «Положение о единой системе управления охраной труда на ФГУП «ГХК» (Далее «Положение о ЕСУОТ») ИН 01-14.002-2017, введенной приказом № 106 от 16 января 2017 года и утвержденной генеральным директором ФГУП «ГХК», объединяет все действующие на предприятии системы организованной и профилактической работы по созданию здоровых и безопасных условий труда.

Согласно п. 10.1 «Положения о ЕСУОТ» контроль за состоянием охраны труда на предприятии проводится с целью установления степени выполнения службами, подразделениями и работниками правил, норм и требований по охране труда, регламентируемых нормативными актами по охране труда.

В каждом структурном подразделении предприятия должны быть разработаны и утверждены руководителем подразделения списки лиц, осуществляющих соответствующий ступенчатый контроль.

Обязанности по осуществлению ступенчатого контроля должны быть отражены в должностных инструкциях соответствующих работников.

Согласно п. 8.2.3 должностной инструкции начальника технологического отдела цеха № 5 № ИН 25-65.033-2016, Тумашов при длительном отсутствии (отпуск, командировка, болезнь) начальника цеха № 5 ИХЗ ФГУП «ГХК» замещает начальника цеха, выполняет его обязанности.

Согласно плана-графика работы третьей ступени контроля состояния охраны труда в 2017 году № 25-14-01/7341 от 23.12.2016 года, утвержденного директором завода ИХЗ ФГУП «ГХК», проверка состояния охраны труда в цехе № 5 завода ИХЗ ФГУП «ГХК» в составе комиссии: главного инженера Свидетель №32, ведущего специалиста по охране труда Свидетель №10, специалиста по охране труда Свидетель №33, инженера по промышленной безопасности Свидетель №11, ведущего инженера по ГО и ЧС Свидетель №8 назначена на 31.05.2017 года.

По результатам проверки состояния охраны труда в цехе № 5 завода ИХЗ ФГУП «ГХК», составлен акт № 25-14-01/2925 от 06.06.2017 года, согласно которому в цехе № 5 обнаружены многочисленные нарушения правил охраны труда, в том числе, непроведение начальником цеха № 5 второй ступени контроля за состоянием охраны труда, а также указано начальнику цеха № 5, а также лицу, его замещающему, на необходимость устранения нарушений, разработки комплекса мероприятий в срок до 27.06.2017 года.

Кроме того, согласно предписания № 107 от 05.06.2017 года начальнику цеха № 5 ИХЗ ФГУП «ГХК» по результатам проверки состояния охраны труда указано на необходимость устранения нарушений охраны труда в помещении первого пускового комплекса здания № 4 ОДЦ ИХЗ ФГУП «ГХК» в виде отсутствия ограждений технологических проемов машинного зала и лифтовых шахт (грузового и пассажирского лифтов), о чем 20.06.2017 года также указано исполняющему обязанности начальника цеха № 5 — начальнику технологического отдела цеха № 5 ИХЗ ФГУП «ГХК» Тумашову.

Согласно п.п. 8.2.2, 8.2.3 должностной инструкции начальника технологического отдела цеха № 5 № ИН 25-65.033-2016, Тумашов, имеющий разрешение Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору на проведение работ в области использования атомной энергии на объектах ядерно-топливного цикла для исполнения обязанностей по основной и замещаемой должности, а также при длительном отсутствии (отпуск, командировка, болезнь) начальника цеха № 5 ИХЗ ФГУП «ГХК», замещает начальника цеха, выполняет его обязанности.

С 20.06.2017 года начальник технологического отдела цеха № 5 ИХЗ ФГУП «ГХК» Тумашов в связи с отсутствием начальника цеха № 5 приступил к исполнению его должностных обязанностей, при этом, в период с 20.06.2017 года по 22.06.2017 года ознакомился с предписанием № 107 от 05.06.2017 года, согласно которому начальнику цеха № 5 ИХЗ ФГУП «ГХК» по результатам проверки состояния охраны труда указано на необходимость устранения нарушений в помещении первого пускового комплекса здания № 4 ОДЦ ИХЗ ФГУП «ГХК» в виде отсутствия ограждений технологических проемов машинного зала и лифтовых шахт (грузового и пассажирского лифтов).

