Апелляционное постановление № 10-8/20 от 04.06.2020 Новгородского районного суда (Новгородская область)

Мировой судья судебного участка №32 Новгородского судебного района Новгородской области Николаев Д.Д.

Дело № 10-8/2020 (1-17/19)

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ

04 июня 2020 года Великий Новгород

Новгородский районный суд Новгородской области в составе председательствующего судьи Корчевой А.С. при секретаре Андреевой Е.В., с участием государственного обвинителя Наумовой Т.Г., представителя потерпевшего СУ СК России по Новгородской области Данилова Д.А., защитника Забары В.Ф.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу защитника осужденного Забары А.В. – Забары В.Ф. на приговор мирового судьи судебного участка № 32 Новгородского судебного района Новгородской области от 30 мая 2019 года, которым

Забара А.В., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец &lt,адрес&gt,, гражданин Российской Федерации, зарегистрированный и проживающий по адресу: &lt,адрес&gt,. 1 &lt,адрес&gt,, ранее не судимый,

— осужден по преступлению, предусмотренному ч. 3 ст. 30 — ч. 1 ст. 159.2 УК РФ, к штрафу в размере 20000 рублей с рассрочкой выплаты указанной суммы на два месяца равными частями по 10000 рублей ежемесячно,

у с т а н о в и л:

Забара А.В. признан виновным и осужден за покушение на мошенничество при получении выплаты, то есть умышленные действия лица, непосредственно направленные на хищение денежных средств при получении пособия, установленного законом иными нормативными правовыми актами, путем предоставления заведомо ложных и недостоверных сведений, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

Преступление совершено в г. Великом Новгороде 30 января 2018 года при обстоятельствах подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании Забара А.В. вину в инкриминируемом ему деянии не признал и показал, что 10 января 2018 года по причине ухудшения состояния здоровья обратился в ГБУЗ «Городская &lt,данные изъяты&gt,, где был осмотрен врачом-терапевтом, который в тот же день (10 января 2018 года) оформил и в дальнейшем, 23 января 2018 года, выдал ему листок нетрудоспособности. Впоследствии он (Забара А.В.) лично представил данный листок нетрудоспособности вместе с заявлением о выплате пособия по временной нетрудоспособности по месту прохождения службы в финансово-экономический отдел СУ СК России по Новгородской области. О поддельности указанного листка нетрудоспособности был не осведомлен, умысла на хищение денежных средств, причитающихся ему в качестве пособия по временной нетрудоспособности, не имел.

Судом постановлен вышеуказанный приговор.

В апелляционной жалобе адвокат Забара В.Ф., действуя в защиту интересов осужденного Забары А.В., выражает несогласие с приговором суда, считает его незаконным, необоснованным, подлежащим отмене в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела и существенным нарушением уголовно-процессуального закона. Считает, что выводы суда о виновности осужденного основаны на предположениях, поскольку, по мнению автора жалобы, стороной обвинения не представлено доказательств того, что Забара А.В. заведомо знал о подложности полученного им от врача медицинского учреждения листка нетрудоспособности, и того, что внесенные в этот документ сведения об имеющемся у осужденного заболевании являются ложными, а в период с 10 января 2018 года по 23 января 2018 года последний не являлся нетрудоспособным. Полагает, что суд в приговоре необоснованно сослался на показания свидетеля ФИО11, который является заинтересованным лицом вследствие того, что именно он 10 января 2018 года получил от Забары А.В. вознаграждение в сумме 8500 рублей, сделал ему обезболивающий укол и выписал спорный листок нетрудоспособности. Обращает внимание, что в ходе расследования уголовного дела не было принято мер по установлению факта оказания ФИО11 медицинской помощи осужденному и получения за это вознаграждения. Также, не соглашаясь с выводом суда о том, что Забара А.В. не посещал врача поликлиники &lt,адрес&gt,, отмечает, что исследованными в судебном заседании доказательствами, в частности, протоколом осмотра диска с информацией о соединениях абонентского номера Забары А.В., подтверждаются показания осужденного о том, что 10, 17 и 23 января 2018 года он встречался с врачом поликлиники. Анализируя заключение комиссии экспертов ГОБУЗ «Новгородское бюро судебно-медицинской экспертизы» №, полагает, что экспертами были допущены противоречия между описательной и результативной частью заключения, при этом экспертами не дан ответ на поставленный следователем вопрос относительно нетрудоспособности Забары А.В. в период с 10 по 23 января 2018 года, а указаны обстоятельства, не входящие в их компетенцию, в ответах на вопросы с порядковыми номерами 1, 2, 3, 4 экспертами отмечено, что при «умеренном болевом синдроме дает возможность ему выполнять свои профессиональные обязанности», однако ими не было установлено, какой болевой синдром имелся у Забары А.В. в вышеуказанный период времени. Кроме того, при даче заключения экспертами не было учтено наличие у осужденного заболевания сердца и его показания о том, что он обратился к врачу поликлиники ГБУЗ «&lt,данные изъяты&gt, в связи с резкой болью, имевшейся как и в тот момент, так и в настоящее время. По приведенным доводам полагает, что вследствие наличия у осужденного заболевания, повлекшего его временную нетрудоспособность, в том числе и в обозначенный выше период времени, последний имел право на получение пособия, в связи с чем в действиях Забары А.В. отсутствует состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 159.2 УК РФ. Помимо этого, обращает внимание на то, что по уголовному делу была нарушена установленная уголовно-процессуальным законом процедура проведения предварительного расследования по сбору доказательств, так как в нарушение требований ст. 150 УПК РФ и правовых норм, содержащихся в главах 32 и 32.1 УПК РФ, вместо дознания по уголовному делу проведено предварительное следствие. С учетом изложенного, просит признать незаконными и недопустимыми все следственные действия, доказательства и документы по делу, собранные по истечении установленного ст. 223 УПК РФ срока дознания (30 суток), отменить приговор суда и оправдать Забару А.В. ввиду недоказанности его вины в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 159.2 УК РФ, и отсутствия в его действиях состава преступления.

