Апелляционное постановление № 22-1678/2021 от 08.04.2021 Верховного Суда Республики Башкортостан (Республика Башкортостан)

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

г. Уфа 8 апреля 2021 года

Верховный Суд Республики Башкортостан в составе:

председательствующего судьи Нуриева А.Д.,

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Хасановым Т.М.,

с участием прокурора Акмаловой А.Р.,

осужденных Полюдова А.П. и Чиркова Е.С.,

защитников — адвоката Сорокина А.В. в интересах Чиркова А.С. и адвоката Калинина С.А. в интересах Полюдова А.П.,

потерпевшей Потерпевший №1, ее представителя – адвоката Серебренникова Д.А.

рассмотрев в судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению и дополнению к нему государственного обвинителя Исламова К.К., апелляционной жалобе осужденного Чиркова Е.С., апелляционной жалобе с дополнением к ней адвоката Сорокина А.В. в интересах осужденного Чиркова Е.С., апелляционной жалобе осужденного Полюдова А.П., апелляционной жалобе с дополнением к ней адвоката Калинина С.А. в интересах осужденного Полюдова А.П., апелляционной жалобе адвоката Черновского А.В. в интересах осужденного Полюдова А.П., апелляционной жалобе потерпевшей Потерпевший №1 на приговор Бирского межрайонного суда Республики Башкортостан от 7 декабря 2020 года, которым

Полюдов А.П., дата года рождения, ранее не судимый,

осужден по ч.2 ст.143 УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением властных, организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций на государственной службе, в органах местного самоуправления и муниципальных учреждениях на срок 3 года.

На основании ч.2 ст.75.1 УИК РФ осужденному определен самостоятельный порядок следования к месту отбывания наказания. Срок наказания исчислен со дня прибытия в колонию – поселение, с зачетом в срок лишения свободы времени следования к месту отбывания наказания, в соответствии с предписанием, предусмотренным ч.1 ст.75.1 УИК РФ, из расчета один день следования за один день лишения свободы,

Чирков Е.С., дата года рождения, ранее не судимый,

осужден по ч.2 ст.293 УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении с лишением права заниматься деятельностью, связанной с обеспечением техники безопасности и охраны труда на срок 2 года.

На основании ч.2 ст.75.1 УИК РФ осужденному определен самостоятельный порядок следования к месту отбывания наказания. Срок наказания исчислен со дня прибытия в колонию – поселение, с зачетом в срок лишения свободы времени следования к месту отбывания наказания, в соответствии с предписанием, предусмотренным ч.1 ст.75.1 УИК РФ, из расчета один день следования за один день лишения свободы.

Гражданский иск потерпевшей Потерпевший №1 удовлетворен частично, взыскано с каждого из осужденных в пользу Потерпевший №1 в счет компенсации морального вреда по … рублей.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад председательствующего о содержании обжалуемого приговора и доводах апелляционных жалоб и представления с дополнением к ним, выступления осужденных и их защитников в поддержку доводов своих апелляционных жалоб, мнение прокурора поддержавшего представление, выступление потерпевшей и ее представителя, поддержавших доводы своей апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции

У С Т А Н О В И Л:

Полюдов А.П., являясь лицом, на которое возложены обязанности по соблюдению требований охраны труда, допустил их нарушение, повлекшее по неосторожности смерть человека.

Чирков Е.С., будучи должностным лицом, вследствие небрежного отношения к службе ненадлежащим образом исполнял свои обязанности, что повлекло по неосторожности смерть человека.

Преступления совершены в период времени с дата по дата в адрес Республики Башкортостан при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Полюдов А.П. и Чирков Е.С. вину в совершении указанных преступлений не признали.