Тумашов в силу занимаемой должности, профессионального опыта по технике безопасности, имея реальную возможность исполнения возложенных на него обязанностей начальника цеха № 5 ИХЗ ФГУП «ГХК» «Положением о ЕСУОТ», должностной инструкцией № ИН 25-65.033-2016, свои обязанности в установленные сроки, в период с 20.06.2017 года по 03.07.2017 года не исполнял, о чем свидетельствует отсутствие организации второй ступени контроля охраны труда, отсутствие утвержденного плана-графика ведения второй ступени контроля состояния охраны труда на 2017 год, отсутствие в журнале контроля второй ступени протоколов контроля состояния охраны труда, отсутствие актов выполненных работ по установке ограждений технологических проемов машинного зала и лифтовых шахт (грузового и пассажирского лифтов), отсутствие которых было установлено 05.06.2017 года, о чем специалистом по охране труда ИХЗ ФГУП «ГХК» Свидетель №33 внесено предписание № 107 от 05.06.2017 года.

При этом Тумашов, будучи достоверно осведомленным о том, что в цехе № 5 ИХЗ ФГУП «ГХК» имеются нарушения охраны труда в виде отсутствия ограждений технологических проемов машинного зала и лифтовых шахт (грузового и пассажирского лифтов), а также отсутствия сигнальных ограждений и знаков безопасности, аварийного и эвакуационного освещения в темное время суток в месте расположения неогражденных проемов, что в соответствии с п.п. 12, 13, 19, 53 «Правил по охране труда в строительстве» является обязательным, в нарушение п.п. 3.1.19.1 должностной инструкции № ИН 25-65.033-2016, имея реальную возможность к устранению указанных нарушений, предвидел возможность наступления в результате своего бездействия общественно-опасных последствий в виде падения и гибели людей, но по легкомыслию, без достаточных к тому оснований, самонадеянно рассчитывал избежать этих последствий, не принял мер и своевременно не организовал установку ограждений технологических проемов лифтовых шахт (грузового и пассажирского лифтов), сигнальных ограждений и знаков безопасности, аварийного и эвакуационного освещения в темное время суток в месте расположения не огражденных проемов. При этом, как установлено в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, необходимые работы были произведены в полном объеме 06.07.2017 года в ночное время в течение 3-4 часов.

Кроме того, Тумашов в период с 20.06.2017 года по 22.06.2017 года, без выполнения работ по ограждению проемов шахты лифта и проверки фактического выполнения данного вида работ, умышленно внес в предписание № 107 от 05.06.2017 года сведения об устранении указанных нарушений, введя, тем самым, в заблуждение специалиста по охране труда ИХЗ ФГУП «ГХК» Свидетель №33, чем допустил недобросовестное отношение к исполнению своих обязанностей по должности.

06.07.2017 года Погибший №1 и Погибший №2, двигаясь к выходу из помещения первого пускового комплекса здания № 4 ОДЦ по переработке ОЯТ ИХЗ ФГУП «ГХК», находящегося в ведении цеха № 5 завода ИХЗ ФГУП «ГХК», исполняющим обязанности начальника которого являлся Тумашов, в обязанности которого вменены организация и ведение надзора за состоянием охраны труда, ввиду отсутствия защитных ограждений грузовой шахты лифта, сигнальных ограждений и знаков безопасности, а также отсутствия освещения в месте расположения неогражденных проемов, упали в грузовую шахту лифта, в промежутке между отметками плюс 4,800 метров (второй этаж) и плюс 14,400 метров (четвертый этаж), после чего были обнаружены в грузовой шахте лифта, расположенной в ряде между осями Т-У, в осях 35-36 на отметке минус 4,400 метров (подвальное помещение), с признаками падения с высоты, при этом Погибший №2 от полученных телесных повреждений скончался на месте происшествия. Смерть Погибший №1 наступила в приемно-диагностическом отделении ФГБУЗ КБ № 51 г. Железногорск.

Гибель Погибший №1 и Погибший №2 находится в прямой причинной связи с неисполнением Тумашовым своих обязанностей по должности.

Тем самым Тумашов не исполнил возложенные на него обязанности начальника цеха № 5 ИХЗ ФГУП «ГХК», что повлекло за собой существенное нарушение прав и законных интересов граждан в виде наступления смерти двух лиц.

Оправдывая Тумашова по предъявленному обвинению по ч. 3 ст. 293 УК РФ, суд пришел к выводу о том, что Тумашов, являясь начальником технологического отдела цеха № 5 ИХЗ ФГУП ГХК, в период с 20.06.2017 года по 03.07.2017 года не исполнял обязанности начальника цеха №5 ИХЗ ФГУП ГХК, а полномочия начальника технологического отдела цеха № 5 ИХЗ ФГУП ГХК не предполагают возложение на указанное лицо каких-либо организационно-распорядительных, либо административно-хозяйственных функций.