Осужденный Забара А.В., повторяя в своей апелляционной жалобе все вышеприведенные доводы защитника о незаконности и необоснованности приговора суда, просит отменить приговор и оправдать его по предъявленному обвинению в совершении, преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 159.2 УК РФ, в связи с недоказанностью вины в инкриминируемом деянии и отсутствием в его действиях состава преступления.

В возражениях на апелляционную жалобу адвоката Забары В.Ф. государственный обвинитель Наумова Т.Г., полагая апелляционную жалобу не подлежащей удовлетворению вследствие несостоятельности ее доводов, указывает на законность и обоснованность постановленного приговора.

Осужденный, потерпевший ГУ НРО ФСС РФ в судебное заседание не явились, извещены надлежащем образом, потому дело рассмотрено без их участия.

В судебном заседании защитник доводы апелляционной жалобы и дополнения к ней поддержал по мотивам и основаниям в ней изложенных, просил отменить приговор, также дополнительно указав, что были нарушены требования ч. 1 ст. 62 УПК РФ, поскольку руководитель следственного управления СК России по Новгородской области, которым возбуждено уголовное дело, является заинтересованным лицом, в исходе уголовного дела, в связи с тем, что СУ СК РФ по Новгородской области было признано потерпевшим. В соответствии с ч. 1 ст. 61 УПК РФ руководитель следственного органа и следователь не могут участвовать в производстве по уголовному делу если они являются потерпевшими по данному уголовному делу, руководитель следственного органа и следовательно обязаны устраниться от участия в производстве по уголовному делу при наличии основания для отвода. Руководитель следственного органа не мог возбудить уголовное дело, так как являлся потерпевшим. Приговор основан на доказательствах, полученных с нарушением требований УПК РФ, в приговоре суд сослался на показания представителя потерпевшего СУ СК РФ по Новгородской области Капусто И.А., которая в силу ст. 72, 62 УПК РФ не могла принимать участие в качестве представителя потерпевшего, так как была допрошена до этого в качестве свидетеля. Положенные в основу показания свидетеля ФИО8 не отвечают требованиям ст. 166 УПК РФ, так как ей не разъяснялись права, предусмотренные ч. 4, 6 ст. 189, ч. 6 ст. 56, ст. 117 УПК РФ. Аналогичные нарушения допущены при составлении протоколов допроса свидетелей ФИО9, ФИО10, ФИО11, ФИО7, ФИО1, ФИО2. В нарушении ч. 3 ст. 183, п. 7 ч. 2 ст. 29 УПК РФ была произведена выемка медицинских документов в отношении Забары А.В., которая содержит охраняемую законом &lt,данные изъяты&gt,, без судебного решения, потому протоколы выемок являются недопустимыми доказательствами. При проведении следственного действия выемки от 28 марта 2018 года листка нетрудоспособности, следователь не разъяснил права, в том числе ст. 56 УПК РФ и ответственность по ст. 307-308 УК РФ, а представленная фототаблица не отражает ход следственных действий. Полагает, что уголовное дело было возбуждено незаконно, так как основанием для возбуждения послужили материалы УФСБ России по Новгородской области, которые не отвечают требованиям Закона об оперативно-розыскной деятельности, поскольку материалы дела не содержат оснований для проведения ОРМ и не были представлены в ходе судебного разбирательства, суд незаконно сослался на результаты ОРМ (ответ ГБУЗ «Городская поликлиника, копия приказа № 46л/с от 09.03.2016, постановление о предоставлении результатов ОРД, рапорт о/у УФСБ РФ по Новгородской области от 12 февраля 2018 года), так как являются недопустимыми доказательствами. При вынесении приговора мировой судья не принял во внимание, что Забара А.В. является больным и по закону он имеет право на получение пособия, что также содержится в заключении судебно-медицинской экспертизе № 54/18, что в период с 10 по 23 января 2018 года Забара А.В. был неизлечимо болен, в тоже время заключения экспертов основаны на медицинских документах, которые были изъяты с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства. Суд первой инстанции необоснованно сослался на протокол очной ставки от 28 августа 2018 года, так как указанное следственное действие проведено с нарушением ч. 5, 8 ст. 164 УПК РФ, поскольку ФИО11 не были разъяснены его права и обязанности, определенные УПК РФ, а защитнику Забаре В.Ф. не были разъяснены его права, определенные ч. 1 ст. 53 УПК РФ, обвиняемому его права ч. 3.4 ст. 47 УПК РФ. Следователь 28 августа 2018 года необоснованно допустила к участию в очной ставке ФИО3, не являющуюся участником уголовного производства по делу, но являющуюся руководителем и работодателем свидетеля. Также полагает был незаконно произведен обыск в жилище адвоката, где также были изъяты документы.

