Апелляционное постановление № 22-2516/20 от 21.09.2020 Иркутского областного суда (Иркутская область)

Судья 1-й инстанции – ФИО по материалу №

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ

21 сентября 2020 года г. Иркутск

Суд апелляционной инстанции Иркутского областного суда в составе председательствующего судьи Осипова Д.Ю., при ведении протокола помощником судьи Невидальской Ю.П., с участием прокурора Мироновой И.Л., представителя Управления Федерального казначейства по &lt,адрес изъят&gt,К.,

рассмотрев материал с апелляционными жалобами лица, за которым признано право на реабилитацию М., Министерства финансов РФ на постановление &lt,адрес изъят&gt, суда &lt,адрес изъят&gt, от 18 июня 2020 года о частичном удовлетворении требований М. о возмещении материального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием,

УСТАНОВИЛ:

М. обратился в &lt,адрес изъят&gt, суд &lt,адрес изъят&gt, с заявлением о возмещении материального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием и незаконным осуждением.

Постановлением &lt,адрес изъят&gt, суда &lt,адрес изъят&gt, от 18 июня 2020 года требования М. удовлетворены частично, часть требований оставлена без рассмотрения.

Не согласившись с постановлением суда, М. подал апелляционную жалобу, в которой считает постановление суда незаконным и необоснованным. В обоснование доводов указывает, что суд был не вправе оставлять часть его требований без рассмотрения, ссылаясь на возможность их рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства. Указывает, что был извещен о судебном заседании ненадлежащим образом – за 40 минут до начала судебного заседания. Считает, что судом необоснованно отказано в удовлетворении его ходатайства о допуске защитника Б., чем было нарушено его право на защиту, несмотря на удовлетворение данного ходатайства в конце судебного следствия. Считает, что если судом его увольнение по собственному желанию было признано вынужденным, то все его требования в части компенсации материального вреда подлежали полному удовлетворению. Указывает, что судом неправильно применены нормы материального права, не правильно определен закон, подлежащий применению. Обращает внимание, что в его трудовой книжке не указано о заключении трудового договора на определенный срок, а с 23 мая 2016 года, все срочные служебные контракты с государственными служащими до 65 лет, считаются заключенными на неопределенный срок, а значит его трудовой договор не подлежал расторжению 19 января 2017 года, вместе с тем выводы суда в этой части не соответствуют фактическим обстоятельствам. Указывает, что он не заявлял требований о признании расторжения трудового договора незаконным и об изменении даты увольнения, требований о компенсации морального вреда. В то же время судом не разрешено его требование о восстановлении на работе. Считает, что суд был не вправе разрешать вопросы связанные с трудовыми спорами, в том числе, об изменении даты увольнения, в порядке уголовного судопроизводства, тогда как им таковых требований вообще не заявлялось. Считает, что требования о компенсации за потраченное личное время в виду уголовного преследования, не относятся к требованиям о возмещении морального вреда, а значит подлежали рассмотрению судом. Указывает, что суд необоснованно оставил без рассмотрения требования связанные с расходами на транспорт, поскольку в материалах представлены все письменные доказательства, подтверждающие данные расходы и принадлежность ему указанных автомобилей. Просит решение суда изменить, восстановить его на работе в Министерстве лесного комплекса, взыскать в его пользу ущерб на понесенный в связи с поездками к месту судопроизводства в размере 108637 рублей 96 копеек, взыскать в его пользу компенсацию за потерю личного времени в размере 100000 рублей, взыскать в его пользу утраченную заработную плату, в размере 1734076 рублей с применением индексации.

В апелляционной жалобе представитель Министерства финансов РФ выражает несогласие с решением суда, считает его незаконным и необоснованным. Полагает, что у суда отсутствовали основания взыскивать в пользу М. заработную плату за время вынужденного прогула и изменять дату его увольнения, поскольку он уволился со службы по собственному желанию и с переходом на новое место работы, а значит отсутствует причинно-следственная связь увольнения с уголовным преследованием М.. Считает, что все вопросы трудовых отношений и компенсации в этой сфере могут быть рассмотрены только в порядке гражданского судопроизводства, а значит производство по данным требованиям должно было быть прекращено. Считает, что сумма возмещения расходов на представителя не отвечает принципу разумности, а индексация должна была быть произведена только с момента фактического возникновения этих расходов, тогда как из постановления суда не представляется возможным установить какой индекс роста потребительских цен был применен к взыскиваемым суммам. Обращает внимание, что в мотивировочной части постановления отсутствует правовая позиция прокурора, участвующего в деле, по заявленным требованиям М.. Просит постановление суда отменить, принять новое решение: отказать в удовлетворении требований М. о возмещении заработной платы за время вынужденного прогула, снизить до разумных пределов расходы на оплату услуг адвокатов.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Проверив в апелляционном порядке представленные материалы, обсудив доводы апелляционных жалоб, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

Согласно положениям ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию имеют в том числе лица, уголовное преследование в отношении которых прекращено по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, которое включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах.

