Апелляционное определение № 33А-100/16 от 19.01.2016 Иркутского областного суда (Иркутская область)

Судья Исакова Н.Н.

Судья-докладчик Каракич Л.Л. По делу № 33а-100/16

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

19 января 2016 года г. Иркутск

Судебная коллегия по административным делам Иркутского областного суда в составе:

председательствующего судьи Каракич Л.Л.,

судей Гусаровой Л.В. и Туглаковой Л.Г.,

при секретаре Шкиневой Т.С.,

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по апелляционной жалобе Общества с ограниченной ответственностью «АМПЕР» на решение Кировского районного суда г. Иркутска от 12 октября 2015 года, которым ООО «АМПЕР» отказано в удовлетворении требований об отмене предписания государственного инспектора труда в Иркутской области от 31 августа 2015 года.

Заслушав доклад судьи Иркутского областного суда Каракич Л.Л., объяснения государственного инспектора труда Хабеева В.Л., возражавшего против апелляционной жалобы, проверив обстоятельства дела, решение суда, судебная коллегия по административным делам

УСТАНОВИЛА:

ООО «АМПЕР» обратилось в суд с административным иском к Государственной инспекции труда в Иркутской области и просило признать незаконным предписание государственного инспектора труда Хабеева В.Л. от 31 августа 2015 года, которым на истца возложена обязанность по составлению акта формы Н-1 о несчастном случае на производстве, произошедшем 2 июля 2015 года с работником общества Д.

Требования общества мотивированы тем, что Д. выполнял свои обязательства перед ООО «АМПЕР» по гражданско-правовому договору от 23 марта 2015 года, работником общества не являлся, в связи с чем, отсутствует необходимость в проведении расследования смертельного несчастного случая в соответствии с требования трудового законодательства.

В судебном заседании представитель общества поддержал заявленные требования.

Административные ответчики — государственный инспектор труда Хабеев В.Л. и Государственная инспекция труда в Иркутской области в удовлетворении иска просили отказать.

Судом постановлено вышеуказанное решение, с которым не согласен истец.

В апелляционной жалобе представитель ООО «АМПЕР» ставит вопрос об отмене постановленного по делу судебного решения и принятии нового решения об отмене оспариваемого предписания. Полагает, что при оформлении результатов расследования несчастного случая государственный инспектор труда Хабеев В.Л. нарушил требования абз. 3 пункта 28 Положения об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях, поскольку вынесению обжалуемого предписания не предшествовало обращение в суд в целях установления характера правоотношения сторон договора от 23 марта 2015 года. Не согласен истец и с выводом суда о том, что спор относительно правовой квалификации договора, заключенного между обществом и Дроздецким Н.Б., подлежит рассмотрению в порядке искового производства по заявлению общества.

От Государственной инспекции труда в Иркутской области поступили возражения на жалобу.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, возражения на нее, судебная коллегия по административным делам Иркутского областного суда приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены решения суда.

Как видно из материалов дела, 2 июля 2015 года при проведении водолазных работ на территории Иркутской ГЭС произошел несчастный случай, повлекший смерть водолаза Д..

Указанные водолазные работы проводились Д. по поручению ООО «АМПЕР» в рамках срочного трудового договора, заключенного сторонами 23 марта 2015 года.

Согласно статье 227 Трудового кодекса Российской Федерации, расследованию и учету в соответствии с главой 36 настоящего Кодекса подлежат несчастные случаи, происшедшие с работниками и другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя, при исполнении ими трудовых обязанностей или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах.

Расследованию в установленном порядке как несчастные случаи подлежат события, повлекшие смерть пострадавших, если указанные события произошли, в частности, в течение рабочего времени на территории работодателя либо в ином месте выполнения работы, в том числе во время установленных перерывов, а также в течение времени, необходимого для приведения в порядок орудий производства и одежды, выполнения других предусмотренных правилами внутреннего трудового распорядка действий перед началом и после окончания работы, или при выполнении работы за пределами установленной для работника продолжительности рабочего времени, в выходные и нерабочие праздничные дни.

Согласно статье 230 Трудового кодекса Российской Федерации по каждому несчастному случаю, квалифицированному по результатам расследования как несчастный случай на производстве и повлекшему за собой потерю им трудоспособности на срок не менее одного дня, оформляется акт о несчастном случае на производстве по установленной форме в двух экземплярах, обладающих равной юридической силой.