Государственный обвинитель в судебном заседании возражал против удовлетворения апелляционной жалобы, поддержав доводы, указанные в возражениях, просил приговор мирового судьи оставить без изменения, при этом освободив Забару А.В. от наказания в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Представитель потерпевшего СУ СК России по Новгородской области Данилов Д.А. полагал приговор мирового судьи судебного участка № 32 Новгородского судебного района от 30 мая 2019 года законным и обоснованным, представив письменные возражения.

Выслушав стороны, проверив доводы апелляционной жалобы и ее дополнений и возражения на них, суд приходит к следующему выводу.

Изложенные в приговоре выводы суда о виновности Забары А.В. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 159.2 УК РФ, при обстоятельствах изложенных в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции и подтверждаются подробно изложенными в приговоре доказательствами по делу, в том числе:

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

— показаниями представителя потерпевшего ГУ – Новгородское региональное отделение Фонда социального страхования РФ Потерпевший №1, согласно которым она работает в должности главного специалиста правового отдела Учреждения. Первые три дня болезни по Федеральному закону № 255-ФЗ от 29 декабря 2006 года оплачивает работодатель, остальные оплачиваются за счет ФСС. Работодателем подсудимого была передана в Учреждение информация о начислении ему пособия по временной нетрудоспособности в отношении подсудимого в виде электронного реестра, в автоматическом проверяет представленные сведения. В случае, если введен неверный либо несуществующий номер листка нетрудоспособности, программа не принимает электронный реестр, о чем работодателю направляется сообщение. О том, что подсудимый пытался получить пособие по временной нетрудоспособности на основании поддельного листка нетрудоспособности, им стало известно после получения запроса следователя от 01 марта 2018 года по уголовному делу. В случае с подсудимым программа не приняла листок нетрудоспособности, так как он не распределялся в медицинские учреждения. В случае выплаты пособия временной нетрудоспособности подсудимому по поддельному листку нетрудоспособности Учреждению мог быть причинен имущественный ущерб в ре 11206 рублей 69 копеек,

— показанями представителя потерпевшего СУ СК России по Новгородской области Капусто И.А. согласно, которым листок нетрудоспособности поступил в финансово-экономически отдел из отдела кадров 01 февраля 2018 года и был лично проверен ею. После этого данный листок был передан ФИО4, которая после составления реестр, расчета пособия направила его в Учреждение, однако указанный реестр не был принят, ей известно, что ФИО4 созванивалась с курирующим инспекторе Учреждения, который пояснил, что листок нетрудоспособности с таким номером не зарегистрирован в реестре больничных листов, то есть не выдавался. В случае осуществления выплаты Забаре А.В. пособия по временной нетрудоспособности по предъявленному им поддельному листку нетрудоспособности СУ СК России Новгородской области был бы причинен имущественный вред в размере 3056 рублей копеек, однако выплата пособия не осуществлялась в связи с установлением фактом подложности данного документа,

— показаниями свидетеля ФИО8 о том, что 30 января 2018 года в течение рабочего дня от Забары А.В. она получала листки нетрудоспособности №, №, после подсчета трудового стажа с заявлением об оплате. После подсчета страхового стажа ею были внесены данные о нем в листки нетрудоспособности, после чего они были переданы в финансово-экономический отдел,

— показаниями свидетеля ФИО4, согласно которым она работает в финансово-экономическом отделе СУ СК России по Новгородской области, в январе –феврале 2018 года инспектором кадров ФИО8 ей был предоставлен листок нетрудоспособности на имя Забары А.В. № для расчета пособия по нетрудоспособности, после чего реестр был направлен в Учреждение ФСС через системы электронного документооборота, но не был принят, так как такой листок не зарегистрирован в системе, является поддельным,

— показаниями свидетеля ФИО5, согласно которым он состоит в должности заведующего ревматологическим отделением ГОБУЗ «&lt,данные изъяты&gt,» Забара А.В. проходил лечение в период времени с 03 января по 09 января 2018 года в связи с заболеванием анкилозирующий спондилит, был выписан 09 января 2018 года в удовлетворительном состоянии, признан трудоспособным с необходимостью выхода на работу с 10 января 2018 года,

