Апелляционное определение № 66А-846/20 от 12.11.2020 Пятого апелляционного суда общей юрисдикции

УИД &lt,данные изъяты&gt,

№ 66а-846/ 2020

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Новосибирск 12 ноября 2020 года

Судебная коллегия по административным делам Пятого апелляционного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Красиковой О.Е.

судей Ненашевой Е.Н., Захарова Е.И.

при секретаре Крикуновой Е.О.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело № 3а-69/2020 по административному исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью «Теплогенерирующая компания» о признании недействующим в части со дня принятия приказа Департамента по тарифам Новосибирской области от 27 ноября 2019 года № 472-ТЭ «Об установлении тарифа на тепловую энергию (мощность) на коллекторах источника тепловой энергии Общества с ограниченной ответственностью «Теплогенерирующая компания» на территории города Новосибирска на 2019 год и о внесении изменений в приказы Департамента по тарифам Новосибирской области от 27 ноября 2017 года № 576-ТЭ, от 22 ноября 2018 года № 457-ТЭ»

по апелляционной жалобе общества с ограниченной ответственностью «Теплогенерирующая компания» на решение Новосибирского областного суда от 09 июля 2020 года, которым административные исковые требования удовлетворены частично.

Заслушав доклад судьи Ненашевой Е.Н., объяснения представителя общества с ограниченной ответственностью «Теплогенерирующая компания»

Илюхиной А.О., поддержавшей доводы жалобы, представителя Департамента по тарифам Новосибирской области Андреевой Т.В., возражавшей против апелляционной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Довыденко Н.П., полагавшей решение не подлежащим изменению, судебная коллегия по административным делам Пятого апелляционного суда общей юрисдикции

УСТАНОВИЛА:

приказом Департамента по тарифам Новосибирской области (далее Департамент) от 27 ноября 2019 года № 472-ТЭ, опубликованным на «Официальном интернет-портале правовой информации» www.pravo.gov.ru, 04 декабря 2019 года, установлен тариф на тепловую энергию (мощность) на коллекторах источника тепловой энергии общества с ограниченной ответственностью «Теплогенерирующая компания» на территории города Новосибирска на 2019 год и внесены изменения в приказы Департамента по тарифам Новосибирской области от 27 ноября 2017 года № 576-ТЭ, от 22 ноября 2018 года № 457-ТЭ.

Приложением № 1 к названному приказу установлен одноставочный тариф на тепловую энергию (мощность) на коллекторах источника тепловой энергии общества с ограниченной ответственностью «Теплогенерирующая компания» на территории г. Новосибирска на 2019 год в размере 1 529,82 руб/Гкал, который действует с 27 ноября 2019 года по 31 декабря 2019 года.

Общество с ограниченной ответственностью «Теплогенерирующая компания» (далее также ООО «ТГК», Общество) обратилось в суд с административным исковым заявлением, в котором, с учетом уточнений, просит признать недействующим со дня принятия приказ Департамента по тарифам Новосибирской области от 27 ноября 2019 года № 472-ТЭ «Об установлении тарифа на тепловую энергию (мощность) на коллекторах источника тепловой энергии Общества с ограниченной ответственностью «Теплогенерирующая компания» на территории города Новосибирска на 2019 год и о внесении изменений в приказы департамента по тарифам Новосибирской области от 27 ноября 2017 № 576-ТЭ, от 22 ноября 2018. М457-ТЭ» в части размера учтенных в составе тарифа расходов на оплату труда, отчислений на социальные нужды, расходов на арендную плату, покупаемую электроэнергию и показателей выработки тепловой энергии.

В обоснование заявленных требований указывает, что названный приказ в оспариваемой части противоречит статье 3 Федерального закона «О теплоснабжении», пунктам 22, 38, 42, 45 Основ ценообразования в сфере теплоснабжения утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 22 октября 2012 года № 1075 «О ценообразовании в сфере теплоснабжения», а также Методическим указаниям по расчету регулируемых цен (тарифов) в сфере теплоснабжения, утвержденным приказом Федеральной службы по тарифам от 13 июня 2013 года № 760-э (далее — Методические указания №760-э), поскольку при расчете необходимой валовой выручки административным ответчиком необоснованно не были приняты во внимание расчеты и документы, представленные Обществом в подтверждение планируемых расходов, в том числе неверно определен объем полезного отпуска тепловой энергии, необоснованно сокращена численность рабочего персонала и затраты на оплату труда, неверно произведен расчет объемов приобретаемой электроэнергии и определена её платная (расчетная) цена и безосновательно исключена в полном объеме арендная плата, что в совокупности привело к уменьшению уровня необходимой валовой выручки относительно заявленного в предложении Общества.