В апелляционном представлении и дополнении к нему государственный обвинитель Исламов К.К. предлагает приговор суда изменить, назначив более строгое наказание в пределах санкций, предусмотренных ч.2 ст.143 и ч.2 ст.293 УК РФ. Мотивирует свои требования тем, что назначенное наказание является несправедливым, несоразмерным содеянному и не отвечает целям и задачам восстановления справедливости. Предлагает исключить из резолютивной части приговора смягчающие наказания обстоятельства в виде принесения соболезнований и предложения материальной помощи потерпевшей стороне, состояния здоровья подсудимых и их близких родственников.

В апелляционной жалобе осужденный Чирков Е.С. выражает свое несогласие с приговором суда, приводя доводы о несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела. Полагает, что предварительное и судебное следствие по делу проведены с обвинительным уклоном. По мнению осужденного, суд не принял меры к установлению истины по делу, в частности не исследовал надлежащим образом протокол осмотра места происшествия и признал его допустимым доказательством.

В апелляционной жалобе осужденный Полюдов А.П. приводит аналогичные с осужденным Чирковым Е.С. доводы.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

В апелляционной жалобе и дополнении к ней защитник осужденного Чиркова Е.С. – адвокат Сорокин А.В. указывает на незаконность приговора в отношении его подзащитного, считая его основанным на предположениях и не соответствующим фактическим обстоятельствам дела. Полагает, что суд не учел все обстоятельства по делу. По его мнению, суд намеренно ушел от дословного изложения пункта 2.16 должностной инструкции Чиркова Е.С. и не принял во внимание, что по состоянию на датаПотерпевший не входил в состав технического и обслуживающего персонала …. По мнению защитника, обосновывая свои выводы о виновности Чиркова Е.С. и фактическое трудоустройство несовершеннолетнего Потерпевший, суд сослался на решение Бирского межрайонного суда от дата, однако суд не учел, что указанное судебное решение, вступившее в законную силу, в большей мере относится к бездействию руководителя …, не принявшего должных мер к надлежащему оформлению трудоустройства потерпевшего. Сам Чирков Е.С. не обладал полномочиями по трудоустройству технического и обслуживающего персонала в …, заключению с гражданами трудовых договоров, изданию соответствующих приказов, на основании которых возникают трудовые отношения. Поскольку таковых действий по официальному трудоустройству со стороны руководителя … не было произведено, Чирков Е.С, фактически не имел возможности осуществлять первичный инструктаж с лицами, которые, как добросовестно полагал Чирков Е.С., являлись добровольными помощниками. Свидетельством тому, что Чирков Е.С. в должной мере исполнял требования п.2.16 должностной инструкции заместителя директора по административно-хозяйственной части служат показания в суде Свидетель №11 Кроме того, по мнению защитника, суд не стал сопоставлять представленные доказательства, а встал на сторону обвинения и не учел недостатки в проведении следственных действий. Так, в протоколе следственного эксперимента указано, что мачта закреплена в вертикальном положении только одним штырем. Каких-либо сведений о закреплении мачты в двух точках основания, протокол не содержит. На фотоиллюстрации №№ 2, 3, 4 к протоколу следственного эксперимента (т.3 л.д.208-209) отражено, что мачта флагштока находится в горизонтальном положении, и в нижней части мачты и основаниях наблюдается предмет, имеющий отличия в цвете от других частей флагштока, который не указан в протоколе. Таким образом, какой предмет использовался при проведении следственного эксперимента для закрепления мачты флагштока в трубах основания снизу, не указано ни в протоколе следственного эксперимента, ни в показаниях лиц, участвующих в следственном эксперименте и допрошенных в судебном заседании. В ходе осмотра в судебном заседании вещественных доказательств, сторонам не были представлены все предметы, использованные при проведении следственного эксперимента. Так, были представлены две трубы основания, мачта и запорное устройство в виде металлического штыря. Каких-либо иных предметов осмотрено не было. Однако, при условии использования в следственном эксперименте только осмотренных предметов, признанных вещественными доказательствами, установка мачты флагштока, как в горизонтальном, так и в вертикальном положении невозможна. Суд, необоснованно отвергая доводы защиты о признании протокола следственного эксперимента недопустимым доказательством, указывает на то, что при проведении следственного эксперимента увеличение отверстий в основаниях флагштока произведено в целях того, чтобы металлический штырь вошел в шесть отверстий. Где именно располагались данные отверстия, суд в своем приговоре не привел. Однако, как показал осмотр вещественных доказательств в судебном заседании, на двух трубах оснований флагштока имеются восемь