Апелляционное определение № 22-5022/18 от 07.11.2018 Новосибирского областного суда (Новосибирская область)

Судья Чубуков А.С.

Докладчик –судья Пудлина А.О. Дело № 22-5022/2018

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

г. Новосибирск 07 ноября 2018 года

Суд апелляционной инстанции Новосибирского областного суда в составе:

председательствующего Пудовкиной Г.П.,

судей Пудлиной А.О., Шайфлера И.А.,

при секретаре Савицкой О.М.,

с участием:

государственного обвинителя Валовой Е.А.,

оправданных Архипова С.Н., Кевралетиной О.В., Птицыной С.М., Калюжиной Ю.В.,

адвокатов Фукса Е.В., Кананыкиной Л.А., Каменщиковой Н.А., Князева Д.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя ЛТИ на приговор Сузунского районного суда Новосибирской области от 13 июля 2018 года, которым

Кевралетина Ольга Викторовна, родившаяся ДД.ММ.ГГГГ в &lt,адрес&gt,, несудимая,

Птицына Светлана Михайловна, родившаяся ДД.ММ.ГГГГ в &lt,адрес&gt, УССР, несудимая,

Калюжина Юлия Владимировна, родившаяся ДД.ММ.ГГГГ в &lt,адрес&gt,, несудимая,

оправданы по ч. 3 ст. 160 УК РФ,

Архипов Сергей Николаевич, родившийся ДД.ММ.ГГГГ в 5-м отделении &lt,адрес&gt,, несудимый,

оправдан по трем преступлениям, предусмотренным ч.4, ч. 5 ст. 33, ч.3 ст. 160 УК РФ,

за оправданными признано право на реабилитацию, разъяснен установленный главой 18 УПК РФ порядок возмещения вреда, связанного с уголовным производством,

мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, избранная в отношении Птицыной С.М., Калюжиной Ю.В., отменена,

УСТАНОВИЛ:

Архипов С.Н. обвинялся в совершении трех подстрекательств и пособничеств в растрате, то есть хищении чужого имущества, вверенного виновному, с использованием своего служебного положения, в крупном размере.

Кевралетина О.В., Птицына С.М., Калюжина Ю.В. обвинялись в растрате, то есть хищении чужого имущества, вверенного виновному, совершенной с использованием своего служебного положения, в крупном размере.

Из предъявленного Архипову С.Н., Кевралетиной О.В., Птицыной С.М., Калюжиной Ю.В. обвинения следует, что постановлением главы Сузунского района от 10.06.2005 № 130 Кевралетина О.В. назначена на должность директора муниципального районного образовательного учреждения дополнительного образования «Дом детского творчества» (далее МКОУ ДОД «ДДТ» или ДДТ), и с ней заключен трудовой договор №.1/00027-130.

В соответствии с трудовым договором от 01.12.2008 № 35, заключенным между МКОУ ДОД «ДДТ» в лице директора Кевралетиной О.В. и Птицыной С.М., Птицына С.M. с 01.12.2008 назначена на должность заместителя директора МКОУ ДОД «ДДТ».

В период с 01.10.2013 по 01.12.2013 Птицына С.М., как заместитель директора МКОУ ДОД «ДДТ», исполняла обязанности директора МКОУ ДОД «ДДТ» в связи с прекращением трудовых отношений с директором МКОУ ДОД «ДДТ» Кевралетиной О.В.

На основании постановления главы Сузунского района от 18.12.2013 № 282 и трудового договора от 16.12.2013 №20-12/2013 Птицына С.М. с 16 декабря 2013 года назначена на должность директора МКОУ ДОД «ДДТ».

Постановлением главы Сузунского района от 05.03.2014 № 49 Калюжина Ю.В. назначена на должность исполняющей обязанности директора МКОУ ДОД «ДДТ» и с ней заключен трудовой договор №.

В соответствии с п.6.8.1, п.6.8.2, п.6.8.4 Устава МКОУ ДОД «ДДТ», утвержденного постановлением администрации Сузунского района от 07.11.2011 №232, директор ДДТ организует образовательный процесс, финансово-хозяйственную деятельность, является единоличным распорядителем имущества и денежных средств, осуществляет подбор, прием на работу работников, их увольнение, расстановку кадров, то есть является должностным лицом, постоянно выполняющим организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции в образовательном учреждении.

Распоряжением и.о. главы Сузунского района Дубовицкого А.В. от 29.12.2009 № 185 л/с Архипов С.Н. назначен на должность муниципальной службы Сузунского района- начальника управления образования администрации Сузунского района, и 29.12.2009 с ним заключен трудовой договор № 102.

В соответствии с должностной инструкцией начальника управления образования администрации &lt,адрес&gt,, утвержденной главой &lt,адрес&gt, от 01.04.2011, Архипов С.Н. осуществляет общее руководство деятельностью управления, организует работу по подготовке резерва руководящих кадров образовательных учреждений, планирует и координирует работу в системе образования &lt,адрес&gt,, то есть является лицом, выполняющим управленческие, организационнораспорядительные и административно-хозяйственные функции в управлении образования администрации &lt,адрес&gt,.