Решением Новосибирского областного суда от 09 июля 2020 года административные исковые требования общества с ограниченной ответственностью «Теплогенерирующая компания» удовлетворены частично.

Признан противоречащим федеральному законодательству и недействующим со дня принятия приказ Департамента по тарифам Новосибирской области от 27 ноября 2019 года № 472-ТЭ «Об установлении тарифа на тепловую энергию (мощность) на коллекторах источника тепловой энергии Общества с ограниченной ответственностью «Теплогенерирующая компания» на территории города Новосибирска на 2019 год и о внесении изменений в приказы департамента по тарифам Новосибирской области от 27 ноября 2017 № 576-ТЭ, от 22 ноября 2018 №457-ТЭ» в части включения в состав тарифа затрат на арендную плату, расходов на приобретение электрической энергии и объем полезного отпуска тепловой энергии.

В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

На Департамент по тарифам Новосибирской области возложена обязанность принять в течение одного месяца со дня вступления решения суда в законную силу новый нормативный правовой акт, заменяющий нормативный правовой акт, признанный судом недействующим в части.

В апелляционной жалобе общество с ограниченной ответственностью «Теплогенерирующая компания» со ссылкой на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела и неправильное истолкование судом закона просит об отмене решения суда в части, которой истцу отказано в удовлетворении исковых требований, и принятии в указанной части нового решения об удовлетворении оставшейся части административных исковых требований в полном объеме.

В качестве доводов указывает, что при определении количества единиц производственного персонала орган регулирования в нарушение требований пункта 2.1 приказа Госстроя России от 22 марта 1999 года № 65 (таблица № 1) необоснованно не принял во внимание коэффициент невыходов, в связи с чем рассчитал 4 единицы (3 единиц дежурного по пульту-охранника и 1 единицы разнорабочего) вместо необходимых 5 (пяти). Полагает, что отсутствие указания Обществом в своем предложении о необходимости включения в расчет коэффициента невыходов для производственного персонала не освобождало Департамент от обязанности соблюдения им положений статьи 115 Трудового кодекса Российской Федерации, учитывая, что действующее законодательство в сфере тарифного регулирования не содержит запрета на самостоятельное увеличение органом регулирования подлежащих включению в состав необходимой валовой выручки расходов в первом году регулирования. Кроме того полагает, что органом регулирования при расчете численности прочего персонала необоснованно исключена 1 единица разнорабочего, предложенная Обществом для включения по данной статье расходов. Также указывает, что административным ответчиком необоснованно произведен расчет численности административно-управленческого персонала (также АУП) Общества в количестве 0,35 единиц вместо предложенной обществом 1 единицы, поскольку при выполнении расчета методом интерполяции Департамент неоправданно снизил предусмотренный приведенной в Приказе Госстроя № 65 таблице интервальный показатель единиц АУП (11-13 единиц) до 8,5, сохранив при этом соответствующее ему в данной таблице количество списочной численности работников предприятия (150 единиц), допустив нарушение принципа определения оптимально необходимого соотношения, установленный Приказом Госстроя № 65 (13 руководителей : 150 работников = 11 человек работников на 1 руководителя).

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Относительно доводов апелляционной жалобы участвующим в деле прокурором принесены возражения, в которых он, выражая мнение о законности судебного акта, просит решение Новосибирского областного суда оставить без изменения.

Определением Новосибирского областного суда от 24 августа 2020 года, оставленным без изменения апелляционным определением Пятого апелляционного суда общей юрисдикции от 22 сентября 2020 года Департаменту по тарифам Новосибирской области отказано в восстановлении пропущенного процессуального срока на подачу апелляционной жалобы на решение Новосибирского областного суда от 9 июля 2020 года, в связи с чем апелляционная жалоба, поданная с нарушением установленного процессуальным законом срока, административному ответчику возвращена.