Вместе с тем, допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля Свидетель №34 — начальник отдела кадров ФГУП «ГХК», показал, что при временном отсутствии начальника цеха № 5 ИХЗ ФГУП «ГХК» назначение временно исполняющим обязанности начальника цеха осуществляется приказом директора завода ИХЗ ФГУП «ГХК». В должностной инструкции начальника технологического отдела цеха № 5 ИХЗ ФГУП «ГХК» указано, что в случае отсутствия начальника цеха № 5 временно исполняет обязанности начальника цеха начальник технологического отдела цеха № 5 ИХЗ ФГУП «ГХК», без вынесения соответствующего приказа, как лицо, имеющее разрешение Ростехнадзора, в период рассматриваемых событий — Тумашов. Лицо, не имеющее разрешение, не вправе исполнять обязанности начальника цеха № 5. В случае отсутствия начальника цеха № 5 или начальника технологического отдела цеха № 5, директор завода своим приказом должен назначить лицо, исполняющее обязанности начальника цеха № 5.

После освобождения 19.06.2017 года от занимаемой должности начальника цеха № 5 Свидетель №2 директором ИХЗ ФГУП «ГХК» Свидетель №29 на указанную должность назначен ФИО21, который в период с 22.06.2017 года по 10.07.2017 года находился в очередном отпуске. При назначении и утверждении в должности начальника цеха № 5 ИХЗ ФГУП «ГХК» Тумашова, при отсутствии начальника цеха № 5, согласно ст. 60.2 ТК РФ и ст. 151 ТК РФ, а также инструкции ФГУП «ГХК» 01-04.149-2016, от него необходимо было получить согласие и в последующем должен был быть издан приказ. Однако, как оперативный работник цеха № 5 ИХЗ ФГУП «ГХК» в случае отсутствия начальника цеха № 5 ИХЗ ФГУП «ГХК», начальник технологического отдела Тумашов мог принимать соответствующие решения, в том числе, в области охраны труда и техники безопасности в цехе № 5.

Без вынесения соответствующего приказа начальник технологического отдела цеха № 5 исполняет обязанности как оперативный работник, дает задание оперативному персоналу и требует его выполнение при фактическом отсутствии начальника цеха, однако при замещении и назначении на должность начальника технологического отдела цеха № 5 на должность начальника цеха № 5, как администратора, должен быть приказ и соглашение.

Указанные обстоятельства подтвердил допрошенный в качестве свидетеля Свидетель №32, на момент произошедших событий замещавший должность главного инженера ИХЗ ФГУП «ГХК», указавший, что действительно Тумашов в указанный период времени фактически осуществлял обязанности начальника цеха № 5 ИХЗ ФГУП «ГХК», отсутствие приказа о соответствующем назначении объяснил упущением в работе.

Государственный обвинитель полагает, что доводы Тумашова о том, что он на момент происшествия не являлся исполняющим обязанности начальника цеха № 5 ИХЗ ФГУП «ГХК», не могут быть приняты во внимание как основание для освобождения его от уголовной ответственности, поскольку последний, несмотря на нарушение требований норм трудового законодательства, выразившихся в не издании приказа об исполнении Тумашовым обязанностей начальника цеха № 5, указанные обязанности фактически исполнял, что выразилось, кроме прочего, в подписании предписания № 107 от 05.06.2017 года, выданного в адрес начальника цеха № 5 ИХЗ ФГУП «ГХК» или должностного лица, исполняющего его обязанности, в соответствии с которым было необходимо незамедлительно произвести работы по установлению заграждений лифтовых шахт здания № 4 ОДЦ по переработке ОЯТ ИХЗ ФГУП «ГХК».

Считает, что Тумашов осуществлял руководство в области охраны труда и техники безопасности в цехе № 5, исполняя обязанности начальника указанного подразделения.