В дневное время до 01.04.2013, точные дата и время в ходе следствия не установлены, Архипов С.Н. пришел в МКОУ ДОД «ДДТ» расположенное по адресу: &lt,адрес&gt,, р.&lt,адрес&gt,, где путем указаний, используя свое служебное положение начальника управления образования, в чьем непосредственном подчинении находилась Кевралетина О.В., склонил ее к совершению преступления — растрате в пользу третьих лиц: дал устное указание и передал отношение директору ДДТ Кевралетиной О.В. о принятии по совместительству своей супруги АЛВ, а также ГМА, БОВ, КТА, ВЕН и ПСВ на должности методистов в целях получения ими заработной платы и льгот для педагогических работников, предупредив, что фактически никакой трудовой деятельности в ДДТ они проводить не будут, но будут получать заработную плату.

Архипов С.Н., исполняя свою роль в преступлении, являясь начальником управления образования, используя свое служебное положение, заведомо зная, что АЛВ, ГМА, БОВ, КТА, ВЕН и ПСВ не будут исполнять свои трудовые функции в МКОУ ДОД «ДДТ», решил вопрос о распределении денежных средств в МКОУ ДОД «ДДТ» и помог скрывать совершаемое преступление, а Кевралетина О.В., используя свое служебное положение, фиктивно трудоустроила АЛВ, ГМА, БОВ, КТА, ВЕН и ПСВ в качестве методистов ДДТ по совместительству, ежемесячно проставляла им в табеле учета рабочего времени рабочие часы, издавала приказы о выплате им премиального вознаграждения, зная о том, что работу методистов в ДДТ они не выполняют.

На основании первичных документов указанным лицам начислялась заработная плата за работу, которую они не выполняли.

Таким образом, Кевралетина и Архипов, используя свое служебное положение, растратили в пользу третьих лиц денежные средства ДДТ в крупном размере, причинив ДДТ материальный ущерб в сумме 279009, 26 рублей.

Эпизод №

Кроме того, в дневное время, в период с 01.10.2013 по 01.11.2013, в здании управления образования администрации Сузунского района, расположенном по адресу: Новосибирская область, Сузунский район, р.п. Сузун, ул. Ленина, д.51, Архипов С.Н., являясь начальником управления образования администрации Сузунского района, заведомо зная о том, что с 01 апреля 2013 года по 01 октября 2013 года АЛВ, ГМА, БОВ, КТА, ВЕН и ПСВ никакой трудовой деятельности в МКОУ ДОД «ДДТ» не осуществляли, склонил Птицыну к совершению преступления: дал устное указание исполняющей с 01.10.2013 обязанности директора МКОУ ДОД «ДДТ» Птицыной С.М., достоверно знавшей о том, что АЛВ, ГМА, БОВ, КТА, ВЕН и ПСВ никакой трудовой деятельности в МКОУ ДОД «ДДТ» не осуществляли, о внесении ложных сведений в табели учета использования рабочего времени и расчета заработной платы о выполнении указанными лицами трудовой деятельности в МКОУ ДОД «ДДТ».

Птицына С.М. из корыстных побуждений, с целью незаконного обогащения и получения льгот педагогического работника для супруги Архипова С.Н. — АЛВ, а также ГМА, БОВ, КТА, ВЕН и ПСВ, Архипов С.Н., являясь начальником управления образования, используя свое служебное положение, заведомо зная, что АЛВ, а также ГМА, БОВ, КТА, ВЕН и ПСВ не исполняются трудовые функции в МКОУ ДОД «ДДТ», скрывал совершаемое преступление, а Птицына С.М., используя свое служебное положение, в период с 01.10.2013 по 04.03.2014 вносила в табели учета использования рабочего времени и расчета заработной платы ложные сведения о работе АЛВB., ГМА, БОВ, КТА, ВЕН и ПСВ на должностях методистов в МКОУ ДОД «ДДТ», которые сама и утверждала. Указанные табели учета использования рабочего времени и расчета заработной платы за период с 01.10.2013 по 04.03.2014 Птицына С.М. передавала специалистам МКУ «Центр бухгалтерского, материально-технического и информационно-методического обеспечения учреждений образования Сузунского района» (далее – Центр или МКУ «Сузунский центр обеспечения»), где не работающим в ДДТ лицам начислялась заработная плата.

Таким образом, в результате совместных и согласованных действий Птицыной С.М. и Архипова С.Н., направленных на растрату в пользу других лиц имущества, вверенного им с учетом их служебного положения, МКОУ ДОД «ДДТ» причинен материальный ущерб на общую сумму 259828,80 рублей, что в соответствии с примечанием № к статье 158 УК РФ является крупным размером.

Эпизод №

В здании управления образования администрации Сузунского района, расположенном по адресу: Новосибирская область, Сузунский район, р.п.Сузун, ул. Ленина, д.51, Архипов С.Н., являясь начальником управления образования администрации Сузунского района, заведомо зная о том, что с 01.04.2013 по 05.03.2014 АЛВ, ГМА, БОВ, КТА, ВЕН и ПСВ никакой трудовой деятельности в МКОУ ДОД «ДДТ» не осуществляли, склонил Калюжину Ю.В. к совершению растраты в пользу третьих лиц: дал исполняющей с 05.03.2014 обязанности директора МКОУ ДОД «ДДТ» Калюжиной Ю.В., достоверно знавшей о том, что АЛВ, ГМА, БОВ, КТА, ВЕН и ПСВ никакой трудовой деятельности в МКОУ ДОД «ДДТ» не осуществляли, устное указание по внесению ложных сведений в табели учета использования рабочего времени и расчета заработной платы о выполнении указанными лицами трудовой деятельности в МКОУ ДОД «ДДТ».