отверстий, по четыре с каждой из сторон, а также четыре отверстия в мачте флагштока — всего двенадцать отверстий на всю конструкцию флагштока. Суд также указал, что стороной защиты не оспаривался сам факт спиливания основания мачты флагштока и изъятия определенных предметов с места происшествия, однако, не дал никакой оценки доводам защиты в части того, что не все конструктивные элементы флагштока были изъяты с места происшествия. Суд не отразил и не дал соответствующей оценки показаниям свидетеля Свидетель №3, который дата в судебном заседании показал, что при его участии в осмотре места происшествия флагшток не срезался, срезанным он его не видел. Тогда как в протоколе осмотра места происшествия имеется запись о том, что специалистом основание флагштока спиливается болгаркой. Кроме того, суд в приговоре не отразил показания допрошенных лиц в части того, что одновременно проводились работы в двух детских базах отдыха и не учел, что Чирков Е.С объективно не мог одновременно находиться как в самом учреждении «Вояж», так и в его структурных подразделениях и контролировать ход выполнения каждого действия, в том числе монтаж волейбольной сетки. Кроме того, по мнению защитника осужденного, суд не изложил в полной мере иные доказательства по делу. Так, в соответствии с приказом №102-К от 26 марта 2019 года Управления образования адрес Республики Башкортостан, директору … указано подготовить … к работе в летние смены до дата. Таким образом, работы по подготовке … в соответствии с данным приказом проводились одновременно. Тем не менее, суд в своем приговоре указал о подготовке к летнему отдыху детей только …. Судом не отражено в приговоре важнейшее обстоятельство, по которому защита ходатайствовала о признании протокола следственного эксперимента недопустимым доказательством. Так, в протоколе осмотра места происшествия не отражено, как и в последующем установлено в судебном заседании, что штырь нижнего крепления мачты флагштока не изымался, и соответственно не признавался вещественным доказательством. После того, как стороной защиты было заявлено ходатайство о признании протокола осмотра места происшествия и протокола следственного эксперимента недопустимым доказательством, судом было удовлетворено заявление государственного обвинителя о допросе в судебном заседании следователя, производившего указанные следственные действия и специалиста-криминалиста, участвующего в осмотре. Но, и допрошенные в судебном заседании в качестве свидетелей сотрудники правоохранительных органов не дали пояснений о факте изъятия штыря нижнего крепления мачты флагштока, поскольку они не придавали изъятию данного предмета какого-либо значения. В протоколе следственного эксперимента не имеется сведений о том, каким образом мачта флагштока крепилась к трубам основания. Кроме того, суд необоснованно интерпретировал фразу: «учебные кабинеты, мастерские, бытовые, хозяйственные и другие помещения», указанную в должностной инструкции Чиркова Е.С., одним словом «учреждение». Таким образом, Чирков Е.С. был признан виновным в бездействии, не имеющим отношения к его должностной инструкции, поскольку флагшток располагался на территории … между футбольным полем и волейбольной площадкой, и место его расположения не относится к учебным кабинетам, мастерским, бытовым, хозяйственным и другим помещениям … Согласно приговору Чирков Е.С. обязан был обеспечить крепление элементов флагштока способом, исключающим возможность их демонтажа без применения специальных инструментов. Однако суд не указал, какими нормами должен был при этом руководствоваться Чирков Е.С. Кроме того, суд сделал не соответствующий действительности вывод о том, что Свидетель №6 вынул металлический штырь, удерживающий конструкцию в вертикальном положении. Вместе с тем, при этом судом не дана должная оценка показаниям Свидетель №8 о том, что Свидетель №6 стоял у флагштока и «играл» со штырем, дергая его вперед-назад, то есть своими действиями Свидетель №6 производил неоднократные манипуляции по расшатыванию, освобождению штыря в технологических отверстиях. Кроме того, суд не отразил в приговоре, что Свидетель №8 также дергал металлический штырь, пытаясь извлечь его. Полагает, что суд необоснованно допросил Свидетель №1 в качестве свидетеля по делу, хотя в ходе расследования уголовного дела последний был дважды допрошен в качестве специалиста, а также участвовал в следственном эксперименте также в качестве специалиста. Суд в своем приговоре, намеренно ушел от полного и дословного изложения показаний свидетелей и подсудимых, данных ими в судебном заседании. Полагает, что по делу грубо нарушены требования ст. 15 УПК РФ, поскольку фактические обстоятельства деяния, изложенные в приговоре, по тексту идентичны содержанию обвинения, изложенного в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого. Кроме того, суд не дал полную и подробную оценку доводам адвоката о допущенных грубых нарушениях уголовно-процессуального закона.

