Апелляционное постановление № 10-12/2015 от 18.02.2016 Чекмагушевского районного суда (Республика Башкортостан)

Апелляционное постановление

село Бакалы 18 февраля 2016 г.

Чекмагушевский межрайонный суд Республики Башкортостан в составе: председательствующего судьи Валиуллина И.И., с участием государственного обвинителя — прокурора Чекмагушевского района Республики Башкортостан — Абдюшева А.Р., лица, в отношении которого проверяется судебное решение — Латыпова Р.Р., его защитника — адвоката Шаймарданова З.Ш., при секретаре Валиевой Е.Н., рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе адвоката Шаймарданова З.Ш., апелляционному представлению прокурора Чекмагушевского района РБ на приговор мирового судьи судебного участка №2 судебного района Бакалинский район РБ от 18 марта 2015 г. по уголовному делу в отношении Латыпова Р.Р, по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 30, ст. 324 УК РФ,

Проверив материалы уголовного дела, заслушав выступление оправданного Латыпова Р.Р, и адвоката Шаймарданова З.Ш., поддержавших доводы апелляционной жалобы, государственного обвинителя — прокурора Чекмагушевского района РБ — Абдюшева А.Р., поддержавшего доводы апелляционного представления,

У С Т А Н О В И Л:

Приговором мирового судьи судебного участка №2 судебного района Бакалинский район Республики Башкортостан от 18 марта 2015 г. Латыпов Р.Р. оправдан по ч.3 ст. 30, ст. 324 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

На данный приговор и.о. прокурора Чекмагушевского района РБ Чистяковым С.В. подано апелляционное представление об отмене приговора в связи с несоответствием выводов суда первой инстанции фактическим обстоятельствам уголовного дела, передачи уголовного дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции.

В представлении указывается, что вывод суда о том, что свидетельства и удостоверения не относятся к официальным документам, так как не предоставляют безусловного права на труд по профессии «стропальщик» является неверным, поскольку лишь при наличии соответствующего удостоверения лицо может быть допущено к строповке грузов, что свидетельствует о возникновении соответствующего права при получении удостоверения. В соответствии с постановлением Правительства РФ от 09.09.2002 г. № 57 рабочие, выполняющие строповку грузов, должны пройти специальное обучение и иметь удостоверение на право работы стропальщиком. Постановлением Госгортехнадзора России от 20.11.1997 г. №44 определена форма удостоверения о проверке знаний обслуживающего персонала, в том числе стропальщиков, которой соответствуют сбытые Латыповым Р.Р. удостоверения. Вывод суда о том, что в свидетельствах и удостоверениях отсутствуют сведения о часах обучения, не соответствует требованиям постановления Правительства РФ от 26.06.1995 г. № 610, которые не требуют отображения в удостоверениях сведений о присвоении квалификации «стропальщик» сведений о часах обучения.

В дополнении к апелляционному представлению указывается, что приговор суда содержит не соответствующий фактическим обстоятельствам дела вывод о том, что поводом для проведения ОРМ «Оперативный эксперимент» являлись заявления ФИО14 о возбуждении уголовного дела. Поводом же для проведения данного оперативно — розыскного мероприятия стала полученная до написания данных заявлений оперативная информация о противоправной деятельности Латыпова Р.Р,, которая подтвердилась в ходе его разговора с ФИО15

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Защитник Латыпова Р.Р, — адвокат Шаймарданов З.Ш. просит в апелляционной жалобе вынести новый оправдательный приговор. Указывает, что судом не опровергнуты доводы Латыпова Р.Р, и его защитника о незаконности проведения в отношении него оперативно — розыскных мероприятий. Вывод суда о законности проведенных оперативно — розыскных мероприятий противоречит постановлению мирового судьи об исключении из числа доказательств по делу СД — дисков с результатами проведенных ОРМ. Судом не рассмотрен довод защиты о нарушении и при проведении ОРМ запрета на провокацию. Оснований для проведения ОРМ у оперативных сотрудников не было, так как не имелось оснований подозревать Латыпова Р.Р, в сбыте документов. В действиях Латыпова Р.Р, умысла на сбыт удостоверений, сформировавшегося независимо от деятельности оперативных работников, не установлено. Судом не дана оценка доводам защиты о том, что понятыми при проведении ОРМ были близкие знакомые оперуполномоченного ФИО10, его соседи. В протоколах указаны разные марки записывающей аппаратуры. Перевод содержания разговора между Латыповым Р.Р. и свидетелем на татарском языке, записанный на диктофон не произведен квалифицированным переводчиком. Судом не указано, по каким основаниям отклонен довод стороны защиты о противоречиях в показаниях свидетелей, не дана оценка тому, имел ли ИП ФИО11 полномочия по назначению представителя НОУ «Учебный центр Газ-Нефть».

