Апелляционное постановление № 22-1258/18 от 14.11.2018 Верховного Суда Республики Хакасия (Республика Хакасия)

Председательствующий Кузнецова С.А.

Дело № 22-1258/2018

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ

г. Абакан 14 ноября 2018 года

Верховный Суд Республики Хакасия в составе:

председательствующего судьи Нарожного О.И.,

при секретаре Шестаковой О.Ю.,

рассмотрел в открытом судебном заседании материалы уголовного дела по апелляционному представлению государственного обвинителя старшего помощника прокурора Таштыпского района Кауф О.А., возражения на апелляционное представление оправданного Сяглова С.В., и его защитника-адвоката Ошарова В.И., возражения на апелляционное представление оправданного Фролова А.А. и его защитника-адвоката Загрядского И.Л. на приговор Таштыпского районного суда Республики Хакасия от 20 августа 2018 года, которым

Фролов А.А., родившийся ДД.ММ.ГГГГ в &lt,адрес&gt,, гражданин РФ, &lt,данные изъяты&gt,&lt,данные изъяты&gt,», зарегистрированный и проживающий по адресу: &lt,адрес&gt,, не судимый,

признан невиновным и оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 216 УК РФ, в связи с непричастностью к совершению преступления, признано за ним право на реабилитацию.

Сяглов С.В., родившийся ДД.ММ.ГГГГ в &lt,адрес&gt, гражданин РФ, &lt,данные изъяты&gt,, зарегистрированный и проживающий по адресу: &lt,адрес&gt,, не судимый,

признан невиновным и оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 216 УК РФ, в связи с непричастностью к совершению преступления, признано за ним право на реабилитацию.

Этим же приговором разрешен вопрос о мерах пресечения и вещественным доказательствам.

Изучив обстоятельства дела, заслушав доклад председательствующего по доводам апелляционного представления государственного обвинителя старшего помощника прокурора Таштыпского района Кауф О.А., возражения на апелляционное представление оправданного Сяглова С.В., и его защитника-адвоката Ошарова В.И., возражения на апелляционное представление оправданного Фролова А.А. и его защитника-адвоката Загрядского И.Л., заслушав выступления оправданных Фролова А.А. и Сяглова С.В., защитников-адвокатов Загрядского И.Л. и Ошарова В.И., возражавших против апелляционного представления, мнение прокурора отдела прокуратуры РХ Машканцевой Н.Н., поддержавшей представление и полагавшей приговор Таштыпского районного суда от 20 августа 2018 года отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд, но в ином составе судей

УСТАНОВИЛ:

Фролов А.А., Сяглов С.В. обвинялись органами предварительного следствия в нарушении правил безопасности при ведении горных работ, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека.

Обстоятельства предъявленного обвинения изложены в описательно-мотивировочной части приговора.

Приговором Таштыпского районного суда Республики Хакасия от 20 августа 2018 года Фролов А.А. и Сяглов С.В. признаны невиновными и оправданы в связи с непричастностью к совершению преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 216 УК РФ. Признано за Фроловым А.А. и Сягловым С.В. право на реабилитацию.

В апелляционном представлении государственный обвинитель – старший помощник прокурора Таштыпского района Кауф О.А. полагает, что приговор подлежит отмене в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, а также ввиду допущенных судом существенных нарушений уголовно-процессуального закона.

Ссылаясь на положения ст. 297, ст. 305 УПК РФ, полагает, что в приговоре в нарушение п. 2 ч. 1 ст. 305 УПК РФ не указаны обстоятельства, установленные судом.

Полагает, что в нарушение принципа непосредственности и ч. 1-3 ст. 240 УПК РФ, суд в приговоре сослался на показания свидетеля ФИО1 данные ею в судебном заседании при рассмотрении уголовного дела Абазинским районным судом Республики Хакасия, вместе с тем, по настоящему уголовному делу свидетель не была допрошена, законных оснований для исследования ее показаний в судебном заседании не имелось.

Апеллянт приводит доводы о нарушении судом первой инстанции принципа равенства сторон, предусмотренные ст. 244 УПК РФ, а именно указывает, что суд немотивированно и безосновательно ограничил право стороны обвинения на предоставление доказательств, подтверждающих предъявленное подсудимым обвинение. Так, судом отклонены ходатайства о назначении дополнительной судебной экспертизы, допросе в судебном заседании свидетелей ФИО2, ФИО1 и ФИО2. В обоснование принятого решения об отказе в удовлетворении ходатайства суд первой инстанции сослался на возражения стороны защиты, в этой связи, автор жалобы полагает, что стороне защиты, судом было предоставлено преимущественное право.

Указывает, что в приговоре суд допустил фразы о злоупотреблении стороной обвинения правом, о неполном, одностороннем и необъективном производстве предварительного следствия, что, по мнению апеллянта, свидетельствует о необъективном рассмотрении судом дела и указывает на признаки заинтересованности суда в постановлении оправдательного приговора.

Высказывает мнение о том, что судом нарушены пределы судебного разбирательства, предусмотренные ст. 252 УПК РФ. Так, суд неоднократно высказался о грубом нарушении требований должностных инструкций со стороны ФИО16, ФИО16, ФИО29, в то время как обвиняемыми по уголовному делу указанные лица не являлись.

Ссылаясь на положения ст. 88 УПК РФ и п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 г. №55, указывает, что выводы суда о непричастности Фролова А.А. и Сяглова С.В. к инкриминируемому им деянию, мотивированы выводами заключения эксперта С об оценке ситуации приведшей к несчастному случаю, которые, по мнению суда первой инстанции, подтверждают показания подсудимых об исправности реле ограничения скорости (РОС). Вместе с тем, судом не дана оценка тому обстоятельству, что С проведена ежегодная ревизия, наладка и испытание клетьевой подъемной установки &lt,данные изъяты&gt, Главного ствола ООО «А» в марте 2014 г., что, по мнению автора жалобы, исключало возможность привлечения указанной организации в качестве экспертной, в связи с ее заинтересованностью в признании результатов проведенной ею ревизии соответствующим требованиям закона. Обращает внимание, что протокол контрольных испытаний был утвержден ДД.ММ.ГГГГ главным механиком ООО «А» Фроловым А.А., который совместно с Сягловым С.В., участвовал в проведении контрольных испытаний при ежегодной ревизии и наладке подъемной установки.

Приводит доводы о том, что согласно исследованным в судебном заседании правовым актам, локальным правовым актам ООО «А функции по контролю за исправностью узлов, агрегатов, в том числе защите от превышения скорости указанной подъемной установки в соответствии с их должностными обязанностями, Едиными правилами безопасности при разработке рудных, нерудных и россыпных месторождений полезных ископаемых подземным способом, правилами техники безопасности на предприятии, были возложены на Фролова А.А. и Сяглова С.В. Указанные лица должны были исполнять обязанности непосредственно, а также с участием подчиненных сотрудников.

Указывает, что в соответствии с п. 305 Единых правил безопасности при разработке рудных, нерудных и рассыпных месторождений полезных ископаемых подземным способом (утв. Приказом Гостехнадзора РФ от ДД.ММ.ГГГГ№), подъемные сосуды, парашюты, тормозная система управления и прочие механизмы и устройства, должны осматриваться и проверяться службой главного механика ежесуточно с учетом результатов инструментального контроля и наблюдения.

В соответствии с п. 3.1.6 Инструкции по охране труда для машинистов подъемной машины (&lt,данные изъяты&gt,), максимальная скорость подъема и спуска людей по Главному стволу не должна превышать &lt,данные изъяты&gt,

Приводит доводы о том, что в судебном заседании на основании показаний свидетелей ФИО5, ФИО6, сотрудников С установлено, что после произошедшей аварии по просьбе механика скорость подъемной установки была уменьшена &lt,данные изъяты&gt,, что свидетельствует о превышении до аварии допустимой инструкцией скорости подъемной установки. Полагает, что данное обстоятельство оставлено судом без внимания.

Ссылаясь на выводы, содержащиеся в акте расследования группового несчастного случая комиссией, образованной приказом руководителя &lt,данные изъяты&gt,№ от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которым причиной группового несчастного случая является нарушение скоростного режима (т. 2 л.д. 127-134), полагает, что судом указанные выводы необоснованно признаны голословными, а протокол осмотра № со схемой – недопустимым доказательством.

В обоснование указанного вывода суд первой инстанции указал, что осмотр производился ДД.ММ.ГГГГ председателем комиссии по расследованию группового несчастного случая, которая не была образована. Вместе с тем, комиссия была образована ДД.ММ.ГГГГ и осмотр проведен в день ее действия, о чем свидетельствуют сведения, указанные в протоколе. Полагает, что указанные доказательства и являются допустимыми.

Полагает, что судом не оценены содержащиеся в протоколе сведения о том, что в ходе осмотра реле ограничения скорости, крышки командоаппаратов закреплены с нарушением их заводской конструкции, а именно крышка командоаппарата «Вверх» (КАВ) закреплена с помощью одного болта, остальные три болта не закреплены, так как отсутствуют три шпильки для крепления. На командоаппарате «Вниз» (КАН) крышка закреплена на два болта, отсутствуют две шпильки крепления. Считает, что имеется возможность несанкционированного доступа к сопротивлениям КАН и КАВ, болты крепления на профилях ретардирующих дисков не заблокированы от возможного изменения положения.

Полагает, что указанные обстоятельства подтверждают выводы судебной горно-технической экспертизы № и свидетельствуют о виновности Фролова А.А. и Сяглова С.В. в совершении инкриминируемого им преступления, поскольку нарушение крепления крышки аппарата и наличие несанкционированного доступа к сопротивлениям свидетельствуют о ненадлежащем исполнении ими своих обязанностей по контролю за безопасной и бесперебойной работой оборудования, приведшим к тяжким последствиям.

Считает, что выводы суда об отсутствии в протоколе осмотра № от ДД.ММ.ГГГГ выводов, наличие которых могло повлечь вынесение судом решения о виновности Фролова А.А. и Сяглова С.В., противоречат положениям ч. 2 ст. 17 УПК РФ, согласно которой никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

Полагает, что при оценке заключения экспертов № от ДД.ММ.ГГГГ судом допущены нарушения уголовно-процессуального закона. Так суд признал указанное заключение экспертизы научно необоснованным и самостоятельно, не имея специальных познаний в указанной сфере, отказав стороне обвинения в назначении дополнительной экспертизы и допросе экспертов, оценил технические выводы экспертов. Судом в приговоре отмечено, в рамках указанной экспертизы на место происшествия эксперты не выезжали и проводили экспертизу по материалам уголовного дела, вместе с тем, указанное обстоятельство не исключает допустимости данного доказательства, поскольку выезд специалистов на место происшествия был нецелесообразен, ввиду устранения неисправности оборудования на момент проведения исследования.

На разрешение экспертов не ставился вопрос о причине жесткой посадки клети с находящимися в ней работниками, а также о технической оценке работы системы РОС с учетом неверных действий машиниста ФИО1, а потому выводы суда об отсутствии таких сведений в заключении являются необоснованными. Обращает внимание, что стороной защиты и обвинения неоднократно заявлялись ходатайства о допросе экспертов в судебном заседании в целях разъяснения заключения, в том числе и с использованием системы видеоконференц-связи, которые судом немотивированно отклонены.

Полагает, что заключение экспертизы № является допустимым, относимым и достоверным доказательством по уголовному делу, поскольку при проведении экспертизы принимали участие лица, обладающие специальными познаниями в данной области, их ответы на поставленные следователем вопросы основаны на материалах уголовного дела, научно обоснованы и мотивированы.

Считает, что вывод суда о нарушении при производстве экспертизы требований ч. 1 ст. 204 УПК РФ противоречит указанной норме права, кроме того, нарушений ст.ст. 8, 9, 13 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности» не допущено. По мнению автора жалобы, исследования проведены экспертами на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме. Считает, что заключение основывается на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных.

Полагает немотивированными выводы суда о нарушениях ст.ст. 9, 13 Федерального закона допущенных при производстве экспертизы, а потому считает, что такие обстоятельства отсутствуют.

Обращает внимание, что заключение судебной горно-технической экспертизы № от ДД.ММ.ГГГГ подтверждается и иными доказательствами, в том числе показаниями свидетелей ФИО7, ФИО25, ФИО2, которые показали, что во время несчастного случая все элементы защиты находились в удовлетворительном состоянии и работали исправно за исключением реле ограничения скорости (РОС, которое сработало несвоевременно).

Согласно заключению, по экспертной оценке, ситуации, приведшей к несчастному случаю ДД.ММ.ГГГГ, на момент проверки устройств безопасности ДД.ММ.ГГГГ, неисправности РОС не обнаружено. РОС срабатывает при превышении максимальной скорости спуска – подъема движения клети &lt,данные изъяты&gt, при подходе подъемного сосуда (клети) к приемной площадке скорость составляет 1м/с, путь замедления составил &lt,данные изъяты&gt,. Полагает, что данным заключением определены возможные причины наступления несчастного случая. Превышение скорости при подходе к горизонту &lt,данные изъяты&gt, или позднее срабатывание РОС могло быть вызвано изменением величины тока установки РОС при ежегодной ревизии и наладке. Обращает внимание, что также не исключена возможность ослабления болтов, крепящих ретардирующий диск, и, соответственно, смещение его в сторону более позднего срабатывания РОС &lt,данные изъяты&gt,).

Приходит к выводу, что судом первой инстанции не разрешен вопрос о том, что если Фролов А.А. и Сяглов С.В. надлежащим образом исполняли свои должностные обязанности, то почему реле ограничения скорости сработало позднее. Полагает, что если бы реле было бы исправно, то оно сработало бы своевременно и позволило бы исключить тяжкие последствия даже при нарушении скоростного режима машиниста подъемной машины ФИО1.

Указывает, что позднее срабатывание РОС, не выявленное при ежегодной ревизии и наладке подъемной установки ответственными должностными лицами, по мнению автора жалобы, является фактом неисправности механизма, ставящего под ежедневную угрозу жизнь и здоровье работников предприятия, и, как следствие, свидетельствует о ненадлежащем исполнении должностных обязанностей со стороны Фролова А.А. и Сяглова С.В.

Полагает, что исследованными в судебном заседании доказательствами достоверно установлено, что причинение тяжкого вреда здоровью работников ООО «А» состоит в прямой причинно-следственной связи с нарушением правил безопасности при проведении горных работ со стороны Фролова А.А. и Сяглова С.В., которые в силу своих должностных обязанностей должны были обеспечить исправность реле ограничения скорости, его работу в соответствии с требованиями Инструкции.

Обращает внимание, что при нарушении требований безопасности со стороны машиниста ФИО1 реле ограничения скорости должно было сработать на отметке &lt,данные изъяты&gt, а не на отметке &lt,данные изъяты&gt, м, и снизить скорость клети к моменту столкновения с землей до &lt,данные изъяты&gt, м. Вместе с тем, Фролов А.А. и Сяглов С.В., на которых должностными инструкциями были возложены указанные обязанности, от их надлежащего исполнения устранились, что привело к причинению тяжкого вреда здоровью работникам предприятия.

Приводит довод о том, что обстоятельство отсутствия Сяглова С.В. ДД.ММ.ГГГГ на рабочем месте, не является основанием для его оправдания, поскольку не изменяет его должностных обязанностей и не освобождает его от их исполнения.

Просит приговор Таштыпского районного суда Республики Хакасия от 20 августа 2018 г. отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда со стадии судебного разбирательства.

В письменных возражениях на апелляционное представление прокурора оправданный Сяглов С.В. полагает изложенные в нем доводы необоснованными и не подлежащими удовлетворению.

По мнению Сяглова С.В., приговор Таштыпского районного суда Республики Хакасия от 20 августа 2018 г. является законным и обоснованным. Нарушений ст. 297 УПК РФ, о чем указывает государственный обвинитель, при рассмотрении уголовного дела судом первой инстанции не допущено.

Вопреки доводам представления судом справедливо приведено предъявленное органами предварительного следствия обвинения, которое утверждено прокурором Таштыпского района Республики Хакасия.

По мнению оправданного, в ходе судебного разбирательства исследовались все предоставленные сторонами доказательства по уголовному делу, а именно допрошены свидетели, эксперты, специалисты.

Доводы апеллянта о недопустимости оглашенных показаний свидетеля ФИО1 являются необоснованными, поскольку в отношении ФИО1 имеется вступивший в законную силу приговор, на основании чего, в силу ст. 90 УПК РФ, судом обоснованно были оглашены ее показания. Кроме того, государственный обвинитель не ходатайствовал о допросе указанного свидетеля в судебном заседании.

Указывает, что в соответствии со ст. 291 УПК РФ судебное следствие было окончено, дополнительных доказательств стороны не предоставили, в связи с чем, суд объявил о переходе к стадии судебных прений. Вместе с тем, сторона обвинения на стадии судебных прений заявила ходатайства о допросе свидетелей ФИО2, ФИО3, ФИО4 и назначении дополнительной экспертизы. В соответствии со ст. 6.1 УПК РФ, в целях соблюдения требований уголовно-процессуального закона, судом обоснованно было отказано стороне обвинения в удовлетворении заявленных ходатайств.

Вопреки доводам апелляционного представления, о нарушении судом положений ст. 252 УПК РФ, в судебном заседании не рассматривался вопрос о виновности или невиновности ФИО16, ФИО1, ФИО29, а лишь устанавливались факты исполнения ими своих служебных обязанностей.

Считает, правильным вывод суда о том, что выводы заключения С» по экспертной оценке ситуации, приведшей к несчастному случаю, подтверждают показания подсудимых, об исправности РОС. Кроме того, аналогичными были и выводы проверки, проведенной &lt,данные изъяты&gt,.

Утверждение стороны обвинения о наличии или отсутствии шпилек крепления крышек КАВ, КАН, влияющих на работоспособность или свидетельствующих о несанкционированном доступе к РОС не выдерживает критики, поскольку согласно показаниям свидетеля &lt,данные изъяты&gt, и Руководству по ревизии наладке и испытанию штатных подъемных установок п. 4.7.5.2.4 приведены требования к проверке исправности ограничителя скорости и требований к опечатыванию и запрету доступа к командоаппаратам КАВ, КАН отсутствуют, в связи с необходимостью обслуживания этих аппаратов, т.е. удаление пыли, смазка движущихся частей. Органов настройки РОС, в данных аппаратах не имеется.

Ссылаясь на ч. 1 ст. 57 УПК РФ, отмечает, что в уголовном деле отсутствуют заверенные копии документов, подтверждающие, что ФИО8, ФИО9, ФИО10, которые поставили подпись под заключением горнотехнической экспертизы № от ДД.ММ.ГГГГ, обладают специальными познаниями. Имеющаяся в уголовном деле копия лицензии №ДД.ММ.ГГГГ на право проведения экспертизы промышленной безопасности, без копий удостоверений эксперта технических устройств горнорудной и не рудной промышленности не может являться доказательством наличия специальных знаний у данных лиц. Указывает, что по ходатайству стороны обвинения, судом неоднократно предпринимались попытки о вызове в суд ФИО8 и ФИО9, однако, уведомленные должным образом, в зал судебного заседания они не прибыли, следовательно уклонились от дачи показаний. На основании этого, можно сделать вывод о том, что они не хотят и не могут мотивировать сделанные ими в ходе экспертизы заключения.

Отмечает, что стороной обвинения, сделан вывод о том, что проверка исправности РОС возложена лишь на механика подъемных установок и главного механика. Ссылаясь на п. 11.2.2.2 раздела 11.2.2 «Ежесуточное техническое обслуживание ТО-2» Руководства по техническому обслуживанию и ремонту шахтных подъемных установок, утвержденных электромеханическим управлением Министерства угольной промышленности СССР от ДД.ММ.ГГГГ, ежесуточно и посменно электрослесарем подземным, машинистом подъема проводится осмотр и проверка ограничителя скорости с командоаппаратами РОС путем внешнего осмотра, проверки показаний приборов, спуска и подъема подъемного сосуда, проверки работы реле контроля и исправности ограничителя скорости, до срабатывания реле ограничителя скорости и наложения предохранительного тормоза.

Автор возражений отмечает, что утверждение прокурора в апелляционном представлении, о том, что ДД.ММ.ГГГГ, он не находился на рабочем месте в связи с выходным, не является основанием для оправдания, не выдерживает никакой критики. Поскольку не было пояснено, каким образом он мог контролировать действия или бездействие работников, находящихся на смене.

На основании изложенного просит приговор Таштыпского районного суда оставить без изменения, представление прокурора без удовлетворения.

В своих возражениях на апелляционное представление прокурора защитник-адвокат Загрядский И.Л. действующий в интересах оправданного Фролова А.А., полагает, что приговор является законным, обоснованным и справедливым, основан на правильном применении уголовного закона, а представление государственного обвинителя несостоятельным. В обоснование своих доводов, вопреки представлению прокурора, считает, что суд при составлении описательно-мотивировочной части оправдательного приговора указал имеющиеся в материалах уголовного дела обстоятельства в полном объеме.

