Апелляционное определение № 33А-7448/20 от 01.06.2020 Свердловского областного суда (Свердловская область)

Судья Ершова Т.Е. Дело № 33а-7448/2020

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

01 июня 2020 года город Екатеринбург

Судебная коллегия по административным делам Свердловского областного суда в составе:

председательствующего Кормильцевой И.И.,

судей Коряковой Н.С., Бочкаревой Е.Ю.,

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Лужецкой Е.Е.,

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело № 2а-421/2020 по административному исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью «КДВ Нижний Тагил» к Государственной инспекции труда в Свердловской области о признании незаконными действий

по апелляционной жалобе административного истца общества с ограниченной ответственностью «КДВ Нижний Тагил»

на решение Ленинского районного суда города Нижний Тагил Свердловской области от 19 февраля 2020 года.

Заслушав доклад судьи Бочкаревой Е.Ю., объяснения представителя административного истца Апуевой Н.Р., поддержавшей доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия

установила:

общество с ограниченной ответственностью «КДВ Нижний Тагил» (далее — ООО «КДВ Нижний Тагил») обратилось в суд с административным исковым заявлением к Государственной инспекции труда в Свердловской области (далее – ГИТ в Свердловской области) о признании незаконными действий по выдаче заключения от 17 декабря 2019 года и предписания № 66/2-159-19-ЗП/10-317-И/57-23 от 18 декабря 2019 года, отмене заключения и предписания, акта формы Н-1 № 3 от 30 декабря 2019 года, оформленного ООО «КДВ Нижний Тагил».

В обоснование требований указано, что при выдаче предписания и подготовке заключения государственным инспектором труда нарушена процедура проведения дополнительного расследования несчастного случая на производстве в части непривлечения профсоюзного инспектора, неуведомлении работодателя о проведении дополнительного расследования и отсутствии оснований для его проведения. Представленное заключение государственного инспектора труда не содержит конкретизации выявленных нарушений при оформлении работодателем акта формы Н-1 либо его несоответствия материалам расследования.

Представитель административного истца Апуева Н.Р. требования административного иска подержала в полном объеме.

Представитель административного ответчика Корюкин В.О. возражал против удовлетворения заявленных требований.

Решением Ленинского районного суда города Нижний Тагил Свердловской области от 19 февраля 2020 года в удовлетворении административных исковых требований отказано.

Не согласившись с решением суда, административный истец подал апелляционную жалобу, в которой просит решение суда отменить в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, нарушением норм процессуального права, неправильным применением норм материального права. Апелляционная жалоба повторяетпозицию административного истца об отсутствии оснований для проведения дополнительного расследования, уведомления о проводимом дополнительном расследовании, неверном указании категории тяжести несчастного случая на производстве, неконкретизации выявленных нарушений при составлении работодателем акта формы Н-1. В доводах апелляционной жалобы административный истец указал на наличие безусловного основания отмены судебного акта, выразившегося в непривлечении к участию в деле главного механика ( / / )6, признанного государственным инспектором труда ответственным за допущенные нарушения, приведшие к несчастному случаю с работником ( / / )7

Административный ответчик ГИТ в Свердловской области о времени и месте рассмотрения дела судом апелляционной инстанции извещен электронной почтой 22 мая 2020 года, также путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на официальном интернет-сайте Свердловского областного суда 26 мая 2020 года. Таким образом, учитывая, что административный ответчик о месте и времени судебного заседания извещен надлежащим образом, судебная коллегия, руководствуясь статьей 150, частью 6 статьи 226 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, рассмотрела настоящее дело в его отсутствие, с участием представителя административного истца.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, доводы апелляционной жалобы, заслушав объяснения представителя административного истца Апуевой Н.Р., проверив законность и обоснованность решения суда в порядке статьи 308 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, приходит к следующему.

Статьей 37 Конституции Российской Федерации каждому гарантировано право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности.