— показаниями свидетеля ФИО9, согласно которым он состоит в должности врача –ревматологи отделения ревматологии Университета им. ФИО6, 10 января 2018 года к нему на консультацию поступил Забара А.В., было диагностировано заболевание анкилозирующий спондилит. При осмотре пациента 10 января 2018 года была выявлена болезненность пальпации лучезапястных, пястно-фаланговых, коленных суставов и левого голеностопного сустава. Функциональная активность пациента Забары А.В. соответствовала II степени, то есть самообслуживание не нарушено, повседневная жизнедеятельность, в том числе рабочая, ограничена незначительно. Этот факт был отражен им в консультативном заключении от 10 января 2018 года. Листки нетрудоспособности выдаются пациентам в случае установления у них функциональной активности третьей-четвертой степени, в связи с чем он не предоставил Забаре А.В. листок нетрудоспособности, поскольку последний мог выполнять свои трудовые обязанности,

— показаниями свидетеля ФИО10, согласно которым она работает в должности заместителя главного врача ГБУЗ «&lt,данные изъяты&gt,№», с Забарой А.В. она не знакома, бланка листка нетрудоспособности № поликлиника не получала в Фонде социального страхования РФ и ими не выдавался. Врач ФИО7 в поликлинике не работает с сентября 2013 года, сведения о всех пациентах заносятся в программу, на каждого оформляется амбулаторная карта, без оформления указанных документов врач принимать пациента не будет, все инъекции проводятся в процедурном кабинете, врач их не делает,

— показаниями свидетеля ФИО11, согласно которым он работает в должности участкового врача терапевта и по совместительству врача гастроэнтеролога в ГБУЗ «&lt,данные изъяты&gt,№». С Забарой А.В. он не знаком, платный прием граждан как врач терапевт не осуществляет, в кабинете инъекции не производятся, для приема пациента обязательно необходима оформленная амбулаторная карта,

— показаниями свидетеля ФИО7 о том, что им не заполнялся и не выдавался листок нетрудоспособности №, с Забарой А.В. он не знаком,

— показаниями свидетеля ФИО1, согласно которым она работает врачом общей практики СПБ ГБУЗ «&lt,данные изъяты&gt,№», 11 января 2018 года к ней обратился Забара А.В. по поводу боли в позвоночнике, при этом она листок нетрудоспособности не выдавала, поскольку с ее стороны не было обнаружено каких-либо признаков временной нетрудоспособности, он об этом не просил,

— протоколом выемки от 28 марта 2018 года (вместе с фототаблицей к протоколу), из которого следует, что у руководителя финансово-экономического отдела в кабинете № 1-16 здания СУ СК России по Новгородской области, были изъяты: 1) листок временной нетрудоспособности № 288 991 302885 подтверждающий факт временной нетрудоспособности Забары А.В. в период с 10 января 2018 года по 23 января 2018 года на 1-м л., 2) заявление Забары А.В. о выплате пособия по временной нетрудоспособности, адресованное в Государственное учреждение Новгородское региональное отделение Фонда социального страхования РФ, от 01 февраля 2018 года на 3-х л. (Том 2, л.д. 3-8),

— протоколом осмотра предметов (документов) от 28 марта 2018 года (фототаблицей к протоколу), согласно которому были осмотрены: 1) бланк нетрудоспособности с номером №, верхняя часть которого, подлежащая заполнению врачом медицинской организации, заполнена печатным способом. Согласно сведениям, отраженным в соответствующих графах бланка, он выдан 10 января 2018 года нетрудоспособному Забаре А.В., врачом-терапевтом ФИО7, работающим в медицинском учреждении ГБУЗ «&lt,данные изъяты&gt,№» расположенном по адресу: &lt,адрес&gt,, &lt,адрес&gt, — освобожден от работы с 10 января 2018 года по 16 января 2018 года и с 17 января 2018 года по 23 января 2018 года, приступить к работе с 24 января 2018 года. 2) заявление о выплате пособия (оплате отпуска), выполненное на 3-х листах от имени Забары А.В. (Том 2, л.д. 9-21),

заключением эксперта №-к почерковедческой судебной экспертизы от 17 апреля 2018 года, из которого следует, что подпись, расположенная в строке «Подпись заявителя/его уполномоченного представителя» на 2-м листе заявления о выплате пособия (оплате отпуска) в Учреждение от Забары А.В. от 01 февраля 2018 года, выполнена Забарой А.В. (Том 3, л.д. 13-18),

заключением эксперта №-к технико-криминалистической судебной экспертизы от 16 апреля 2018 года, согласно которому два оттиска круглой печати следующего содержания: «Для справок и листков нетрудоспособности * Санкт- Петербург государственное бюджетное учреждение здравоохранения * «Городская поликлиника №», расположенные в разделах «Печать медицинской организации» листка нетрудоспособности № нанесены не печатью СПб ГБУЗ «Городская поликлиника №», образцы оттисков которой были представлены на экспертизу в качестве сравнительного материала (Том 3, л.д. 33-38),