В апелляционной жалобе защитник осужденного Полюдова А.П. – адвокат Черновский А.В. просит приговор суда отменить и оправдать его подзащитного. В обоснование указывает, что собранные по делу доказательства, на которые сослался суд, подтверждают невиновность его подзащитного и приводит свою оценку показаниям свидетелей и подсудимых. Считает, что выводы суда о том, что Полюдов А.П. допустил к работе по благоустройству на территории детской базы неквалифицированных, не имеющих профессиональных трудовых навыков и достаточного трудового стажа несовершеннолетних детей, а также поручил руководство исполнения ими работ неквалифицированному работнику Свидетель №11, при этом не указав последней о необходимости постоянного контроля за выполнением работ, разъяснения им безопасных методов и приемов выполнения работ и проведения с ними инструктажа, являются несостоятельными, поскольку из показаний свидетелей, самих осужденных следует, что выполняемые работы были добровольные и не были связаны с наличием профессионального опыта и навыков. Полагает, что суд не принял во внимание, что заработную плату ребятам не платили, к сложным работам не допускали, а на территории лагеря регулярно проводились плановые и внеплановые проверки различными структурами и ведомствами. Ранее флагшток осматривался подсудимыми и он был в надлежащем состоянии. Более того, никаких поручений по работе с флагштоком ребятам не давались. Полагает, что доказательств, свидетельствующих о наличии прямой причинно-следственной связи между ненадлежащим исполнением Полюдовым А.П. своих обязанностей и причинением Потерпевший телесных повреждений, в результате которых наступила смерть последнего, не установлено. Более того, допрошенные свидетели, проходившие отработку в лагере, не указывали, что Полюдов А.П. давал им указания начинать работу и распределял ее между добровольцами. Никто из руководивших работами лиц не давал поручения, связанные с работой непосредственно с флагштоком. Вместе с тем, исследованными доказательствами, показаниями свидетеля Свидетель №7 подтверждено, что Свидетель №6 самовольно, без разрешения руководивших отработкой, производил манипуляции с флагштоком и запирающим его устройством. Считает, что вышеизложенные обстоятельства свидетельствуют о небрежности и самонадеянности Свидетель №6, что и привело к несчастному случаю, а значить нет прямой причинно-следственной связи между действиями (бездействием) Полюдова А.П. и наступившими последствиями.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней защитник осужденного Полюдова А.П. – адвокат Калинин С.А. выражает свое несогласие с приговором суда, считая его незаконным и несправедливым. Мотивирует свои доводы тем, что в качестве обвиняемых привлечены двое лиц по разным составам преступлений, что противоречит нормам закона. Признаки состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 143 УК РФ в отношении Полюдова А.