Из материалов дела следует, что в связи с поступившим в Государственную инспекцию труда в Иркутской области обращением супруги погибшего Д. проведено расследование указанного несчастного случая, по результатам которого установлено, что в момент несчастного случая последний участвовал в производственной деятельности ООО «АМПЕР», государственным инспектором труда Хабеевым В.Л. вынесено предписание № 7-5053-15-ОБ/1353/6/НС/1 от 31 августа 2015 года об устранении нарушений трудового законодательства, содержащее, в числе иных, требование по составлению акта формы Н-1 о несчастном случае на производстве, произошедшем 2 июля 2015 года с работником общества Д.

Отказывая в удовлетворении административного иска, суд первой инстанции руководствовался нормами трудового законодательства, регулирующими спорные правоотношения, и исходил из того обстоятельства, что оспариваемое истцом предписание является законным и обоснованным, так как процедура расследования несчастного случая Государственной инспекцией соблюдена, смерть Д. правильно квалифицирована как несчастный случай на производстве.

Настаивая в апелляционной жалобе на нарушениях при оформлении результатов расследования несчастного случая с Д.., ООО «АМПЕР» ссылается на то, что государственный инспектор труда Хабеев В.Л. в соответствии с требованиями абзаца 3 пункта 28 Положения об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях, не обратился в суд в целях установления характера правоотношений сторон договора от 23 марта 2015 года, которые истец считает гражданско-правовыми.

Вместе с тем, как правильно указал суд первой инстанции, спор относительно правовой квалификации договора подлежит в силу абзаца 3 пункта 28 указанного Положения, статьи 19.1 ТК РФ рассмотрению в суде по заявлению государственного инспектора только в том случае, если в ходе расследования несчастного случая, происшедшего с лицом, выполнявшим работы на основании договора гражданско-правового характера, были установлены сведения, дающие достаточные основания полагать, что указанным договором фактически регулировались трудовые отношения пострадавшего с работодателем.

Согласно статье 15 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения представляют собой отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации, конкретного вида поручаемой работнику работы), подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

В соответствии со статьей 16 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения между работником и работодателем возникают на основании трудового договора, заключаемого им в соответствии с настоящим Кодеком, а также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен.

Как следует из материалов дела, и установлено инспектором труда Хабеевым В.Л., Д.. работал в ООО «АМПЕР» по трудовому договору от 23 марта 2015 года, был ознакомлен с должностной инструкцией водолаза, утвержденной генеральным директором ООО «АМПЕР», проходил обучение и проверку знаний в указанной организации и допускался как ее работник на территорию Иркутской ГЭС.

Принимая во внимание, требования трудового законодательства по оформлению трудовых отношений, установленные выше обстоятельства позволили государственному инспектору по труду квалифицировать несчастный случай с Дроздецким Н.Б. как связанный с производством, поскольку пострадавший согласно представленным материалам относится к лицам, участвующим в производственной деятельности работодателя, смерть работника наступила во время его рабочей смены.

При наличии сомнений относительно правовой природы квалификации договора, заключенного между обществом и Д.., у государственного инспектора по труду, вопреки утверждениям апеллянта, отсутствуют законные основания для установления характера правоотношений сторон договора от 23 марта 2015 года, поскольку в противном случае, это явилось бы нарушением основного принципа правового регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений, установленного статьей 2 Трудового кодекса Российской Федерации и провозглашающего свободу труда, включая право на труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно соглашается, право распоряжаться своими способностями к труду, выбирать профессию и род деятельности.

Как правильно указал суд первой инстанции, исходя из специфики административного судопроизводства и особенностей рассмотрения административных дел, предусмотренных главой 22 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, все сомнения работодателя относительно характера правоотношений сторон договора, заключенного с Д.., подлежат устранению только в порядке гражданского судопроизводства.

При указанных обстоятельствах вывод суда первой инстанции о законности предписания от 31 августа 2015 года в отношении ООО «АМПЕР» является правомерным, основан на правильном применении и толковании норм материального права и соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Руководствуясь статьями 309, 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия по административным делам

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Кировского районного суда г. Иркутска от 12 октября 2015 года по настоящему административному делу оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Председательствующий Л.Л. Каракич

Судьи Л.В. Гусарова

Л.Г. Туглакова