Дополнительно Департаментом по тарифам Новосибирской области представлены возражения на жалобу общества с ограниченной ответственностью «Теплогенерирующая компания», в которой он выражает мнение о законности судебного акта в обжалуемой административным истцом его части.

В частности указывает, что в связи с отсутствием в заявке Общества расчета коэффициента невыходов численности производственного персонала и отсутствием в числе представленных в подтверждение экономического обоснования приведенных расчетов документах сведений о графике работы персонала, сменности и продолжительности отпусков, у органа регулирования отсутствовала как обязанность запрашивать необходимые для расчета коэффициента невыходов документы, так и самостоятельно производить его расчет при определении численности персонала и фонда оплаты труда.

Также полагает, что поскольку Рекомендациями по нормированию труда работников энергетического хозяйства, разработанными Приказом Госстроя России № 65 не предусмотрено наличие какого-либо прочего персонала для осуществления регулируемого вида деятельности в сфере теплоснабжения, кроме рабочих котельных установок и тепловых сетей и руководителей, специалистов и служащих коммунальных теплоэнергетических предприятий (Нормативы № 74), отсутствовали основания для включения в расчет численности работников организации заявленной истцом единицы «разнорабочий», предусмотренной штатным расписанием.

Кроме того полагает ошибочным суждение административного истца о необоснованном принятии Департаментом в числе исходных данных при выполнении расчета методом интерполяции 8,5 единиц АУП (вместо приведенных в таблице показателей 11-13 единиц), поскольку при выполнении указанного расчета орган регулирования принял во внимание факт отсутствия в штате организации ряда должностей, предусмотренных в таблице № 1 Нормативов № 74, в связи с чем был вправе изменить количественный состав исходных данных для расчета методом интерполяции.

Одновременно с этим в отзыве на жалобу Департаментом приведены доводы о несогласии с решением суда в части, которой требования истца удовлетворены.

В судебном заседании представитель ООО «ТГК» Илюхина А.О. доводы апелляционной жалобы поддержала по изложенным в ней основаниям.

Представитель Департамента по тарифам Новосибирской области Андреева Т.В., выражая мнение о необоснованности доводов жалобы, просила суд апелляционной инстанции проверить обжалуемое решение в полном объеме, в том числе в той его части, которой исковые требования ООО «ТГК» удовлетворены.

Судом апелляционной инстанции административное дело рассмотрено в соответствии с частью 1 статьи 308 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и поступивших на нее возражений, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии правовых оснований для отмены или изменения решения Новосибирского областного суда, считая его правильным.

Государственное регулирование тарифов в сфере теплоснабжения осуществляется Федеральным законом от 27 июля 2010 года № 190-ФЗ «О теплоснабжении» (далее — Закон о теплоснабжении), постановлением Правительства Российской Федерации от 22 октября 2012 года № 1075 «О ценообразовании в сфере теплоснабжения», которым в том числе утверждены Основы ценообразования в сфере теплоснабжения (далее — Основы ценообразования, Основы), Правила регулирования цен (тарифов) в сфере теплоснабжения (далее — Правила регулирования), Методическими указаниями по расчету регулируемых цен (тарифов) в сфере теплоснабжения, утвержденными приказом Федеральной службы по тарифам от 13 июня 2013 года № 760-э (далее — Методические указания).

Полномочиями на установление тарифов на тепловую энергию (мощность), поставляемую теплоснабжающими организациями потребителям, в соответствии с установленными федеральным органом исполнительной власти в области государственного регулирования тарифов в сфере теплоснабжения предельными (минимальным и (или) максимальным) уровнями указанных тарифов, а также тарифов на тепловую энергию (мощность), поставляемую теплоснабжающими организациями другим теплоснабжающим организациям, наделены органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области государственного регулирования цен (тарифов) в сфере теплоснабжения (пункт 1 части 2 статьи 5, пункт 1 части 3 статьи 7 и пункт 4 части 1 статьи 8 Закона о теплоснабжении).