На основании статьи 1 Трудового кодекса Российской Федерации (далее – ТК РФ) целями трудового законодательства являются установление государственных гарантий трудовых прав и свобод граждан, создание благоприятных условий труда, защита прав и интересов работников и работодателей.

В соответствии со статьей 2 ТК РФ исходя из общепризнанных принципов и норм международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации, одним из основных принципов правового регулирования трудовых отношений является установление государственных гарантий по обеспечению прав работников и работодателей.

Согласно статье 212 ТК РФ работодатель обязан обеспечить безопасность работников при эксплуатации зданий, сооружений, оборудования, осуществлении технологических процессов, а также применяемых в производстве инструментов, сырья и материалов, создание и функционирование системы управления охраной труда, соответствующие требованиям охраны труда условия труда на каждом рабочем месте, и т.д.

В силу статьи 3 Федерального закона от 24 июля 1998 года № 125 «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» несчастным случаем на производстве является событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении им обязанностей по трудовому договору (контракту) и в иных установленных настоящим Федеральным законом случаях, как на территории страхователя, так и за ее пределами во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, доставленном страхователем, и которое повлекло необходимость перевода страхованного на другую работу, временную или стойкую утрату им профессиональной работоспособности либо его смерть.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Положениями статьи 227 ТК РФ установлено, что расследованию и учету в соответствии с настоящей главой подлежат несчастные случаи, происшедшие с работниками и другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя (в том числе с лицами, подлежащими обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний), при исполнении ими трудовых обязанностей или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах.

Пункт 3 постановления Минтруда России от 24 октября 2002 года № 73 «Об утверждении форм документов, необходимых для расследования и учета несчастных случаев на производстве, и положения об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях» конкретизирует положения статьи 227 ТК РФ, указанием, что расследованию в порядке, установленном статьями 228 и 229 ТК РФ и настоящим Положением подлежат события, в результате которых работниками или другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя, были получены увечья или иные телесные повреждения (травмы), в том числе причиненные другими лицами, включая: тепловой удар, ожог, обморожение, утопление, поражение электрическим током (в том числе молнией), укусы и другие телесные повреждения, нанесенные животными и насекомыми, повреждения травматического характера, полученные в результате взрывов, аварий, разрушения зданий, сооружений и конструкций, стихийных бедствий и других чрезвычайных ситуаций, и иные повреждения здоровья, обусловленные воздействием на пострадавшего опасных факторов, повлекшие за собой необходимость его перевода на другую работу, временную или стойкую утрату им трудоспособности либо его смерть, происшедшие при непосредственном исполнении трудовых обязанностей или работ по заданию работодателя (его представителя), в том числе во время служебной командировки, а также при совершении иных правомерных действий в интересах работодателя, в том числе направленных на предотвращение несчастных случаев, аварий, катастроф и иных ситуаций чрезвычайного характера.

В соответствии с пунктом 23 настоящего Положения, на основании собранных материалов расследования комиссия устанавливает обстоятельства и причины несчастного случая, а также лиц, допустивших нарушения государственных нормативных требований охраны труда, вырабатывает мероприятия по устранению причин и предупреждению подобных несчастных случаев, определяет, были ли действия пострадавшего в момент несчастного случая обусловлены трудовыми отношениями с работодателем либо участием в его производственной деятельности, в необходимых случаях решает вопрос об учете несчастного случая и, руководствуясь требованиями пунктов 2 и 3 настоящего Положения, квалифицирует несчастный случай как несчастный случай на производстве или как несчастный случай, не связанный с производством.

Государственный инспектор труда при выявлении сокрытого несчастного случая, поступлении жалобы, заявления, иного обращения пострадавшего (его законного представителя или иного доверенного лица), лица, состоявшего на иждивении погибшего в результате несчастного случая, либо лица, состоявшего с ним в близком родстве или свойстве (их законного представителя или иного доверенного лица), о несогласии их с выводами комиссии по расследованию несчастного случая, а также при получении сведений, объективно свидетельствующих о нарушении порядка расследования, проводит дополнительное расследование несчастного случая в соответствии с требованиями настоящей главы независимо от срока давности несчастного случая (часть 1 статьи 229.3 ТК РФ). По результатам дополнительного расследования государственный инспектор труда составляет заключение о несчастном случае на производстве и выдает предписание, обязательное для выполнения работодателем (его представителем).