заключением эксперта №-к почерковедческой судебной экспертизы от 07 сентября 2018 года, из которого следует, что подписи от имени ФИО7 в представленном на исследование листке нетрудоспособности №, выданном Забаре А.В. от 10 января 2018 года медицинским учреждением СПБ ГБУЗ «Городская поликлиника №», выполнены не ФИО7, образцы подписи которого представлены на экспертизу, а другим лицом (Том 3, л.д. 97-196),

заключением комиссии экспертов № комиссионной медицинской судебной экспертизы от 24 октября 2018 года, в соответствии с которым при том состоянии здоровья, в котором находился Забара А.В. при выписке из стационара 09 января 2018 года, при соблюдении им рекомендованных норм поведения и продолжении лечения противовоспалительными препаратами, последний мог в период смени с 10 января 2018 года по 23 января 2018 года выполнять свои профессиональные обязанности (Том 3, л.д. 126-160),

— ответом на запрос из Государственного учреждения Санкт-Петербургского регионального отделения Фонда социального страхования РФ от 16 марта 2018 года, из которого следует, что листок нетрудоспособности № в региональное отделение не поступал и, соответственно, в медицинские организации Санкт- Петербурга не распределялся (Том 4, л.д. 128)

— ответом ООО «СпецБланк-Москва» на запрос о предоставлении сведений от 13 апреля 2018 года, в соответствии с которым листок нетрудоспособности № не изготавливался данной организацией (Том 4, л.д. 138),

А также иными материалами уголовного дела.

Исследованные судом и подробно изложенные в приговоре доказательства, в полной мере правильно оценены судом с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности, и в своей совокупности являются достаточными для разрешения уголовного дела по существу. Доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства, а также доводы подсудимого и его защитника о том, что лист нетрудоспособности выдавался в медицинском учреждении, и Забара А.В. не знал о его подложности, о том, что лист нетрудоспособности был выдан свидетелем ФИО11 — в приговоре изложены. Показаниям подсудимого, доводам защитника, а также показаниям потерпевшего и свидетелей, в приговоре мировым судьёй дана надлежащая обоснованная оценка, с которой соглашается суд апелляционной инстанции.

Доводы Забары А.В. о том, что он не мог осуществлять свою трудовую деятельность вследствие наличия заболевания, опровергаются исследованными судом первой инстанции материалами дела, так согласно показаниям свидетеля ФИО5, который осуществлял лечение в период времени с 03 января 2018 года по 09 января 2018 года, то с 10 января Забара А.В. был годен к труду, наличие хронического заболевания не мешало исполнять свои трудовые обязанности, данные обстоятельства также согласуются с показаниями свидетеля ФИО9, у которого Забара А.В. находился на консультации 10 января 2018 года, указывая, что оснований для выдачи листка нетрудоспособности у него не имелось, такие же выводы были сделаны и врачом ФИО1.

Доводы Забары А.В. о том, что он получил листок нетрудоспособности в ГБУЗ «Городская поликлиника №», и не знал о его поддельности, также не соответствуют действительности, так свидетель ФИО11 показал, что ему неизвестен Забара А.В., никаких с ним отношений не имеет, листков нетрудоспособностей от имени врача ФИО7 он не выдавал, также указал, что при приеме пациентов обязательно оформляется амбулаторная карта, инъекции проводятся в процедурном кабинете, а не кабинете врача. Данные обстоятельства были подтверждены в ходе проведения очной ставки между свидетелем ФИО11 и Забарой А.В., в которой Забара А.В. не указывал на данного свидетеля, как лицо, выдавшее ему листок нетрудоспособности, заявив об этом только в судебном заседании. В опровержении вышеназванных доводов Забары А.В. также свидетельствуют показания свидетеля ФИО10, которая показал, что она не получала листка нетрудоспособности для поликлиники за номером 288991302885, по заключению технико-криминалистической экспертизы печать имеющаяся на листке нетрудоспособности не соответствует оттиску печати ГБУЗ, согласно ответу ООО «&lt,данные изъяты&gt,-Москва» данный бланк ими не изготавливался. Свидетель ФИО7 также показал, что не выдавал листок нетрудоспособности, что подтверждается и заключением почерковедческой экспертизы от 07 сентября 2018 года, согласно которой подпись на бланке произведена не ФИО7

Таким образом, обстоятельства получения листка нетрудоспособности указанным Забарой А.В. не нашли своего подтверждения.

Относительно доводов о незаконности возбуждения уголовного дела в отношении Забары А.В., то данный вывод противоречит нормам уголовно-процессуального законодательства.

Так, следователь относится к категории лиц, к которым применяется особый порядок уголовного судопроизводства (п. 7 ч. 1 ст. 447 УПК РФ).

В соответствии с п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ решение о возбуждении уголовного дела в отношении лица, указанного в части первой статьи 447 настоящего Кодекса, либо о привлечении его в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления, принимается в отношении следователя следственного органа по району, городу, руководителем следственного органа Следственного комитета Российской Федерации по субъекту Российской Федерации.