Уполномоченным органом исполнительной власти Новосибирской области в области государственного регулирования цен (тарифов) и контроля за порядком ценообразования является Департамент по тарифам Новосибирской области в соответствии с Положением, утвержденным постановлением Правительства Новосибирской области от 25 февраля 2013 года № 74-п «О Департаменте по тарифам Новосибирской области».

Из материалов дела следует, что оспариваемый приказ Департамента по тарифам Новосибирской области от 27 ноября 2019 года № 472-ТЭ принят уполномоченным органом с соблюдением требований законодательства к его форме, принятию и введению в действие, в том числе опубликованию (пункт 18 Порядка подготовки, принятия, опубликования и вступления в силу нормативных правовых актов губернатора Новосибирской области, Правительства Новосибирской области, областных исполнительных органов государственной власти Новосибирской области, утвержденного постановлением Губернатора Новосибирской области от 26 апреля 2010 года № 134, статья 26 Закона Новосибирской области от 25 декабря 2006 года № 80-ОЗ «О нормативных правовых актах Новосибирской области».

Согласно пунктам 12 и 13 Правил регулирования установление тарифов производится органом регулирования тарифов путем открытия и рассмотрения дел об установлении тарифов, осуществляемого в том числе по предложению регулируемой организации, с приложением необходимых обосновывающих материалов, предусмотренных пунктами 15 и 16 данных Правил.

1 ноября 2019 года ООО ТГК, ранее не осуществлявшее на указанной территории данный вид регулируемой деятельности, впервые обратилось в Департамент с заявлением об открытии дела об установлении одноставочных тарифов на тепловую энергию (мощность) в 2019 году, метод регулирования тарифов организация в заявлении не указала.

Письмом от 15 ноября 2019 года № 2336/33 Департамент уведомил ООО «ТГК» об открытии дела об установлению тарифов на тепловую энергию (мощность), поставляемую Обществом потребителям, подключенным к системе теплоснабжения, источником тепловой энергии в которой является котельная, расположенная по адресу: &lt,адрес&gt, на 2019 год и выборе в качестве метода регулирования метода экономически обоснованных расходов (затрат).

Указанный метод регулирования тарифов выбран Департаментом в соответствии с пунктами 16 и 17 Основ № 1075, поскольку ранее в отношении Общества государственное регулирование цен (тарифов) не осуществлялось.

Приложением № 1 к оспариваемому приказу установлен одноставочный тариф на тепловую энергию (мощность) на коллекторах источника тепловой энергии общества с ограниченной ответственностью «Теплогенерирующая компания» на территории г. Новосибирска на 2019 год в размере 1 529,82 руб/Гкал, который действует с 27 ноября 2019 года по 31 декабря 2019 года.

Пунктом 22 Основ ценообразования регламентировано, что тарифы устанавливаются на основании необходимой валовой выручки, определенной для соответствующего регулируемого вида деятельности, и расчетного объема полезного отпуска соответствующего вида продукции (услуг) на расчетный период регулирования. Расчет цен (тарифов) осуществляется органом регулирования в соответствии с методическими указаниями.

Из положений пунктов 15, 16, 28 Правил следует, что установление тарифов производится органом регулирования посредством анализа, проверки и экспертизы предложений регулируемой организации об установлении цен (тарифов) и материалов, представленных данной организацией в обоснование этих предложений, в том числе расчета расходов и необходимой валовой выручки от регулируемой деятельности в сфере теплоснабжения с приложением экономического обоснования исходных данных.

Исследовав собранные по делу доказательства и оценив их по правилам статьи 84 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, суд первой инстанции признал обоснованным определенную органом регулирования численность административно-управленческого и производственного персонала и принятые Департаментом расходы по статье затрат « Оплата труда» в размере 1 306, 91 тыс.руб. против заявленных обществом 2 424, 396 тыс.руб.

С данным выводом судебная коллегия соглашается, считая его правильным.