Судом установлено, что в связи с произошедшим 25 февраля 2019 года с работником ( / / )7 несчастным случаем, работодателем ООО «КДВ Нижний Тагил» создана комиссия по расследованию тяжелого несчастного случая, состав которой утвержден приказом от 01 марта 2019 года № 58. В состав комиссии, состоящей из 7 человек, включая председателя комиссии, входил представитель Нижнетагильской районной организации Профессионального союза работников Агропромышленного комплекса Российской Федерации. По результатам расследования несчастного случая утвержден акт № 2 формы Н-1, содержащий описание обстоятельств несчастного случая на производстве и причины несчастного случая: непреднамеренные действия пострадавшего, выразившиеся в выборе способа выполнения работ по замене подшипников с применением инструмента ударного действия, приведшего к возможности попадания металлической частицы под защитные очки открытые и приведший к травме глаза. Лицом, допустившим нарушение требований охраны труда, указан главный механик ( / / )6

Распоряжением и.о. заместителя руководителя ГИТ в Свердловской области от 25 ноября 2019 года назначено проведение дополнительного расследования несчастного случая на производстве, произошедшего с работником ( / / )7 При указании цели расследования распоряжение содержит ссылку на письмо Федеральной службы по труду и занятости № ПГ/28713-03-2 от 13 ноября 2019 года. По итогам проведенного дополнительного расследования несчастного случая на производстве государственным инспектором труда ( / / )5 подготовлено заключение, содержащее выводы о наличии сопутствующей причины, вызвавшей несчастный случай — недостатки процедуры управления профессиональными рисками в Положении «Система управления охраной труда в ООО «КДВ Нижний Тагил», выразившиеся в отсутствии мероприятий по снижению уровней профессиональных рисков, указанных в пункте 15.4 «Опасность, связанная с неправильным использованием средств индивидуальной защиты» и п.15.5. «Опасность, связанная с неприменением средств индивидуальной защиты (код 015)». Правовым обоснованием обозначенной причины указан подп. «в» пункта 33 типового положения о системе управления охраной труда, утвержденного приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации 19 августа 2016 года № 438н, раздел 4.3 «Процедура управления профессиональными рисками» Положения «Система управления охраной труда в ООО «КДВ Нижний Тагил». Ответственным за допущенные нарушения требований нормативных правовых актов, приведшие к несчастному случаю на производстве, указан ( / / )6 18 декабря 2019 года государственным инспектором ( / / )5 выдано предписание ООО «КДВ Нижний Тагил», обязывающее, в числе прочего, до 30 декабря 2019 года на основании заключения составить и утвердить акт формы Н-1 по несчастному случаю на производстве с ( / / )7, доработать Положение «Система управления охраной труда в ООО «КДВ Нижний Тагил» в части разработки мероприятий по снижению уровней профессиональных рисков, указанных в пункте 15.4 «Опасность, связанная неправильным использованием средств индивидуальной защиты» и п.15.5 «Опасность, связанная с неприменением средств индивидуальной защиты (код 015)».

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении требований административного истца, суд первой инстанции указал, что заключение и предписание государственного инспектора по своему содержанию соответствуют положениям закона, вынесены уполномоченным лицом, не нарушают права и законные интересы административного истца.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции, поскольку они основаны на нормах действующего законодательства, регулирующих возникшие правоотношения, сделаны на основании всестороннего исследования представленных сторонами доказательств в совокупности с обстоятельствами настоящего административного дела по правилам статьи 84 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации. Оснований для переоценки исследованных судом доказательств судебная коллегия не установила.

Оценивая доводы апелляционной жалобы об отсутствии оснований для проведения дополнительного расследования, судебная коллегия находит их несостоятельными.