Кроме того, поясняет, что государственный обвинитель, ходатайство о дополнительном допросе ФИО1 не подавал. Просит учесть, что ФИО1 согласилась с предъявленным ей обвинением в полном объеме.

Отмечает, что в суде многократно исследовались все доказательства по уголовному делу, у государственного обвинителя они появились лишь только тогда, когда суд объявил о переходе к судебным прениям. Лишь только тогда со стороны обвинения стали поступать ходатайства о возобновлении судебного следствия и допросе ранее незаявленных свидетелей ФИО2, ФИО3 и ФИО4. Считает, что этот факт свидетельствует о заинтересованности государственного обвинителя любой ценой затянуть судебный процесс, что приводит к нарушению прав подсудимых.

Поясняет, что указанные свидетели были ранее допрошены в Абазинском районном суде, которые подтвердили об исправности реле РОС. Судом дана правильная оценка доказательствам, собранным как в ходе предварительного следствия по уголовному делу, так и представленным государственным обвинителем.

Считает, что замечания государственного обвинителя по нарушению ст. 252 УПК РФ являются необоснованными. Судом правильно дана оценка о грубейшем нарушении требований инструкции при осмотре подъемных установок ИОТ 01-40-2014) п. 3.1.6. Приводит показания свидетеля ФИО16 о том, что в часы спуска и подъема она не только не наблюдала за процессом спуска-подъёма людей другим машинистом подъемной машины, но и занималась заполнением журналов, и дважды отлучалась со своего рабочего места на фабрику.

Отмечает, что производить спуск-подъем людей разрешается только после предварительного перегона клети в холостую на всю длину ствола, данные требования выполнены не были.

Ссылаясь на указанную выше инструкцию, отмечает, что в критической ситуации любой из машинистов подъемной машины должен и обязан воспользоваться двумя аварийными кнопками. Ссылаясь на п. 3.1.4.1 Указанной инструкции, считает, что указанные требования ФИО1 и ФИО16 выполнены не были.

Не согласен с доводами государственного обвинителя о возложении на Фролова А.А. обязанностей по контролю за защитой от превышения скорости в соответствии с должностными обязанностями главного механика службы главного механика, приводя в обосновании должностную инструкцию, утвержденную Генеральным директором ФИО11 от ДД.ММ.ГГГГ.

Отмечает, что судом правильно дана оценка Правилам устройства и безопасной эксплуатации грузоподъемных кранов, утвержденных Постановлением Госгортехнадзора России от ДД.ММ.ГГГГ№ и Правила безопасности опасных производственных объектов на которых используются подъемные сооружения утвержденные Приказом Ростехнадзора. Из которых следует, что в обвинении действительно неверно указывается о том, что эксплуатация подъемных установок осуществляется с нарушениями правил безопасности при производстве горных работ грузоподъемными машинами, поскольку установки к таким не относятся.

Ссылаясь на единые правила безопасности ПБ 03-533-03 П. 356 отмечает, что периодичность контроля устанавливается техническим руководителем шахты, которым является главный инженер шахты.

На основании п. 376 указанных правил, главный инженер издает распоряжение № от ДД.ММ.ГГГГ «о назначении лиц за ежесуточный осмотр», поясняет, что фамилии Фролов А.А. в данном распоряжении нет.

По мнению автора возражений, не подтверждается и тот факт, что судом не разрешен вопрос о том, почему реле ограничения скорости сработало поздно. Отмечает, что в материалах уголовного дела имеется заключение экспертной оценки ситуации, приведшей к несчастному случаю, в котором указаны возможные причины наступления несчастного случая.

Не согласен с доводами государственного обвинителя и в том, что суд не оценил протокол № от ДД.ММ.ГГГГ комиссии по расследованию. Считает, что судом был правильно сделан вывод о комиссии по расследованию несчастного случая и оценены указанные доказательства.

Считает, несостоятельными доводы государственного обвинения о совокупности причин при допросе в ходе предварительного расследования и в Абазинском районном суде заместителя управления &lt,адрес&gt,ФИО7, начальника горного и технологического отдела ФИО25, &lt,данные изъяты&gt,ФИО2, которые дали показания о том, что при осмотре места происшествия вмешательств, в крепления ретардирующего диска не выявлено.

Автор возражений отмечает, что невиновность Фролова А.А. и Сяглова С.В. подтверждается тем, что специалистами ФГУ ВО «&lt,данные изъяты&gt,» &lt,адрес&gt, были проведены работы по экспертизе промышленной безопасности оборудования шахтной установки и отмечено, что все защиты и защита от превышения скорости находились в исправном состоянии.

Возражающий не согласен с доводами государственного обвинителя в заинтересованности ООО ПТП «С» в проведении работ по экспертной оценке ситуации приведшей к несчастному случаю и выполнению работ по ревизии и наладке. Поясняет, что с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ организацией ООО ПТП «С» при выполнении внеочередной ревизии и наладке, совместно с государственным инспектором горного надзора Ростехнадзора по РХ ФИО3 были проверены все блокировки, наличие пломбы в реле РОС, наличие меток на профилях ретардирующих дисков, в ходе которого, выявлено, что все находилось в исправном состоянии, признаков постороннего вмешательства не выявлено.

Кроме того, отмечает, что судом мотивировано отклонено ходатайство государственного обвинителя о дополнительном допросе экспертов, выполнивших судебную горно-техническую экспертизу №.

Отмечает, что эксперты, уведомлены судом должным образом, но в суд не прибыли, уклоняясь от дачи показаний по данному уголовному делу. Указанные эксперты, при рассмотрении уголовного дела в Абазинском районном суде допрашивались несколько раз, ничего нового по данному уголовному делу пояснить не смогли. Более того, при назначении Абазинским районным судом дополнительной судебной горнотехнической экспертизы в тот же институт &lt,данные изъяты&gt,, был получен ответ за подписью директора по экспертизе и сертификации АО «&lt,данные изъяты&gt,» ФИО12, о том, что данный институт не может провести горнотехническую экспертизу, поскольку отсутствуют эксперты в области аттестации &lt,данные изъяты&gt,.

Обращает внимание, что в апелляционном представлении нет оценки состояния подъемной установки, отмечает, что Фролов А.А.ДД.ММ.ГГГГ присутствовал на подъемной установке «Главного» ствола и совместно с машинистом подъемной установки ФИО13, произвел проверку подъема машины и проверку системы РОС, о чем в журнале имеются записи.

Считает, что ссылка государственного обвинителя на то, что «из акта расследования группового несчастного случая, следует, что причиной несчастного случая является нарушение скоростного режима подъемной установки &lt,данные изъяты&gt,, изменение величины тока установки реле ограничения скорости, возможного смещения ретардирующего диска в сторону более позднего срабатывания РОС, в связи с чем тормозной путь составил &lt,данные изъяты&gt, м., вместо установленных &lt,данные изъяты&gt, м, то есть совокупность причин, приведших к причинению тяжкого вреда здоровью потерпевших. Отмечает, что данное обстоятельство было исследовано в суде и суд в приговоре справедливо указал на протокол осмотра №, на то, что осмотр осуществлялся членами комиссии на основании приказа руководителя Енисейского управления Федеральной службы по экономическому и атомному надзору Ростехнадзора РФ №/кр. от ДД.ММ.ГГГГ и признан несостоятельным, так как к моменту проведения указанного осмотра такой приказ издан не был.

Считает, что все документы и допрошенные свидетели свидетельствуют о том, что реле РОС было в исправном состоянии, наличие пломб в реле подтверждает, что посторонних вмешательств не было, и причиной произошедшего являются неправильные действия машиниста подъемной установки.

На основании изложенного просит приговор оставить без изменения, представление государственного обвинителя без удовлетворения.

В возражениях на апелляционное представление защитник-адвокат Ошаров В.И. полагает, что приговор суда является справедливым и обоснованным, а доводы государственного обвинителя несостоятельными.

В обоснование своих доводов отмечает, что представленные доказательства были исследованы в полном объеме. Судом не было нарушено равенство сторон предусмотренных ст. 244 УПК РФ. В судебном заседании, предлагалось представлять дополнительные доказательства, но государственным обвинителем было проигнорировано предложение суда и только когда по согласию сторон, судебное следствие было закончено, государственный обвинитель заявил ходатайство о его возобновлении, на что судом обоснованно было отказано, в этом, а именно о допросе свидетелей ФИО2, ФИО3, ФИО4.

Считает, что ссылки гособвинителя на необъективность приговора являются несостоятельными, как и нарушение требований ст. 252 УПК РФ.

Указывает, что государственным обвинителем не представлены доказательства виновности Сяглова С.А., не представлены доказательства о причинах несчастного случая, а лишь голословно указано, что Фролов А.А. и Сяглов С.А. являются виновными в произошедшем.

По его мнению, суд справедливо указал на несостоятельность выводов комиссии о причинах несчастного случая. Кроме того, заключение эксперта суд справедливо признал необоснованным, поскольку специалисты не имеют специальных познаний в указанной сфере.

Не согласен с государственным обвинителем, что судом необоснованно было отклонено ходатайство о вызове в суд экспертов, поскольку данное ходатайство гособвинителем заявлялось уже после окончания судебного следствия.

Просит приговор Таштыпского районного суда Республики Хакасия от ДД.ММ.ГГГГ оставить без изменения, апелляционную жалобу гособвинителя без удовлетворения.

В судебном заседании заместитель начальника отдела прокуратуры РХ Машканцева Н.Н. доводы апелляционного представления поддержала в полном объеме, просила приговор Таштыпского районного суда от ДД.ММ.ГГГГ отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд, но в ином составе суда.

Оправданные Фролов А.А. Сяглов С.В., их защитники Загрядский И.Л. и Ошаров В.И. возражали на доводы представления, считают приговор законным и обоснованным.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционном представлении и в возражениях на апелляционное представление, а также доводы оправданных, их защитников и прокурора, участвовавших в суде апелляционной инстанции, суд апелляционной инстанции находит приговор законным, обоснованным и справедливым, поскольку он постановлен в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовного закона.

В соответствии с ч. 2 ст. 297 УПК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Согласно п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ оправдательный приговор постановляется в случае, если в деяниях подсудимого отсутствует состав преступления.

В соответствии со ст. 305 УПК РФ в описательно-мотивировочной части приговора в отношении Фролова А.А. и Сяглова С.В. изложены существо предъявленного обвинения, обстоятельства уголовного дела, установленные судом, основания оправдания подсудимых и доказательства, их подтверждающие, мотивы, по которым суд отверг доказательства, представленные стороной обвинения.

Соответствуют требованиям уголовно-процессуального закона так же вводная и резолютивная часть приговора.

Вывод суда об отсутствии в действиях Фролова А.А. и Сяглова С.В. состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ основан на совокупности доказательств, представленных сторонами, проверенных в судебном разбирательстве с соблюдением требований ст. 87 УПК РФ и получивших оценку в приговоре по правилам ст.ст. 17, 88 УПК РФ, с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства – достаточности для разрешения уголовного дела.

Сомневаться в правильности таких выводов у суда апелляционной инстанции оснований не имеется, в приговоре они надлежащим образом мотивированы.

Однако утверждение государственного обвинителя, что в материалах уголовного дела достаточно доказательств, свидетельствующих о наличии в действиях Фролова А.А. и Сяглова С.В. состава, инкриминируемого им преступления, суд апелляционной инстанции находит необоснованным.

Органы предварительного следствия, предъявив Фролову А.А. и Сяглову С.В. обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 216 УК РФ и приведя в обвинительном заключении доказательства, пришли к выводу, что в процессе эксплуатации подъемной установки &lt,данные изъяты&gt,&lt,данные изъяты&gt, «А» в период времени с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в результате изменения величины тока установки РОС и ослабления болтов, крепящих ретардирующий диск, и, соответственно, смещения его в сторону более позднего срабатывания РОС, возникла неисправность РОС. Данная неисправность ввиду небрежного бездействия не была своевременно выявлена и устранена Фроловым А.А., который в период времени с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в рабочее время с &lt,данные изъяты&gt, часов, согласно трудовому распорядку, находясь на рабочем месте на территории ООО «А», расположенном &lt,адрес&gt,, Республики Хакасия, являясь лицом, ответственным за соблюдение правил техники безопасности на предприятии ООО «А», не проконтролировал выполнение требований правил безопасности при производстве работ грузоподъемными машинами, не обеспечил проведение проверки исправности работы защиты от превышения скорости при подходе клети к нижней приемной площадке после проведения ревизии, наладки и испытаний, в соответствии с п. 3.1.4.1. Инструкции по охране труда при осмотре подъемных установок, чем допустил выполнение работ на неисправном оборудовании, не соответствующим условиям по безопасности труда.

Возникшая неисправность РОС ввиду небрежного бездействия не была своевременно выявлена, устранена и Сягловым С.В., который, в период времени с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в рабочее время с &lt,данные изъяты&gt, часов, согласно трудовому распорядку, находясь на рабочем месте на территории ООО «А», расположенном по вышеуказанному адресу, являясь лицом, ответственным за соблюдение правил техники безопасности на предприятии ООО «А», не обеспечил безаварийную, надежную работу РОС и периодическую проверку исправности работы защиты от превышения скорости при подходе клети к нижней приемной площадке после проведения ревизии, наладки и испытаний, в соответствии с п. 3.1.4.1. Инструкции по охране труда при осмотре подъемных установок, чем допустил выполнение работ на предприятии на неисправном оборудовании, не соответствующим условиям по безопасности труда, и эксплуатации подъемной установки &lt,данные изъяты&gt,.

В этой связи, эксплуатация подъемной установки &lt,данные изъяты&gt, осуществлялась с нарушением правил безопасности при производстве горных работ грузоподъемными машинами, что привело к возникновению аварийной ситуации и причинению тяжкого вреда здоровью работникам предприятия ООО «А» при следующих обстоятельствах: ДД.ММ.ГГГГ в &lt,данные изъяты&gt, минут машинист подъемной установки ФИО1 получила наряд на управление подъемной установкой &lt,данные изъяты&gt, Главного ствола, находящейся в машинном здании Главного ствола, расположенном в &lt,адрес&gt,, Республики Хакасия, имеющим географические координаты &lt,данные изъяты&gt,.

Машинист подъемной машины ФИО1ДД.ММ.ГГГГ в &lt,данные изъяты&gt, минут, находясь за пультом управления подъемной установкой &lt,данные изъяты&gt, клетевого подъема в машинном здании Главного ствола, расположенном по указанному выше адресу, начала спуск работников третьей смены ООО «А» с горизонта &lt,данные изъяты&gt, м на горизонт &lt,данные изъяты&gt, м. Затем она подняла работников ООО «А» с горизонта &lt,данные изъяты&gt, м на горизонт &lt,данные изъяты&gt, м и вновь произвела спуск работников третьей смены ООО «А» с горизонта &lt,данные изъяты&gt, м на горизонт &lt,данные изъяты&gt, м, где часть работников вышла из клети. После этого, продолжая свою работу, ДД.ММ.ГГГГ в &lt,данные изъяты&gt, минут ФИО1., не убедившись в месте нахождения клети на горизонте &lt,данные изъяты&gt, м, не проследила за показаниями указателя глубины, и, посчитав, что клеть находится на горизонте &lt,данные изъяты&gt, м, начала спуск клети вниз с горизонта &lt,данные изъяты&gt, м на горизонт &lt,данные изъяты&gt, м с находящимися в ней работниками ООО «А»: ФИО14, ФИО17, ФИО18, ФИО19, ФИО20, ФИО21, ФИО22, ФИО23, ФИО15 и ФИО16, с превышением допустимой скорости движения клети в Главном стволе на данном участке спуска, равной &lt,данные изъяты&gt, м/с, ошибочно полагая, что заданная ею скорость движения клети, составляющая &lt,данные изъяты&gt, м/с, соответствует требованиям безопасности при производстве горных работ грузоподъемными машинами. При этом, с учетом длины Главного ствола между горизонтом &lt,данные изъяты&gt, м и гор. &lt,данные изъяты&gt, м, заданная ФИО1. скорость движения клети не могла обеспечить своевременную и безопасную остановку клети при подходе к нижней приемной площадке горизонта &lt,данные изъяты&gt, м, как в предыдущем спуске между горизонтом &lt,данные изъяты&gt, м и горизонтом &lt,данные изъяты&gt, м, где протяженность участка Главного ствола в 6 раз больше, чем между горизонтом &lt,данные изъяты&gt, м и горизонтом &lt,данные изъяты&gt, м. В этой связи, при подходе клети к нижней приемной площадке горизонта &lt,данные изъяты&gt, м скорость клети составляла &lt,данные изъяты&gt,, вместо допустимой &lt,данные изъяты&gt,, что в свою очередь при исправной защите от превышения скорости должно было повлечь сработку РОС и обеспечить безопасную остановку клети в Главном стволе ООО «А». В это время также находящаяся у пульта управления машинист подъемной машины ФИО16 обнаружила допущенное ФИО1 превышение скоростного режима подъемной машины при подходе клети с работниками ООО «А» к нижней приемной площадке горизонта &lt,данные изъяты&gt, м и сообщила ФИО1., которая не проявила особой внимательности при подходе клети к нижней приемной площадке горизонта &lt,данные изъяты&gt, м, о необходимости незамедлительной остановки подъемной машины с целью предотвращения столкновения клети с нижней приемной площадкой горизонта &lt,данные изъяты&gt, м, после чего ФИО1 включила рабочий тормоз, чтобы остановить клеть и не допустить травматизма работников ООО «А».

Однако нарушение Фроловым А.А требований ст.ст. 21 и 212 ТК РФ, заключающихся в соблюдении требований по охране труда и обеспечению безопасности труда, а также в обеспечении безопасных условий и охраны труда, ч. 2 ст. 9 Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов», п.п. 23, 363 и 367 Единых правил безопасности, п.п. 1.1, 3.2, 5.2, 5.3 и 6.4 главы 3 должностной инструкции, п. 3.1.4.1. инструкции по охране труда при осмотре подъемных установок, нарушение Сягловым С.В. требований ст.ст. 21 и 212 ТК РФ, заключающихся в соблюдении требований по охране труда и обеспечению безопасности труда, а также в обеспечении безопасных условий и охраны труда, ч. 2 ст. 9 Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов», п.п. 363 и 367 Единых правил безопасности, п.п. 1.1, 2.1, 2.3 и 2.7 главы 3 должностной инструкции, п. 3.1.4.1. Инструкции по охране труда при осмотре подъемных установок, допущение ими к эксплуатации клетевого подъема Главного ствола- подъемной установки &lt,данные изъяты&gt, с неисправным устройством защиты от превышения скорости клети при нарушении скоростного режима машинистом ФИО1. привело к позднему срабатыванию РОС и снижению тормозного пути до &lt,данные изъяты&gt, м вместо установленных &lt,данные изъяты&gt, м, что повлекло жесткую посадку клети на нижнюю приемную площадку горизонта &lt,данные изъяты&gt, м, в результате чего: электрогазосварщик 4 разряда ФИО14 горнорабочий подземный 2 разряда ФИО17, дорожно-путевой рабочий 3 разряда ФИО18 электрогазосварщик 4 разряда ФИО19 электрогазосварщик 3 разряда ФИО20 горный мастер участка ФИО21, и.о. заместителя начальника участка ФИО22, дорожно-путевой рабочий 3 разряда ФИО1, горнорабочий подземный 2 разряда ФИО15 стволовая ФИО16 получили повреждения различной степени тяжести.

При этом, Фролов А.А. и Сяглов С.В. не предвидели возможности наступления общественно опасных последствий своих действий в виде причинения тяжкого вреда здоровью человека вследствие нарушения правил безопасности при проведении горных работ, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности они должны были и могли предвидеть эти последствия.

Суд первой инстанции не согласился с таким выводом и нашел его несостоятельным, не обусловленным достаточными доказательствами, представленными стороной обвинения.

Судом установлено, что ООО «А» осуществляет деятельность по добыче железных руд на Абаканском железорудном месторождении подземным способом. Клетьевое отделение Главного ствола оборудовано клетью марки &lt,данные изъяты&gt,, которая приводится в действие клетевой подъемной установкой типа &lt,данные изъяты&gt,, находящейся в машинном здании ООО «А».

В судебном заседании подсудимый Фролов А.А. вину свою в предъявленном обвинении не признал, пояснив, что его вины в случившемся нет, поскольку в своей работе в занимаемой должности он руководствуется должностной инструкцией главного механика службы, утвержденной генеральным директором ДД.ММ.ГГГГ Требованиями, п. 368 Единых правил при разработке рудных, нерудных месторождений полезных ископаемых перед вводом в эксплуатацию

Данные работы по ревизии и наладке были выполнены ООО ПТП «С» в марте 2014 года. Протокол контрольных испытаний утвержден заместителем главного механика ФИО24, поскольку с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ он находился в служебной командировке в &lt,адрес&gt,.