После чего Архипов С.Н., являясь начальником управления образования, используя свое служебное положение, заведомо зная, что АЛВB., ГМА, БОВ, КТА, ВЕН и ПСВ не исполняют свои трудовые функции в МКОУ ДОД «ДДТ», помогал скрыть совершаемое преступление, а Калюжина Ю.В., выполняя свою роль в совершении преступления, используя служебные полномочия директора МКОУ ДОД «ДДТ», в здании указанного учреждения, расположенного по адресу: Новосибирская область, Сузунский район, р.п. Сузун, ул. Ленина, д.29, в дневное время в период с 05.03.2014 по 16.12.2014 вносила в табели учета использования рабочего времени и расчета заработной платы ложные сведения о работе АЛВ, БОВ, КТА, ВЕН и ПСВ на должностях методистов в МКОУ ДОД «ДДТ», которые сама и утверждала.

Кроме того, в дневное время до 15.09.2014, точные дата и время в ходе следствия не установлены, в здании управления образования администрации Сузунского района, расположенном по адресу: Новосибирская область, Сузунский район, р.п.Сузун, ул.Ленина, д.51, Архипов С.Н., являясь начальником управления образования администрации Сузунского района, зная о наличии в МКОУ ДОД «ДДТ» вакантных ставок методистов, вновь склонил Калюжину к совершению преступления: дал устное указание исполняющей обязанности директора данного учреждения Калюжиной Ю.В. о принятии по совместительству ЕЕВ, работавшей в управлении образования администрации Сузунского района, и САА, работавшей в МКУ «Сузунский центр обеспечения», на указанные должности методистов в МКОУ ДОД «ДДТ» в целях получения ими заработной платы и льгот для педагогических работников, предупредив, что фактически никакой трудовой деятельности они проводить не будут.

Калюжина Ю.В., исполняя указание своего непосредственного руководителя Архипова С.Н., из корыстных побуждений, с целью незаконного обогащения и получения льгот педагогического работника для ЕЕВ и САА издала приказы: № от 15.09.2014 о приеме на работу ЕЕВ в качестве методиста на 0.25 ставки и № от 15.09.2014 о приеме на работу САА в качестве методиста на 0,25 ставки.

В дальнейшем Калюжина Ю.В., исполняя свою роль, используя свои служебные полномочия, в период с 15.09.2014 по 16.12.2014 вносила в табели учета использования рабочего времени и расчета заработной платы ложные сведения о работе ЕЕВ и САА на должностях методистов в МКОУ ДОД «ДДТ», которые сама и утверждала, а Архипов С.Н. распределял денежные средства в МКОУ ДОД «ДДТ», скрывая факт неисполнения трудовых функций указанных лиц.

Указанные табели учета использования рабочего времени и расчета заработной платы за период с 05.03.2014 по 16.12.2014 Калюжина Ю.В. передавала специалистам МКУ «Центр бухгалтерского, материально-технического и информационно-методического обеспечения учреждений образования Сузунского района».

В указанный период специалистами Центра АЛВ, ГМА, БОВ, КТА, ВЕН, ПСВ, ЕЕВ и САА ежемесячно рассчитывалась и начислялась заработная плата.

Таким образом, в результате совместных и согласованных преступных действий Калюжиной Ю.В. и Архипова С.Н., направленных на растрату в пользу других лиц имущества, вверенного им с учетом их служебного положения, МКОУ ДОД «ДДТ» причинен материальный ущерб на общую сумму 397725,54 рублей, что в соответствии с примечанием № к статье 158 УК РФ является крупным размером.

В ходе предварительного следствия и в суде Архипов С.Н. вину в совершении преступлений не признал, Кевралетина О.В., Калюжина Ю.В. вину в совершении преступления не признали. Птицына С.В. в ходе предварительного следствия вину в совершении преступления признала частично, в ходе судебного разбирательства вину не признала.

Приговором Архипов С.Н., Кевралетина О.В., Птицына С.М., Калюжина Ю.В. оправданы по предъявленному им обвинению в связи с отсутствием состава преступлений.

На приговор государственным обвинителем ЛТИ подано апелляционное представление (и дополнения к нему), в котором ставится вопрос об отмене судебного решения, направлении дела на новое судебное разбирательство.

По доводам представления оправдательный приговор является незаконным и подлежит отмене в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неправильным применением уголовного и уголовно-процессуального законов, существенным нарушением норм уголовно-процессуального закона, а также несправедливостью.

Ссылаясь на исследованные судом доказательства, государственный обвинитель считает, что выводы суда о том, что растраченные денежные средства не были вверены Кевралетиной О.В., Птицыной С.В. и Калюжиной Ю.В., не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Автор апелляционного представления полагает, что квалифицирующий признак хищения — «с использованием служебного положения» подтвержден документами, регламентирующими полномочия Кевралетиной О.В., Птицыной С.М., Калюжиной Ю.В. в возглавляемом ими учреждении.

В обоснование апелляционного представления государственный обвинитель ссылается на то, что необоснованным является вывод суда об отсутствии в действиях Архипова С.Н., Кевралетиной О.В., Птицыной С.М., Калюжиной Ю.В. обязательного признака состава вмененного им преступления – безвозмездности. По мнению государственного обвинителя не доказан тот факт, что АЛВB., ГМА, БОВ, КТА, ВЕН, ПСВ, ЕЕВ и САА, работая по совместительству, выполняли тот объем работы, который соответствовал полученной ими в МКОУ ДОД «ДДТ» заработной плате, суд, сославшись на показания свидетелей АЛВB., ГМА, БОВ, КТА, ВЕН, ПСВ, ЕЕВ и САА, не учел того, что указанные свидетели прямо заинтересованы в исходе дела, поскольку хищение денежных средств совершалось в их пользу, и именно они являлись непосредственными получателями похищенных денежных средств.