Уголовное дело в отношении Забары А.В. было возбуждено руководителем Следственного управления Следственного комитета России по Новгородской области, то есть уполномоченным должностным лицом. При этом в соответствии с ч. 1 ст. 152 УПК РФ предварительное расследование производится по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления.

Поскольку место совершения преступления являлся г. Великий Новгород, где был предъявлен подложный документ на тот период времени Забарой А.В. состоящего в должности следователя, то уголовное дело подлежало возбуждению именно СУ СК России по Новгородской области.

Расследованием уголовного дела занимались следователи следственного отдела по расследованию особа важных дел СУ СК России по Новгородской области.

Те обстоятельства, что Следственное управление Следственного комитета России по Новгородской области являлось потерпевшим по уголовному делу, не является безусловным основанием для недопустимости их участия при производстве по уголовному делу.

В статье 62 УПК РФ установлены основания, по которым не допускается участие при производстве по уголовному делу, в том числе следователя, который является потерпевшим. В данном случае ни следователь Ким А.В., ни следователь Артамонова С.Б. ни иные следователи не являлись таковыми.

Согласно статье 42 УПК РФ потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Указанным должностным лицам какой-либо физический, имущественный, моральный вред причинен не был, а руководитель Следственного управления Следственного комитета России по Новгородской области не осуществлял непосредственное расследование уголовного дела.

При этом в части 2 ст. 62 УПК РФ установлено, что в случае, если лица, указанные в части первой настоящей статьи, не устранились от участия в производстве по уголовному делу, отвод им может быть заявлен подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, защитником, а также государственным обвинителем, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или их представителями.

Таких заявлений со стороны защиты заявлено в ходе производства по уголовному делу не было.

Ссылка стороны защиты на определение Конституционного Суда РФ от 16 декабря 2008 года № 1080-О-П, указывает лишь на то, что следователь и руководитель следственного органа не могут принимать участия при наличии обстоятельств, позволяющих усомниться в их беспристрастности. Таких обстоятельств материалы дела не содержат.

Доводы заявителя, что представитель потерпевшего Капусто И.А. не могла быть привлечена в качестве представителя потерпевшего СУ СК России по Новгородской области, так как ранее была допрошена в качестве свидетеля, не свидетельствуют о недопустимости имеющихся в материалах дела доказательств, с участием указанного лица, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 72 УПК РФ отвод данному лицу, заявлен не был при производстве по уголовному делу при расследовании уголовного дела и в суде первой инстанции. При рассмотрении настоящей апелляционной жалобы в удовлетворении ходатайства об отводе указанного лица было отказано, с учетом того, что Капусто И.А. не принимала участия в ходе рассмотрения жалобы при окончательном разрешении ходатайства.

В части вопроса нарушения формы предварительного расследования (вместо дознания было проведено предварительное следствие), то данные обстоятельства были известны мировому судье, который пришел к обоснованному выводу, об отсутствии оснований нарушения требований уголовно-процессуального законодательства, по смыслу нормы ч. 4 ст. 150 УПК РФ законодательного запрета на передачу указанной категории дела для производства предварительного следствия не имеется. Проведение предварительного следствия вместо дознания в данном конкретном случае является дополнительной гарантией защиты прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, поскольку им предоставляется большая возможность реализации процессуальных прав. Избранная форма предварительного расследования не нарушает права обвиняемого на защиту и не лишает его возможности возражать против выдвинутого обвинения в установленных законом формах. При этом порядок продления сроков предварительного расследования нарушен не был. Данный вывод содержится в кассационном определении от 18 февраля 2020 года по настоящему уголовному делу.

В статье 75 УПК РФ перечислен перечень обстоятельств, при которых доказательства являются недопустимыми, при этом решая вопрос о том, является ли доказательство по уголовному делу недопустимым по основаниям, указанным в пункте 3 части 2 статьи 75 УПК РФ, суд должен в каждом случае выяснять, в чем конкретно выразилось допущенное нарушение.

Защитник ссылается на то, что положенные в основу показания свидетеля ФИО8 не отвечают требованиям ст. 166 УПК РФ, так как ей не разъяснялись права, предусмотренные ч. 4, 6 ст. 189, ч. 6 ст. 56, ст. 117 УПК РФ. Аналогичные нарушения допущены при составлении протоколов допроса свидетелей ФИО9, ФИО10, ФИО11, ФИО7, ФИО1, ФИО2, в том числе и протокол очной ставки между ФИО11 и Забарой А.В.

В тоже время не разъяснение указанных прав не свидетельствует о недопустимости доказательств, поскольку основной перечень прав указан в ч. 4 ст. 56 УПК РФ, данные свидетели были предупреждены об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, показания ими были прочитаны, замечаний по ним не поступало. При проведении очной ставки между Забарой А.В. и свидетелем ФИО11, то Забаре А.В. разъяснялись положения ст. 51 Конституции РФ, а также те обстоятельства, что в случае согласия дачи показания, эти показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, при производстве следственного действия участвовал защитник, который обязан в силу своих профессиональных полномочий давать юридическую консультацию по поводу совершаемых действий обвиняемым, указывать на нарушение закона со стороны обвинения, таких заявлений и замечаний в ходе проведения очной ставки не поступало.