В дальнейшем Тумашов в период получения им нового предписания об указанных нарушениях начальника ИХЗ либо лица, его замещающего, не уведомил, а также не принял должных мер к их устранению в соответствии с требованиями должностной инструкции. В связи с чем, указанное предписание повторно 20.06.2017 года выдано Свидетель №33 лицу, исполняющему обязанности начальника цеха №5 ИХЗ ФГУП «ГХК» Тумашову, поскольку мероприятия, указанные в предписании, в установленный срок не выполнены начальником цеха № 5 Свидетель №2, занимавшим указанную должность до 19.06.2017 года, в связи с чем выводы суда о том, что предписание № 107, подписанное Тумашовым, представляет собой лишь дубликат предписания, выданного Свидетель №33Свидетель №2, и само по себе доказательством вины Тумашова в инкриминируемом ему преступлении не является, сделаны преждевременно.

Кроме того, судом не принято во внимание, что Тумашов являлся единственным сотрудником цеха № 5, который имел разрешения, необходимые для исполнения указанных обязанностей начальника цеха. Оглашенная в судебном заседании инструкция ФГУП «ГХК» 01-04.149-2016, которая регулирует порядок возложения обязанностей в период отсутствия работников, в большей степени является финансовым документом, устанавливающим порядок оплаты труда на период замещения отсутствующих работников. Надлежащим субъектом рассматриваемого преступления являлся именно Тумашов как лицо, фактически исполнявшее обязанности начальника цеха № 5 ИХЗ ФГУП «ГХК» и нарушившее п.п. 6, 12, 13, 18, 19, 53 «Правил по охране труда в строительстве», утвержденных приказом Министерства труда и социальной защиты РФ от 01.06.2015 года № 336н, а также требования инструкции предприятия «Положение о единой системе управления охраной труда на ФГУП «ГХК».

Кроме того, согласно п.п. 1.1,1.2,1.3 должностной инструкции начальника технологического отдела цеха № 5 ОДЦ по переработке ОЯТ и обращению с РАО ИХЗ ФГУП «ГХК» № ИН 25-65.033-2016 Тумашов является должностным лицом, обладающим организационно-распорядительными и административно-хозяйственными функциями, однако судом необоснованно указано, что данные пункты должностной инструкции определяют цель должности, а не обязанности Тумашова, в том числе, в области соблюдения техники безопасности.

Кроме того, судом сделаны незаконные и необоснованные выводы о том, что, несмотря на тот факт, что строительство первого пускового комплекса здания № было закончено и передано в ведение ФГУП «ГХК» по акту приема передачи № 6825 от 18.12.2015 года, сотрудники «Элерон» фактически продолжали выполнять в его помещениях работы, в связи с чем, должностные лица указанной организации причастны к гибели Погибший №1 и Погибший №2

Указанные выводы суда в полном объеме опровергаются показаниями свидетеля Свидетель №1 — заместителя генерального директора ФГУП «ГХК» по капитальным вложениям, показавшего, что с ноября 2016 года в первом пусковом комплексе здания № 4 ОДЦ ИХЗ ФГУП «ГХК» разрешена эксплуатация и ведение технологического процесса, что подтверждается разрешением на ввод объекта в эксплуатацию, в связи с чем указанное здание в полном объеме находилось в ведении ФГУП «ГХК».

Кроме того, доводы суда о причастности к гибели пострадавших работников «Элерон» противоречат требованиям уголовно-процессуального законодательства, поскольку высказанным в приговоре мнением суд, подменяя орган следствия, фактически установил вину в произошедших событиях конкретных лиц.

В качестве одного из доводов, указывающих на непричастность Тумашова к совершенному преступлению, судом указано, что в соответствии с п. 8.2.3. должностной инструкции начальник технологического отдела замещает начальника цеха, выполняет его обязанности при длительном отсутствии (отпуск, командировка, болезнь). Однако знание и исполнение «Правил по охране труда в строительстве», утвержденных приказом Министерства труда и социальной защиты РФ от 01.06.2015 года № 336н, на Тумашова указанной должностной инструкцией не возложено. Вместе с тем, данные правила являются общими и обязательны для исполнения всеми должностными лицами, на которых лежит обязанность по соблюдению правил охраны труда, и указывать их отдельно, как обязательные к исполнению, не требуется. В данном списке также не содержится и иных нормативных документов, которыми в своей деятельности руководствуется и должен руководствоваться начальник технологического отдела, что не означает отсутствие обязанности по их соблюдению.

Считает, что, несмотря на установленные в ходе судебного следствия обстоятельства, судом необоснованно сделан вывод о непричастности Тумашова к инкриминируемому преступлению.

На указанное апелляционное представление защитником оправданного Тумашова адвокатом Шиховцевым С.В. поданы возражения.