На основании п.п. 1, 3, 4 и 5 ч. 1 ст. 135 УПК РФ возмещение реабилитированному имущественного вреда включает в себя возмещение заработной платы, других средств, которых он лишился в результате уголовного преследования, штрафов и процессуальных издержек, взысканных с него во исполнение приговора суда, сумм, выплаченных им за оказание юридической помощи и иных расходов.

Суд первой инстанции в полном соответствии с требованиями главы 18 УПК РФ проверил основания обращения М. с требованием о возмещении имущественного вреда, выразившегося в выплате им сумм адвокатам за оказание юридической помощи, сумм, выплаченных им в счет взыскания процессуальных издержек, возмещении затрат на следование к месту проведению следственных действий и судебных заседаний, почтовых расходов, а также в восстановлении его в трудовых правах, связанных с восстановлением на работе и возмещении утраченного заработка.

Судом установлено, что постановлением президиума &lt,адрес изъят&gt, суда от 25 ноября 2019 года отменен приговор мирового судьи от 15 января 2019 года и апелляционное постановление Нижнеилимского &lt,адрес изъят&gt, суда &lt,адрес изъят&gt, от 11 июня 2019 года, уголовное дело в отношении М. прекращено по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, за последним признано право на реабилитацию.

В соответствии с п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2011 года № 17 «О практике применения судами норм главы 18 УПК РФ, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве» суд, рассматривающий требования реабилитированного о возмещении вреда в порядке главы 18 УПК РФ, вправе удовлетворить их или отказать в их удовлетворении полностью либо частично в зависимости от доказанности указанных требований представленными сторонами и собранными судом доказательствами.

Согласно разъяснениям, изложенным в п. 15 этого же Постановления Пленума Верховного Суда РФ, возмещение реабилитированному лицу имущественного вреда предполагает возмещение сумм, выплаченных им за оказание юридической помощи защитнику, возмещение заработной платы, которой лицо лишилось в результате уголовного преследования или иных расходов, понесенных реабилитированным вследствие незаконного или необоснованного уголовного преследования, подтвержденных документально либо иными доказательствами. Размер возмещения вреда за оказание юридической помощи, определяется подтвержденными материалами дела фактически понесенными расходами, непосредственно связанными с ее осуществлением.

Суд первой инстанции, выслушав стороны, исследовав материалы и оценив представленные доказательства, подтверждающие требования М. о возмещении имущественного вреда в порядке реабилитации, пришел к обоснованному выводу о том, что требования М. в части возмещения расходов по оплате услуг за оказание юридической помощи в размере 452378,66 рублей с учетом индексации подлежали удовлетворению в полном объеме.

Выводы суда первой инстанции о необходимости возмещения указанных сумм мотивированы, судом проанализирован объем выполненной адвокатами работы по защите интересов М. при осуществлении в отношении него уголовного преследования. Оснований для признания соответствующих расходов неразумными и несоразмерными оказанной юридической помощи, суд апелляционной инстанции не усматривает.

Доводы жалобы, об отсутствии возможности проверить выводы суда о расчете индекса потребительских цен, суд апелляционной инстанции находит несостоятельными, поскольку судом в соответствии с представленными в материалах расчетами, приведенными в заявлении реабилитированного лица и с учетом индекса роста потребительских цен рассчитанного государственными органами статистики Российской Федерации в субъекте Российской Федерации, приведены суммы индексации возмещаемых сумм на момент принятия решения о возмещении вреда, и являются верными.

Вопреки доводам жалоб судом обоснованно рассмотрен вопрос о возможности восстановления М. на прежнем месте службы, поскольку в соответствии с положениями статей 135 и 138 УПК РФ требования реабилитированного о возмещении вреда (за исключением компенсации морального вреда в денежном выражении), восстановлении в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах разрешаются судом в уголовно-процессуальном порядке.

Рассматривая указанные требования, и установив, что между М. и (данные изъяты) был заключен срочный служебный контракт, срок действия которого истек 19 января 2017 года, суд пришел к убеждению о невозможности восстановления М. на службе, учитывая в том числе и сведения о реорганизации Службы в форме присоединения к (данные изъяты), трудовые отношения М. с действующим работодателем, а также об отсутствии сведений о намерениях работодателя заключать новый служебный контракт с М.. Суд апелляционной инстанции соглашается с данными выводами, а доводы об обратном считает несостоятельными.