Из представленных Федеральной службой по труду и занятости (Роструд) в судебную коллегию материалов по обращению ( / / )7 следует, что 30 сентября 2019 года от ( / / )7 поступила жалоба, содержащая требования отменить утвержденный работодателем акт формы Н-1, провести дополнительное расследование несчастного случая на производстве. Указанная жалоба направлена в ГИТ в Свердловской области. Поручено провести дополнительное расследование в порядке статьи 229.3 ТК РФ. Учитывая изложенное, у административного ответчика имелись законные основания для проведения дополнительного расследования. Судебная коллегия отмечает, что административным истцом допущено неверное толкование положений статей 229.3 и 231 ТК РФ, которые регулируют основания проведения дополнительного расследования и порядок рассмотрения разногласий по вопросам расследования, оформления и учета несчастных случаев. В качестве оснований указано не только поступление жалобы, заявления, иного обращения пострадавшего (его законного представителя или иного доверенного лица) о несогласии их с выводами комиссии по расследованию несчастного случая, а также получение сведений, объективно свидетельствующих о нарушении порядка расследования.

Не соответствуют требованиям закона доводы апелляционной жалобы о нарушении процедуры проведения дополнительного расследования в связи с непривлечением представителя профсоюзной организации и неуведомлении административного истца о проведении дополнительного расследования.

Данные доводы являлись предметом исследования суда первой инстанции, судом на основе анализа действующего законодательства сделан правильный вывод, что обязательное участие представителя профсоюзного органа в проведении дополнительного расследовании несчастного случая не предусмотрено. Необходимость его участия определяется самим государственным инспектором труда, проводящим проверку.

Утверждение административного истца о необходимости уведомления работодателя должностным лицом ГИТ в Свердловской области о проведении дополнительного расследования несчастного случая основано на ошибочном понимании норм материального права. В соответствии с требованиями статьи 18 Федерального закона от 26 декабря 2008 года № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» при исполнении государственной функции уполномоченные должностные лица Роструда и его территориальных органов обязаны, в том числе, соблюдать законодательство Российской Федерации, права и законные интересы юридического лица, индивидуального предпринимателя, проверка которых проводится, не препятствовать руководителю, иному должностному лицу или уполномоченному представителю юридического лица, индивидуальному предпринимателю, его уполномоченному представителю присутствовать при проведении проверки и давать разъяснения по вопросам, относящимся к предмету проверки, предоставлять руководителю, иному должностному лицу или уполномоченному представителю юридического лица, индивидуальному предпринимателю, его уполномоченному представителю, присутствующим при проведении проверки, информацию и документы, относящиеся к предмету проверки, знакомить руководителя, иного должностного лица или уполномоченного представителя юридического лица, индивидуального предпринимателя, его уполномоченного представителя с результатами проверки, а также с документами и (или) информацией, полученными в рамках межведомственного информационного взаимодействия, не допускать необоснованное ограничение прав и законных интересов граждан, юридических лиц, индивидуальных предпринимателей.

Действующим на момент проведения дополнительного расследования Административным регламентом исполнения Федеральной службой по труду и занятости государственной функции по осуществлению федерального государственного надзора за соблюдением установленного порядка расследования и учета несчастных случаев на производстве, утвержденным приказом Минздравсоцразвития России от 21 сентября 2011 года № 1065н, регламентирован круг прав и обязанностей должностных лиц при осуществлении государственного контроля (надзора). В частности, пунктом 8 Административного регламента предусматривались аналогичные права и обязанности должностного лица надзорного органа. Указанные нормы не предусматривают обязательного уведомления представителя юридического лица о проведении дополнительного расследования. Принимая во внимание, что административным истцом по устным запросам государственного инспектора труда направлялись документы, локальные акты работодателя, осведомленность о проводимом расследовании презумируется. Наличие волеизъявления юридического лица участвовать в проведении дополнительного расследования, направление своего представителя в ГИТ в Свердловской области для дачи разъяснений по вопросам, относящимся к предмету проверки, материалами административного дела не подтверждено.