Выслушав участников процесса, проверив материалы дела, изучив доводы апелляционного представления государственного обвинителя, возражения на них, суд апелляционной инстанции находит выводы суда, изложенные в приговоре, о недостаточности доказательств для признания доказанной вины Тумашова по предъявленному ему обвинению, о непричастности Тумашова к инкриминируемому ему преступлению, основанными на доказательствах, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ. Анализ представленных сторонами доказательств подробно изложен в приговоре.

Фактические обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, позволившие постановить по делу оправдательный приговор, установлены судом в полном объеме. Выводы суда соответствуют установленным обстоятельствам.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, ставящих под сомнение обоснованность оправдания Тумашова, влекущих отмену оправдательного приговора, судом апелляционной инстанции не установлено.

Оснований для отмены оправдательного приговора, в том числе, и по доводам, изложенным в апелляционном представлении государственного обвинителя, не имеется.

Судом в полном объеме были соблюдены права сторон по состязательности процесса, все доказательства, представленные суду, как со стороны защиты, так и со стороны обвинения, судом исследованы и приняты во внимание, о чем свидетельствует протокол судебного заседания. Все ходатайства, заявленные участниками процесса, судом разрешены. Процедура разрешения заявленных ходатайств соблюдена. Данных, свидетельствующих о личной заинтересованности судьи в исходе дела, при настоящей проверке судом апелляционной инстанции не установлено.

В соответствии с требованиями ст.ст. 302, 305 УПК РФ оправдательный приговор постановляется, если не установлено событие преступления, подсудимый не причастен к совершению преступления, в деянии подсудимого отсутствует состав преступления. В описательно-мотивировочной части оправдательного приговора излагаются существо предъявленного обвинения, обстоятельства, установленные судом, основания оправдания подсудимого и доказательства, их подтверждающие, мотивы, по которым суд отвергает доказательства, представленные стороной обвинения.

Судом апелляционной инстанции не установлено нарушений требований ст.ст. 302, 305 УПК РФ, влекущих необходимость отмены оправдательного приговора в отношении Тумашова.

В судебном заседании достоверно установлено и никем не оспаривается, что на территории ИХЗ ФГУП «ГХК» 06 июля 2017 года произошло падение с высоты двух человек – Погибший №1 и Погибший №2, при этом Погибший №2 скончался на месте, а Погибший №1 – в больнице в тот же день. Падение имело место в шахту грузового лифта здания № 4 ИХЗ ФГУП «ГХК», представляющего собой вертикальный колодец в сечении прямоугольной формы, стены и дно – бетонные, лифт отсутствует. При этом, при осмотре места происшествия установлено, что на отметке +14,400 метров при подходе к проему грузовой шахты лифта в шахте установлена таль – страховочная привязь. По заключению судебно-медицинских экспертиз, смерть Погибший №1 и Погибший №2 наступила от телесных повреждений, полученных в результате падения с большой высоты, значительно превышающей высоту собственного роста погибших.

Диспозиция ч. 3 ст. 293 УК РФ определяет халатность как неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, либо обязанностей по должности, если это повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц. При этом должностное лицо должно иметь реальную возможность выполнить надлежащим образом возложенные на него обязанности.

Неисполнение должностным лицом своих обязанностей (что органами следствия вменяется Тумашову) заключается в фактическом бездействии при наличии обязанности действовать тем или иным образом.

Следовательно, при определении объективной стороны данного преступления (халатности) обязательным является установление, какие конкретно обязанности, неисполнение или ненадлежащее исполнение которых ставится в вину, были возложены на данное должностное лицо, что именно из них не выполнено или выполнено ненадлежащим образом, имело ли должностное лицо реальную возможность для исполнения своих обязанностей.

В судебном заседании также достоверно установлено, что Тумашов с 24 января 2017 года занимал должность начальника технологического отдела цеха № 5 (цех по отработке технологий переработки отходов ядерного топлива) Изотопно-химический завод (ИХЗ) ФГУП «ГХК», с 09 марта 2017 года имел разрешение на право ведения работ в области использования атомной энергии в должности начальника технологического отдела цеха № 5 по отработке технологий переработки ОЯТ ИХЗ ФГУП «ГХК», с правом замещения должности начальника этого цеха, с 05 июня 2017 года по 19 июня 2017 года находился в ежегодном отпуске, а 23-24 июня, с 03 по 06 июля 2017 года – в командировке именно как начальник технологического отдела цеха №. Начальником цеха № по отработке технологий переработки ОЯТ ИХЗ ФГУП «ГХК» с 26 июня 2017 года являлся ФИО21, который в период с 01 июля 2017 года по 09 июля 2017 года находился в ежегодном отпуске.