После несчастного случая, все работы были приостановлены, до приезда экспертной организации приказом генерального директора №, ДД.ММ.ГГГГ, были проверены все узлы подъемной машины на предмет возможности ее дальнейшей эксплуатации, были проверены все аппараты защиты и блокировки, согласно протоколу №-ТУ-0190-2014г.

Свидетель ФИО7, ФИО25, ФИО2 дали показания о том, что при осмотре места происшествия вмешательств в крепления ретардируюшего диска не выявлено. С ДД.ММ.ГГГГ ООО ПТП «С» при выполнении внеочередной ревизии и наладке совместно с государственным инспектором горного надзора Ростехнадзора по РХ ФИО3 были проверены все блокировки, наличие пломбы на реле РОС, наличие меток на профилях ретардирующих дисков, все находилось в исправном состоянии, признаков посторонних вмешательств не выявлено. С ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ были выполнены работы по оценке ситуации, приведшей к несчастному случаю, и что-то скрыть, как описано в судебной горнотехнической экспертизе «&lt,данные изъяты&gt,», было нереально.

Отметил, что машинисты подъемной машины ФИО1 и ФИО16, не выполнили ряд пунктов инструкции по охране труда для машиниста подъемной машины ИОТ 01-34-2014, при соблюдении и выполнении ими требований данной инструкции несчастный случай не произошёл. ФИО1 не хватило времени выполнить предварительный перегон клети вхолостую. Общий контроль за выполнением и соблюдением должностных инструкций и руководство на смене возложены на горного мастера, ФИО37, который нарушил требования своей должностной инструкции. Причиной несчастного случая является неправильные действия машиниста ПУ ФИО1

Также подсудимый Фролов А.А., пояснял, что во исполнение правил устройства и безопасной эксплуатации грузоподъёмных кранов ПБ 10-382-00, по предприятию был выпущен приказ «Об организации технического надзора за ГПМ» от 13.01.2014г №, которым обязанности по надзору за безопасной эксплуатацией грузоподъёмных кранов возложены на заместителя главного механика ФИО24.

В обвинении ему вменяется нарушение п. 3.1.4.1 инструкции ИОТ 01-40-2014 по охране труда при осмотре подъемной установки, однако данная инструкция определяет действия электрослесарей и машинистов подъемной установки участка шахты №, регламентирует порядок и объём проведения ежесуточного и ежесменного осмотра подъёмной установки, и к нему (Фролову)- как к главному механику никакого отношения не имеет.

Судом верно установлено, что Приказом (распоряжением) ООО «А» № лс от ДД.ММ.ГГГГ о приеме на работу и заключенным на основании него трудовым договором № от ДД.ММ.ГГГГ Фролов А.А. принят на работу на должность главного механика, при этом ему установлен график работы с 08.30 до 17.30 часов (том 5 л.д. 191-193, 194).

Факт того, что Фролов А.А. в период времени с ДД.ММ.ГГГГ находился в очередной командировке в &lt,адрес&gt, (том 5 л.д.195), соответствует информационной справке «А».

Согласно должностной инструкции главного механика службы главного механика управления ООО «А», утвержденной генеральным директором Общества ДД.ММ.ГГГГ, главный механик подчиняется непосредственно главному инженеру Общества (п.1.2) (том 5 л.д. 196-198).

Указанной должностной инструкцией главного механика определены его должностные обязанности, задачи и функции, которыми он обязан руководствоваться при выполнении своей работы.

В разделе 3 должностной инструкции главного механика определены его задачи и функции.

Правила устройства и безопасной эксплуатации грузоподъемных кранов, утвержденные Постановлением Госгортехнадзора России от ДД.ММ.ГГГГ N 98, действовавшими до ДД.ММ.ГГГГ, указанными в приложении №., которые содержат понятие грузоподъёмной машины, как технического устройства цикличного действия для подъема и перемещения груза.

Кроме того, определение грузоподъемным машинам (грузоподъёмным механизмам) дается и в Федеральных нормах и правилах в области промышленной безопасности

Правила безопасности опасных производственных объектов, на которых используются подъемные сооружения, утвержденных Приказом Ростехнадзора от ДД.ММ.ГГГГ N 533. Как указано в п.2 Правил в настоящем документе использованы термины и определения, приведенные в Федеральном законе N 116-ФЗ, техническом регламенте Таможенного союза ТР № О безопасности машин и оборудования, утвержденном Решением Комиссии Таможенного союза от ДД.ММ.ГГГГ N 823, и техническом регламенте О безопасности колесных транспортных средств, утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ N 720 (а также в приложении N 1 к настоящим Федеральным нормам и правилам).

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Судом в приговоре верно отражено и мотивировано, что согласно вышеприведенным положениям и инструкциям, в обвинении неверно указано о том, что эксплуатация подъемной установки осуществлялась с нарушением правил безопасности при производстве горных работ грузоподъемными машинами, поскольку подъемная установка к таковым не относится. С данными выводами соглашается и суд апелляционной инстанции.

В судебном заседании подсудимый Сяглов С.В. вину в предъявленном обвинении не признал, пояснил, что никакими материалами уголовного дела и показаниями свидетелей обвинение не подтверждается, ревизию и наладку подъемной машины в &lt,данные изъяты&gt, года проводила наладочная организация ООО ПТП «С». Были проверены, в том числе, реле ограничения скорости. Он (Сяглов С.В.) периодически проверял подъёмную установку и ставил свою роспись в журнале по осмотру подъёмной установки, никаких отклонений в работе подъемной установки им замечено не было, иначе он приостановил бы работу подъёмной установки до устранения неисправности, отметки об удовлетворительном состоянии защит и блокировок за ДД.ММ.ГГГГ имеются, что подтверждается подписью машиниста подъемной установки ФИО16 в журнале приёмки — сдачи смен машинистами подъёмных машин и подписью электрослесаря ФИО29 в журнале осмотра подъёмной установки. ДД.ММ.ГГГГ он (Сяглов) находился на выходном согласно графику выходов и о каких-либо неисправностях ему не сообщали. Инструкция п.3.1.4.1 ИОТ 01-40-2014 предназначена для электрослесарей и машинистов подъемной установки, она регламентирует порядок и объём проведения ежесуточного осмотра подъёмной установки и нарушить её он не мог, так как является электромехаником подъёма. Считает, что если бы ФИО1 и ФИО16 были выполнены пункты 3.1.1, 3.1.6, ДД.ММ.ГГГГ ИОТ 01-34-2014 для машинистов подъемной машины несчастный случай не произошёл.

Также подсудимый Сяглов С.В., дополнил свои показания тем, что в день несчастного случая он находился на выходном и не может нести ответственность за действия работников, которые не исполнили должным образом свои обязанности. В день, когда произошёл несчастный случай, наряд на выполнение ежесуточного технического обслуживания подъёмной установки давал ни он и отметки о выполнении наряда делал тоже ни он. Свидетели обвинения ФИО7, ФИО25 указали, что следов ослабления и сдвига ретардирующего диска в сторону более позднего срабатывания РОС при обследовании РОС они не обнаружили. Свидетель ФИО5 указал, что при проверке после несчастного случая реле РОС в присутствии инспектора Ростехнадзора ФИО3 изменений настройки реле РОС не имелось, пломба, установленная им при ежегодной ревизии и наладке, не повреждена. Показания электрослесаря ФИО29 о том, что проверка РОС не входила в его обязанности, являются ложными. По окончании отработанной им (Сягловым) смены ДД.ММ.ГГГГ прошло 3 ежесменных и 1 ежесуточное ТО, при которых неисправности выявлены не были, о чём имеются отметки в журнале передачи смен машинистами подъемной установки и журнале осмотра подъемной установки. При ознакомлении с материалами уголовного дела им было установлено, что в уголовном деле отсутствуют заверенные копии документов, подтверждающих то, что лица, которые поставили подпись под заключением судебной горнотехнической экспертизы № от ДД.ММ.ГГГГФИО8, ФИО9 и ФИО10 обладают специальными знаниями. Имеющаяся в материалах уголовного дела копия лицензии АО «&lt,данные изъяты&gt,» № от ДД.ММ.ГГГГ на право проведения экспертизы промышленной безопасности не может являться доказательством наличия специальных знаний у данных лиц. Считает, что протокол следственного эксперимента т. 5 л.д. 39-40 от 05.02.2015г. в материалах уголовного дела № является недопустимым доказательством, поскольку он проводился путем воспроизведения обстоятельств исследуемого события при других параметрах работы подъемной установки и при другой скорости спуска клети.

Судом установлено, что приказом (распоряжением) ООО «А» о приеме работника на работу № лс от ДД.ММ.ГГГГ и заключенным на основании него трудовым договором № от ДД.ММ.ГГГГ Сяглов С.В. принят на работу в Общество в подземный участок внутришахтного транспорта (подъем) № на должность электромеханика по подъемным установкам, со сменным графиком (том 5 л.д. 212-214, 215-216).

Факт того, что у электромеханика по подъемным установкам Сяглова С.В., согласно графику работы в период времени с ДД.ММ.ГГГГ была пятидневная рабочая неделя, с продолжительностью рабочего дня 8 часов (с 06.30 до 15.00 часов), и выходными днями среда, четверг (том 5 л.д. 217), подтверждается информационной справкой ООО «А».

Согласно должностной инструкции электромеханика по подъемным установкам подземного участка внутришахтного транспорта (подъем) № ООО «А», утвержденных ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ генеральным директором Общества, следует, что он (электромеханик) непосредственно подчиняется заместителю начальника участка №, функционально — главному механику, главному энергетику Общества (п.1.2).

Указанной должностной инструкцией определены задачи и функции электромеханика по подъемным установкам подземного участка внутришахтного транспорта (подъем) № ООО «А» (том 5 л.д. л.д. 218-220, 221- 223).

Исследовав и проанализировав показания подсудимых Фролова А.А. и Сяглова С.В., суд первой инстанции правильно указал в приговоре, что они не содержат обвинительных доказательств их виновности.

Суд апелляционной инстанции признает такую оценку доказательствам правильной.

На основании исследованных доказательств, суд первой инстанции обоснованно пришел к заключению о том, что стороной обвинения не приведено убедительных доказательств и доводов, о том, что Фролов А.А. и Сяглов С.В. являются виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 216 УК РФ.

Выводы подтверждены показаниями свидетелей.

В соответствии с ч. 1 ст. 281 УПК РФ по ходатайству государственного обвинителя с согласия стороны защиты были оглашены показания потерпевших ФИО14, ФИО26, ФИО18, ФИО19, ФИО20, ФИО21, ФИО22, ФИО23, ФИО15, ФИО27, которые в зал судебного заседания не прибыли, на предварительном следствии дали идентичные показания, указав, что действительно ДД.ММ.ГГГГ при спуске клети главного ствола на горизонт — &lt,данные изъяты&gt, метров, произошла её жёсткая посадка на посадочную площадку, в результате чего, они получили различной степени тяжести травмы (&lt,данные изъяты&gt,).

В соответствии с ч. 1 ст. 281 УПК РФ, в судебном заседании были оглашены показания свидетеля ФИО16, из которых следует, что она работает в ООО «А» в должности машиниста подъемной машины. В 15 часов 50 минут ДД.ММ.ГГГГ она заступила на смену совместно с машинистом подъемной машины ФИО1. Примерно в 16 часов 30 минут ФИО1 начала подъем шахтеров, она (ФИО16) занималась заполнением необходимых журналов, при этом дважды отлучалась на фабрику. В последний раз отлучалась около 16 часов 40 минут, после возвращения, продолжила заполнять журналы. Около 16 часов 40 минут она случайно подняла взгляд на указатель глубины и увидела, что клеть проехала отметку горизонт – &lt,данные изъяты&gt, метров и со скоростью приближается к горизонту – &lt,данные изъяты&gt, метров, и закричала ФИО1.: чтобы та нажала на тормоз, и ФИО1 тут же включила рабочий тормоз, чтобы остановить клеть, но клеть уже была на горизонте – &lt,данные изъяты&gt, метров, то есть произошла ее жесткая посадка. После этого позвонила сигналист ФИО16 и сказала, чтобы они вызывали скорую помощь, и им стало ясно, что люди в клети сильно пострадали. Что могло привести к тому, что ФИО1 перепутала горизонты движения клети, она (ФИО16) не знает. Посторонних людей в машинном здании не было, ФИО1 никто не отвлекал, чувствовала она себя хорошо, ничего необычного в ее поведении в день несчастного случая она (ФИО16) не заметила (том 5 л.д. 1-4).

Кроме того, свидетель ФИО16 дополнила, что ею допущено грубое нарушение Инструкции по охране труда для машинистов подъемной машины, т.к. в часы спуска и подъема людей она не только не наблюдала за процессом спуска — подъема людей другим машинистом подъемной машины, что была обязана делать, но и занималась заполнением журналов, и дважды отлучалась со своего рабочего места на фабрику. Увидев возникшую чрезвычайную ситуацию, ею не были предприняты предусмотренные Инструкцией меры к предотвращению вредных последствий — экстренной остановке движения клети путем нажатия кнопки аварийной остановки.

Из вступившего в законную силу приговора Абазинского районного суда от ДД.ММ.ГГГГ в отношении ФИО1 видно, что в ходе судебного разбирательства по делу она показывала о том, что при спуске клети с работниками на горизонт &lt,данные изъяты&gt, м перепутала горизонты, в этой связи с опозданием стала притормаживать клеть при подходе к принимающей площадке. Реле ограничения скорости (РОС), которое должно было минимизировать ее ошибку, сработало несвоевременно, в результате чего клеть жестко приземлилась. О причинах неисправности РОС пояснить ничего не может. Проверку, которую ей предписано проводить в соответствии с п.3.1.4.1 Инструкции по охране труда подъемных установок № она не проводила, т.к. времени для этого не хватало по причине необходимости спуска работников для производства работ на различных горизонтах (том 9 л.д. 72- 87).

Кроме того, ФИО1 должна руководствоваться должностной инструкцией машиниста подъемной машины подземного участка внутришахтного транспорта (подъем) № ООО «А», утвержденной генеральным директором Общества ДД.ММ.ГГГГ, а именно пунктам 1.2, 1.3, разделом 2, пунктами 2.8.6, 3.1.5, 3.1.6, 3.1.7, ДД.ММ.ГГГГ Инструкции по охране труда для машинистов подъемной машины, утвержденной генеральным директором ООО «А» ДД.ММ.ГГГГ, (ИОТ 01-34-2014 «для машинистов подъемной машины»), машинист должен следить за показаниями указателя глубины и быть особо внимательным при подходе подъемных сосудов к приемным площадкам (том 5 л.д.177-178, том 8 л.д.30-31, соответствии с подп. 3.1.4.1 п. 3.1.4 Инструкции по охране труда при осмотре подъемных установок (ИОТ 01-40-2014 «при осмотре подъемных установок»), утвержденной генеральным директором ООО «А» ДД.ММ.ГГГГ (том 8 л.д. 21- 28), (п.ДД.ММ.ГГГГ), подъемного двигателя (п.ДД.ММ.ГГГГ), с пунктами 3.1.5, 3.1.6, 3.1.7 Инструкции по охране труда для машинистов подъемной машины, утвержденной генеральным директором ООО «А» ДД.ММ.ГГГГ, (ИОТ 01-34-2014 «для машинистов подъемной машины») (том 8 л.д.30-31),

Согласно протоколу № заседания комиссии по проверке знаний по безопасности труда от ДД.ММ.ГГГГ, проведенной на основании распоряжения № от ДД.ММ.ГГГГ, экзамен о проведении первичного инструктажа по охране труда на рабочем месте сдан машинистом подъемной машины ФИО1 (том 1 л.д. 193- 194, 195).

Согласно выписке из книги нарядов на третью смену ДД.ММ.ГГГГ ООО «А» подтверждает получение нарядов на производство работ, в том числе свидетелем ФИО16, (машинистом, ст. звена), ФИО1 (ст. звена), потерпевшей ФИО16 (стволовой), в книге записи указано, что они прошли инструктаж по технике безопасности.

Старшие звена до начала производства работ обязаны осмотреть и принять меры по безопасному производству работ (том 1 л.д.197).

Согласно выписке из журнала регистрации ознакомления трудящихся участка ВШТ-6 с должностными инструкциями, инструкциями по охране труда, следует, что ФИО1 как машиниста подъемной машины с должностными инструкциями, инструкциями по охране труда была ознакомлена (т.1 л.д.198).

В соответствии с выпиской из журнала проведения повторного инструктажа участка № следует, что такой инструктаж осужденная ФИО1 прошла ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ (том 1 л.д. 199-200).

На основании выписки из журнала медицинского предсменного освидетельствования (том 1 л.д.201), а также акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством № от ДД.ММ.ГГГГ, ФИО1 проведенного ГБУЗ РХ «&lt,данные изъяты&gt,», освидетельствование начато в 22.10 часов, т.е. после произошедшего несчастного случая на производстве (том 1 л.д.203).

Согласно графику выходов ООО «А» рабочих и ИТР участка № на июль 2014 года следует, что машинисты подъемной машины ФИО1, ФИО16 и стволовая ФИО16ДД.ММ.ГГГГ работали в 3ю смену с 16.00 до 24.00 часов (том 1 л.д.182).

Судом верно установлено и мотивировано, что машинисты подъемной машины ФИО1, ФИО16 и стволовая подземная ФИО16 при приеме смены, а затем и при спуске клети с находившимися в ней работниками ООО «А» на горизонт &lt,данные изъяты&gt, м, допустили грубое нарушение требований своих должностных обязанностей, установленных должностными инструкциями, а также требований Инструкции по охране труда для машинистов подъемной машины, Инструкции по охране труда для стволовых шахтных подъемов, начав производить спуск — подъем людей без предварительного перегона клети вхолостую на всю глубину ствола.

При этом судом обоснованно не приняты во внимание выводы членов комиссии по расследованию группового несчастного случая на производстве с тяжелыми последствиями и выводы экспертов (заключение судебной горно — технической экспертизы) о недостаточности времени у машинистов подъемной машины на выполнение данного требования Инструкций, поскольку если таковое и имело место, что не подтверждается представленными суду доказательствами, это не освобождает работников от обязанности в любом случае полного и неукоснительного соблюдения требований по приему подъемной установки при принятии смены и в процессе работы подъемной установки. Более того, из материалов уголовного дела не усматривается, что машинисты подъемной машины по данному вопросу обращались к работодателю. Кроме того, ненадлежащее исполнение работниками предприятия своих должностных обязанностей, обязанностей, возложенных приведенными выше Инструкцией об охране труда для машинистов подъемной машины и Инструкцией по охране труда для стволовых шахтных подъемов, противоречит Политике ООО «А» в области охраны труда, промышленной безопасности и охраны окружающей среды, одним из принципов которой является то, что никакая работа не должна начинаться, если она не может быть выполнена безопасно (т.2 л.д.260- 261).

Доводы в представлении государственного обвинителя о том, что предусмотренных законом оснований для исследования в судебном заседании показаний свидетеля ФИО1 данных при судебном производстве по уголовному делу не имелось, являются несостоятельными, поскольку, статья 90 УПК Российской Федерации указывает на преюдициальное значение лишь таких не вызывающих сомнения фактических обстоятельств, которые ранее были предметом доказывания по уголовному делу и подтверждены вступившим в законную силу приговором, в связи с чем, они признаются установленными и не нуждающимися в дополнительной проверке, т.е. данная статья рассматривает вопрос о преюдициальном значении только одного судебного акта — приговора по уголовному делу.

Свидетель ФИО28 (главный инженер ООО «А» и технический руководитель) пояснил, что основной причиной происшествия с травмированием работников предприятия явилось невыполнение машинистом подъёмной установки ФИО1 правил техники безопасности при спуске людей в шахту, перепутав горизонты ФИО1 превысила скорость движения клети, с которой опускала клеть. Перед началом работы не проверила сработку реле ограничения скорости при превышении скорости клети, которое при этом должно было дать команду на сработку механического тормоза для экстренного торможения, не прогнала клеть по всему стволу без работников, хотя должна была сделать это с дежурным электриком. Если бы при превышении скорости реле ограничения скорости сработало правильно, то жёсткая посадка клети на принимающую площадку не произошла бы. При несвоевременной сработке указанного реле другие блокирующие механизмы не могут обеспечить безаварийную посадку клети на принимающую площадку при превышении скорости её движения. Считает, что Фролов А.А. и Сяглов С.В. нарушений, возложенных на них обязанностей по контролю за исправностью блокирующих устройств подъёмной машины, соблюдением обязанностей, связанных с этим, другими работниками, не допускали.