Необоснованными признает судебная коллегия доводы апелляционной жалобы о нарушении норм процессуального права, выразившемся в непривлечении в качестве заинтересованного лица главного механика ( / / )6, отказе в удовлетворении письменного ходатайства ( / / )6 об объединении гражданского дела по его иску к ГИТ в Свердловской области с настоящим административным делом. Как следует из пояснений административного истца, данных в ходе рассмотрения административного дела, ( / / )6 на момент обращения с административным иском прекратил трудовые отношения с ООО «КДВ Нижний Тагил», что свидетельствует об отсутствии у работодателя возможности применения к виновному в нарушении правил охраны труда работнику мер дисциплинарного воздействия. Предположения о возможном обращении работника ( / / )7 с иском к работодателю о компенсации морального вреда и последующего регресса к ( / / )6 не относятся к критериям определения заинтересованности ( / / )6 в исходе административного дела, изложенным в части 1 статьи 47 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Не может согласиться судебная коллегия с доводами апелляционной жалобы о незаконности пункта предписания, обязывающего доработать Положение «Система управления охраной труда в ООО «КДВ Нижний Тагил» в части разработки мероприятий по снижению уровней профессиональных рисков, указанных в пункте 15.4.Опасность, связанная с неправильным использованием средств индивидуальной защиты и п.15.5. Опасность, связанная с неприменением средств индивидуальной защиты (код 015).

В разделе 4 Типового положения о системе управления охраной труда, утвержденного приказом Минтруда Росси от 19 августа 2016 года № 438н (далее — Положение) предусмотрен перечень процедур, направленных на достижение целей работодателя в области охраны труда, к числу которых относится процедура управления профессиональными рисками. Пунктом 33 названного Положения предусмотрено, что работодатель с целью организации процедуры управления профессиональными рисками, исходя из специфики своей деятельности, устанавливает (определяет) порядок реализации следующих мероприятий по управлению профессиональными рисками:

а) выявление опасностей,

б) оценка уровней профессиональных рисков,

в) снижение уровней профессиональных рисков.

Действующее в ООО «КДВ Нижний Тагил» Положение «Система управления охраной труда в ООО «КДВ Нижний Тагил», утвержденное 16 ноября 2018 года, в разделе 4.3 «Процедура управления профессиональными рисками» содержит перечисление общих мер по исключению или снижению уровней профессиональных рисков безотносительно к классификатору опасностей по специфике деятельности.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, на предприятии не разработан перечень мероприятий по снижению уровня опасности, связанных с применением средств индивидуальной защиты.

С учетом приведенных норм оспариваемое предписание выдано в пределах имеющихся у должностного лица полномочий.

Суд первой инстанции на основании анализа положений нормативных правовых актов и установленных обстоятельств пришел к обоснованному выводу о том, что оспариваемое заключение и предписание государственного инспектора ( / / )5 являются законными, приняты уполномоченным органом в пределах предоставленных полномочий и соответствуют требованиям действующего законодательства, поскольку содержат законные требования по созданию безопасных условий труда, выработке мероприятий по охране труда.

Доводы апелляционной жалобы по существу сводятся к несогласию с выводами суда и не содержат фактов, которые не были проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела, влияющих на обоснованность и законность судебного решения либо опровергающих выводы суда первой инстанции.

Апелляционная жалоба не содержит обоснованных доводов о допущенных судом нарушениях норм материального и процессуального права, предусмотренных статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, являющихся основанием для отмены решения суда, которые судебной коллегией также не установлены, в связи с чем решение суда следует признать законным и обоснованным.

Руководствуясь частью 1 статьи 308, пунктом 1 статьи 309, статьей 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Ленинского районного суда города Нижний Тагил Свердловской области от 19 февраля 2020 года оставить без изменения, апелляционную жалобу административного истца общества с ограниченной ответственностью «КДВ Нижний Тагил» – без удовлетворения.

Председательствующий И.И. Кормильцева

Судьи Н.С. Корякова

Е.Ю. Бочкарева