П. имеют исключительно формальный характер. Суд безосновательно принял доводы стороны обвинения, согласно которым его подзащитный не обеспечил требования охраны труда, фактически допустив несовершеннолетних Потерпевший, Свидетель №6 и Свидетель №7 к выполнению работ по благоустройству территории ДБО «Чайка», без обучения безопасным методам и приемам выполнения работ, без проведения вводного инструктажа и первичного инструктажа на рабочем месте. Однако суд не принял во внимание, что Потерпевший не являлся штатным работником предприятия, в связи с чем, его подпись в журналах по технике безопасности не вносилась. Полагает, что судебное следствие велось с обвинительным уклоном, имеющиеся противоречия в показаниях свидетелей надлежащим образом не устранены. Суд не принял во внимание, что на волонтеров, оказывающих учреждению безвозмездную помощь, не должны распространяться права и обязанности штатных работников летнего лагеря. Также свидетели Свидетель №7 и Свидетель №6 прямо указывают на то, что никаких указаний от руководства «Вояж» на какую-либо работу с флагштоком не получали, что подтверждает показания свидетелей обвинения и подсудимых. Судом не дана объективная оценка действиям Свидетель №6 и Свидетель №7 в части того, что они из праздного любопытства расшатывали продолжительное время штырь, который надежно удерживал флагшток в вертикальном положении. Затем Свидетель №6 выдернул штырь из посадочных мест, что привело к падению флагштока и гибели Потерпевший Судом не дана оценка показаниям свидетеля Свидетель №9 о том, при производстве работ по покраске данного флагштока в 2018 году данный штырь выбивался из посадочных мест с большим усилием и при помощи кувалды, что опровергает показания Свидетель №6 о том, что он слегка задел штырь плечом и тот сразу выскочил из отверстий. Судом дана неправильная оценка показаниям свидетеля Свидетель №1 о том, что требований ГОСТ на установку флагштоков не существует. Судом также указано, что решение Бирского межрайонного суда о признании отношений с разнорабочим Потерпевший трудовыми было вынесено позже трагического случая. В связи с чем Полюдов А.П. не мог нарушить требования охраны труда и ненадлежащим образом исполнять свои должностные обязанности, поскольку Потерпевший не являлся работником «Вояж». Судом не дана оценка показаниям инспектора Роспотребнадзора Свидетель №12 об отсутствии нарушений в лагере, а именно о том, что если бы она увидела, что конструкция флагштока неустойчива, то разрешение на открытие лагеря не было бы дано до устранения нарушения. Судом также безосновательно отвергнуты доводы защиты о грубейших нарушениях уголовно-процессуального закона, допущенных в ходе расследования уголовного дела, а именно о фальсификации следователем Свидетель №4 протокола осмотра места происшествия от дата, поскольку в судебном заседании было установлено, что дата основание флагштока не спиливалось и не изымалось. Судом также был отвергнут факт сомнительности проведенного следственного эксперимента из-за намеренного увеличения участниками следственного эксперимента диаметра отверстий входных отверстий для закрепляющего запорного штыря. Полагает, что судом не были приняты доводы защиты о недопустимости вещественных доказательств, ввиду ненадлежащего их хранения и неизвестного места их хранения. Кроме того, обращает внимание не только на незаконность вынесения обвинительного решения в отношении Полюдова А.П., но и на суровость назначенного наказания и завышения компенсации морального вреда.