Из оглашенных в порядке ч. 1 ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля ФИО28 следует, что в мае 2014 года подъемная машина главного ствола прошла ревизию и наладку, неисправностей установлено не было. После происшествия была проведена внеочередная наладка и ревизия подъемной машины и получено разрешение на дальнейшую ее эксплуатацию. На пульте управления подъемной машины имеются глубиномер, показывающий нахождение клети на горизонте, приборы, указывающие силу тока и скорость. Указанные приборы, на основании которых машинист принимает решение о торможении или ускорении клети, на момент несчастного случая находились в исправном состоянии. Реле ограничения скорости, согласно принятым стандартам, настроено на тормозной путь, равный &lt,данные изъяты&gt, метрам. То есть за &lt,данные изъяты&gt, метра до подхода клети к нижней площадке горизонта &lt,данные изъяты&gt, метров, при скорости, не соответствующей правилам техники безопасности (когда скорость превышает &lt,данные изъяты&gt, допустимой скорости для данного участка), реле ограничения скорости автоматически накладывает тормоз на подъемную машину. После чего на расстоянии &lt,данные изъяты&gt, метров машина снижает свою скорость с последующей полной остановкой. Тормозной путь машины при происшествии ДД.ММ.ГГГГ составил &lt,данные изъяты&gt, метров, в этой связи защита не сумела сработать вовремя (том 5 л. д. 5 — 8).

Из оглашенных в порядке ч. 1 ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля ФИО34 (&lt,данные изъяты&gt,) следует, что в его должностные обязанности входит организация работы по охране труда и промышленной безопасности, осуществление контроля за состоянием охраны труда и промышленной безопасности в подразделениях ООО “А”. ДД.ММ.ГГГГ произошел несчастный случай на подъемной машине главного ствола ООО “А”, может пояснить, что машина на момент происшествия находилась в исправном состоянии, что подтверждается ежемесячными осмотрами главного механика, главного инженера, ежесуточными осмотрами электромеханика участка, а также ежесменными осмотрами персонала (машинистами подъемных машин, дежурного электрослесаря, горного мастера). После происшествия была проведена внеочередная наладка и ревизия подъемной машины и получено разрешение на дельнейшую ее эксплуатацию (т. 5 л.д. 12-15).

Суд оценил показания свидетелей ФИО28 и ФИО34, и не нашел оснований подвергать сомнению их достоверность, поскольку не установлена их заинтересованность в исходе дела, оба они являются квалифицированными специалистами, имеют соответствующее образование и длительный стаж работы.

Из оглашенных в порядке ч. 1 ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля ФИО29, данных им в ходе предварительного следствия по уголовному делу, следует, что он работал в ООО «А» &lt,данные изъяты&gt,, занимался обслуживанием пассажирских, грузопассажирских лифтов, установленных под землей между рабочими горизонтами шахты подземного участка ВШТ №. В его обязанности входило обеспечение бесперебойной работы пассажирских и грузопассажирских лифтов, установленных под землей между рабочими подземными горизонтами. Также по распоряжению руководства о ежесуточном осмотре он (ФИО29) осуществлял осмотр подъемных сосудов, парашютов, стопоров, подвесных устройств, направляющих башмаков, посадочных, загрузочных и разгрузочных устройств, направляющих и отклоняющих шкивов их подшипников, тормозной системы и других элементов подъемной машины, аппаратуры защиты и систем управления, армировки и крепи стволов шахты, подъемных канатов, сосудов и противовесов подъемных установок, уравновешивающих цепей на лифтоподъемниках шахты на клетьевой подъемной установке &lt,данные изъяты&gt,. Осмотр производится визуально с целью выявления внешних дефектов. По результатам осмотра он (ФИО29) делал соответствующую отметку в журнале записи результатов осмотра подъемной установки &lt,данные изъяты&gt,. Проверка защиты от превышения скорости, то есть проверка срабатывания реле ограничения скорости (РОС) при подходе к нижней приемной площадке горизонта &lt,данные изъяты&gt, м в его обязанности не входила, и он этим не занимался (т.5 л.д. 20-22)

Согласно должностной инструкции электрослесаря дежурного и по ремонту оборудования подземного участка ООО «А», утвержденной генеральным директором Общества ДД.ММ.ГГГГ, следует, что электрослесарь непосредственно подчиняется электромеханику подземного участка ООО «А», оперативно — лицу технического надзора смены: мастеру горному, начальнику подземного участка или его заместителю (п.1.2), руководствуется утвержденной должностной инструкцией (том 8 л.д.102-107).

Из списка лиц, имеющих право входить в машинное здание Главного ствола, утвержденного главным инженером ДД.ММ.ГГГГ, следует, что в числе таковых значится и свидетель — электрослесарь ФИО29 (том 8 л.д.83).

Судом обоснованно установлено, что показания подсудимого Сяглова С.В. подтверждаются в той части, что обязанность следить за правильностью работы электрооборудования, в том числе и системы РОС, входит в круг должностных обязанностей электрослесаря дежурного и по ремонту оборудования подземного участка ООО «А», а утверждение свидетеля ФИО29 об обратном судом верно мотивировано надуманным.

Факт того, что ДД.ММ.ГГГГ он не провел проверку защиты от превышения скорости, то есть проверку срабатывания реле ограничения скорости (РОС) при подходе к нижней приемной площадке горизонта -200 м, свидетельствует о нарушении им своей должностной инструкции.

Из оглашенных в порядке ч. 1 ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля ФИО7, (&lt,данные изъяты&gt,) данных им в ходе предварительного следствия по уголовному делу, следует, что в его должностные обязанности входит организация надзора и контроля за работниками отделов энергонадзора, технологического надзора и горного надзора. В связи с занимаемой должностью он также может быть членом комиссии по расследованию аварий и несчастных случаев с тяжкими последствиями на поднадзорных предприятиях. Так, ДД.ММ.ГГГГ в вечернее время, он получил сообщение о том, что в ООО «А» произошла жесткая посадка клети, в которой находились люди. Он доложил руководителю Управления Ростехнадзора по РХ ФИО30 о случившемся несчастном случае. Согласовав данный вопрос с руководством, он совместно с ФИО25 и ФИО2 направился к месту происшествия, предварительно подготовив необходимую документацию. По прибытии в ООО «А» около 23 часов ДД.ММ.ГГГГ в кабинете главного инженера шахты, они получили дополнительную информацию о происшествии. Спустившись к клети, было установлено, что двери клети были открыты, сама клеть находилась на опорной раме горизонта &lt,данные изъяты&gt, метров, внешне имела некоторые повреждена (деформирована), лестница клети лежала на полу рядом с клетью, петля слабины каната находилась на предохранительном козырьке клети, были видны сработавшие парашюты, отпуск троса, на который крепится клеть, находился на предохранительном козырьке клети. К моменту их приезда все пострадавшие уже находились в ГБУЗ «АГБ РХ», они осмотрели рабочее место машиниста подъема. По результатам осмотра внешних замечаний к работе механизмов клети установлено не было. Была потребована приостановка работы на данном стволе до специального разрешения о возможности работы и запрошена необходимая для расследования несчастного случая документация. Далее был подготовлен проект приказа о создании комиссии по расследованию несчастного случая. После согласования проекта получен соответствующий приказ, комиссия приступила к работе. В состав комиссии вошли: он (ФИО7) &lt,данные изъяты&gt,, ФИО25 – &lt,данные изъяты&gt,, ФИО3-&lt,данные изъяты&gt,, ФИО31– &lt,данные изъяты&gt,. Работа комиссии длилась 30 дней (с учетом продления сроков, поскольку было необходимо истребование заключения экспертов), включала в себя осмотры места происшествия, опрос очевидцев, участников, пострадавших и специалистов, причастных к несчастному случаю, исследование нормативной и локальной документации. По итогам работы комиссии был составлен акт расследования группового несчастного случая. Согласно данным, полученным от очевидцев несчастного случая, а также данным расшифровки диаграмм, комиссией было установлено следующее: ДД.ММ.ГГГГ в 15 часов 30 минут начальник участка внутришахтного транспорта №ФИО35 выдал наряд на производство работ в 3 смену (с 16-00 часов до 24-00 часов) горному мастеру ФИО37 и машинистам подъемной машины ФИО16, ФИО1 на управление подъемными машинами &lt,данные изъяты&gt, Главного ствола, а стволовым ФИО36 и ФИО16 на проверку блокировок, спуск-подъем людей и грузов. Перед нарядом работники прошли в здравпункте медицинский осмотр, по окончании выдачи наряда в 15 часов 45 минут прошли через табельную, имеющую алкотестер, на свои рабочие места. С 15 часов 50 минут до 16 часов машинисты подъемной машины ФИО16, ФИО1 и стволовые ФИО16, ФИО36 принимали оборудование и документацию у работников предыдущей смены, проверили состояние подъемной машины и блокировок, замечаний с их слов не было. За пультом управления подъемной машины Клетьевого подъема Главного ствола по обоюдной договоренности находилась ФИО1. Горный мастер ФИО37 при передаче смен не присутствовал, он контролировал посадку рабочих 3-й смены в клеть на горизонт &lt,данные изъяты&gt, метров. Стволовая ФИО16 с 16 часов находилась на горизонте &lt,данные изъяты&gt, метров в здании копра Главного ствола. В 16 часов 30 минут машинист подъемной машины ФИО1 и стволовая ФИО16 начали массовый спуск людей 3-й смены. ФИО16- вторая машинистка подъемной установки Главного ствола в это время заполняла оперативный журнал, заносила результаты приема смены. Первой клетью выполнили спуск людей с горизонта &lt,данные изъяты&gt, метров на горизонт &lt,данные изъяты&gt, метров и подняли часть людей 2-й смены с горизонта &lt,данные изъяты&gt, метров на горизонт &lt,данные изъяты&gt, метров. Забрав оставшихся рабочих 3-й смены с горизонта &lt,данные изъяты&gt, метров доехали до горизонта &lt,данные изъяты&gt, метров, где люди, чьи рабочие места были на данном горизонте, вышли из клети, в клеть зашел горный мастер участка №ФИО21, работающий во 2-ю смену. В клети, кроме стволовой ФИО16 и ФИО21, находилась бригада рабочих участка внутришахтного транспорта № с и.о. заместителя начальника участка в количестве 8 человек, которые были направлены на горизонт &lt,данные изъяты&gt, метров для выполнения работ по ремонту рельсовых путей. После приема сигналов от стволовой ФИО16 на спуск клети на горизонт &lt,данные изъяты&gt, метров, машинист подъемной машины ФИО1, не посмотрев на указатель глубины, и думая, что клеть находится на горизонт &lt,данные изъяты&gt, метров, включила двигатель подъемной машины и начала движение вниз в двигательном режиме, увеличивая скорость. Увидев, что скорость движения клети возросла, ФИО1 поставила рукоять командо- контроллера в ноль-положение и включила динамическое торможение, скорость при этом не уменьшалась. Заполнявшая журналы вторая машинистка подъема ФИО16, случайно посмотрев на указатель глубины, увидела, что клеть проехала отметку горизонт &lt,данные изъяты&gt, метров и со скоростью приближается к горизонту &lt,данные изъяты&gt, метров, предупредила ФИО1 голосом об опасности, ФИО1 включила рабочий тормоз, но было уже поздно. Находящаяся в клети стволовая ФИО16, обратив внимание на увеличившуюся скорость движения клети, дала сигнал по переговорному устройству «Радуга», и в это время произошла жесткая посадка клети на посадочное устройство горизонта &lt,данные изъяты&gt, метров. Люди, находящиеся в клети, при падении на металлический пол клети получили травмы различной степени тяжести. Работники, ожидающие клеть на горизонте &lt,данные изъяты&gt, метров для выезда из шахты, открыли стволовые решетки, помогли пострадавшим выбраться из клети в околоствольный двор и оказали первую помощь. По результатам проделанной работы комиссия пришла к выводу о том, что непосредственной причиной несчастного случая явились неверные действия машинистки подъемной машины ФИО1, а именно ускорение скорости движения клети выше допустимой. Согласно требованиям безопасности максимально допустимая скорость движения клети составляет &lt,данные изъяты&gt, метров в секунду, при несчастном случае она составила &lt,данные изъяты&gt, метров в секунду. Таким образом, машинист подъемной машины участка ВШТ № «Подъем» ООО «А» ФИО1 нарушила скоростной режим подъемной машины &lt,данные изъяты&gt, при спуске людей в шахту с горизонта &lt,данные изъяты&gt, метров до горизонта &lt,данные изъяты&gt, метров, тем самым нарушила ст. 21 Трудового Кодекса Российской Федерации, ч.2 ст. 9 Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» от ДД.ММ.ГГГГ № 116-ФЗ, п. 3.1.6 Инструкции по охране труда для машинистов подъемной машины ИОТ 01-34-2014. Кроме того, одной из возможных причин несчастного случая явилось сокращение тормозного пути клети (тормозной путь при происшествии составил &lt,данные изъяты&gt, м вместо установленных &lt,данные изъяты&gt, м). Сокращение тормозного пути могло быть вызвано одной из следующих двух причин: не исключается сокращение тормозного пути клети в результате изменения величины тока установки реле ограничения скорости, которая была установлена при ежегодной ревизии — наладке. Изменение величины тока может произойти вследствие вмешательства посторонних лиц. Однако, по его личному мнению, данное изменение какую-либо выгоду в промышленных масштабах не несет. Каковы могут быть мотивы подобного вмешательства, он точно сказать не может, возможно, для уменьшения времени спуска персонала шахты. Кроме того, причиной сокращения тормозного пути клети может быть смещение ретардирующего диска в сторону более позднего срабатывания РОС, однако при осмотрах места происшествия признаков подобного смещения установлено не было. Помимо указанных нарушений техники безопасности и трудового законодательства в работе сотрудников ООО «А» был выявлен ряд нарушений трудовой и производственной дисциплины, которые не состоят в прямой причинно-следственной связи с несчастным случаем от ДД.ММ.ГГГГ, что отражено в акте по расследованию несчастного случая. Так, не был проведен предварительный перегон клети вхолостую на всю глубину ствола перед спуском-подъемом людей, данные действия необходимы для проверки безопасности пути движения клети по стволу. В течение месяца с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ машинисты подъема 10 раз меняли рабочее место, переходя с одной подъемной машины на другую – со ствола «Главный» на ствол «Клетьевой» без обязательной стажировки. У машиниста подъема не имеется и не разработана Инструкция по безопасному ведению технологического процесса — спуск и подъем людей и грузов по стволу «Главный». Не проведены с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ два еженедельных осмотра канатов. В кабине машиниста подъема клетьевого подъема ствола «Главный» слабая слышимость автоматического звонка, сигнализирующая о начале периода замедления. На рабочем месте машиниста подъемной установки &lt,данные изъяты&gt, приборы, регистрирующие все циклы работы машины и позволяющие анализировать скорость и направление движения, амперметры и вольтметры в цепи главного тока и электродинамического торможения, манометры, показывающие давление сжатого воздуха или масла в тормозной системе, не оттарированы и не поверены на момент происшествия. Однако данные нарушения не могли стать непосредственной причиной несчастного случая. Основным механизмом защиты является так называемый «парашют». Согласно проведенному осмотру указанный защитный механизм на момент несчастного сработал, однако несвоевременно ввиду чего и произошла жесткая посадка клети. Несвоевременное срабатывание «парашюта» связано с превышением скоростного режима движения. Также конструкция подъемной машины предполагает наличие реле ограничения скорости. Комиссией было зафиксировано, что реле ограничения скорости на момент несчастного случая не сработало ввиду возможного вмешательства в его настройки третьих лиц. Выяснить, кем могло быть осуществлено данное вмешательство и с какой целью, не представилось возможным. Согласно сведениям техотчета основные параметры защиты подъемной установки на момент испытаний — март 2014 года соответствовали требованиям безопасности. Все элементы защиты находились в удовлетворительном состоянии, работали надежно, исправно (том 5 л.д. 77-84).

Из оглашенных в порядке ч. 1 ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля ФИО25, &lt,данные изъяты&gt, Республики Хакасия, следует, что с ДД.ММ.ГГГГ он принимал участие в работе комиссии в связи с жёсткой посадкой клети в стволе шахты ООО «А» в &lt,адрес&gt,. По результатам проделанной работы комиссия пришла к выводу о том, что непосредственной причиной несчастного случая явились неверные действия машиниста подъемной машины ФИО1., а именно значительное увеличение скорости движения клети на участке, где скорость должна замедляться. Согласно требованиям безопасности максимально допустимая скорость движения клети составляет 6,72 метров в секунду, при несчастном случае она составила 7,58 метров в секунду. Согласно расшифровке данных РДУ ПМ (регистрирующего диагностического устройства подъемной машины) ДД.ММ.ГГГГ в 16 часов 18 минут 17 секунд от машинистки подъемной машины был получен сигнал о спуске машины вниз. После чего через 1,8 секунды, после растормаживания, машина начала движение, через 10,5 секунд после начала движения при достижении скорости 7,3 метра в секунду машинистом был подан сигнал на включение динамического торможения. То есть машинист предприняла попытку уменьшить скорость только по прошествии 10,5 секунд после неправильных действий. Через 0,3 секунды (при достижении скорости 7,59 метров в секунду) был подан ток динамического торможения. В 16 часов 18 минут сработало реле «стопора», машинист подъемной машины динамическим торможением поддерживала скорость в районе 6-7 метров в секунду, в целях недопущения резкого изменения скорости машины. Через 0,2 секунды после срабатывания реле «Напуск каната» из клети был подан сигнал “Стоп”. С момента срабатывания аварийного торможения до полной остановки машины прошло 2,3 секунды, что соответствует времени срабатывания предохранительного тормоза подъемной машины. Таким образом, после неверных действий по увеличению скорости движения клети, машинист предпринимала действия по предотвращению негативных последствий. Конструкция подъемной машины предполагает наличие защитных механизмов, все они, за исключением реле ограничения скорости, сработали в нормальном режиме. О конкретных причинах дефектов в работе реле ограничения скорости ничего пояснить не может.

Из оглашенных в порядке ч. 1 ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля ФИО2, данных им в ходе предварительного следствия по уголовному делу, следует, что он работает в &lt,данные изъяты&gt, по экологическому, технологическому и атомному надзору инженером по горным работам с ДД.ММ.ГГГГ. В его должностные обязанности входит выполнение поручений руководителя управления, участие в рассмотрении планов развития горных работ и иные. В связи с занимаемой должностью по поручению руководителя он также может быть членом комиссии по расследованию аварий и несчастных случаев на поднадзорных предприятиях. ДД.ММ.ГГГГ около 18 часов ему на сотовый телефон позвонил заместитель руководителя Енисейского управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору ФИО7 и сообщил, что на территории ООО «А» произошел несчастный случай – жесткая посадка клети в стволе шахты. Он незамедлительно выехал к месту происшествия в &lt,адрес&gt,. Было осмотрено рабочее место машиниста подъема. После проведенных ими осмотров сотрудникам ООО “Абаканский рудник” было сообщено о недопущении изменения обстановки на рабочем месте машиниста и непосредственного места происшествия. Была запрошена необходимая для расследования документация, из &lt,адрес&gt, получен приказ о создании комиссии по расследованию несчастных случаев. В остальной части свидетель ФИО2 дал показания, аналогичные вышеприведенным показаниям свидетеля ФИО7 (том 5 л.д. 60-66).

Из оглашенных в порядке ч. 1 ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля ФИО32, данных им в ходе предварительного следствия по уголовному делу, следует, что он работает в должности &lt,данные изъяты&gt, Республики Хакасия. В его должностные обязанности входит осуществление надзора и контроля за соблюдением законодательства о труде, а также он участвует в расследования групповых несчастных случаев, несчастных случаев на производстве. ДД.ММ.ГГГГ в он был извещен о том, что на территории ООО «А» произошел несчастный случай, а именно — жесткая посадка клети в стволе шахты, в результате чего пострадало 10 сотрудников шахты. В соответствии с приказом о создании комиссии по расследованию несчастных случаев от ДД.ММ.ГГГГ он вошел в состав указанной комиссии как представитель Государственной инспекции труда РХ и исследовал трудовую документацию, локальную документацию, участвовал в опросах очевидцев, участников, пострадавших и специалистов, причастных к несчастному случаю (т. 5 л.д. 67-72).