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционного представления и апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции находит приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым, то есть постановленным в соответствии с требованиями УПК РФ и основанным на правильном применении уголовного закона.

Между тем, оспариваемый сторонами приговор нельзя признать в полной мере соответствующим требованиям закона.

Так, суд, постановляя оправдательный приговор, пришел к выводу об отсутствии в действиях Латыпова Р.Р, состава преступления, указывая на то, что предметом преступления по смыслу ст. 324 УК РФ являются лишь такие официальные документы, выдаваемые государственными органами законодательной, исполнительной и судебной власти, которые предоставляют права или освобождают от обязанностей.

Суд указал, что свидетельства и удостоверения об обучении по профессии «Стропальщик» не предоставляют их обладателям, безусловного права на труд по профессии «стропальщик», а также признал, что указанные свидетельство и удостоверение об обучении по профессии «Стропальщик» являются важными личными документами и потому не могут выступать официальным документом по смыслу статьи 324 УК РФ.

Между тем, согласно статьи 324 УК РФ уголовно наказуемым деянием являются «незаконные приобретение или сбыт официальных документов, предоставляющих права или освобождающих от обязанностей, а также государственных наград Российской Федерации, РСФСР, СССР».

Объектом преступления, предусмотренного данной статьей УК РФ, является установленный порядок обращения официальных документов, которые представляют собой надлежащим образом оформленные материальные носители, закрепляющие сведения и имеющие значение для удостоверения юридически значимых фактов.

Уголовный закон не устанавливает нормативно значимого определения понятия официального документа. Вместе с тем диспозиция ст. 324 УК РФ предусматривает, что официальный документ предоставляет права или освобождает от обязанностей.

Следовательно, официальный документ — это материальный объект с зафиксированной на нем информацией в виде текста, звукозаписи или изображения, удостоверяющий события или факты, имеющие юридическое значение и влекущие юридические последствия либо предоставляющий права, возлагающий обязанности или освобождающий от них.

Преамбулой Закона РФ от 10.07.1992 № 3266-1 «Об образовании» (действовавшего на момент рассматриваемого судом уголовного дела), под получением гражданином (обучающимся) образования понимается достижение и подтверждение им определенного образовательного ценза, которое удостоверяется соответствующим документом.

В соответствии с требованиями ч.ч. 1,3 ст. 2 Федерального закона от 04.05.2011 № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» (далее — Федеральный закон) образовательная деятельность на территории Российской Федерации подлежит лицензированию.

Таким образом, документы, выдаваемые соответствующими (лицинзированными) образовательными учреждениями лицам, успешно прошедшим учебный курс, признаются в качестве официальных материальных носителей подтверждения такой информации.

Уровень профессионального образования и квалификация, указываемые в документах об образовании и о квалификации, дают их обладателям право заниматься определенной профессиональной деятельностью, для которой в установленном законодательством Российской Федерации порядке определены обязательные требования к уровню профессионального образования и (или) квалификации, если иное не установлено федеральными законами.

Между тем, как установлено судом первой инстанции, Латыпов Р.Р. пытался сбыть свидетельства и удостоверения ФИО13., которые фактически не проходили соответствующего обучения.

Делая вывод о том, что получаемое свидетельство и удостоверение об обучении по профессии «Стропальщик» не предоставляют их обладателям, безусловного права на труд по данной профессии суд не учел, что статья 64 Трудового кодекса РФ, запрещает необоснованный отказ в заключении трудового договора.

Суд первой инстанции при рассмотрении дела не принял во внимание положения ст. 65 Трудового кодекса РФ о том, что при заключении трудового договора лицо, поступающее на работу, предъявляет работодателю, в числе прочих необходимых документов, документ об образовании и (или) о квалификации или наличии специальных знаний — при поступлении на работу, требующую специальных знаний или специальной подготовки.