В апелляционной жалобе потерпевшая Потерпевший №1, не оспаривая квалификацию и назначение дополнительного наказания, выражает свое несогласие с приговором суда ввиду его несправедливости и назначения чрезмерно мягкого наказания. Мотивирует свои доводы тем, что осужденные в целях получения максимальной прибыли умышленно использовали бесплатный труд десятков несовершеннолетних детей без надлежащего оформления трудовых отношений. Полагает, что судом не учтена позиция потерпевшей о необходимости назначения более строгого наказания. Просит приговор суда изменить, назначить Полюдову А.П. наказание в виде лишения свободы на 4 года, а Чиркову Е.С. – 5 лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В возражениях на апелляционные жалобы защитников осужденных потерпевшая Потерпевший №1 указывает на несостоятельность заявленных ими доводов и просит назначить осужденным более строгое наказание.

Выслушав участников процесса, изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и апелляционного представления (с дополнениями), суд апелляционной инстанции приходит к следующему.

Рассмотрев материалы уголовного дела, обсудив доводы, приведенные в апелляционной жалобе, выслушав стороны, суд апелляционной инстанции находит, что вывод о доказанности вины Полюдова А.П., Чиркова Е.С., в совершении преступных деяний, за которые они осуждены, сделан судом в результате всестороннего, полного исследования собранных по делу доказательств и при соблюдении положений ст. 15 УПК РФ об осуществлении судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон.

Вопреки доводам жалоб осужденных и их защитников, выводы суда о виновности осужденных в совершении преступлений при обстоятельствах, изложенных в описательно-мотивировочной части приговора, являются правильными, так как основаны на совокупности исследованных доказательств, содержание и анализ которых полно и правильно приведены в приговоре. Мотивы принятого судом решения по результатам оценки доказательств изложены в приговоре, как предусмотрено ст. 307 УПК РФ.

Виновность Полюдова А.П., Чиркова Е.С. подтверждается исследованными в суде доказательствами.

Допрошенные по делу Свидетель №10, Свидетель №6, Свидетель №8, Свидетель №13, Свидетель №2, Свидетель №5 в судебном заседании дали полные и подробные показания об обстоятельствах привлечения их к работам в дата в детском лагере ….

При этом свидетель Свидетель №6, чьи показания были оглашены в судебном заседании, на стадии расследования уголовного дела показал, что вместе Потерпевший и Свидетель №8 устанавливали волейбольную сетку на территории детского лагеря. Пока Потерпевший натягивал сетку, он увидел, что из флагштока торчит металлическая труба на уровне его плеч, которая была загнута с одной стороны, а с другой стороны была прямая. Он подошел к флагштоку и немного вытащил данную трубу. При этом труба не была закреплена и выталкивалась очень легко. В это время длинная труба флагштока начала падать. Он крикнул Потерпевший, но последний не успел среагировать.

Показания Свидетель №6 об обстоятельствах падения флагштока на Потерпевший полностью подтверждены иными доказательствами по делу, в частности, показаниями непосредственного очевидца произошедшего — свидетеля Свидетель №8, данных им в судебном заседании. Из показаний свидетеля следует, что дата он, Свидетель №6 и Потерпевший вешали волейбольную сетку по указанию заместителя директора лагеря. Когда вешали сетку, Потерпевший находился на стремянке и завязывал сетку, Свидетель №6 играл со штырем флагштока. Когда он ушел в дальний угол, чтобы завязать сетку, флагшток упал на Потерпевший

Сведения об обстоятельствах получения травмы Потерпевший, изложенные в показаниях Свидетель №6, данных им на предварительном следствии, а также в показаниях Свидетель №8, полностью подтверждены данными судебно-медицинского исследования трупа Потерпевший о количестве, характере и локализации телесных повреждений, обнаруженных на теле потерпевшего, а также протоколом осмотра места происшествия от дата и фототаблицей к нему.

Согласно протоколу на участке местности на территории детского оздоровительного лагеря, рядом с волейбольной площадкой, обнаружен труп Потерпевший, лежащие на земле флагшток и металлический штырь.

Доводы осужденных и защитников о том, что суд первой инстанции дал ненадлежащую оценку вышеуказанному протоколу следственного действия и необоснованно признал его в качестве допустимого доказательства, в том числе в части ненадлежащего изъятия и хранения вещественных доказательств, суд апелляционной инстанции считает несостоятельными. Указанные доводы являлись предметом тщательной проверки судом первой инстанции при постановлении приговора и не нашли своего объективного подтверждения. Выводы суда в опровержение вышеуказанных доводов защиты основаны на исследовании совокупности всех доказательств по делу, аргументированы, убедительны и детально изложены в приговоре.