Из оглашенных в порядке ч. 1 ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля ФИО33, (&lt,данные изъяты&gt,) данных ею в ходе предварительного следствия по уголовному делу, следует, что одной из ее должностных обязанностей является участие в деятельности комиссий, расследующих несчастные случаи на производстве с тяжелыми последствиями. ДД.ММ.ГГГГ в связи с групповым несчастным случаем в ООО “А” Приказом &lt,данные изъяты&gt, была создана комиссия по его расследованию, в состав которой она вошла. В её полномочия входило изучение трудовой документации. Ею выявлены нарушения ведения журнала регистрации внеплановых инструктажей участка ВШТ-6, журнала регистрации инструктажей участка ВШТ-6. Все выявленные нарушения и рекомендации по их устранению, отражены в соответствующем акте. По результатам проделанной работы комиссия коллегиально пришла к выводу о том, непосредственной причиной несчастного случая явились неверные действия машинистки подъемной машины ФИО1., а именно значительное ускорение скорости движения клети на участке, где скорость должна замедляться и неправильная сработка при этом страхующего устройства. Перед началом смены не была проверена работа реле ограничения скорости. Руководством шахты не была разработана инструкция по спуску — подъёму работников. Фролов А.А. и Сяглов С.В. не произвели своевременно проверку данного прибора, записи в соответствующем журнале об этом отсутствуют, не осуществили контроль за соблюдением работниками, в том числе машинистами подъёмной установки, правил техники безопасности. (т. 5 л.д. 53-56).

Из оглашенных в порядке ч. 1 ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля ФИО38, командира отделения &lt,данные изъяты&gt,, данных им в ходе предварительного следствия по уголовному делу, следует, что в соответствии с должностной инструкцией в его обязанности входит осуществление руководства отделением № при ликвидации аварий на шахтах, а также при оказании помощи пострадавшим на данных авариях и их эвакуации. ДД.ММ.ГГГГ он находился на рабочей смене, отделение № находилось на дежурстве, отделение № в резерве. В 16 часов 55 минут ДД.ММ.ГГГГ дежурный ФИО39 получил сообщение от диспетчера шахты о том, что в шахте ООО “А” произошла авария. Пострадавшим была оказана необходимая помощь. Около 19 часов все пострадавшие с различными травмами в количестве 10 человек были доставлены на поверхность шахты и на автомобилях скорой помощи направлены в ГБУЗ РХ АГБ. Кроме того, на месте аварии были взяты пробы воздуха. Воздух на момент аварии соответствовал санитарным нормам (т.5 л.д. 57-59).

Из оглашенных в порядке ч. 1 ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля ФИО40, данных им в ходе предварительного следствия по уголовному делу, следует, что он работает в &lt,данные изъяты&gt,, в период с мая 2014 года временно исполнял обязанности командира отделения №. В его должностные обязанности входило осуществление руководства отделением № при ликвидации аварий на шахтах, а также при оказании помощи пострадавшим и их эвакуации на данных авариях. ДД.ММ.ГГГГ его отделение № находилось в резерве, отделение № было дежурным, получил сообщение от диспетчера шахты ООО “А” о том, что на шахте произошла авария – клеть с людьми допустила жесткую посадку на площадку горизонта &lt,данные изъяты&gt, метров, имеются пострадавшие. В остальной части свидетель дал показания, аналогичные приведенным выше показаниям свидетеля ФИО38 (т.5 л.д. 73-76).

Из оглашенных в порядке ч. 1 ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля ФИО6, данных им в ходе предварительного следствия по уголовному делу, следует, что он работает в ООО ПТП «С» в должности &lt,данные изъяты&gt,, в его должностные обязанности входит ревизия — наладка механической части подъемной установки и прочие обязанности, закрепленные в его должностной инструкции. ДД.ММ.ГГГГ между ООО «А» и ООО ПТП «С» заключен договор №, в соответствии с которым сотрудниками ООО ПТП «С» в период времени с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ на территории ООО «А» проводились ежегодные ревизия, наладка и испытания клетьевой подъемной установки типа &lt,данные изъяты&gt, «Главного ствола». Мероприятия проводились бригадой ООО ПТП «С» в составе ФИО41 (слесарь 6 разряда), его (ФИО6), инженера — наладчика ФИО5, ФИО42 — инженера 1 категории, под руководством ФИО5. ДД.ММ.ГГГГ бригадой ООО ПТП «С» проведены ревизия и наладка защитных механизмов подъемной установки, а именно предохранительного тормоза, релейной защиты подъемного электродвигателя, нулевой защиты подъемного двигателя, электрического ограничителя скорости аппаратов защиты и блокировки, стволовой сигнализации. ДД.ММ.ГГГГ проводились контрольные испытания клетьевой подъемной установки «Главного ствола». В испытаниях помимо наладочной бригады ООО ПТП «С» также принимали участие главный механик ООО «А» Фролов А.А., и машинист подъемной машины ФИО1, которая находилась за пультом. Его (ФИО6) роль при проведении мероприятий заключается в проверке механической части, настройки всех узлов и агрегатов подъемной машины. По указанию представителей наладочной бригады машинист разогнала клеть с середины главного ствола вверх. Все элементы защиты подъемной установки сработали, клеть остановилась. После измерения тормозного пути клети наладочной бригадой машинист разогнала клеть с середины ствола вниз, все элементы защиты подъемной установки сработали, клеть остановилась. Тормозной путь клети был измерен наладочной бригадой. Испытания были окончены, результаты запротоколированы. По результатам контрольных испытаний установлено, что основные параметры защиты подъемной установки на момент испытаний соответствовали установленным требованиям. Все элементы защиты находились в удовлетворительном состоянии, работали надежно и исправно, установка была допущена к эксплуатации в качестве грузо-людской. Каких-либо рекомендаций при проведении испытаний не могло быть дано, так как если машина не проходит испытания, то все неполадки должны быть немедленно устранены. А после комплексной ревизии – наладки все рекомендации указываются в техническом отчете. Испытания проводятся только после полной наладки подъемной установки, то есть это является заключительным и последним этапом наладки. О несчастном случае, произошедшем в июле 2014 года на ООО «А», ему стало известно через 3 дня, однако он был вызван на указанный объект через неделю после произошедшего. При их приезде на объект указанная подъемная установка была проверена еще раз, и она находилась в исправном состоянии. По просьбе механика ими была изменена скорость подъемной установки, была уменьшена с 7,2 м в секунду (скорость до аварии) до 6 метров в секунду, так как указанная подъемная установка была достаточно старой, что указано в отчете (том 5 л.д. 35-37).

Свидетель ФИО5 в судебном заседании пояснил, что работает в должности &lt,данные изъяты&gt, ООО ПТП «С», возглавляет бригаду наладчиков, между ООО «А» и ООО ПТП «&lt,данные изъяты&gt,» заключен договор, в соответствии которым ООО ПТП «С» в марте 2014 года проводились ежегодные ревизия, наладка и испытания клетьевой подъемной установки типа &lt,данные изъяты&gt, «Главного ствола». После указанных мероприятий ДД.ММ.ГГГГ были проведены контрольные испытания работы различных механизмов, при этом установлено, что реле ограничения скорости срабатывало в штатном режиме, что было зафиксировано в соответствующих документах. При осмотре участвовали инспектор ФИО3 и механик шахты ООО «А», фамилию которого не помнит, только в присутствии их и были начаты все проверки, в том числе снятие пломб, все данные были занесены в технический отчет. Объяснить причину несчастного случая и как технически это произошло он не может, т.к. все оборудование было исправно, предполагает, что где- то произошел отказ, потом все восстановилось, что уже было ранее в его практике. После жёсткой посадки клети указанной подъёмной установки, произошедшей в июле 2014 года, были вызваны на указанный объект через неделю после произошедшего. Подъемная установка была проверена еще раз и находилась в исправном состоянии.

Судом дана надлежащая оценка всем исследованным показаниям обвиняемых, потерпевших, свидетелей и сделан обоснованный вывод о том, что они ни сами по себе, ни в совокупности с другими доказательствами не подтверждают виновность Фролова А.А. и Сяглова С.В. по предъявленному им обвинению. Нарушений уголовно-процессуального закона при исследовании и оценке приведенных показаний, влекущих отмену приговора, не усматривается.

Показания потерпевших и свидетелей получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, то есть, являются допустимыми доказательствами. Противоречий в показаниях, существенных для доказывания, суд первой инстанции не усмотрел, не усматривает и суд апелляционной инстанции. Оснований для признания указанных выше доказательств недопустимыми не имеется. Причин для оговора подсудимых приведенными выше лицами судом не установлено, показания потерпевших и свидетелей в части значимых обстоятельств согласуются друг с другом и с материалами дела, а потому с их оценкой, как достоверных суд апелляционной инстанции соглашается.

Указанные показания подтверждаются договором № от ДД.ММ.ГГГГ, заключенным между заказчиком ООО «А» и ООО ПТП «С» (исполнителем), (том 2 л.д. 35-37, 38-39),

Кроме того, подтверждаются техническим отчетом ООО «Производственно- техническое предприятие «С»» №ДД.ММ.ГГГГ по ежегодной ревизии, наладке и испытаниям клетевой подъемной установки типа &lt,данные изъяты&gt, «Главного ствола» ООО «А», утвержденным главным инженером ООО «ПТП ««С» ДД.ММ.ГГГГ (руководитель группы ФИО5), подписанный главным механиком ООО «А» Фроловым А.А. ДД.ММ.ГГГГ, главным маркшейдером. (том 2 л.д.41- 85), а также протоколом 3.18 (том 2 л.д. 86- 89), (протокол 3.19), (протокол 3.20), (протокол 3.21), электродинамического торможения (протокол 3.22), (протокол 3.23), (протоколы 3.24, 3.25), (протокол 3.26), (протокол 3.27), аппаратов защиты и блокировок (протокол 3.28), (протокол 3.28), (протокол 3.30), (протокол 3.31), (протокол 3.32), (протокол 3.33), (том 2 л.д.104- 118), протоколом 3.27 (том 2 л.д.104-105, 106- 109), протоколом 3.32 (том 2 л.д.116- 117).

Протоколом 3.32 опровергаются выводы комиссии по расследованию группового несчастного случая на производстве о слабой слышимости автоматического звонка в клети.

Из приложения к протоколу контрольных испытаний видно, что срабатывание ограничителя скорости происходит при превышении максимальной скорости на 15%, допустимое — не более 15%, скорости подхода к приемной площадке 1 м/с, допустимое не более 1 м/сек. (том 2 л.д.125-126)

Согласно техническому отчету ООО «Производственно- техническое предприятие «С» №ДД.ММ.ГГГГ по ежегодной ревизии, наладке и испытаниям клетевой подъемной установки типа &lt,данные изъяты&gt, «Главного ствола» ООО «А», утвержденному главным инженером ООО «ПТП ««С» ДД.ММ.ГГГГ (руководитель группы ФИО5), подписанному главным механиком ООО «А» Фроловым А.А., &lt,данные изъяты&gt,, все проверенные узлы и элементы подъемной установки находятся в удовлетворительном состоянии и работают надежно и исправно (том 2 л.д.144- 229).

Из приведенного выше технического отчета от ДД.ММ.ГГГГ следует, что специализированной организацией, осуществляющей ежегодную ревизию, наладку и испытания подъемной установки, нарушений пломб и следов несанкционированного доступа к проверенным узлам и элементам подъемной установки не установлено.

ДД.ММ.ГГГГ проверке были подвергнуты и подъемные сосуды, в том числе парашютные устройства (дата последнего испытания (правого) — акт от ДД.ММ.ГГГГ, результаты испытания — подъемный сосуд к эксплуатации пригоден (протокол 3.1) (том 2 л.д.152).

Заключение экспертизы промышленной безопасности № Федерального государственного унитарного предприятия ВО «&lt,данные изъяты&gt,» &lt,данные изъяты&gt, от ДД.ММ.ГГГГ свидетельствует о том, что данная экспертиза была проведена на основании приказа № от ДД.ММ.ГГГГ с целью определения возможности дальнейшего использования подъемного оборудования на объектах ООО «&lt,данные изъяты&gt,», назначена группа по экспертизе промышленной безопасности в составе: ФИО4 и ФИО43- экспертов промышленной безопасности, ФИО44- специалиста промышленной безопасности (том 7 л.д. 192).

В ходе экспертизы установлено, что защита от превышения скорости имеется, исправна. По данным расчета средний остаточный срок эксплуатации оборудования, до наступления предельного состояния составляет 2,5 года (том 7 л.д. 121- 201).

Из уведомления &lt,данные изъяты&gt, в ООО «А» от ДД.ММ.ГГГГ следует, что в реестр заключений экспертизы промышленной безопасности Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору ДД.ММ.ГГГГ внесено заключение экспертизы промышленной безопасности № Федерального государственного унитарного предприятия ВО «&lt,данные изъяты&gt,» &lt,данные изъяты&gt, от ДД.ММ.ГГГГ (том 7 л.д.170).

Заключением от ДД.ММ.ГГГГ ООО «&lt,данные изъяты&gt, «С»» по экспертной оценке ситуации, приведшей к несчастному случаю ДД.ММ.ГГГГ, на &lt,данные изъяты&gt, заводской №, ствол «Главный», эксплуатируемой ООО «&lt,данные изъяты&gt,», подтверждается, что ООО ПТП «С» имеет лицензию, выданную Федеральной службой по экологическому, технологическому и атомному надзору № от ДД.ММ.ГГГГ со сроком действия — бессрочно, которой предоставляется право на осуществление деятельности по проведению экспертизы промышленной безопасности (технических устройств, применяемых на опасных производственных объектах, зданий и сооружений на опасных производственных объектах (том 2 л.д. 127- 143).

Объектом экспертной оценки являлась шахтная подъемная машина типа &lt,данные изъяты&gt, ствола «Главный», предназначенная для подъема и спуска людей и грузов по вертикальным выработкам, 1963 года изготовления, заводской №.

Экспертами ООО «&lt,данные изъяты&gt, «С» ФИО45- &lt,данные изъяты&gt,, ФИО46- &lt,данные изъяты&gt,», стаж работы 12 лет у ФИО45, &lt,данные изъяты&gt,, стаж работы 47 лет у ФИО46) и специализацию — экспертов Единой системы оценки соответствия на объектах горнорудной промышленности, на основании диаграммы с устройства регистрации параметров ШПМ при спуске- подъеме в момент развития ситуации установили, был проведен анализ ситуации приведшей к несчастному случаю, и получена диаграмма, однако данная диаграмма не может дать полной и достоверной картины о случившемся несчастном случае по следующим причинам: устройство регистрации параметров ШПМ при спуске- подъеме не оснащено датчиками положения подъемных сосудов (клети, противовеса) при движении по стволу, не заведена информация о моменте срабатывания РОС (реле ограничения скорости).

Установлено, что определяя возможные причины наступления несчастного случая, эксперты ООО «Производственно- техническое предприятие «С» пришли к выводу о том, что ими являются: превышение скорости на подходе к горизонту &lt,данные изъяты&gt, м, что видно из диаграммы пути, т.к. машинистка не снизила скорость, ток динамического торможения не соответствовал фактической скорости, позднее срабатывание РОС (реле ограничения скорости), поскольку в момент развития аварийной ситуации и наложения предохранительного тормоза тормозной путь был недостаточным для полной остановки клети и составлял ?&lt,данные изъяты&gt, м вместо &lt,данные изъяты&gt, м, установленных при ежегодной ревизии- наладке. Позднее срабатывания РОС могло быть вызвано: изменением величины тока уставки РОС, которая была установлена при ежегодной ревизии наладке, в процессе эксплуатации не исключается возможность ослабления болтов, крепящих ретардирующий диск и, соответственно, смещению его в сторону более позднего срабатывания РОС. После несчастного случая была проведена внеочередная ревизия наладка ШПМ, по результатам которой была ограничена скорость спуска- подъема до &lt,данные изъяты&gt,.. На момент проверки на месте устройств безопасности экспертом ДД.ММ.ГГГГ, проводившим обследование, были проверены правильность и четкость срабатывания устройств защиты на параметрах, установленных при внеочередной ревизии и наладке ШПМ (в период времени с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ), и установлено, что РОС срабатывает при превышении максимальной скорости спуска- подъема клети «вперед- назад» на &lt,данные изъяты&gt,, при подходе подъемного сосуда (клети) к приемной площадке скорость составляет 1 м/сек., путь замедления составляет &lt,данные изъяты&gt, м.. (том 2 л.д. 127-143).

При проведении указанной выше экспертной оценки эксперты ООО «Производственно- техническое предприятие «С» исходили из осциллограммы регистрирующего диагностического устройства (время начала осциллограммы ДД.ММ.ГГГГ, дата ДД.ММ.ГГГГ) (том 2 л.д.136).

Суд верно расценил, и истолковывал в пользу подсудимых Фролова А.А. и Сяглова С.В. выводы экспертов ООО «Производственно- техническое предприятие «С»» о том, что причиной несвоевременной сработки РОС явилось то, что машина не достигла превышение равномерного хода на 15%.

Кроме того, проведена расшифровка данных &lt,данные изъяты&gt, от ДД.ММ.ГГГГ – &lt,данные изъяты&gt, произведенной заведующим &lt,данные изъяты&gt,», осциллограммы, на основании которой производился анализ, представленной в приложении к письму (том 1 л.д. 204-205).

На основании вышеприведенных документов, суд пришел к верному выводу о том, что описание развития аварийной ситуации, произошедшей ДД.ММ.ГГГГ в &lt,данные изъяты&gt,, сделанной специалистами разных учреждений на основании представленной им ООО «А» осциллограммы, в целом не противоречит друг другу, имеющиеся незначительные расхождения не свидетельствуют о неверности расшифровки имеющейся в осциллограмме информации, и ее истолковании специалистами.

Обоснованность выводов экспертов, у суда первой инстанции сомнений не вызывало, поскольку экспертные исследования проведены в соответствии с требованиями закона, экспертами, обладающими специальными познаниями, не заинтересованными в исходе дела, выводы мотивированы, полны, сомнений и неясностей не содержат.

Выводы экспертов ООО «&lt,данные изъяты&gt,»» согласуются с заключением экспертизы промышленной безопасности № Федерального государственного унитарного предприятия ВО «&lt,данные изъяты&gt,» Красноярский филиал от ДД.ММ.ГГГГ.

Обосновывая свои выводы, суд верно сослался на исследованные в судебном заседании письменные доказательства, содержание, анализ и оценка которым дана в приговоре, в том числе:

-согласно графику выходов рабочих и ИТР участка № на июль 2014 года подсудимый Сяглов С.В. работал во 2ю смену с &lt,данные изъяты&gt,, &lt,данные изъяты&gt, июля у него был выходной, &lt,данные изъяты&gt, часов, работали электрослесарь ФИО49, электромеханик ФИО48, машинисты подъемной машины ФИО1., ФИО16 и подземная стволовая ФИО16 (том 7 л.д.71-73).

-Согласно Приказу генерального директора ООО «А» № от ДД.ММ.ГГГГ в соответствии с установленной нормой рабочего времени введены в действие графики работы (сменности) структурных подразделений на 2014 год (том 7 л.д. 74-81).

— Согласно Инструкции по охране труда при осмотре подъемных установок, утвержденной генеральным директором ООО «А» ДД.ММ.ГГГГ (том 5 л.д. 224- 225).

-Согласно журналу приема- передачи смен подъемной установки &lt,данные изъяты&gt, ОООО «А», указано, что с правилами ведения журнала была ознакомлена машинист ФИО1.

-Согласно журналу приема- передачи смен подъемной установки &lt,данные изъяты&gt, ООО «А» следует, что ДД.ММ.ГГГГ смена была принята машинистами подъемной установки ствола «Главный» ФИО16 и ФИО1, которые подтвердили, что приняли подъемную машину в исправном состоянии, при этом указывается состояние всех элементов подъемной машины, в том числе тормозных устройств и электрической аппаратуры (том 7 л.д. 82- 84).

-Согласно распоряжению главного инженера ООО «А» № от ДД.ММ.ГГГГ для ежесуточного осмотра подъемных сосудов, парашютов, стопоров, подвесных устройств, направляющих башмаков, посадочных, загрузочных и разгрузочных устройств, направляющих и отклоняющих шкивов их подшипников, тормозной системы и других элементов подъемной машины, с участием главного механика шахты, предлагает назначить из числа электрослесарного персонала и ИТР участка ВШТ-6: Скиповая подъемная установка, включая армировку и крепь скипового отделения ствола «Главный»: электромеханика Сяглова С.В. и других работников (&lt,данные изъяты&gt,.) (том 7 л.д.97-99).

-Согласно Приказу генерального директора ООО «А» № от ДД.ММ.ГГГГ утверждено и введено в действие Положение об организации работ по охране труда в ООО «А», в соответствии с пунктами 1.32 (подп.1.32.1, 1.32.2, 1.32.3, 1.32.4) (том 2 л.д. 230, 231-233)

-Согласно п.п. 3.1, 4.5, 4.6 Положения о производственном контроле за соблюдением требований промышленной безопасности на опасных производственных объектах ООО «А», утвержденного генеральным директором Общества ДД.ММ.ГГГГ, (том 2 л.д.234- 251).

-Согласно инструкции по охране труда при осмотре подъемных установок (&lt,данные изъяты&gt, «при осмотре подъемных установок») утвержденной генеральным директором ООО «А» ДД.ММ.ГГГГ, (том 8 л.д. 21- 28).