По доводам апелляционного представления суд не опроверг и не дал оценку показаниям свидетелей ООВ, КАА, СГМ, КТВ, НВВ, ИТА, КРВ, БГС о том, что АЛВB., ГМА, БОВ, КТА, ВЕН, ПСВ, ЕЕВ и САА никакой работы, как в Доме детского творчества, так и с одаренными детьми не выполняли, до конца 2015 года о программе по работе с одаренными детьми на территории Сузунского района эти свидетели ничего не слышали, при этом свидетели НВВ, СГМ выявили одаренных детей и работали с ними.

Государственный обвинитель полагает, что суд, придя к выводу об отсутствии в действиях оправданных лиц признака безвозмездности, не учел фактические обстоятельства дела, то, что кадровый состав МКУ «Сузунский центр обеспечения», Управления образования Сузунского района в период 2011-2014 г.г. изменялся, так как сотрудники увольнялись, уходили на пенсию, в связи с чем происходило перераспределение должностных обязанностей среди оставшихся сотрудников, однако в соответствии со штатными расписаниями и тарификационными списками МКУ «Сузунский центр обеспечения» за период 2011 -2014 г штат методического отдела всегда составлял 7-8 человек, то есть заметного изменения численности вакансий не было, что завышение трудовых обязанностей по основному месту работы указанным работникам работодателем компенсировалось надлежащим образом и в полном объеме, все методисты в период с 26.03.2013 по 25.11.2014 получали премии, компенсирующие, стимулирующие выплаты, им была установлена доплата за расширение зон обслуживания, увеличение объема работ, ЕЕВ, ПСВ, КТА неоднократно выплачивались денежные премии за организацию и проведение районных мероприятий, выполнение особо важных заданий, показатели в работе.

По мнению автора апелляционного представления необоснованным является вывод суда о том, что Архипова, Базылева, Громова, Ведерникова, Ситникова и Емельченко в указанный в предъявленном обвинении период времени выполняли дополнительные обязанности по работе с одаренными детьми за пределами их рабочего времени (в выходные дни и после работы), поскольку указанные лица в период 2013-2014 г.г. были трудоустроены в другие учреждения системы образования на условиях внешнего совместительства. Кроме того, автор представления, ссылаясь на показания свидетелей ЛЛВ, КМВ, ОТВ, КЕА, а также на то, что суд не принял во внимание, что для выполнения работы по совместительству в ДДТ в полном объеме у методистов-совместителей не было физических возможностей и времени, считает, что никакой работы с одаренными детьми в выходные дни в рассматриваемый период не велось.

По доводам апелляционного представления суд, придя к выводу, что стороной обвинения не было представлено достаточных доказательств об умысле подсудимых Кевралетиной О.В., Птицыной С.М. и Калюжиной Ю.В. на растрату денежных средств, не принял во внимание и не опроверг тот факт, что методист-совместитель супруга Архипова С.Н. — АЛВB. получала самое большое денежное вознаграждение за невыполненную работу и в дальнейшем распоряжалась им вместе с супругом, поскольку они ведут совместное хозяйство, что указывает на наличие у Архипова С.Н. корыстного умысла, корыстный интерес других подсудимых состоял в том, что, совершая преступные действия, они сохраняли бесконфликтные отношения со своим непосредственным руководителем — Архиповым С.Н.

По мнению государственного обвинителя суд, приведя в приговоре все показания Кевралетиной О.В., Калюжиной Ю.В., Птицыной С.М., данные ими в ходе предварительного и судебного следствия, не дал оценки противоречиям, имеющимся между показаниями, данными оправданными в ходе предварительного следствия, и их показаниями, данными в суде, не указал мотивы, по которым в основу приговора были положены показания оправданных в суде и отвергнуты их показания в ходе предварительного следствия, тем самым суд допустил нарушения уголовно-процессуального закона, в том числе правила проверки и оценки доказательств.

Автор представления считает несостоятельными выводы суда о том, что не подтверждено обвинение, предъявленное Калюжиной Ю.В., что Калюжину Ю.В. на прием на работу САА и ЕЕВ спровоцировал сотрудник полиции ОАЛ, так как указанные судом обстоятельства не нашли своего подтверждения в судебном заседании, поскольку свидетель ОАЛ отрицал данные обстоятельства, кроме того, в соответствии с информацией ОМВД России по Сузунскому району Калюжина Ю.В. к участию в оперативно-розыскных мероприятиях не привлекалась.

В обоснование апелляционного представления государственный обвинитель ссылается на нарушения требований ст. 245 УПК РФ, выразившиеся в том, что секретарь судебного заседания КНН в 2013-2014 г.г. работала по совместительству и работает в настоящее время в качестве педагога дополнительного образования в МКОУ ДОД «ДДТ», то есть она работала в непосредственном подчинении у Кевралетиной О.В., Калюжиной Ю.В. и Птицыной С.М., а также является родственницей свидетеля КЕА, допрошенной в судебном заседании по ходатайству государственного обвинителя, что, по мнению государственного обвинителя, ставит под сомнение достоверность данных, изложенных в протоколе судебного заседания.

Кроме того, по доводам апелляционного представления суд, принимая решение об оправдании Архипова С.Н., Кевралетиной О.В., Птицыной С.М., и Калюжиной Ю.В., в нарушение ст. 306 УПК РФ не указал по какому основанию они признаны невиновными.