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что обстоятельства фактического изъятия основания и мачты флагштока, которое произошло позднее, никоим образом не влияет на достоверность и объективность фиксации местоположения внешнего вида предметов, изъятых при осмотре. В связи с изложенным, не являются убедительными доводы стороны защиты о признании недопустимым доказательством протокола следственного эксперимента от дата по тем основаниям, что не все конструктивные элементы флагштока были изъяты с места происшествия.

Как следует из материалов дела и приговора суда первой инстанции, следственный эксперимент проведен в строгом в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства. Вопреки доводам жалобы, увеличение отверстий в основании флагштока при проведении следственного эксперимента были вызваны необходимостью правильной фиксации флагштока и проверки физической возможности вероятности его падения при изъятии металлического штыря. Выводы суда первой инстанции также надлежаще аргументированы в приговоре.

Доводы апелляционных жалоб о том, что Потерпевший являлся добровольным помощником, волонтером, не входил в состав технического и обслуживающего персонала МАУДО ДООЦТЭиО «Вояж» и, тем самым, фактически не являлся его работником, несостоятельны и противоречат фактическим обстоятельствам дела.

Согласно ч.3 ст.16 ТК РФ трудовые отношения между работником и работодателем возникают на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя, в том числе, если трудовой договор не был надлежащим образом оформлен. С учетом изложенного суд первой инстанции пришел к правильному выводу о наличии трудовых отношений между … и Потерпевший в период произошедших событий, поскольку последний фактически был допущен к работам на территории организации с ведома ее непосредственных руководителей – Полюдова П.А. и Чиркова Е.С. При этом Полюдов П.А. обязан был обеспечить безопасные условия и охрану труда, а Чирков Е.С. провести инструктаж, организовать обучение безопасным методам и приемам выполнения работ, а также руководить и контролировать работу потерпевшего.

Вопреки доводам апелляционных жалоб принятие Бирским межрайонным судом дата (то есть после смерти Потерпевший) решения об установлении факта трудовых отношений между ним и … не противоречит вышеуказанным выводы суда первой инстанции, поскольку оно подтверждает наличие трудовых отношений именно в период времени, относящийся к совершенным общественно-опасным деяниям.

Доводы апелляционной жалобы адвоката Сорокина А.В. о том, что в действиях Чиркова Е.С. отсутствует состав инкриминируемого ему преступления, поскольку он одновременно контролировал выполнение работ по подготовке к приему отдыхающих в двух оздоровительно образовательных организациях, и тем самым не мог физически контролировать работу Потерпевший, не опровергают выводы суда о его виновности и не освобождают его от уголовной ответственности за ненадлежащее исполнение своих должностных обязанностей.

Суд апелляционной инстанции считает несостоятельными доводы стороны защиты о том, что бездействие Чиркова Е.С. не содержит состава преступления, поскольку территория, расположения флагштока не относится к кабинетам, мастерским и иным помещениям, указанным в должностной инструкции осужденного. Из нормативных документов, устанавливающих обязанности Чиркова Е.С. как заместителя директора по административно-хозяйственной части, следует, что он обязан был осуществлять текущий контроль за хозяйственным обслуживанием и надлежащим техническим состоянием зданий, сооружений и иного имущества учреждения в соответствии с требованиями норм и правил безопасности жизнедеятельности, а также руководить работами по благоустройству, озеленению и уборке территории … (п. 2.5, 2.6 должностной инструкции заместителя директора по административно-хозяйственной части, утвержденной приказом директора …№…-к от дата).