-Согласно акту приемки в эксплуатацию регистрирующего диагностического устройства подъемной установки от ДД.ММ.ГГГГ, (том 8 л.д.69-82), (том 8 л.д.68)

-Согласно списку лиц, имеющих право входить в машинное здание Главного ствола ООО «А» поименованы, в том числе, подсудимые Фролов А.А. (главный механик) и электромеханик Сяглов С.В., о чем свидетельствует список, утвержденный главным инженером ДД.ММ.ГГГГ (том 8 л.д.83), (том 8 л.д.84-85)

-Согласно ответу исполнительного директора ООО «А» от ДД.ММ.ГГГГ следует, что в период аварии на ООО «А», имевшей место ДД.ММ.ГГГГ, и в настоящее время, техническим руководителем является главный инженер Общества ФИО28, что предусмотрено должностной инструкцией последнего (том 8 л.д.130).

Кроме того, выводы суда подтверждаются:

— протоколом осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ, которыми осмотрены нижняя приемная площадка Главного ствола, расположенная на горизонте &lt,данные изъяты&gt, метров шахты ООО «А», а также сама территория шахты, осмотр производился руководителем СО по &lt,адрес&gt, СУ СК России по РХ с участием заместителя руководителя следственного органа в отсутствие понятых в период времени с 18.30 до 20.00 часов с использованием технических средств: измерительной рулетки, фотоаппарата, ноутбука и принтера (том 1 л. д. 123 – 126, 127-129),

— протокол осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ, которым осмотрен кабинет заместителя главного инженера по технике безопасности ООО «А», в ходе осмотра изъято: протокол проверки знаний по ОТиТП участок ВШТ (подъем) №, журнал регистрации обучения по оказанию первой помощи пострадавшему, журнал регистрации инструктажей участок ВШТ-6 (подъем), журнал регистрации внеплановых инструктажей участок ВШТ-6 (подъем), журнал ознакомления рабочих с запасными выходами участок ВШТ №, журнал регистрации ознакомления трудящихся участка ВШТ-6 с должностными инструкциями, инструкциями по охране труда, книга нарядов технологических смен участок ВШТ-6, которые осмотрены, приобщены к уголовному делу в качестве доказательств (том 1 л. д. 139 — 144,145-158)

Отсутствие понятых при осмотрах места происшествия не противоречит положениям статей 164, 170, 177, 178, 181 — 183 УПК РФ, которые наделяют следователя правом проводить осмотр места происшествия без участия понятых.

Изъятые при осмотре места происшествия журналы и книга осмотрены (том 1 л.д.159-172), признаны вещественными доказательствами и приобщены к материалам дела в качестве таковых (том 1 л.д.173-174).

Кроме того, органом предварительного следствия в ООО «А» ДД.ММ.ГГГГ направлен запрос о предоставлении ряда документов, в т.ч. журнала записи результатов осмотра подъемной установки &lt,данные изъяты&gt, Главного ствола, который последним представлен. (том 1 л.д.175) (том 1 л.д. 176- 178), журнал осмотрен и признан вещественным доказательством и приобщен к уголовному делу в качестве такового (том 1 л.д.179-181).

Согласно вышеуказанному журналу следует, что с правилами заполнения журнала ознакомлены, в т.ч. подсудимые Фролов А.А. – главный механик ДД.ММ.ГГГГ, Сяглов С.В.- электромеханик ДД.ММ.ГГГГ.

Согласно приказу руководителя &lt,данные изъяты&gt,№/кр от ДД.ММ.ГГГГ назначена комиссия по расследованию причин группового нечастного случая, произошедшего ДД.ММ.ГГГГ в ООО «А», определен ее персональный состав, председателем комиссии назначен ФИО7- заместитель руководителя Енисейского управления Ростехнадзора. (том 1 л.д. 206-207). В данный приказ приказом руководителя Енисейского управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору №/кр от ДД.ММ.ГГГГ внесены изменения в части персонального состава комиссии (том 1 л.д. 210-211).

Согласно приказу руководителя &lt,данные изъяты&gt,№/кр от ДД.ММ.ГГГГ продлен срок расследования причин группового несчастного случая, произошедшего ДД.ММ.ГГГГ в ООО «А», на 15 календарных дней (том 1 л.д. 208-209).

Согласно протоколу № осмотра места группового несчастного случая, произошедшего ДД.ММ.ГГГГ с работниками ООО «А» следует, что осмотр начат 01 час 20 минут ДД.ММ.ГГГГ, закончен в 03 часа 15 минут ДД.ММ.ГГГГ. Осмотр проведен председателем комиссии по расследованию группового несчастного случая, образованного приказом &lt,данные изъяты&gt, РФ №/кр от ДД.ММ.ГГГГ, в присутствии членов комиссии, а именно: ФИО25- начальника отдела горного надзора РХ Енисейского управления Ростехнадзора, ФИО2- &lt,данные изъяты&gt,, ФИО28- главного инженера ООО «А» (том 1 л.д. 212- 216).

Судом дана мотивированная оценка протоколу осмотра № осмотра места группового несчастного случая, на основании которого сделан вывод о том, что осмотр осуществлялся членами комиссии на основании приказа руководителя &lt,данные изъяты&gt,№/кр от ДД.ММ.ГГГГ суд обоснованно признал его несостоятельными, т.к. к моменту проведения указанного осмотра такой приказ издан не был, о чем свидетельствуют показания свидетеля ФИО7, данные им в ходе предварительного следствия по уголовному делу, из которых видно, что после получения сообщения о групповом несчастном случае именно им было принято решение незамедлительно отправиться к месту происшествия в &lt,адрес&gt, и возглавить расследование несчастного случая, о чем он доложил руководителю, согласовав с ним данный вопрос, и лишь на следующий день- ДД.ММ.ГГГГ был подготовлен проект приказа, впоследствии подписанный руководителем Енисейского управления Ростехнадзора (т. 5 л.д. 77-84).

Суд обоснованно установил, что протокол № не отвечает принципу допустимости, в этой связи в соответствии со ст. 75 УПК РФ признал его недопустимым доказательством и вместе с приложениями к нему (том 1 л.д.220-224 (схема место нахождения пострадавших на момент несчастного случая, схема устройства клети и исполнительный чертеж металлической лестницы, эскиз места происшествия — несчастного случая)) исключил из числа доказательств по делу.

Кроме того, суд оценил протокол № от ДД.ММ.ГГГГ осмотра клетевой подъемной машины &lt,данные изъяты&gt,, год впуска &lt,данные изъяты&gt, г., год ввода в эксплуатацию &lt,данные изъяты&gt,, завод изготовитель &lt,адрес&gt,, установленной в надшахтном здании ствола «Главный», в клети которой ДД.ММ.ГГГГ (том 1 л.д. 217- 219 и пришел к верному выводу, что указывая на возможность несанкционированного доступа к сопротивлениям командоаппаратов, члены комиссии не установили и, соответственно, не указали в акте подлежат ли опломбированию крышки командаппаратов, имелись ли пломбы на них, если имелись, каким образом они располагалась, а также не установили и не привели способ возможного несанкционированного доступа к сопротивлениям КАН и КАВ при условии, что часть болтов, соответственно, и частичное закрепление крышек командоаппаратов, все таки имелось, не было принято мер к установлению периода времени, когда были сняты (спилены) шпильки крепления крышек командоаппаратов, кем именно и по какой причине, имеются ли объективные данные, указывающие на то, что несанкционированный доступ к сопротивлениям действительно имел место ДД.ММ.ГГГГ, либо в иное время, в том числе, предшествующее групповому несчастному случаю на производстве.

Комиссией конкретно не указано, каким образом должна быть осуществлена блокировка болтов крепления, в круг должностных обязанностей каких работников ООО «А» либо иной (обслуживающей) организации это входит, имеются ли объективные данные, указывающие на то, что несанкционированный доступ к сопротивлениям и смещение ретардирующего диска действительно имел место. Кроме того, комиссией не было установлено, имеют ли какое — то отношение к этому подсудимые Фролов А.А. и Сяглов С.В., было ли им известно об этих фактах, входило ли в их служебные обязанности устранение указанных нарушений. Данные вопросы не выяснялись и органом предварительного следствия на стадии предварительного следствия, соответственно, ни органом следствия, ни стороной обвинения в ходе судебного следствия суду не представлено доказательств тому, что со стороны работников рудника, в частности, подсудимых Фролова А.А. и Сяглова С.В., были допущены несанкционированные вмешательства в работу механизмов командаппаратов, изменение их настроек, а также изменено положение ретардирующего диска. Стороной обвинения не представлено суду убедительных доказательств и тому, что указанные выше факты находятся в прямой причинно- следственной связи с наступившими последствиями – групповым несчастным случаям на производстве с тяжелыми последствиями, и они связаны с виновными действиями (бездействием) подсудимых Фролова А.А. и Сяглова С.В., которые либо сами вмешивались в работу данных механизмов, либо по их указанию это делали другие работники, либо им достоверно было известно о приведенных в протоколе осмотра № нарушениях и не было принято мер к их устранению.

Вместе с тем показания свидетеля ФИО5, данные им в судебном заседании, свидетеля ФИО6 в ходе предварительного следствия по уголовному делу, технического отчета №ДД.ММ.ГГГГ ООО «&lt,данные изъяты&gt,»»- специализированной организации, осуществляющей ежегодную ревизию, наладку и испытания подъемной установки типа &lt,данные изъяты&gt, «Главного ствола» ООО «А», утвержденного главным инженером ООО «ПТП ««С» ДД.ММ.ГГГГ, следует, что нарушений пломб и следов несанкционированного доступа к проверенным узлам и элементам подъемной установки не установлено. Объективных доказательств обратному стороной обвинения суду не представлено.

Судом обоснованно признаны достоверными показания подсудимых Фролова А.А. и Сяглова С.В., опровергающие приведенные выше выводы комиссии по расследованию группового несчастного случая на производстве, изложенные в протоколе № от ДД.ММ.ГГГГ, в этой части и как неустранимые сомнения в силу ст.49 Конституции РФ и ч.3 ст.14 УПК РФ истолковывает в пользу подсудимых, а выводы комиссии по расследованию группового несчастного случая на производстве, изложенные в протоколе № от ДД.ММ.ГГГГ в этой части, суд полагает голословными, как не нашедшие своего объективного подтверждения.

Согласно заключению, на &lt,данные изъяты&gt, заводской № ствол «Главный», по экспертной оценке, ситуации, приведшей к несчастному случаю ДД.ММ.ГГГГ, выполненной ООО ПТП «С», тормозной путь составил &lt,данные изъяты&gt, м вместо установленных &lt,данные изъяты&gt, м, при этом, по мнению комиссии, возможной причиной уменьшения тормозного пути является позднее срабатывание реле ограничения скорости (РОС). Причиной позднего срабатывания РОС могло быть: изменение величины тока установки РОС, установленной при ежегодной ревизии, наладке, в процессе эксплуатации не исключается возможность ослабления болтов, крепящих ретардирующий диск, и, соответственно, смещение его в сторону более позднего срабатывания, чем нарушен п. 368 Единых правил безопасности при разработке рудных, нерудных и россыпных месторождений полезных ископаемых подземным способом, утвержденных постановлением Госгортехнадзора РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 30, ПБ 03-553-03. Наладочная организация ООО ПТП «С» и ООО «А» не обеспечили исключение возможности несанкционированного доступа к реле (командоаппарат вниз (КАН) и командоаппарат вверх (КАВ)), т.к. крышка крепления командоаппарата верх (КАВ) и командоаппарата низ (КАН) (реле ограничения скорости (РОС)) не соответствует заводской конструкции. Фактически КАН вместо 4х шпилечного крепления закреплён на одной шпильке, отсутствующие шпильки закрыты муляжами, КАВ вместо 4х шпилечного крепления, закреплён на двух шпильках, отсутствующие шпильки закрыты муляжами, чем нарушен п. ДД.ММ.ГГГГ Правил технической эксплуатации электроустановок потребителей, утв. Приказом Минэнерго РФ от ДД.ММ.ГГГГ№.

Согласно результатам проведенной проверки комиссия на основании изучения технической документации, осмотра места несчастного случая, опроса работников смены, должностных лиц и учитывая выводы экспертных организаций, пришла к выводу том, что несчастный случай на производстве обусловлен следующими причинами:

— нарушен скоростной режим подъемной машины &lt,данные изъяты&gt,, установленный инструкцией по ОТ для машиниста подъема, &lt,данные изъяты&gt,, фактически &lt,данные изъяты&gt,, установленный реле ограничения скорости &lt,данные изъяты&gt, при спуске людей в шахту с горизонта &lt,данные изъяты&gt, м до горизонта &lt,данные изъяты&gt, м,

— тормозной путь составил &lt,данные изъяты&gt, м вместо установленных &lt,данные изъяты&gt, м, изменена величина тока уставки реле ограничения скорости (РОС), установленная при ежегодной ревизии — наладке, ретардирующий диск, возможно, смещался в сторону более позднего срабатывания РОС,

— не проведен предварительный перегон клети вхолостую на всю глубину ствола перед спуском-подъемом людей,

— в течение месяца с 15.06 по ДД.ММ.ГГГГ машинисты подъема 10 раз меняли рабочее место (25, 26, 27, 29, ДД.ММ.ГГГГ, 10, 11, 12, 13, ДД.ММ.ГГГГ), переходя с одной подъемной машины на другую со ствола «Главный» на ствол «Клетьевой» без обязательной стажировки.

-наличие сопутствующих причин, заключающихся в нарушении трудовой и производственной дисциплины, а именно:

-отсутствие контроля со стороны горного мастера за проведением предварительного перегона клети вхолостую на всю глубину ствола перед спуском-подъемом людей, в отсутствии контроля в структурных подразделениях со стороны заместителя главного инженера по ОТ. ПБ и ООС службы ОТ, ПБ и ООС ООО «А», а также в необеспечении выполнения работниками требований норм, правил, положений, инструкций по ОТ и промышленной безопасности.

-машинист подъемной машины ФИО1 при спуске людей в шахту с горизонта &lt,данные изъяты&gt, м до горизонта &lt,данные изъяты&gt, м был нарушен скоростной режим подъемной машины &lt,данные изъяты&gt,, установленный инструкцией по ОТ для машиниста подъема в &lt,данные изъяты&gt, м/с, который фактически составил &lt,данные изъяты&gt, м/с при установленном реле ограничения скорости РОС &lt,данные изъяты&gt,/с,

-машинистом подъема не проведен предварительный перегон клети вхолостую на всю глубину ствола перед спуском-подъемом людей. Отсутствовал контроль за проведением обязательной стажировки машинистам подъема при переходе с одной подъемной машины на другую. У машиниста подъема не имеется и не разработана Инструкция по безопасному ведению технологического процесса спуск и подъем людей и грузов по стволу «Главный».

-не проведены с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ два еженедельных осмотра канатов, электромехаником участка ВШТ № подъем периодически не реже 1 раза в месяц не просматривается оперативная документация, не принимаются меры к устранению обнаруженных недостатков, один из двух поручней в клети выполнен в виде гибкого троса, в кабине машиниста подъема клетьевого подъема ствола «Главный» слабая слышимость автоматического звонка, сигнализирующего о начале периода замедления.

-Отсутствие контроля за ремонтом и поверкой контрольных средств измерений, т.к. на рабочем месте машиниста подъемной установки &lt,данные изъяты&gt,.

Согласно результатам проверки комиссии, лицами, ответственными за допущенные нарушения законодательных и иных нормативных правовых и локальных нормативных актов, явившихся причинами несчастного случая, являются:

-машинист подъемной машины участка &lt,данные изъяты&gt,ФИО1, которая нарушила скоростной режим подъемной машины &lt,данные изъяты&gt, установленный инструкцией по ОТ для машиниста подъема при спуске людей в шахту с горизонта &lt,данные изъяты&gt, м до горизонта &lt,данные изъяты&gt, м, чем нарушила ст. 21 ТК РФ, ч.2 ст.9 Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» от ДД.ММ.ГГГГ № 116-ФЗ, п. 3.1.6 Инструкции по охране труда для машинистов подъемной машины НОТ 01-34-2014,

-горный мастер участка ВШТ № «Подъем» ООО «А» ФИО37, который не потребовал от машинистов подъемной машины ФИО16 и ФИО1 проведение предварительного перегона клети вхолостую на всю глубину ствола перед спуском — подъемом людей,

-начальник участка ВШТ № «Подъем» ООО «А» ФИО35, который допустил в течение месяца 10 раз — с &lt,данные изъяты&gt, по &lt,данные изъяты&gt, смену рабочего места машинисткам подъема ФИО1 и ФИО16 с одной подъемной машины на другую — со ствола «Главный» на ствол «Клетьевой» без обязательной стажировки,

-электромеханик участка № «&lt,данные изъяты&gt, ООО «А» Сяглов С.В. допустил наличие на рабочем месте машиниста подъемной установки &lt,данные изъяты&gt, приборов, регистрирующих все циклы работы машины и позволяющих анализировать скорость и направление движения: амперметров и вольтметров в цепи главного тока и электродинамического торможения, манометров, показывающих давление сжатого воздуха или масла в тормозной системе, не тарированных и не поверенных на момент происшествия, не провел с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ два еженедельных осмотра подъемных канатов, чем нарушил: ст.ст.21, 212 ТК РФ, ч.2 ст.9 Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» от ДД.ММ.ГГГГ № 116-ФЗ, п.363 Единых правил безопасности при разработке рудных, нерудных и россыпных месторождений полезных ископаемых подземным способом, утвержденных постановлением Госгортехнадзора РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 30, ПБ 03-553-03, п. 1.7.6 и главы 3 п. 1.1 должностной инструкции электромеханика по подъемным установкам подземного участка внутришахтного транспорта (подъем) № Общества с ограниченной ответственностью «А», не провел с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ два еженедельных осмотра подъемных канатов, чем нарушил: ст. ст. 21, 212 ТК РФ, ч.2 ст.9 Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» от ДД.ММ.ГГГГ № 116-ФЗ, п.332 «б» Единых правил безопасности при разработке рудных, нерудных и россыпных месторождений полезных ископаемых подземным способом, периодически не реже 1 раза в месяц не просматривает оперативную документацию, не принимает меры к устранению обнаруженных недостатков, чем нарушил: ст. 21 ТК РФ, ч.2 ст.9 Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» от ДД.ММ.ГГГГ № 116-ФЗ, п. ДД.ММ.ГГГГ Правила технической эксплуатации электроустановок потребителей ПТЭЭП, п. 1.7.6 и главы 3 п. 1.1 должностной инструкции электромеханика по подъемным установкам подземного участка внутришахтного транспорта (подъем) № Общества с ограниченной ответственностью «А», допустил эксплуатацию подъемной установки &lt,данные изъяты&gt, в отсутствие устройства (указателя подачи сигналов у машинистов подъема), показывающего с какого горизонта подан сигнал в данный момент, а также устройства, препятствующего подаче рабочих сигналов из других пунктов, чем нарушил: ст. 21, 212 ТК РФ, ч.2 ст.9 Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов», п.310 Единых правил безопасности при разработке рудных, нерудных и россыпных месторождений полезных ископаемых подземным способом, п. 1.7.6 и гл. 3 п. 1.1 должностной инструкции электромеханика по подъемным установкам подземного участка внутришахтного транспорта (подъем) № общества с ограниченной ответственностью «А».

-главный механик службы главного механика ООО «А» Фролов А.А. допустил эксплуатацию клети с отступлением от заводской конструкции, т.к. один из двух поручней в клети выполнен в виде гибкого троса, лестница в клети установлена и закреплена без применения фиксирующей шпильки, чем нарушил:ст.ст.21, 212 ТК РФ, ч. 2 ст. 9 Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» от ДД.ММ.ГГГГ № 116-ФЗ, п.37 Единых правил безопасности при разработке рудных, нерудных и россыпных месторождений полезных ископаемых подземным способом ПБ 03-553-03, гл.3 п.п.1.1, 3.2, 6.4 должностной инструкции главного механика службы главного механика управления общества с ограниченной ответственностью «А», не разработал и не осуществил контроль наличия у машинистов подъема Инструкции по безопасному ведению технологического процесса — спуска и подъема людей и грузов по стволу «Главный», чем нарушил: ст. 21 ТК РФ, ч. 2 ст. 9 Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов», п.23 Единых правил безопасности при разработке рудных, нерудных и россыпных месторождений полезных ископаемых подземным ПБ 03-553-03, гл.3 п.п.1.1, 3.2, 6.4 должностной инструкции главного механика службы главного механика управления общества с ограниченной ответственностью «А».

-заместитель главного инженера по ОТ, ПБ и ООС ООО службы ОТ, ПБ и ООС «А» ФИО34, который не проконтролировал в структурных подразделениях соблюдение нормативных правовых и локальных актов по промышленной безопасности, не обеспечил выполнение работниками требований норм, правил, положений, инструкций по ОТ и промышленной безопасности.