В возражениях на апелляционное представление оправданная Кевралетина О.В. указывает на необоснованность доводов апелляционного представления, просит приговор оставить без изменения, апелляционное представление — без удовлетворения.

В судебном заседании государственный обвинитель Валова Е.А. поддержала доводы апелляционного представления, просила оправдательный приговор отменить. Оправданные Архипов С.Н., Кавралетина О.В., Птицына С.М., Калюжина Ю.В., адвокаты Фукс Е.В., Каменщикова Н.А., Князев Д.А., Кананыкина Л.А. возражали против удовлетворения апелляционного представления, полагая, что приговор не подлежит отмене, является законным и обоснованным.

Заслушав мнение сторон, изучив материалы уголовного дела, исследовав доказательства, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что апелляционное представление государственного обвинителя подлежит частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно ч.ч. 2, 3 ст. 14 УПК РФ обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту обвиняемого, лежит на стороне обвинения, а все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном Уголовно-процессуальном кодексом Российской Федерации, толкуются в пользу обвиняемого, что соответствует положениям ст. 49 Конституции Российской Федерации.

В соответствии с требованиями ч. 2 ст. 302 УПК РФ оправдательный приговор постановляется, в частности, если в деянии подсудимого отсутствует состав преступления.

Статьей 305 УПК РФ предусмотрено, что в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора излагаются существо предъявленного обвинения, обстоятельства, установленные судом, основания оправдания подсудимого и доказательства, их подтверждающие, мотивы, по которым суд отвергает доказательства, представленные стороной обвинения, не допускается включение в оправдательный приговор формулировок, ставящих под сомнение невиновность оправданного.

Данные требования уголовно-процессуального закона судом первой инстанции не нарушены.

Доводы апелляционного представления сводятся к иной оценке исследованных судом доказательств, которые, по мнению государственного обвинителя, в достаточной степени подтверждают виновность Архипова С.Н., Кевролетиной О.В., Птицыной С.М., Калюжиной Ю.В. в совершении инкриминируемых им преступлений.

Однако с такими доводами стороны обвинения суд апелляционной инстанции согласиться не может.

В приговоре приведен подробный анализ доказательств. Суд оценил исследованные в судебном заседании доказательства с точки зрения их допустимости, достоверности и относимости, как каждое отдельно, так и в совокупности, с точки зрения достаточности для разрешения дела по существу. При этом суд пришел к правильному выводу о том, что виновность Архипова С.Н., Кевролетиной О.В., Птицыной С.М., Калюжиной Ю.В. в совершении инкриминируемых им преступлений достаточной совокупностью представленных стороной обвинения доказательств не подтверждается.

Так, в суде первой инстанции Архипов С.Н. подтвердил данные им в ходе предварительного следствия показания, из которых следует, что он, как начальник управления образования, не являлся главным распорядителем бюджетных средств, в его обязанности не входило решение вопросов, связанных с финансированием образовательной деятельности. Трудовые договоры с методистами МКОУ ДОД «ДДТ» и Центра он не заключал, их заключение относилось к компетенции главы Сузунского района и директора Центра. В феврале 2013 года он обратился к главе Сузунского района ДАВ с предложением о выделении дополнительных денежных средств в систему образования Сузунского района в связи с увеличением нагрузки и появлением дополнительных функций у работников системы образования Сузунского района, а также в связи с необходимостью организации дополнительной работы с одаренными детьми.

Глава Сузунского района ДАВ согласился вынести этот вопрос на обсуждение бюджетной комиссии районного совета депутатов Сузунского района, в дальнейшем данный вопрос был рассмотрен на очередной сессии депутатов Сузунского района, и на основании принятого решения были выделены дополнительные денежные средства. В последующем было принято решение о дополнительном финансировании МКОУ ДОД «ДДТ», открытии дополнительных четырех ставок методистов, так как у ДДТ имелась лицензия на занятия дополнительной образовательной деятельностью, а в Центре такой лицензии не было. Он принял решение трудоустроить на эти ставки работников структурного подразделения ММС Сузунского района — методистов АЛВB., ДАВ, БОВ, ВЕН, ГМА и работников Управления образования администрации Сузунского района ПСВ и КТА, так как они имели большой опыт работы, могли организовать работу с одаренными детьми.

Он представил директору МКОУ ДОД «ДДТ» Кевралетиной О.В. отношение о приеме с 01.04.2013 года указанных лиц на работу по совместительству на дополнительно открытые ставки методистов МКОУ ДОД Сузунского района «ДДТ», пояснил, что их необходимо устроить на эти ставки для выполнения ими дополнительных обязанностей по работе с одаренными детьми, а также в связи с появлением дополнительных обязанностей по основным местам работы. После этого Кевралетина О.В. трудоустроила их на должности методистов в МКОУ ДОД Сузунского района «ДДТ», где вышеуказанные работники выполняли свою работу в ДДТ, а также выполняли и дополнительно возложенные обязанности по основным местам работы. С каждым из работников он оговаривал то, какую они будут выполнять дополнительную работу по основному месту работы и по работе с одаренным детьми на базе «ДДТ». В частности, было определено, что Архипова, Базылева, Ведерникова будут организовывать олимпиады для школьников 5-11 классов. Давыдова, Громова — олимпиады для школьников младших классов. Пилипенко должна была заниматься организацией государственной итоговой аттестации школьников. Каунихина должна была вести электронную базу данных одаренных детей. Вопрос о возложении на методистов дополнительных обязанностей обсуждался с участием директора МКОУ ДОД «ДДТ» Кевралетиной О.В. В сентябре 2014 года он дал указание новому директору «ДДТ» Калюжиной Ю.В. трудоустроить на освободившиеся после увольнения ДАВ и ГМА места ЕЕВ, и САА, которые выполняли функции уволившихся сотрудников. Никакой корыстной заинтересованности от трудоустройства методистов-совместителей он лично не имел, несмотря на то, что среди них была его супруга — АЛВB.