Суд апелляционной инстанции соглашается с приведенными в оправдательном приговоре выводами суда первой инстанции о том, что Тумашов в период с 20 июня 2017 года, когда вышел из ежегодного отпуска, по 03 июля 2017 года (пока не убыл в служебную командировку) не исполнял обязанности начальника цеха № 5 по отработке технологий переработки ОЯТ ИХЗ ФГУП «ГХК», поскольку таковые на него официально, в том числе, устно, никем не возлагались, соответствующего согласия Тумашова в указанный период не имелось. Данные выводы основаны на тщательном анализе всей совокупности представленных сторонами доказательств, достаточно мотивированы в приговоре.

Более того, в Акте расследования предпосылок несчастного случая № 01-07-05/0291дсп от 19 июля 2017 года, составленному комиссией, созданной на основании приказа генерального директора ФГУП «ГХК», значится, в частности, что в период с 19 июня 2017 года по 09 июля 2017 года не был назначен исполняющий обязанности начальника цеха № 5 ИХЗ.

Ссылка стороны обвинения на наличие только у Тумашова допуска к самостоятельной работе в области использования атомной энергии на основании разрешения, выданного Федеральной службой по экологическому, технологическому и атомному надзору, как на доказательство исполнения им должностных обязанностей начальника цеха № 5, является несостоятельной, поскольку само по себе наличие такого разрешения не возлагает на Тумашова каких-либо обязанностей в сфере охраны труда в строительстве, а лишь предоставляет право ведения работ в области использования атомной энергии в должности начальника технологического отдела цеха № 5 по отработке технологий переработки ОЯТ ИХЗ ФГУП «ГХК», с правом замещения должности начальника этого цеха. Сам же порядок замещения должностей определен Трудовым кодексом РФ и локальными нормативными актами ФГУП «ГХК».

При этом, как верно установлено судом первой инстанции, органы предварительного расследования не вменяли в вину Тумашову нарушение им конкретных должностных обязанностей именно по должности начальника цеха № 5 ИХЗ ФГУП «ГХК» согласно должностной инструкции № ИН 25-65.002-2016.

Изложенные же в предъявленном Тумашову обвинении функции начальника технологического отдела цеха № 5 согласно должностной инструкции № ИН 25-65.033-2016, введенной с 08 ноября 2016 года, не относятся ни к организационно-распорядительным, ни к административно-хозяйственным функциям. Технологический отдел цеха № 5 как таковой самостоятельным структурным подразделением ФГУП «ГХК» не является.

Таким образом, не согласиться с выводами суда первой инстанции о том, что Тумашов в период с 20 июня 2017 года по 03 июля 2017 года не являлся должностным лицом ФГУП «ГХК», осуществляющим организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции, следовательно, не является субъектом преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 293 УК РФ, у суда апелляционной инстанции оснований не имеется.

Также суд апелляционной инстанции соглашается с выводами суда первой инстанции о том, что инкриминируемые Тумашову нарушения определенных пунктов его (Тумашова) должностной инструкции не состоят в причинной связи с наступившими последствиями в виде гибели Погибший №2 и Погибший №1, а также о том, что на Тумашова не возлагалась обязанность устранить нарушения, выявленные по результатам проверки состояния охраны труда в цехе № 5 и зафиксированные в Акте № 25-14-01/2925 от 06 июня 2017 года.

Верными находит суд апелляционной инстанции и выводы, изложенные в оправдательном приговоре, относительно того, что инкриминируемое Тумашову неисполнение предписания № 107 от 05 июня 2017 года сроком действия по 09 июня 2017 года, выданное по результатам проверки состояния охраны труда, при этом, умышленное подписание Тумашовым указанного предписания как исполненного без проверки фактического выполнения указанных в предписании видов работ, не состоит в примой причинной связи с наступившими (инкриминируемыми Тумашову) последствиями.

Так, в частности, в предписании указано на необходимость установления ограждения на технологических проемах маш.зала и лифтовых шахт на отметке + 19,200. Согласно же предъявленного Тумашову обвинению, место падения погибших Погибший №2 и Погибший №1 определено как между отметками +4,800 метров и + 14,400 метров.