Целый ряд нормативных правовых актов указывают на возможность исполнения трудовой функции стропальщика только при условии наличия у такого лица соответствующего удостоверения (Свод правил по проектированию и строительству СП 12-135-2003 «Безопасность труда в строительстве. Отраслевые типовые инструкции по охране труда», утвержденный Постановлением Госстроя РФ от ДД.ММ.ГГГГ№, Межотраслевые правила по охране труда на автомобильном транспорте, утвержденные постановлением Министерством труда и социального развития РФ от 12.05.2003 № 28, Типовая инструкция для стропальщиков по безопасному производству работ грузоподьемными машинами РД-10-107-96, утв. Постановлением Госгортехнадзора РФ от 08.02.1996г. № 3 (в ред. 30.01.2002г.).

Постановлением Госгортехнадзора РФ от 20.11.1997 № 44 «Об утверждении Правил устройства и безопасной эксплуатации кранов-трубоукладчиков» (вместе с «Правилами… ПБ 10-157-97»), действовавшим на момент рассмотрения дела определена форма удостоверения о проверке знаний обслуживающего персонала (машинистов кранов — трубоукладчиков, их помощников, слесарей, электромонтеров, наладчиков приборов безопасности и стропальщиков).

В соответствии с п.2.3. Типовой инструкции для стропальщиков по безопасному производству работ грузоподьемными машинами РД-10-107-96, утв. Постановлением Госгортехнадзора РФ от 08.02.1996г. № 3 (в ред. 30.01.2002г.) рабочему, аттестованному по профессии стропальщика выдается соответствующее удостоверение (форма удостоверения приведена в Приложении 7) за подписью председателя квалификационной комиссии.

Согласно п.220 Приказа Ростехнадзора от 12.11.2013 № 533 «Об утверждении Федеральных норм и правил в области промышленной безопасности «Правила безопасности опасных производственных объектов, на которых используются подьемные сооружения», персонал, который назначается для выполнения работ по зацепке, в т.ч. по навешиванию на крюк ПС, строповке и обвязке грузов, перемещаемых ПС с применением грузозахватных приспособлений, должен иметь уровень квалификации, соответствующий профессии «стропальщик».

Таким образом, суд первой инстанции не принял во внимание что, свидетельство и удостоверение об обучении профессии «Стропальщик» являются необходимым условием для осуществления соответствующей трудовой функции, то есть являются официальными документами, предоставляющими право на трудоустройство по соответствующей специальности.

Суд в приговоре отнес свидетельство и удостоверение об обучении по профессии «Стропальщик» к числу важных личных документов, и указал на то, что статьей 324 УК РФ ответственность за подделку и сбыт таких документов не предусмотрена, однако не привел в приговоре мотивы в обоснование этого вывода.

Согласно пп. 1, 3 ст. 389.15 УПК РФ основаниями изменения или отмены решения в апелляционном порядке являются несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, неправильное применение уголовного закона.

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 389.20 УПК РФ в результате рассмотрения уголовного дела в апелляционном порядке суд вправе принять решение об отмене приговора, определения, постановления суда первой инстанции и о передаче уголовного дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии подготовки к судебному заседанию или судебного разбирательства.

Согласно части 1 ст. 389.22 УПК РФ, обвинительный приговор или иные решения суда первой инстанции подлежат отмене с передачей уголовного дела на новое судебное разбирательство, если в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции были допущены нарушения уголовно — процессуального и (или) уголовного законов, неустранимые в суде апелляционной инстанции.

Таким образом, суд апелляционной инстанции находит приговор подлежащим отмене в связи с несоответствием выводов суда в приговоре фактическим обстоятельствам дела и неправильным применением уголовного закона, поэтому уголовное дело следует направить на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду первой инстанции следует надлежащим образом проверить представленные сторонами доказательства, при этом исследовать доводы, изложенные стороной защиты в апелляционной жалобе, и с учетом полученных результатов принять законное, обоснованное и справедливое решение.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.13, 389.15, 389.19, 389.20, 389.33 УПК РФ, суд

постановил:

приговор мирового судьи судебного участка №2 судебного района Бакалинский район Республики Башкортостан от 18 марта 2015г. в отношении Латыпова Р.Р, отменить, передать уголовное дело в отношении Латыпова Р.Р, на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции мировому судье судебного участка №1 судебного района Бакалинский район Республики Башкортостан со стадии судебного разбирательства.

Апелляционное представление прокурора — удовлетворить.

Апелляционное определение (постановление) может быть обжаловано в порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ в суд кассационной инстанции.

Апелляционное определение (постановление) вместе с уголовным делом в течение 7 суток со дня его вынесения направить для исполнения в суд, постановивший приговор.

Судья: И.И. Валиуллин