При этом судом сделан правильный вывод о признании увольнения со службы М. вынужденным, в виду уголовного преследования в отношении последнего, поскольку имеется причинно-следственная связь между наступившими последствиями в виде увольнения М. и его привлечением к уголовной ответственности. Судом подробно приведены мотивы, по которым он признал увольнение вынужденным, с данными выводами соглашается суд апелляционной инстанции, и отмечает, что невозможность исполнения М. трудовых обязанностей и увольнение со службы по личной инициативе в виду уголовного преследования, подтверждена представленными материалами и сторонами не опровергнута, а доводы об обратном несостоятельны.

Доводы жалоб о необоснованности решения суда в части изменения даты увольнения М. со (данные изъяты), о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, в связи с отнесением данных вопросов к разрешению в порядке гражданского судопроизводства, суд апелляционной инстанции также находит несостоятельными.

Так, правильно сделав вывод о невозможности восстановления М. на гражданской службе и установив, что после увольнения М. был трудоустроен к иному работодателю, суд обоснованно, со ссылками на трудовое законодательство, пришел к выводу об изменении даты увольнения в трудовой книжке на день предшествующий трудоустройству и взыскал оплату за время вынужденного прогула, что является гарантией восстановления трудовых прав реабилитированного лица, разрешаемых в порядке уголовно-процессуального судопроизводства.

Доводы жалобы, об отсутствии требований М. об изменении даты увольнения, не ставят под сомнение законность обжалуемого решения, поскольку в судебном заседании, М. подтвердил суду требования в части восстановления его в трудовых правах, при этом заявлял, что не оспаривает заключенный с работодателем служебный контракт, в связи с чем суд обоснованно применил положения ст. 394 ТК РФ.

Принимая решение об отнесении вопросов о компенсации затрат за потерю личного времени к требованиям о возмещении морального вреда, которые рассматриваются в порядке гражданского судопроизводства, суд первой инстанции обоснованно исходил из положений закона о признании данных требований нарушением личных неимущественных прав и нематериальных благ реабилитированного лица, которые относятся к категории компенсации за причиненный моральный вред.

Выводы суда о невозможности принятия решения по требованиям М. о возмещении расходов, связанных с затратами на следование к месту проведения следственных действий и судебных заседаний, суд апелляционной инстанции находит правильными и соответствующими требованиям закона. Из представленных суду материалов, усматривались противоречия, которые не позволили суду принять решение в части заявленных требований, в связи с чем судом обоснованно признана возможность заявителя обратиться для разрешения указанных требований в порядке гражданского судопроизводства, что не противоречит абзацу 2 п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2011 года № 17 «О практике применения судами норм главы 18 УПК РФ, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве», согласно которому в части требований, оставленных без рассмотрения в порядке, установленном статьей 399 УПК РФ, реабилитированный вправе обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства.

Доводы о нарушении права на защиту М., суд находит несостоятельными, поскольку как следует из протокола судебного заседания и представленных материалов, представитель реабилитированного лица Б. был допущен к участию в судебном заседании по мотивированному решению суда.

О времени и месте рассмотрения заявления М. о возмещении имущественного вреда стороны были извещены надлежащим образом, ходатайств о предоставлении дополнительного времени для подготовки к судебному заседанию не заявлялись.

Доводы жалобы М. о необходимости безусловного удовлетворения всех заявленных требований по причине установленной судом вынужденности увольнения не основаны на требованиях закона.

Из протокола судебного заседания усматривается, что судом были выслушаны стороны, в том числе участвующий в деле прокурор, изложивший свою позицию по рассматриваемому вопросу. Отсутствие в описательно-мотивировочной части постановления указания на позицию прокурора, не влечет признание решения суда незаконным.

Суд апелляционной инстанции находит, что постановление суда вынесено после проверки всех доводов заявителя, с указанием причин и мотивов по которым удовлетворено заявление в части и какие требования оставлены без рассмотрения, подробно изложенными в описательно-мотивировочной части постановления, со ссылками на исследованные материалы и нормы права, с чем соглашается суд апелляционной инстанции, а доводы об обратном считает несостоятельными.

Из представленных материалов судебно-контрольного производства, протокола судебного заседания видно, что в судебном заседании в полном соответствии с положениями ст. 15 УПК РФ были исследованы все представленные сторонами доказательства, разрешены все заявленные ходатайства. Обстоятельств, свидетельствующих о нарушении судом принципа состязательности, равноправия сторон, проведении судебного разбирательства с обвинительным уклоном, а также формальности его проведения материалы дела не содержат.

Нарушений судом норм уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и мотивированного решения, отвечающего требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ, судом апелляционной инстанции не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 38920, 38928, 38933 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

Постановление &lt,адрес изъят&gt, суда &lt,адрес изъят&gt, от 18 июня 2020 года о частичном удовлетворении требований М. о возмещении материального ущерба в порядке реабилитации оставить без изменения, апелляционные жалобы М., Министерства финансов РФ — без удовлетворения.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в кассационном порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ.

Судья Д.Ю. Осипов