В судебном заседании установлено, что падение Погибший №2 и Погибший №1 не могло произойти выше отметки + 14,400 метров, поскольку именно на этой высоте в проеме шахты лифта установлена балка, не задеть которую при падении с высоты выше отметки + 14,400 метров, невозможно, в то время, как согласно выводов судебно-медицинских экспертиз трупов, данных о том, что потерпевшие при падении контактировали с препятствиями, не имеется.

Таким образом, в судебном заседании суда первой инстанции на основе представленных доказательств не установлена причастность Тумашова к инкриминируемому ему преступлению.

В соответствии со ст. 14 УПК РФ, бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подсудимого, лежит на стороне обвинения. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

В соответствии со ст. 15 УПК РФ, суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты, а создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления представленных им прав.

Из протокола судебного заседания видно, что суд проанализировал все доказательства, представленные стороной обвинения, допросил всех явившихся лиц, исследовал по ходатайству государственного обвинителя с согласия сторон показания не явившихся свидетелей, показания свидетелей в связи с наличием противоречий, а также материалы уголовного дела.

На стадии апелляционного обжалования государственный обвинитель помощник прокурора ЗАТО г. Железногорск Красноярского края Лаурс Е.С. с протоколом судебного заседания был ознакомлен, замечаний на протокол судебного заседания не принес.

Представленными стороной обвинения доказательствами обвинение, предъявленное Тумашову и изложенное выше, объективно бесспорно не подтверждается, а все сомнения, согласно УПК РФ, трактуются в пользу обвиняемого.

Суд апелляционной инстанции считает, что при таких обстоятельствах у суда не имелось достаточных оснований для постановления обвинительного приговора в отношении Тумашова, в связи с чем находит несостоятельными доводы апелляционного представления о том, что вина Тумашова в совершении инкриминируемого ему преступления полностью доказана представленными доказательствами.

Согласно ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Анализ всей совокупности исследованных в судебном заседании доказательств позволил суду прийти к правильному выводу о том, что этими доказательствами не опровергаются доводы Тумашова о непричастности его к инкриминированному преступлению.

Оснований для отмены оправдательного приговора с направлением уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, о чем заявлено прокурором в судебных прениях в настоящем судебном заседании суда апелляционной инстанции, суд апелляционной инстанции также не находит.

Пункт 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ предусматривает возможность судьи по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвратить дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случае, когда обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного окончательного решения, отвечающих требованиям справедливости, на основе данного обвинительного заключения.

Обвинительное заключение в представленном на проверку уголовном деле не исключает возможность вынесения на его основе окончательного судебного решения, отвечающего требованиям справедливости.

Бремя доказывания в уголовном процессе лежит на обвинителе.

Утверждения государственного обвинителя в апелляционном представлении о том, что оправдательный приговор фактически содержит выводы суда о причастности к гибели Погибший №1 и Погибший №2 работников «Элерона», состоятельными признать нельзя.

В приговоре при анализе доказательств лишь приведены выводы, изложенные в Акте расследования предпосылок несчастного случая № 01-07-05/0291дсп от 19 июля 2017 года (материалы служебной проверки ФГУП «ГХК») и материалах расследования, проведенного комиссией под председательством главного государственного инспектора труда (№ 2 АО ФЦНИВТ СНПО «Элерон» о расследовании группового несчастного случая со смертельным исходом), указывающие на причастность к нарушению служебных обязанностей как работников ФГУП «ГХК» (за исключением Тумашова), так и АО ФЦНИВТ СНПО «Элерон».

Таким образом, доводы, изложенные в апелляционном представлении государственного обвинителя, являются несостоятельными, основанными на субъективном толковании норм уголовного и уголовно-процессуального закона, фактически сводятся к переоценке как исследованных в судебном заседании доказательств, так и выводов суда первой инстанции.

В апелляционном представлении государственного обвинителя не приведены доказательства, не принятые во внимание судом, либо конкретные обстоятельства дела, оставшиеся невыясненными.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389-9, 389-13, 389-20, 389-28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

Приговор Железногорского городского суда Красноярского края от 28 января 2019 года в отношении Тумашова П.С. оставить без изменения, а апелляционное представление государственного обвинителя помощника прокурора ЗАТО г. Железногорск Красноярского края Лаурса Е.С. – без удовлетворения.

Председательствующий