Относительности незаконности производства выемки медицинских документов в отношении Забары А.В., то данные доводы не нашли своего подтверждения, как следует из материалов уголовного дела выемка медицинских документов была произведена для установления факта обращения Забары А.В. в медицинские организации за медицинской помощью.

В п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01.06.2017 N 19 О практике рассмотрения судами ходатайств о производстве следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав граждан (статья 165 УПК РФ) установлено, что согласно положениям пункта 7 части 2 статьи 29 УПК РФ, части 3 статьи 183 УПК РФ, статьи 13 Федерального закона от 21 ноября 2011 года N 323-ФЗ Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации (далее — Федеральный закон N 323-ФЗ) и статьи 9 Закона Российской Федерации от 2 июля 1992 года N 3185-1 О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании судебное решение требуется на выемку медицинских документов, содержащих сведения, составляющие охраняемую законом врачебную &lt,данные изъяты&gt,.

Вместе с тем судам необходимо учитывать, что в соответствии с пунктом 3 части 4 статьи 13 Федерального закона N 323-ФЗ при отсутствии согласия гражданина или его законного представителя отдельные сведения, составляющие врачебную &lt,данные изъяты&gt, (например, о факте обращения гражданина за медицинской, в том числе психиатрической, помощью, нахождении на медицинском учете), могут быть представлены медицинской организацией без судебного решения по запросу следователя или дознавателя в связи с проведением проверки сообщения о преступлении в порядке, установленном статьей 144 УПК РФ, либо расследованием уголовного дела.

Следователем Артамоновой С.Б. в данном случае истребовалась медицинская документация в соответствии с пунктом 3 части 4 статьи 13 Федерального закона N 323-ФЗ.

Данная медицинская документация в последующем использовалась для проведения судебной медицинской экспертизы, которая назначены была именно по ходатайству стороны защиты.

В части проведения выемки листка нетрудоспособности из помещения СУ СК России по Новгородской области с участием Капусто И.А., то он был произведен в соответствии со ст. 166, 182, 183 УПК РФ, Капусто И.А. разъяснялись права и обязанности, о чем имеется соответствующая запись в протоколе и подпись Капусто И.А.. При этом выемка у Капусто И.А. листка нетрудоспособности производилась сразу после ее допроса, где ей также разъяснялись права, обязанность и ответственность по ст. 307, 308 УК РФ.

Согласно подпункта 1 пункта 2 части первой статьи 7 Федерального закона Об оперативно-розыскной деятельности, относящего к числу оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий ставшие известными уполномоченным органам сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

К числу оперативно-розыскных мероприятий относятся, в том числе опрос, наведение справок.

Целью данных оперативно-розыскных мероприятий является сбор юридически значимой информации, ее последующая проверка, сопоставление и оценка фактов, свойств или признаков двух или более объектов.

Таким образом, опрос и наведение справок в ходе проведения указанных действий относятся к мерам проверочного характера, предполагают сбор информации о лицах, фактах, обстоятельствах, имеющих значение для решения задач оперативно-розыскной деятельности.

В данном случае опрос и наведение справок был произведен после того, как Забара А.В. предъявил листок нетрудоспособности, и стало известно о его подложности. Результаты оперативно-розыскных мероприятий на основании заместителя начальника УФСБ России по Новгородской области от 12 февраля 2018 года были предоставлены в СУ СК России по Новгородской области. Оснований признания данных доказательств недопустимыми не имеется.

Относительно доводов жалобы, что обыск в жилище от 28 февраля 2018 года был произведен незаконно, поскольку по указанному адресу также проживал адвокат Забара В.Ф. были предметом изучения мирового судьи, признав полученные доказательства, соответствующие требованию закона, поскольку обыск производился на основании постановления Новгородского районного суда от 27 февраля 2018 года, оформлен соответствующим образом, в ходе его проведения участвовал сам Забара В.Ф., который указал на комнату, где содержались документы, относящиеся к адвокатской деятельности, потому он в указанном помещении не производился, таким образом, нарушений Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре нарушен не был.

В части несогласия с выводами судебной комиссионной медицинской экспертизой № 54/18 от 24 октября 2018 года, то суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что комиссионная экспертиза проведена в соответствии с требованиями ст. 200 УПК РФ. Само заключение соответствует требованиям ст. 204 УПК РФ. Экспертами, в полной мере отражены методики и использование специальных систем при проведении экспертизы, их выводы в заключениях ясны и понятны, мотивированы и научно обоснованы. Выводы экспертов также полностью соответствуют содержанию и результатам исследований, экспертами были даны ответы на поставленные перед ними вопросы, оснований сомневаться в выводах экспертов не имеется. На поставленный вопрос под № (влечет ли наличие имеющегося у Забары А.В. хронических заболеваний его постоянную или временную нетрудоспособность?) был дан ответ, о том что Забара А.В. периодически находился в состоянии временной нетрудоспособности.