В соответствии со ст. 181 УПК РФ следственный эксперимент проводится в целях проверки обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела путем воспроизведения действий, а также обстановки или иных обстоятельств определенного события. При этом проверяется возможность наступления какого-либо события, а также выявляются последовательность происшедшего события и механизм образования следов.

Следственный эксперимент был проведен следователем ДД.ММ.ГГГГ исходя из ограничения скорости спуска-подъема клети до 6 м/с и выбора, во избежание возникновения аварийной ситуации, средней скорости 3 метра в секунду. В ходе эксперимента установлено, что при подходе клети на скорости &lt,данные изъяты&gt, м/с к отметке &lt,данные изъяты&gt, м, расположенной на шкале указателя глубины подъемной установки ствола «Главный», произошло автоматическое срабатывание защиты превышения скорости и, не доходя до посадочной площадки горизонта &lt,данные изъяты&gt, м клеть полностью остановилась на расстоянии около &lt,данные изъяты&gt, до горизонта &lt,данные изъяты&gt, м.

Суд обоснованно не принял в качестве доказательств результаты следственного эксперимента в качестве достоверного доказательства вины подсудимых Фролова А.А. и Сяглова С.В. в инкриминируемом им преступлении, поскольку судом установлено, что на момент проведения следственного эксперимента параметры работы клети были перенастроены (уменьшена скорость движения клети), о чем объективно свидетельствуют приведенные выше документы ООО «ПТП «С» (технический отчет) и показал свидетель ФИО5, о чем органу предварительного следствия было достоверно известно, и он имел реальную возможность провести следственный эксперимент в условиях, существовавших на момент несчастного случая на производстве, поскольку распоряжением генерального директора ООО «А» № от ДД.ММ.ГГГГ (том 7 л.д. 83) работа подъемных машин в Главном стволе была приостановлена.

Кроме того, следственный эксперимент не воспроизводит произошедшие ДД.ММ.ГГГГ события: увеличение скорости движения клети к горизонту &lt,данные изъяты&gt, м с горизонта &lt,данные изъяты&gt, м машинистом подъемной машины ФИО1 и предпринятые ею попытки торможения, о чем объективной свидетельствуют осциллограмма и расшифровка данных РДУ ПМ от ДД.ММ.ГГГГ – ДД.ММ.ГГГГ, произведенной заведующим &lt,данные изъяты&gt,».

Из заключения экспертов № от ДД.ММ.ГГГГ судебной горно-технической экспертизы, порученной заведующему лабораторией организации управления охраны труда и промышленной безопасности &lt,данные изъяты&gt,» ФИО8, которым с разрешения следователя (том 8 л.д.12), к участию в проведении экспертизы привлечены эксперты ФИО9 — ведущий научный сотрудник &lt,данные изъяты&gt,», ФИО10- специалист по охране труда, старший научный сотрудник лаборатории организации управления охраны труда и промышленной безопасности &lt,данные изъяты&gt,», следует, что нарушение работниками ООО «А» правил и норм безопасного ведения работ по обеспечению клетевого (клетьевого) подъема надежной работой технических средств защиты от превышения скорости клети при подходе к приемной площадке горизонта &lt,данные изъяты&gt, м выразилось в том, что главный механик ООО «А» Фролов А.А. не разработал и не осуществил контроль наличия у машинистов подъема Инструкции по безопасному ведению технологического процесса спуска и подъема людей и грузов по стволу «Главный», допустил неудовлетворительное обеспечение клетевого подъема главного ствола надежной системой защиты от превышения скорости движения клети, в результате чего тормозной путь клети составил 10-15 м вместо установленных 43 м, чем нарушил требования ст.ст.21, 212 ТК РФ, ч.2 ст.9 Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов», п.п.23, 363, 367 Единых правил при разработке рудных, нерудных и россыпных месторождений полезных ископаемых подземным способом (ПБ 03-553-03).

В исследовательской части заключения эксперты указали о том, что электромеханик участка ВШТ № «Подъем» ООО «А» Сяглов С.В. допустил использование на рабочем месте машиниста подъемной установки &lt,данные изъяты&gt, не поверенного устройства защиты от превышения скорости (РОС), которое не обеспечило торможение подъемной машины при подходе клети к нижней приемной площадке горизонта -&lt,данные изъяты&gt, м, чем нарушил требования ст.ст.21, 212 ТК РФ, ч.2 ст.9 Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов», п. 363, 367 Единых правил при разработке рудных, нерудных и россыпных месторождений полезных ископаемых подземным способом (ПБ 03-553-03).

Контроль со стороны должностных лиц ООО «А» за соблюдением правил безопасности на производстве был не достаточным по следующим направлениям ведения горных работ.

Начальник участка внутришахтного транспорта ВШТ № «&lt,данные изъяты&gt,» ООО «А» ФИО35 допустил в течение месяца с 15 июня по ДД.ММ.ГГГГ смену рабочего места ФИО1 и ФИО16 10 раз, у последних фактически не было постоянного рабочего места, им приходилось постоянно переходить с одной подъемной машины на другую, со ствола «Главный» на ствол «Клетьевой» и обратно, без обязательной стажировки, чем начальник участка ФИО35 нарушил требования ст. 21 ТК РФ, ч.2 ст.9 Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов», п. 364 Единых правил при разработке рудных, нерудных и россыпных месторождений полезных ископаемых подземным способом (ПБ 03-553-03) и п.1.8 должностной инструкции начальника подземного участка внутришахтного транспорта (подъем) ООО «А».

Машинист подъемной машины ФИО1. в начале смены не осуществила предварительный перегон клети. На участке главного ствола длиной &lt,данные изъяты&gt, м, между горизонтом &lt,данные изъяты&gt, м и горизонтом &lt,данные изъяты&gt, м ошибочно продолжала управлять подъемной машиной в режиме, как и в предыдущем перегоне между горизонтом &lt,данные изъяты&gt, м и горизонтом &lt,данные изъяты&gt, м, где протяженность участка ствола в 6 раз больше и имеется возможность более дольше управлять движением клети в скоростном режиме, чем нарушила требования ст.21 ТК РФ, ч.2 ст.9 Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов», п. 365 Единых правил безопасности при разработке рудных, нерудных и россыпных месторождений полезных ископаемых подземным способом (ПБ 03-553-03).

Ссылаясь на результаты, полученные в ходе следственного эксперимента, эксперты пришли к выводу о том, что в процессе эксплуатации подъемной установки нарушено требование п. 367 Правил безопасности, согласно которому ответственные лица за эксплуатацию обязаны были периодически проверять исправность работы защиты от превышения скорости при подходе к приемной площадке горизонта -200 метров. Такими ответственными лицами являются механик участка ВШТ-6 Сяглов СВ. и горный мастер участка ВШТ-6 ФИО37

Главный механик ООО «А» Фролов А.А. не разработал и не осуществил контроль наличия у машинистов подъема Инструкции по безопасному ведению технологического процесса спуск и подъем людей и грузов по стволу «Главный», допустил эксплуатацию клетьевого подъема главного ствола с неисправным устройством защиты от превышения скорости движения клети, в результате тормозной путь клети составил 10-15 м вместо установленных 43 м. В соответствии с заключением по экспертной оценке ситуации, приведшей к несчастному случаю ДД.ММ.ГГГГ, выполненным ООО ПТП «С» на шахтную подъемную машину &lt,данные изъяты&gt, заводской №, тормозной путь составил 10-15 м вместо установленных 43 м. Возможной причиной уменьшения тормозного пути является позднее срабатывание реле ограничения скорости (РОС). Причиной позднего срабатывания РОС могло быть: изменение величины тока установки РОС, установленной при ежегодной ревизии, наладке, возможное ослабление болтов, крепящих ретардирующий диск, и, соответственно, смещение его в сторону более позднего срабатывания. Отсутствие Инструкции по безопасному ведению технологического процесса спуска и подъема людей и грузов по стволу «Главный», допущение эксплуатации клетьевого подъема Главного ствола с неисправным устройством защиты от превышения скорости клети, в результате чего тормозной путь клети составил 10-15 м вместо установленных 43 м не позволило блокировать жесткую посадку клети и предотвратить групповой несчастный случай.

Электромеханик участка ВШТ № «Подъем» ООО «&lt,данные изъяты&gt,» Сяглов СВ. допустил использование на подъемной установке &lt,данные изъяты&gt, на момент происшествия неисправного устройства защиты от превышения скорости (РОС), которое не обеспечило торможение подъемной машины при подходе клети к нижней приемной площадке горизонта &lt,данные изъяты&gt, м. В кабине машиниста клетевого подъема ствола «Главный» слабая слышимость автоматического звонка, сигнализирующего о начале периода замедления, чем нарушено требование п. 360 «р» Единых правил безопасности при разработке рудных, нерудных и россыпных месторождений полезных ископаемых подземным способом», ПБ 03-553-03.

Эксперты отметили, что возможной причиной уменьшения тормозного пути является позднее срабатывание реле ограничения скорости (РОС). Причиной позднего срабатывания РОС могло быть: изменение величины тока установки РОС, установленной при ежегодной ревизии, наладке, в процессе эксплуатации не исключается возможность ослабления болтов, крепящих ретардирующий диск, и, соответственно, смещение его в сторону более позднего срабатывания.

Однако как следует из приведенных выше доказательств, в том числе имевшихся в материалах дела на момент проведения судебной горно- технической экспертизы, фактов нарушения пломб, вмешательства в настройки элементов подъемной машины, а также ослабления болтов, крепящих ретардирующий диск, и, соответственно, смещения его в сторону более позднего срабатывания, комиссией по расследованию группового несчастного случая с достоверностью не установлено, указание об этом в акте и заключении комиссии носит характер необоснованного предположения.

Эксперты также пришли к выводу о том, что использование на подъемной установке &lt,данные изъяты&gt, нетарированных и непроверенных на момент происшествия приборов, регистрирующих все циклы работы машины и позволяющих анализировать скорость и направление движения, привело к позднему срабатыванию реле ограничения скорости (РОС), к снижению тормозному пути до 10-15 м вместо установленных 43 м, что не позволило блокировать жесткую посадку клети, предотвратить групповой несчастный случай.

В исследовательской части заключения эксперты указали о том, что электромеханик участка ВШТ № «Подъем» ООО «А» Сяглов С.В. допустил использование на рабочем месте машиниста подъемной установки &lt,данные изъяты&gt, не поверенного устройства защиты от превышения скорости (РОС), которое не обеспечило торможение подъемной машины при подходе клети к нижней приемной площадке горизонта -200 м. В выводах они же указывают о том, что электромеханик участка ВШТ № «Подъем» ООО «А» Сяглов С.В. допустил использование на подъемной установке &lt,данные изъяты&gt, на момент происшествия неисправного устройства защиты от превышения скорости (РОС), которое не обеспечило торможение подъемной машины при подходе клети к нижней приемной площадке горизонта &lt,данные изъяты&gt,.

Таким образом, выводы эксперта в этой части не соответствуют друг другу, при этом эксперты не мотивируют их не соответствие друг другу и не мотивируют выводы о том, что отсутствие тарирования и поверки устройства защиты от превышения скорости (РОС) равнозначно его неисправности.

Кроме того, в нарушение требований ч. 1 ст. 204 УПК РФ, ст. 8 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации эксперты, приводя в заключении приведенные выше выводы, научно их не обосновывают, и не приводят содержание и результаты исследований с указанием примененных методик, что позволяет усомниться в данных выводах экспертов как не научно обоснованных.

Кроме того, экспертами отмечено, что начальник участка ВШТ № «&lt,данные изъяты&gt,» ООО «А» ФИО35 допустил в течение месяца с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ смену рабочего места ФИО1. и ФИО16, без обязательной стажировки. Поскольку при перерыве в ее работе навык теряется, и необходимо приобретение или восстановление навыка работы на рабочей машине под наблюдением стажера в течение продолжительного времени.

Также при оценке действий машиниста подъемной машины ФИО1 эксперты неправомерно приняли во внимание отзывы товарищей по работе, в частности, стволовой ФИО27, которая, не имея на то полномочий, дает оценку профессиональным качествам и квалификации машиниста ФИО1, хотя в материалах дела имеется и другая характеристика последней в части ее отношения к исполнению своих должностных обязанностей, о чем свидетельствуют показания потерпевшего ФИО21, а также установленные по делу обстоятельства произошедшего несчастного случая на производстве, которые объективно свидетельствуют о том, что допущенные осужденной ФИО1 нарушения должностной и ведомственных Инструкций связаны не с утратой ею навыков работы на вышеуказанной подъемной установке, а небрежным отношением к своим должностным обязанностям, что она сама не отрицала с момента начала работы комиссии по расследованию группового несчастного случая на производстве, поясняя, что при спуске клети с работниками шахты перепутала горизонты.

При изложенных обстоятельствах суд мотивированно пришел к выводу о том, что эксперты необоснованно пришли к выводу о том, что риск ошибочных действий машиниста подъемной машины в данном случае был чрезмерно завышен частой сменой рабочего места и фактически отсутствием автоматической блокировки ошибочных действий машиниста подъемной машины. При этом эксперты свои выводы не мотивировали и, в том числе, не указали на основании каких объективных данных, в том числе материалах дела, они пришли к выводу о недостаточности времени для выполнения в полном объеме действий по приему- передаче смен машинистами подъемной машины, а также не привели содержание и результаты исследований с указанием примененных методик, расчет достаточного, по мнению экспертов, времени для выполнения данных действий, что позволяет усомниться в указанных выводах экспертов как необоснованных.

На 3 вопрос эксперты указали о том, что для предотвращения жесткой посадки клети и группового несчастного случая необходимо и достаточно было работникам ООО «А» должным образом выполнить указанные в ответе на предыдущие два вопроса требования правил и норм безопасного ведения работ.

Ссылаясь на нарушение деловой этики, эксперты подвергли сомнению выводы экспертизы технического состояния клетевого подъема главного ствола ООО «А», по оценке ситуации, приведшей к несчастному случаю, которая была поручена и проведена специалистами ООО ПТП «С» с ДД.ММ.ГГГГ по &lt,данные изъяты&gt,., обосновав это тем, что специалистами последнего в период времени с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, в соответствии с договором № от ДД.ММ.ГГГГ была проведена ежегодная ревизия, наладка и испытание клетевой подъемной установки главного ствола ООО «А», и ими же в период времени с 23 по ДД.ММ.ГГГГ проводилась внеочередная ревизия и наладка шахтоподъемной машины- клетевой подъемной установки Главного ствола ООО «А». Тем самым, по мнению экспертов, ООО ПТП «С», осуществлявшее ревизию, наладку и испытания клетевой подъемной установки типа &lt,данные изъяты&gt, «&lt,данные изъяты&gt,» ООО «А», само оценивало свою работу после возникновения аварийной ситуации на указанной клетевой подъемной установки, что ставит под сомнение достоверность выводов экспертного заключения, выполненного специалистами ООО ПТП «С». Результаты такой экспертной оценки легли в основу выводов комиссии по расследованию несчастного случая от ДД.ММ.ГГГГ. Вследствие чего эксперты полагают, что экспертизой не были выражены истинные причины отказа срабатывания реле ограничения скорости, и могли быть ликвидированы технические улики отказа срабатывания реле ограничения скорости на момент аварии ДД.ММ.ГГГГ. Кроме того, протоколом контрольных испытаний подъемной машины после проведения ревизии и наладки от ДД.ММ.ГГГГ было установлено, что основные параметры соответствуют требованиям Единых правил безопасности при разработке рудных, нерудных и россыпных месторождений полезных ископаемых подземным способом» (ПБ-03-553-03), в приложении к протоколу указывается, что срабатывание ограничителя скорости происходит при превышении максимальной скорости на 15% и при скорости подхода к приемной площадке 1 м/с, однако эти данные не подтверждаются наличием осциллограммы регистрирующего диагностического устройства, установленного на шахтоподъемной машине, либо другими инструментальными замерами, которые должны быть приложены к протоколу испытаний. Этот факт вызывает сомнения в достоверности срабатывания ограничителя скорости на указанных в протоколе параметрах. Протокол контрольных испытаний шахтоподъемной машины со стороны ООО «А» подписан электромехаником участка ВШТ-6 Сягловым С.В. и утвержден главным механиком Фроловым А.А.. В процессе эксплуатации (3 месяца после ревизии и наладки) нарушено требование п. 367 Единых правил безопасности при разработке рудных, нерудных и россыпных месторождений полезных ископаемых подземным способом (ПБ-03-553-03), согласно которому ответственные лица обязаны периодически проверять исправность работы защитных устройств, в том числе защиты от превышения скорости (реле ограничения скорости).

Суд первой инстанции обоснованно не согласился с такими выводами экспертов, поскольку, подвергая сомнению объективность заключения по экспертной оценке ситуации, приведшей к несчастному случаю, ООО «ПТП «С», эксперты в нарушение требований ч. 1 ст. 204 УПК РФ их не обосновали, с научно- технической точки зрения с приведением примененных методик исследования и не дали оценку данным осциллограммы, представленной в материалы уголовного дела как приложение к оспариваемому ими экспертному заключению (том 1 л.д.205), не установили, истинные причины отказа срабатывания реле ограничения скорости, как и то, что именно имело место в момент несчастного случая на производстве: позднее срабатывание системы РОС, либо неисправность данной системы. Утверждение экспертов о том, что специалистами, в том числе экспертами, ООО «ПТП «С» могли быть ликвидированы технические улики отказа срабатывания реле ограничения скорости на момент аварии ДД.ММ.ГГГГ суд первой инстанции верно посчитал голословными, поскольку они носят характер необоснованного предположения.

На шестой вопрос эксперты ответили, что у машиниста подъемной машины при указанных обстоятельствах фактически не имелось реальной возможности предотвратить жесткую посадку клети. При её квалификации и отношению к делу, она непременно предотвратила бы несчастный случай. При этом эксперты сослались на частую смену машинистом подъемной машины рабочего места, без стажировки и закрепления навыков, разную протяженность ствола между горизонтами &lt,данные изъяты&gt,, совмещение графиков холостого прогона клети с графиком спуска- подъема людей, отсутствие Инструкции по безопасному ведению технологического процесса спуск и подъем людей и грузов по стволу «главный», все это вместе взятое, по мнению экспертов, привело к росту и без того высокого риска ошибочных действий машиниста подъемной машины. А также эксперты сослались на то, что именно понимание того, что в работе машиниста подъемной машины содержится высокий риск ошибочных действий, делает необходимым повсеместно оснащать клетевой подъем автоматизированными средствами блокировки ошибочных действий, которые в данном случае не сработали должным образом.

По мнению экспертов, машинист подъемной машины ФИО1 принимала действия для предотвращения негативных последствий. Эти действия отвечали технике безопасности при указанных условиях, но назревающая опасность была замечена поздно, тормозной путь оказался слишком коротким, &lt,данные изъяты&gt, м, вместо требуемых &lt,данные изъяты&gt, м. При этом реле ограничения скорости (РОС) не сработало должным образом (вопрос №).

Согласно выводам экспертов техническое состояние подъемной машины не отвечало требованиям ПБ по защите от превышения скорости и ограничения скорости при подходе к посадочной площадке горизонт &lt,данные изъяты&gt, м, т.к. скорость при подходе к приемной площадке при спуске людей должна быть не более 1 м/с. В отчете ООО ПТП «С» по ревизии и наладке подъемной машины &lt,данные изъяты&gt, от ДД.ММ.ГГГГ (стр. 64 Протокол проверки ограничителя скорости) дается положительная оценка технического состояния ограничителя скорости, эта оценка повторяется в протоколе контрольных испытаний (стр. 79, 84). Однако параметры, указанные в протоколах, не подтверждаются наличием осциллограмм регистрирующе — диагностического устройства подъемной машины, либо другими инструментальными методами контроля, которые должны быть в отчете по ревизии и наладке подъемной машины. Техническое состояние клети &lt,данные изъяты&gt, и подъемного каната отвечало требованиям правил безопасности.

Скорость клети на момент подхода к приемной площадке и жесткой посадки находилась в пределах &lt,данные изъяты&gt, м/с, что значительно превышает норматив ПБ (не более 1 м/с). В настоящее время правилами безопасности не предусматривается оснащение конструкций клетей, и в том числе 1 КО — &lt,данные изъяты&gt,, устройствами автоматического торможения при превышении скорости движения по стволу.

Устройства защиты от превышения скорости и ограничения скорости подъемной машины &lt,данные изъяты&gt, не отвечали требованиям ПБ при подходе к посадочной площадке горизонт &lt,данные изъяты&gt, м, тормозной путь клети составил &lt,данные изъяты&gt, м вместо установленных 43 м, что указывает на то, что устройства защиты от превышения скорости и ограничения скорости подъемной машины &lt,данные изъяты&gt, на момент аварии ДД.ММ.ГГГГ были неисправны. Устройства защиты от превышения скорости клети при подходе к приемной площадке горизонта -&lt,данные изъяты&gt, м установлено в соответствии с требованиями правил безопасности, на момент аварии оно находилось в неисправном состоянии. Установить причину неисправности не представлялось возможным, так как перед проведением расследования причин аварии, бригада наладчиков ООО ПТП «С» провела работы по внеочередной ревизии устройства защиты и устранила имевшиеся неисправности (том 3 л.д. 28-62).