Так при определении указанного параметра органом регулирования учтены Рекомендации по нормированию труда работников энергетического хозяйства, утвержденные приказом Госстроя России от 22 марта 1999 года № 65, Нормативы численности руководителей, специалистов и служащих коммунальных теплоэнергетических предприятий, утвержденные приказом Госстроя России от 12 октября 1999 года № 74.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что, определяя нормативную численность основных производственных рабочих, занятых на обслуживании котлов Департамент по тарифам исходил из того, что Обществом эксплуатируется одна котельная мощностью 3,4 МВт, что соответствует 2,923474 Гкал/час (1 МВт = 0,859845 Гкал/ч), в состав которой входит три котла.

Суммарная производительность котлов — 3,4 МВт определена Департаментом по тарифам в соответствии с представленными Обществом документами: свидетельством о государственной регистрации права и договором аренды № 1 от 1 мая 2019 года.

Поскольку норматив рабочих, занятых на обслуживании котлов в соответствии с пунктом 2.1 Рекомендаций Госстроя № 65 (таблица 1) составляет 1,3 человек в смену, органом регулирования, исходя из предложения Общества о графике работы в 3 рабочих смены, количество производственных рабочих определено в размере 4 единиц (1,3×3 смены = 3,9 ед.).

Доводы иска об обязанности для органа регулирования самостоятельного применения коэффициента невыходов судом отклонены правомерно, поскольку среди показателей формулы расчета коэффициента невыходов во время отпусков, по болезни и т.д., содержащейся в указанных Рекомендациях, предусмотрена только планируемая неявка сотрудников, в связи с чем коэффициент невыходов является величиной, планируемой самой регулируемой организацией.

Ввиду того, что в предложении ООО «ТГК» об установлении тарифа применение коэффициента планируемых невыходов не заявлялось и его расчет не представлялся, у Департамента объективно отсутствовала возможность самостоятельно рассчитать его величину, учитывая к тому же, что действующее законодательство в области государственного регулирования цен не возлагает на орган регулирования обязанности по собственной инициативе осуществлять расчет указанного коэффициент а и учитывать его при установлении тарифа.

Также обоснованно суд первой инстанции пришел к выводу о правомерном исключении органом регулирования из числа заявленных Обществом в составе прочего персонала 1 единицы разнорабочего как не предусмотренной указанными выше Рекомендациями и Нормативами Госстроя России.

Вопреки доводам апелляционной жалобы в части необоснованного уменьшения органом регулирования до 8,5 единиц заявленной Обществом нормативной численности административно-управленческого аппарата, суд первой инстанции правомерно заключил, что Департаментом представлено надлежащее обоснование расчета принятой нормативной численности, выполненного с применением метода интерполяции и учитывающего особенности деятельности организации и используемые для расчета нормативные единицы этого персонала (отсутствие в штатном расписании Общества должностей с функцией управления, указанных в таблице № 1: материально техническое снабжение (1), надзор и контроль за капитальным ремонтом и строительством производственных объектов (1), исключения из расчета в тарифах 1 единицы на охрану труда в связи с наличием договора подряда на проведение работ по специальной оценке условий труда от 28 августа 2019 года и должностной инструкции главного механика, в соответствии с которой на него возложено осуществление функций по охране труда, исключение из расчета единицы (0.5-1) на правовое обслуживание в связи с тем, что у Общества заключено соглашение об оказании юридической помощи (абонентский договор) от 1 августа 2019 года).

При этом суд обоснованно исходил из того обстоятельства, что поскольку расходы по оплате услуг по договорам на проведение работ по специальной оценке условий труда от 28 августа 2019 года и соглашение об оказании юридической помощи и от 1 августа 2019 года учтены тарифным органом в составе необходимой валовый выручки в иной статье расходов — «на оплату иных работ и услуг, выполняемых по договорам со сторонними организациями», двойной учет одних и тех же расходов в разных статьях не является допустимым.

При указанных обстоятельствах, доводы апелляционной жалобы не свидетельствуют о незаконности обжалуемого решения и основанием для его отмены или изменения не являются.

Проверяя законность решения суда в остальной части в соответствии с требованиями части 1 статьи 308 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия также соглашается с иными выводами суда, признавая их основанными на правильном применении норм материального права.