Защитник полагает, что наличие хронического заболевания, является основанием для выплаты пособия по временной нетрудоспособности, однако данное утверждение не соответствует требованиям нормативно-правовых актов.

В соответствии со ст. 183 ТК РФ при временной нетрудоспособности работодатель выплачивает работнику пособие по временной нетрудоспособности в соответствии с федеральными законами.

Согласно п. 1 ст. 22 Федерального закона от 16.07.1999 г. N 165-ФЗ Об основах обязательного социального страхования основанием для назначения и выплаты страхового обеспечения застрахованному лицу является наступление документально подтвержденного страхового случая.

В силу п. п. 1, 2, 5 Порядка выдачи листков нетрудоспособности, утвержденного приказом Минздравсоцразвития России от 29.06.2011 N 624н, документом, удостоверяющим временную нетрудоспособность граждан и подтверждающим их временное освобождение от работы, является листок нетрудоспособности, выдаваемый при заболеваниях, травмах и отравлениях и иных состояниях, связанных с временной потерей трудоспособности.

В силу положений п. 1 ч. 1 ст. 5 Федерального закона от 29 декабря 2006 года N 255-ФЗ Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством обеспечение застрахованных лиц пособием по временной нетрудоспособности осуществляется в случаях утраты трудоспособности вследствие заболевания или травмы.

В соответствии п. 1 ст. 13 Федерального закона от 29 декабря 2006 года N 255-ФЗ назначение и выплата пособий по временной нетрудоспособности, по беременности и родам, ежемесячного пособия по уходу за ребенком осуществляются страхователем (работодателем) по месту работы застрахованного лица (работника).

Частью 5 статьи 13 вышеуказанного Федерального закона установлено, что основанием для назначения и выплаты пособия по временной нетрудоспособности является листок нетрудоспособности, выданный в соответствии с Порядком выдачи листков нетрудоспособности.

Таким образом, основанием для выплаты пособия по временной нетрудоспособности является предоставление работником работодателю листка нетрудоспособности (форма справки утверждена Приказом Минтруда России от 30 апреля 2013 года N 182н), а не наличие хронического заболевания, которое имел Забара А.В..

Иные доводы жалобы также не нашли своего подтверждения в ходе апелляционного производства по уголовному делу.

При рассмотрении уголовного дела судом первой инстанции принципов состязательности, презумпции невиновности, допущено не было. Судебное разбирательство проведено в пределах предъявленного Забаре А.В. обвинения.

Каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, а также несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, при рассмотрении уголовного дела и постановлении в отношении Забары А.В. обвинительного приговора, не установлено.

Действия Забары А.В. квалифицированы по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 159.2 УК РФ как покушение на мошенничество при получении выплаты, то есть умышленные действия лица, непосредственно направленные на хищение денежных средств при получении пособия, установленного законом иными нормативными правовыми актами, путем предоставления заведомо ложных и недостоверных сведений, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам, правильно.

Приговор мирового судьи содержит мотивы решения всех вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания, в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 43, 60 Уголовного кодекса Российской Федерации, с указанием на обстоятельства смягчающие и отсутствие отягчающих наказание, определение вида и размера наказания.

Судом обоснованно в качестве обстоятельств, смягчающих наказание Забаре А.В. признаны: состояние здоровья, положительные характеристики, участие в воспитании и содержании малолетнего ребенка сожительницы.

При назначении Забаре А.В. наказания в виде штрафа мировой судья в полной мере учёл характер и степень общественной опасности совершённого преступления, относящегося к категории преступлений небольшой тяжести, цели и мотивы совершённого преступления, данные о личности виновного, а также влияние назначенного наказания на исправление осуждённого и условия жизни его семьи.

Наказание в виде штрафа назначено Забаре А.В. в пределах санкции статьи и является справедливым. Оснований для снижения размера штрафа судом апелляционной инстанции не установлено.

В тоже время, в соответствии с п. а ч. 1 ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли два года после совершения преступления небольшой тяжести, поскольку преступление было совершено 30 января 2018 года, то срок давности привлечения к уголовной ответственности на момент апелляционного рассмотрения дела истек, потому на основании указанной нормы, Забар А.В. подлежит освобождению от наказания, назначенного мировым судьей.

Таким образом, приговор мирового судьи судебного участка №32 Новгородского судебного района Новгородской области от 30 мая 2020 года в отношении Забары А.В., подлежит изменению в части освобождения от назначенного наказания.

руководствуясь ст. 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, суд

п о с т а н о в и л :

Приговор мирового судьи судебного участка №32 Новгородского судебного района Новгородской области от 30 мая 2019 года в отношении Забары А.В., изменить:

Освободить Забару Александра Викторовича от наказания, назначенного по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 159.2 УК РФ, в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

В остальной части приговор в отношении Забары А.В. оставить без изменения, а апелляционную жалобу без удовлетворения.

Судья А.С. Корчева