Оценив приведенное выше заключение экспертов, суд обоснованно пришел к следующим выводам:

В ООО «А» разработаны и имеются инструкции для проведения первичного и повторного инструктажей конкретно по профессии машинист подъемных машин, перечень которых утвержден генеральным директором Общества ДД.ММ.ГГГГ (том 1 л.д. 226), (том 1 л.д.227).

Судом обоснованно не принято во внимание, как необоснованные, приведенные выше, выводы экспертов, как не основанные на представленных материалах дела.

Суд подверг сомнению выводы экспертов (судебной горно- технической экспертизы) о том, что подсудимый Фролов А.А. не разработал и не осуществил контроль наличия у машинистов подъема Инструкции по безопасному ведению технологического процесса спуска и подъема людей и грузов по стволу «Главный», поскольку такая инструкция работодателем ООО «А» для машинистов подъемной машины разработана.

В ООО «А» ДД.ММ.ГГГГ издано распоряжение № о пересмотре нормативно — технической документации по вопросам ОТ и ПБ в Обществе, которым начальникам структурных подразделений рудника, специалистам Общества в установленные сроки предписано провести пересмотр всей нормативно — технических документов по своему профилю работы (положений, инструкций, распоряжений и т.д.), в т.ч. и службе главного механика с указанием конкретных правовых актов, но при этом обязанность по разработке Инструкции по безопасному ведению технологического процесса спуска и подъема людей и грузов по стволу «Главный» работодателем на него не возложена (том 7 л.д.86- 91).

Указывая в заключении о том, что реле ограничения скорости (РОС) не сработало должным образом, эксперты свои выводы не мотивировали, не привели их научно- техническое обоснование, примененные методики исследования, и фактически не установили причину несвоевременной сработки системы РОС, сославшись на то, что перед проведением расследования причин аварии бригада наладчиков ОО ПТП «С» провела работы по внеочередной ревизии устройства защиты и устранила имеющиеся неисправности, что не соответствует материалам дела, и кроме того, как видно из заключения экспертов (судебной горно- технической экспертизы) эксперты на место происшествия – в шахту ООО «А» не выезжали, экспертизу проводили на основании представленных им органом предварительного следствия материалов уголовного дела, о чем, кроме того, эксперт ФИО1 указал в письмах на уведомления суда о необходимости явки в судебное заседание для допроса. Также эксперты в своем заключении не дали техническую оценку работы системы РОС с учетом неверных действий машиниста подъемной машины ФИО1, вместо торможения придавшей ускорение движущейся к горизонту &lt,данные изъяты&gt, м клети, тем самым значительно увеличившей скорость ее движения, т.е. искусственно изменившей установленную скорость движения клети, либо это техническая неисправность системы РОС.

При этом суд верно подверг сомнению выводы экспертов о том, что машинистом подъемной машины ФИО1 были предприняты все надлежащие меры, отвечающие требованиям ведомственных инструкций, для предотвращения негативных последствий, поскольку она избрала неверный способ торможения клети, о чем суду пояснили как подсудимые, так и свидетель ФИО5, что не оспаривалось и осужденной ФИО1.

Кроме того, в соответствии с ч. 2 ст. 195 УПК РФ судебная экспертиза производится государственными судебными экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями.

В силу статей 8, 9, 13 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ N 73-ФЗ О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме. Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных.

Определение уровня квалификации экспертов и аттестация их на право самостоятельного производства судебной экспертизы осуществляются экспертно-квалификационными комиссиями в порядке, установленном нормативными правовыми актами соответствующих федеральных органов исполнительной власти. Уровень квалификации экспертов подлежит пересмотру указанными комиссиями каждые пять лет.

Из представленных в материалы уголовного дела лицензии и Устава АО «&lt,данные изъяты&gt,») (том 7 л.д.217-218, 219-220, 221- 252) видно, что Общество является государственным экспертным учреждением, его учредителем является Российская Федерация в лице Федерального Агентства по управлению государственным имуществом (п.1.2 Устава). В связи с чем подвергать сомнению право ФИО8, ФИО8 и ФИО9 на проведение в 2014 году судебных экспертиз суд оснований не усматривает.

В силу ч. 1 ст. 200 УПК РФ комиссионная судебная экспертиза производится не менее чем двумя экспертами одной специальности. Комиссионный характер экспертизы определяется следователем либо руководителем экспертного учреждения, которому поручено производство судебной экспертизы.

Согласно частям 1 и 2 ст. 201 УПК РФ судебная экспертиза, в производстве которой участвуют эксперты разных специальностей, является комплексной. В заключении экспертов, участвующих в производстве комплексной судебной экспертизы, указывается, какие исследования и в каком объеме провел каждый эксперт, какие факты он установил и к каким выводам пришел. Каждый эксперт, участвовавший в производстве комплексной судебной экспертизы, подписывает ту часть заключения, которая содержит описание проведенных им исследований, и несет за нее ответственность.

Из заключения № судебной горно — технической экспертизы видно, что она проводилась экспертами разных специальностей, которые привлечены к проведению экспертизы с разрешение органа предварительного следствия, и по сути является комплексной. Однако несоблюдение экспертами требований ч. 2 ст. 201, ч. 1 ст. 204 УПК РФ не является достаточным основанием для признания заключения экспертов недопустимым доказательством по делу.

При изложенных выше обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о том, что экспертные исследования при проведении судебной горно- технической экспертизы не соответствуют требованиям ст.ст. 8, 9, 13 Федерального закона О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации и ч. 1 ст. 204 УПК РФ, т.к. в заключении экспертами не приводятся содержание и результаты исследований с указанием примененных методик, что свидетельствует о том, что экспертами исследования на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме, на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных, не проводились.

В этой связи, оценив заключение экспертов (судебной горно- технической экспертизы), в совокупности с другими, приведенными выше доказательствами, суд обоснованно пришел к выводу о том, что оно не отвечает принципу достоверности, и, вопреки доводам государственного обвинителя, не может являться достоверным и достаточным доказательством вины подсудимых Фролова А.А. и Сяглова С.В. в предъявленном им органом предварительного следствия обвинении.

Согласно ч. 1, 2 ст. 207 УПК РФ, предусматрены основания для назначения дополнительной и повторной судебной экспертизы. Так, при недостаточной ясности или полноте заключения эксперта, а также при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела может быть назначена дополнительная судебная экспертиза, производство которой поручается тому же или другому эксперту. В случаях возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или экспертов по тем же вопросам может быть назначена повторная экспертиза, производство которой поручается другому эксперту.

Вопреки доводам апелляционного представления, таковых обстоятельств по делу установлено не было, в этой связи стороне обвинения обоснованно было отказано в удовлетворении ходатайства о назначении дополнительной экспертизы, мотивированного, по сути, неявкой экспертов в судебное заседание для допроса.

Вопреки представлению государственного обвинения, суд обоснованно пришел к выводу о том, что стороной государственного обвинения не представлено суду убедительных доказательств необходимости в назначении по делу повторной либо дополнительной экспертизы, таковых не установлено и судом первой инстанции, который обоснованно согласился с доводами стороны защиты об утрате объективной возможности этому вследствие длительности прошедшего времени с момент несчастного случая на производстве, невосполнимой неполноты осмотра машинного здания, подъемной машины, клети, системы РОС с участием соответствующих специалистов. В этой связи не назначение судом данной экспертизы (повторной или дополнительной) не может расцениваться как нарушение судом принципа состязательности и права стороны государственного обвинения на представление дополнительных доказательств. Суд первой инстанции пришел к верному выводу, что это привело бы к нарушению принципа разумности сроков уголовного судопроизводства по делу, и, соответственно, к нарушению прав подсудимых.

Вопреки доводам апелляционного представления, судом обоснованно было отказано в удовлетворении заявленных ходатайств о возобновлении судебного следствия в связи с необходимостью допросов ранее не заявленных свидетелей ФИО2, ФИО3 и ФИО4, против чего возражала сторонами защиты, ссылаясь на затягивание стороной обвинения судебного разбирательства по делу, с чем суд обоснованно согласился, поскольку с учетом принципа состязательности сторон, принципа разумности сроков, суд обязан обеспечить баланс прав сторон обвинения и защиты, не допустить с их стороны злоупотребление правом. В данном случае действия стороны обвинения, выразившиеся в заявлении необоснованных ходатайств о возобновлении судебного следствия, суд расценил как злоупотребление правом, последствием чего могут являться нарушение принципа разумности сроков уголовного судопроизводства по делу, и, соответственно, привести к нарушению прав подсудимых.

При этом суд апелляционной инстанции не усматривает нарушений прав стороны обвинения в связи с отказом возобновления судебного следствия, поскольку согласно ст. 294 УПК РФ возобновление следствия является правом, а не обязанностью суда.

Указание судом первой инстанции в приговоре о возражениях стороны защиты против возобновления судебного следствия, не может свидетельствовать о заинтересованности суда в исходе дела, поскольку суд первой инстанции лишь констатировал данный факт, так как все ходатайства рассматриваются согласно ч.2 ст. 271 УПК РФ с учетом мнения сторон.

Судом обоснованно установлено, что органами предварительного следствия и стороной государственного обвинения не дана надлежащая правовая оценка тому, что ДД.ММ.ГГГГ подсудимый Сяглов С.В. не работал, однако при этом орган предварительного следствия и сторона обвинения не представила убедительных им достаточных доказательств тому, что Сяглову С.В. до указанной даты (несчастного случая на производстве) было достоверно известно о неисправности системы РОС и им не было принято надлежащих мер к их устранению.

Также стороной государственного обвинения суду не было представлено убедительных и достаточных доказательств тому, что подсудимые Фролов А.А. и Сяглов С.В. допустили к эксплуатации клетевого подъема ствола «Главный» ООО «А» подъемной машины с неисправным устройством защиты от превышения скорости движения клети, т.е. нарушение правил безопасности при ведении горных работ, повлекшие по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности они могли и должны были предвидеть эти последствия.

В соответствии с ч. 1 ст. 216 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ, если это повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека либо крупного ущерба.

Перечень опасных производственных объектов приведен в приложении 1 к Федеральному закону от ДД.ММ.ГГГГ N 116-ФЗ О промышленной безопасности опасных производственных объектов. Такие объекты подлежат регистрации в соответствии с Правилами регистрации объектов в государственном реестре опасных производственных объектов, утв. Пост. Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1371.

В соответствии с Федеральными нормами и правилами области промышленной безопасности: Правил безопасности при проведении горных работ и переработке твердых полезных ископаемых, утвержденных Приказом Ростехнадзора от ДД.ММ.ГГГГ N 599, п. 1 Единых правил безопасности при разработке месторождений полезных ископаемых открытым способом (ПБ 03-498-02), утвержденных Постановлением Гостехнадзора России от ДД.ММ.ГГГГ N 57, горные работы представляют собой комплекс работ (производственных процессов) по проведению, креплению, поддержанию горных выработок и выемке полезного ископаемого.

Согласно пункту 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1 О судебной практике по делам о нарушениях правил охраны труда и безопасности при ведении горных, строительных или иных работ При рассмотрении каждого дела о нарушении правил и норм охраны труда особое значение приобретает тщательное и всестороннее исследование причинной связи между этими нарушениями и наступившими вредными последствиями либо наличием реальной опасности наступления таких последствий, что и должно быть обосновано в приговоре. В связи с исследованием причинной связи между названными нарушениями и наступившими вредными последствиями суду следует выяснять также роль потерпевшего в происшествии. Если при этом будет установлено, что несчастный случай на производстве произошел вследствие небрежности потерпевшего, суд должен, при наличии к тому оснований, решить вопрос о вынесении оправдательного приговора в отношении подсудимого, а в случае признания его виновным — учитывать при назначении наказания факт небрежности, допущенной самим потерпевшим.

Объективная сторона состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.216 УК РФ, выражается в: а) деянии (действии или бездействии) в виде нарушения правил безопасности при ведении горных работ, б) последствиях в виде тяжкого вреда здоровью человека или крупного ущерба, в) причинно-следственной связи между деянием и наступившими последствиями.

Таким образом, обязательным признаком объективной стороны состава рассматриваемого преступления является причинно-следственная связь между нарушением специальных правил ведения работ и наступившими последствиями.

В силу ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Согласно статье 49 Конституции РФ каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

В соответствии с пунктами 1 и 2 части 1 статьи 6 УПК РФ уголовное судопроизводство имеет своим назначением не только защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, но и защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Статья 14 УПК РФ определяет, что подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Статья 15 УПК РФ предусматривает принцип состязательности сторон, в силу которого уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон. Функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Стороны обвинения и защиты равноправны перед судом.

В силу ч. 1 ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию, в том числе, событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления), виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы, обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния.

Доказывание состоит в собирании, проверке и оценке доказательств в целях установления обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса (статья 85 УПК РФ).

Собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом (часть 1 статьи 86 УПК РФ).

Такая же обязанность в силу состязательности уголовного процесса лежит и на стороне обвинения.

Представленные органом предварительного следствия доказательства, дополненные стороной обвинения в ходе судебного следствия, исследованы судом в полном объеме без ограничения процессуальных прав участников уголовного судопроизводства.

Совокупность исследованных по делу доказательств позволила суду прийти к достоверному выводу о том, что стороной обвинения суду не было представлено достаточных и убедительных доказательств тому, что подсудимые Фролов А.А. и Сяглов С.В., являющиеся лицами, ответственными за соблюдение правил техники безопасности ООО «А», допустили нарушение ведомственных правовых актов (Инструкций, Положений и т.д., приведенных выше), федерального законодательства и своих должностных инструкций, в результате чего в процессе эксплуатации подъемной установки &lt,данные изъяты&gt, ООО «А» в период времени с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ по причине изменения величины тока установки РОС и ослабления болтов, крепящих ретардирующий диск и, соответственно, смещения его в сторону более позднего срабатывания РОС, возникла неисправность РОС, которая ввиду небрежного их бездействия, не была ими своевременно выявлена и устранена.

При этом суд первой исходил из совокупности приведенных выше доказательств, собранных органом предварительного следствия, и дополнительно представленных стороной государственного обвинения, которые, вопреки доводам стороны обвинения, не являются доказательствами вины подсудимых Фролова А.А. и Сяглова С.В. в инкриминируемом им преступлении по приведенным выше выводам суда по каждому из доказательств.

Также суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, о том, что достоверных доказательств того, что в период времени с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ имели место изменение величины тока уставки РОС и ослабления болтов, крепящих ретардирующий диск, и, соответственно, смещения его в сторону более позднего срабатывания РОС, в результате чего возникла неисправность РОС, которая ввиду небрежного бездействия не была своевременно выявлена и устранена подсудимыми Фроловым А.А. и Сягловым С.В., что находится в прямой причинно — следственной связи с наступившими последствиями в виде группового несчастного случая на производстве, повлекшими по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, суду не представлено. Как указывалось выше, ни органом предварительного следствия, ни стороной обвинения не опровергнуты показания свидетелей ФИО28 и ФИО34 о причинах замедления в срабатывании системы РОС, что подтверждает и свидетель ФИО7, утверждавший о том, что в ходе осмотра места происшествия (несчастного случая на производстве) признаков смещения ретардирующего диска обнаружено не было. Утверждение стороны обвинения как о доказанном факте, об изменении величины тока уставки РОС, смещении ретардирующего диска опровергается показаниями свидетелей ФИО5 и ФИО6, а также приведенными выше отчетами ООО ПТП «С», заключениями экспертов ООО ПТП «С» и независимых экспертов Федерального государственного унитарного предприятия ВО «&lt,данные изъяты&gt,» &lt,данные изъяты&gt,, приведенной выше расшифровкой данных &lt,данные изъяты&gt, от ДД.ММ.ГГГГ – ДД.ММ.ГГГГ, — осциллограммы, произведенной заведующим &lt,данные изъяты&gt,, не оспаривается исправность как подъемной машины, так и клети, системы РОС, и осужденной ФИО1, свидетелями: машинистом подъемной машины ФИО16 и подземной стволовой ФИО27, а также приведенными выше записями в книгах и журналах осмотра подъемной установки, сдаче — приеме смен машинистами подъемной установки. Из которых видно, что в день несчастного случая — ДД.ММ.ГГГГ подъемная машина осматривалась подсудимым Фроловым А.А., неисправностей не установлено, доказательств опровергающих данный вывод подсудимого Фролова стороной обвинения не представлено. Стороной государственного обвинения не дано надлежащей правовой оценки и тому факту, что ДД.ММ.ГГГГ в силу объективных причин подсудимый Сяглов С.В. не имел возможности осуществлять свои должностные обязанности в связи с нахождением на отдыхе. При этом убедительных и достаточных доказательств тому, что он в нарушение своей должностной инструкции и перечисленных выше ведомственных правовых актов не выявил своевременно и не устранил неисправность системы РОС, как и тому, что такая неисправность действительно имела место и возникла она в период времени, как утверждает орган предварительного следствия и сторона государственного обвинения, в период времени с 16 марта по ДД.ММ.ГГГГ, суду не представлено.

На основании вышеизложенного, суд, верно пришел к выводу о том, что доводы подсудимых Фролова А.А. и Сяглова С.В., их защитников о невиновности подсудимых в инкриминируемом им обвинении стороной государственного обвинения не опровергнуты.

Доводы государственного обвинителя, изложенные в апелляционном представлении о несогласии с заключением экспертова ООО ПТП «С», суд апелляционной инстанции признает необоснованными, поскольку данное заключение проведено экспертами: ФИО45 имеющим высшее образование, квалификацию горный инженер по специальности «Электромеханика» стаж работы 12 лет и ФИО46 имеющим высшее образование квалификацию инженера по специальности «электропривод и автоматизация промышленных установок» со стажем работы 47 лет. Данные эксперты имели соответствующие квалификационные удостоверения и удостоверения по аттестации на знание общих и специальных требований ПБ, они были назначены соответствующим приказом №-Э от ДД.ММ.ГГГГ (т.2 л.д.128-129).

Доводы государственного обвинителя, изложенные в апелляционном представлении, о несанкционированном доступе к сопротивлениям КАВ и КАН являются необоснованными и опровергаются показаниями свидетелей ФИО5 и ФИО6, сотрудниками ООО ПТП «С», которые прибыли после аварии в ООО «А» со своим оборудованием, полностью все проверили, все пломбы были целы, оборудование работало в штатном режиме.

Суд обоснованно пришел к выводу о том, что обвинение Фролову А.А. и Сяглову С.В. было полностью построено на необоснованных выводах комиссии по расследованию группового несчастного случая на производстве и заключении экспертов (заключения судебной горно-технической экспертизы), противоречащих другими доказательствам по делу, в частности, показаниям свидетелей ФИО28, ФИО34, ФИО5, ФИО6, ФИО7- члена комиссии, в связи с чем выводы комиссии и экспертов не могут быть признаны судом как бесспорные доказательства вины подсудимых Фролова и Сяглова в инкриминируемом им преступлении.

Иных доказательств вины подсудимых в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 216 УК РФ, органом предварительного следствия и стороной обвинения суду представлено не было.

Выводы суда первой инстанции в приговоре мотивированы, и суд апелляционной инстанции соглашается с ними.

Каких-либо иных доводов и обстоятельств, которым суд первой инстанции не дал оценки, в апелляционном представлении не приводится.

Принимая во внимание вышеизложенное, суд апелляционной инстанции полагает, что выводы суда первой инстанции, изложенные в приговоре, полностью подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, судом учтены все обстоятельства, которые могли повлиять на его выводы, приговор постановлен в строгом соответствии с требованиями, предусмотренными статьей 305 УПК РФ. В судебном решении изложены мотивы, по которым суд отверг доказательства, представленные стороной обвинения.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение оправдательного приговора в отношении Фролова А.А. и Сяглова С.В. не имеется.

Судом созданы необходимые условия для рассмотрения дела на основе принципа состязательности сторон, по результатам которого с соблюдением принципа презумпции невиновности постановлен оправдательный приговор.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения апелляционного представления, отмены приговора, как об этом просит апеллянт, суд апелляционной инстанции не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.13, 389.19, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ

ПОСТАНОВИЛ:

Приговор Таштыпского районного суда Республики Хакасия от 20 августа 2018 года в отношении Фролова А.А. и Сяглова С.В. оставить без изменения, апелляционное представление без удовлетворения.

Председательствующий О.И. Нарожный

Справка: Фролов А.А. проживает по адресу: &lt,адрес&gt,

Сяглов С.В. проживает по адресу: &lt,адрес&gt,, &lt,адрес&gt,