После начала работы с одаренными детьми была создана база данных одаренных детей. Работа с одаренными детьми проводилась в Сузунской СОШ №, куда привозили детей из школ района. Он был на всех интеллектуальных играх, конкурсах, проводимых с одаренными детьми. Методисты Центра, оформленные по совместительству методистами в ДДД, разрабатывали задания, раздавали их по школам, где дети по этим заданиям готовились к интеллектуальным играм. Интеллектуальные игры проводились в виде конкурсов, КВН, заданий. Кроме этого, с такими детьми проводились и занятия. Все эти мероприятия включались в общий план работы управления образования. На еженедельно проводимых в управлении образования совещаниях заслушивались отчеты о проводимой с одаренными детьми работе. О проводимой с одаренными детьми работе он отчитывался перед главой района. Работа с одаренными детьми проводилась в районе и до 2013 года, но в нее были вовлечены только учащиеся 10-11 классов, с которыми проводились олимпиады и конференции, другие мероприятия не проводились. Организация и проведение олимпиад сводились к тому, что участвующим в них детям раздавали поступившие из области задания, на которые они отвечали, при этом работа методистов Центра заключалась в том, чтобы раздать поступившие из области задания и собрать работы учащихся, которые проверяли привлеченные педагоги. В 2013-2014 годах стали организовывать и проводить олимпиады с учащимися 2-11 классов, было увеличено количество мероприятий, направлений и предметов, по которым проводились олимпиады, произошло значительное увеличение количества учеников, участвующих в олимпиадах. Эту работу с одаренными детьми методисты проводили после работы и в выходные дни. При проведении работы с одаренными детьми Архипова вела русский язык и литературу, организовывала и участвовала в проведении олимпиад и конференций по этим предметам, Громова — организовывала и проводила в детских садах интеллектуальные игры «Умники и умницы», дошкольные спартакиады, Базылева — организовывала и проводила интеллектуальные игры, олимпиады и научные конкурсы по истории, Ведерникова — организовывала и проводила с детьми мероприятия по направлению информатики, обеспечивала информационное сопровождение при проведении мероприятий, проводимых другими методистами с одаренными детьми. Пилипенко отвечала за организацию работы по проведению ЕГЭ, вела всю необходимую документацию. В обязанности указанных лиц как методистов Центра не входила работа непосредственно с детьми. Каунихина работала в управлении образования в должности инженера- делопроизводителя, после сокращения ставки работника управления образования, принимавшего документы для устройства детей в дошкольные образовательные учреждения, эти дополнительные обязанности были возложены на Каунихину, которая должна была вести электронную базу учета детей. Исходя из того, что дополнительное финансирование было выделено не только на работу с одаренными детьми, то было принято решение о повышении Каунихиной заработной платы путем оформления ее по совместительству методистом в ДДТ, так как иного способа для повышения ей заработной платы не нашли. К нему обращалась Калюжина Ю.В. с вопросом о работе методистов –совместителей, он разъяснил ей, что они проводят работу с одаренными детьми на базе школы №.

Из показаний Кевралетиной О.В., данных в качестве подозреваемой, подтвержденных ею при допросе в качестве обвиняемой, следует, что 01 апреля 2013 в МКОУ ДОД «ДДТ» было выделено четыре ставки методистов для того, чтобы на базе МКОУ ДОД «ДДТ» открыть кружок для работы с одаренными детьми, и для этой работы необходимо было привлечь высококвалифицированных специалистов из ВУЗов г. Новосибирска. Впоследствии никакого кружка для работы с одаренными детьми создано не было, и эти 4 ставки числились вакантными, на них закладывалась заработная плата примерно около 80000 рублей в месяц. В начале апреля 2013 года начальник управления образования администрации Сузунского района Архипов С.Н. попросил, предоставив от руки написанное отношение за его подписью, принять на работу на дополнительно открытые для МКОУ ДОД «ДДТ» 4 ставки методистов работников структурного подразделения ММС Сузунского района АЛВ, ДАВ, БОВ, ВЕН, ГМА и работников Управления образования администрации Сузунского района ПСВ и КТААрхипов С.Н. пояснил, что данные работники будут только числиться в МКОУ ДОД «ДДТ», так как у этих работников много дополнительной работы по основным местам работы. При этом Архипов С.Н. ее заверил, что будет все нормально, и в случае чего он все решит. В связи с тем, что Архипов С.Н. был ее непосредственным начальником, чтобы с ним не конфликтовать и не наживать себе неприятностей, она согласилась трудоустроить указанных в его отношении сотрудников. После этого на основании письменных заявлений вышеуказанных лиц о приеме на работу она издала приказы об их приеме на работу на должности методистов в МКОУ ДОД «ДДТ», трудовых договоров она с ними не заключала, так как для этого необходимы были учебные программы, составленные ими, для указания в договорах обязанностей, чем они будут обязаны заниматься и за что нести ответственность. За все время ее работы в должности директора МКОУ ДОД «ДДТ» АЛВB., БОВ, ВЕН, ГМА, ПСВ и КТА, как методисты ДДТ, никаких учебных планов и отчетов о проделанной работе не составляли, за них этого никто не делал, они не включались как исполнители в учебные планы МКОУ ДОД «ДДТ». Никто из педагогов, методистов МКОУ ДОД «ДДТ» за указанных лиц никакой работы не выполнял. После их фиктивного трудоустройства она, по просьбе Архипова С.Н., вела, как директор, и подписывала табели учета рабочего времени, зная о том, что они, за исключением ДАВ, никакой работы в МКОУ ДОД «ДДТ» не выполняли, и передавала табели в бухгалтерию МКУ «Сузунский центр обеспечения».