Показания свидетелей Свидетель №6 о том, что он свободно вытащил штырь из крепления флагштока, свидетеля Свидетель №8 о том, что Свидетель №6 играл со штырем, дергая его вперед-назад, которые, по своей сути, противоречит показаниям свидетеля Свидетель №9 о том, что в дата указанный штырь руками вытащить было невозможно, были тщательно исследованы в судебном заседании. Давая оценку вышеуказанным показаниям, суд пришел к обоснованному выводу, что они не ставят под сомнение виновность осужденных в совершенных преступлениях, с чем соглашается суд апелляционной инстанции.

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что отсутствие поручения на производство работ, связанных с флагштоком, требований ГОСТ к установке флагштока и отсутствия выявленных нарушений на территории лагеря по результатам ранее проведенных проверок, не имеют принципиального значения, поскольку они не освобождали осужденных от надлежащего выполнения возложенных на каждого из них обязанностей.

Таким образом, вопреки доводам апелляционных жалоб осужденных и их защитников, обстоятельства совершения преступлений установлены верно. Все доказательства, представленные как стороной обвинения, так и стороной защиты, полно и всесторонне исследованы в судебном заседании, в приговоре им дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями, предусмотренными ст. 88, ч. 2 ст. 307 УПК РФ.

Оснований, предусмотренных ст. 38915 УПК РФ, для отмены или изменения приговора в апелляционном порядке по данному уголовному делу не имеется. Выводы суда первой инстанции не содержат каких-либо противоречий, которые могли бы поставить под сомнение правильность установленных судом фактических обстоятельств дела.

Анализ приведенных выше и других имеющихся в деле доказательств, надлежащая оценка которым дана в приговоре, свидетельствует о том, что суд правильно установил фактические обстоятельства дела и обоснованно квалифицировал действия Полюдова А.П. по ч.2 ст.143 УК РФ, а Чиркова Е.С. по ч.2 ст.293 УК РФ.

Дело рассмотрено с соблюдением принципа состязательности сторон. Судом созданы необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Принятые судом по ходатайствам решения мотивированы и аргументированы.

С учетом данных о личности подсудимых, характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, суд обоснованно назначил каждому из подсудимых наказание в виде реального лишения свободы, соразмерно совершенным преступлениям, и без применения ст.73 УК РФ, так как менее строгий вид наказания не сможет обеспечить целей наказания. Судом сделан правильный вывод об отсутствии исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности содеянного каждым из подсудимых, предусматривающих смягчение наказания с применением положений ст.64 УК РФ, а также оснований для применения ч.6 ст.15 УК РФ.

Вопреки доводам апелляционного представления при назначении наказания суд обоснованно признал действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшей, в виде принесения соболезнований потерпевшей, предложение материальной помощи, а также состояние здоровья подсудимых и наличие у каждого из них заболеваний, в качестве обстоятельств, смягчающих наказание каждому из них.

Вид исправительного учреждения Полюдову А.П. и Чиркову А.С. определен правильно, в соответствии с требованиями ст.58 УК РФ.

Решение о назначении наказания надлежаще мотивировано. Оснований не согласиться с выводами суда в этой части, суд апелляционной инстанции не усматривает.

Нарушений норм уголовного, уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену либо изменение приговора, судом первой инстанции допущено не было.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.20, 389.26, 389.28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

П О С Т А Н О В И Л:

Приговор Бирского межрайонного суда Республики Башкортостан от 07 декабря 2020 года в отношении Полюдова А.П., Чиркова Е.С. оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных и их защитников, апелляционную жалобу потерпевшей, апелляционное представление государственного обвинителя – без удовлетворения.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ, в Шестой кассационный суд общей юрисдикции (г. Самара) в течение 6 месяцев со дня его провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей – в тот же срок со дня вручения ему копии апелляционного постановления, путем обращения через суд первой инстанции.

В случае обжалования судебных решений в кассационном порядке осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

Председательствующий:

справка: дело № 22-1678/2021

Судья Латыпова Д.Л.