Так, представленный ООО «ТГК» расчет арендной платы, не структурированной Обществом, действительно не соответствует требованиям пункта 45 Основ ценообразования. Вместе с тем, у органа регулирования, принявшего представленные Обществом данные по газовой котельной для целей определения полезного отпуска тепловой энергии и тем самым признавшим использование указанной котельной в регулируемой деятельности, отсутствовали в этой связи основания для полного отказа во включении в необходимую валовую выручку Общества затрат на обслуживание этой котельной.

В соответствии со статьями 3 и 7 Закона о теплоснабжении регулирование цен (тарифов) в сфере теплоснабжения осуществляется в том числе в соответствии с принципами соблюдения баланса экономических интересов теплоснабжающих организаций и интересов потребителей, обеспечения экономической обоснованности расходов теплоснабжающих организаций.

В этой связи суд пришел к правильному выводу о том, что действия административного ответчика в указанной части противоречат принципам экономической обоснованности расходов теплоснабжающих организаций и теплосетевых организаций и обеспечения достаточности средств для финансирования мероприятий по надежному функционированию и развитию систем теплоснабжения, закрепленным частью 1 статьи 7 Закона о теплоснабжении.

Соглашаясь с указанным выводом суда, судебная коллегия также учитывает, что в данной конкретной ситуации Департамент с целью соблюдения требований части 1 статьи 7 Закона о теплоснабжении не был лишен возможности запросить дополнительные документы у организации в порядке пункта 20 Правил регулирования тарифов, учитывая, что подход тарифного органа должен быть предсказуемым для регулируемой организации и не создавать непреодолимых препятствий для установления экономически обоснованного тарифа.

Проверяя соответствие оспариваемого нормативного правового акта на соответствие положениям пунктов 18 и 21 Методических указаний, суд первой инстанции обоснованно не согласился и со способом определения ответчиком объема полезного отпуска тепловой энергии, постановив верный вывод о том, что осуществление административным истцом деятельности в сопоставимых условиях с предыдущей компанией само по себе не дает оснований для использования в расчете тарифов планового значения объема полезного отпуска тепловой энергии, определенной для предыдущей регулируемой организации. Поскольку правопреемником предыдущей организации административный истец не является, следовательно, при определении ответчиком объема полезного отпуска тепловой энергии подлежали учету сведения о фактической, а не плановой хозяйственной деятельности (о чем пояснила в судебном заседании представитель административного ответчика) предыдущей регулируемой организации.

Также судебная коллегия не усматривает оснований к тому, чтобы не согласиться с выводом суда о неправильном расчете органом регулирования цены на электрическую энергию, поскольку представленными ООО «ТГК» документами подтверждается приобретение Обществом электроэнергии 1 ценовой категории для группы потребителей низкого уровня напряжения с максимальной мощностью энергопринимающих устройств менее 670 кВт. (средневзвешенная цена составляет 3,84 руб/кВтч.).

Исходя из установленных в указанной части обстоятельств, суд пришел к правильному выводу о том, что в условиях наличия в материалах тарифного дела указанных документально подтвержденных сведений, у органа регулирования не имелось оснований принимать к расчету цену, установленную для иной группы потребителей.

Определяя момент, с которого приказ Департамента по тарифам Новосибирской области от 27 ноября 2019 года № 472-ТЭ должен быть признан недействующим, суд обоснованно определил его моментом принятия оспариваемого акта, поскольку приказ принят на определенный срок, тогда как признание его не действующим с момента вступления решения суда в законную силу не приведет к полному восстановлению нарушенного права административного истца.

Полно установив обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, и всесторонне проанализировав представленные в материалы дела письменные доказательства, суд первой инстанции принял законное и обоснованное решение, оснований к отмене которого не имеется. Нарушений норм материального и процессуального права, которые привели бы к неправильному разрешению дела, не допущено.

Руководствуясь статьями 309 — 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия по административным делам Пятого апелляционного суда общей юрисдикции

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Новосибирского областного суда от 09 июля 2020 года оставить без изменения, апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Теплогенерирующая компания»- без удовлетворения.

Апелляционное определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в кассационном порядке в течение шести месяцев в Восьмой кассационный суд общей юрисдикции путем подачи кассационной жалобы, представления через Новосибирский областной суд.

Председательствующий

Судьи