Из показаний Кевралетиной О.В., данных ею в суде первой инстанции, следует, что в преступный сговор с Архиповым С.Н. она не вступала, корыстной заинтересованности от устройства методистов-совместителей у нее не было, денежные средства ей не вверялись, она не являлась главным распорядителем бюджетных средств. В 2013 году начальник управления образования Архипов С.Н. сообщил ей о том, что на базе МКОУ ДОД «ДДТ» будет открыта школа одаренных детей, для работы в которой будут приглашаться педагоги из ВУЗов г. Новосибирска. В дальнейшем педагоги из г. Новосибирска отказались ехать в р.п. Сузун, и Архипов С.Н. сказал, что справятся силами своих педагогов. Весной 2013 года Архипов С.Н. обратился к ней с письменным отношением о принятии на работу в МКОУ ДОД «ДДТ» методистами на неполные ставки методистов межшкольного методического центра АЛВ, ДАВ, БОВ, ВЕН, ГМА и работников Управления образования администрации Сузунского района ПСВ и КТА Все вышеперечисленные совместители написали заявления, она издала приказы об их устройстве на работу в качестве внешних совместителей.

Письменные трудовые договора она с ними не заключила, так как не могла заполнить в бланках договоров раздел – «трудовые обязанности», не знала содержание должностных инструкций методистов- совместителей, не могла их составить самостоятельно, так как не знала, чем они будут заниматься. В устном порядке они с Архиповым С.Н. обговорили, что в школе одаренных детей АЛВ будет вести с детьми занятия по литературе, Ведерникова — по математике, Базылева — по истории, и т.д., все направления обучения были охвачены. Каунихина должна была заниматься базой данных по одаренным детям. Кроме того, методисты — совместители должны были проводить разовые мероприятия — конкурсы, олимпиады. В дальнейшем она так и не смогла сформулировать должностные обязанности методистов-совместителей. Планы, программы занятий методисты-совместители не готовили и ей не сдавали, о выполнении этих планов и программ перед нею не отчитывались. В управлении образования эти вопросы обсуждались в устном порядке. При ней в МКОУ ДОД «ДДТ» детей в школу одаренного ребенка никто не принимал, это невозможно было сделать, так как дети из сельских школ не могли приезжать и присутствовать на занятиях, где и как проводились занятия — она не знает. По какой причине в планах работы МКОУ ДОД «ДДТ» за 2013- 2014 годы, кроме научно-практической конференции школьников, нет других мероприятий по направлению работы с одаренными детьми, она объяснить не может. Она признает, что все мероприятия (олимпиада школьников, конкурс «Школа одаренного ребенка» и прочие конкурсы) имелись в планах работы Управления образования администрации Сузунского района. Она не знает как можно разделить, когда АЛВ, ДАВ, БОВ, ВЕН, ГМА, ПСВ и КТА работали во всех этих конкурсах, выполняя обязанности по основному месту работы, а когда — как методисты совместители, как работники МКОУ ДОД «ДДТ».

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

В суде первой инстанции после отмены обвинительного приговора Кевралетина О.В. пояснила, что она узнавала, почему методистов оформляют в ДДТ, ей поясняли, что в Центре нет лицензии на занятие образовательной деятельностью. Дополнительное финансирование было выделено для оплаты четырех единиц методистов, и оно не повлияло на ранее установленное финансирование ДДТ. Дополнительно выделенные денежные средства расходовались на зарплату и премии вновь принятых четырех методистов, перерасхода этих средств не было. Она составляла, подписывала табели учета рабочего времени, в которых проставляла часы работы вновь принятых методистов, которые сдавала в Центр, где им производилось начисление заработной платы, заработная плата перечислялась на банковские карты работников. В табелях учета рабочего времени она не указывала часы работы в выходные дни, так как бухгалтерия не принимала такие табели к оплате, поскольку это влекло бы двойную оплату. Основное место работы вновь принятых методистов было в школе №, так как в ДДТ не хватало места. Она в преступный сговор с Архиповым не вступала, вновь принятые в ДДТ методисты проводили работу с одаренными детьми, по формированию групп одаренных детей, в апреле 2013 года ими была проведена интеллектуальная игра. Она присутствовала на еженедельно проводимых в управлении образования совещаниях, где заслушивались отчеты методистов о работе, проводимой ими с одаренными детьми. Каунихиной она проставляла рабочие часы в табелях учета рабочего времени, так как та вела электронную базу данных по учету одаренных детей. Она никому не жаловалась и не говорила о том, что вновь принятые в ДДТ методисты не работают.

Из показаний Птицыной С.М., допрошенной в ходе предварительного следствия в качестве подозреваемой и обвиняемой, следует, что она с октября 2013 года, после увольнения Кевралетиной О.В., исполняла обязанности директора, в декабре 2013 года она была назначена на должность директора МКОУ ДОД Сузунского района «ДДТ», в которой проработала по март 2014 года. После увольнения Кевралетиной О.В. ей стало известно о том, что в апреле 2013 года в МКОУ ДОД «ДДТ» были даны четыре ставки методистов, что методистами числятся работники структурного подразделения ММС Сузунского района АЛВ, ДАВ, БОВ, ВЕН, ГМА, а также работники управления образования администрации Сузунского района ПСВ и КТА Указанные работники ММС Сузунского района и управления образования администрации Сузунского района, за исключением ДАВ, насколько ей было известно, трудовую деятельность как методисты МКОУ ДОД «ДДТ» не осуществляли, учебных планов на месяц и год, с указанием мероприятий и сроков их исполнения, не составляли и не предоставляли отчетов по своей деятельности в МКОУ ДОД «ДДТ». Они выполняли трудовые обязанности как методисты ММС Сузунского района и как работники Управления образования администрации Сузунского района, они только числились в МКОУ ДОД «ДДТ», и их работу за них никто не выполнял. После увольнения Кевралетиной О.В. с должности директора она обратилась к начальнику управления образования Сузунского района Архипову С.Н. с вопросом о том, что ей делать с неработающими в МКОУ ДОД «ДДТ» АЛВB., БОВ, ВЕН, ГМА, ПСВ и КТААрхипов С.Н. ответил, чтобы она с ними ничего не делала, так как это его люди, она должна только проставлять им в табелях учета рабочего времени выполнение трудовой деятельности в МКОУ ДОД «ДДТ» как методистов. Архипов С.Н. был ее непосредственным начальником, чтобы с ним не конфликтовать, она согласилась. В дальнейшем она вела и подписывала табели учета рабочего времени, зная о том, что данные лица никакой работы в МКОУ ДОД «ДДТ» не выполняли, за исключением ДАВ Кроме этого, она, по устному распоряжению Архипова С.Н., издавала приказы об их премировании, которые передавала для изучения Архипову С.Н., и он их проверял. После этого приказы о поощрении и табели учета рабочего времени она передавала в бухгалтерию МКУ «Сузунский центр обеспечения», где им начислялась заработная плата и премии. За все время ее работы в МКОУ ДОД «ДДТ» АЛВ, ДАВ, БОВ, ВЕН, ГМА, ПСВ и КТА, как исполнители, не включались в общие годовые и месячные планы работы МКОУ ДОД «ДДТ», так как они только числились в МКОУ ДОД «ДДТ» и никакой работы не выполняли.

Из показаний Птицыной С.М., данных в ходе судебного следствия, также следует, что заполняя табели учета рабочего времени, приказы о поощрении, она не знала, как их оформлять, поэтому заполнила их по образцу за предыдущий месяц, не вникая особо в их содержание. Архипов С.Н. ей говорил, что методисты-совместители работают по программе «Одаренные дети», и чтобы она не вмешивалась в их работу. После разговора с Архиповым С.Н. она не могла избавиться от сомнений о том, все ли тут законно, поэтому она вновь пошла к нему с этим же вопросом. Архипов С.Н. ей повторно объяснил тоже самое. До декабря 2013 года она исполняла обязанности директора, в декабре ее назначили на должность директора. В период до нового года в связи с тем, что она вникала в обязанности по новой должности, были заботы в связи с окончанием года, она заполняла табели учета рабочего времени, готовила приказы о поощрении, не вникая в проблему методистов-совместителей, полагаясь на разъяснения Архипова С.Н. Затем до 06.02.2014 года она находилась на учебе в г.Новосибирске. Она знала, что АЛВB., ДАВ, БОВ, ВЕН, ГМА, ПСВ, КТА никакой работы в детском доме творчества не выполняли, программ, планов работы, отчетов о проделанной работе они руководству ДДТ не предоставляли, на планерках, совещаниях коллектива учреждения никогда не присутствовали. 0,25 ставки по должности означает, что человек должен 9 часов в неделю работать как совместитель, 0,5 ставки — это 18 часов в неделю. Все это понимая, от совместителей она ничего не требовала, опасаясь испортить отношения со своим руководителем Архиповым С.Н., на конфликт не шла, боясь потерять на работу. Она, как руководитель, заполняла и подписывала табели учета использования рабочего времени с несоответствующими действительности сведениями, готовила приказы о поощрении за октябрь, ноябрь, декабрь 2013 года и за январь, февраль 2014 года, ежемесячно до 19 числа сдавала эти документы в бухгалтерию МКУ «Сузунский центр обеспечения». Она переживала, что поступает неправильно, незаконно. В феврале 2016 года она пошла к главе Сузунского района ДАВ и написала заявление об увольнении, так как поняла, что ничего исправить не сможет. О программе «Одаренные дети», на которую ссылался Архипов С.Н., она в тот период мало что знала, поверила ему. В настоящее время, имея опыт работы в р.п.Кольцово в МБУД «Созвездие», она знает, что существует областная программа с таким названием. Для участия в данной программе нужно подготовить документы, обосновать и защитить грант, на средства которого создать ресурсный центр для работы с одаренными детьми. Работа по этой программе — это система конкретных мероприятий по работе непосредственно с детьми. Насколько она знает, в период 2013-2014 годов Сузунский район в областной программе «Одаренные дети» не участвовал, какая работа по данной программе могла проводиться — ей неизвестно.

Она допускает, что могла с нарушениями оформлять документы, на основании которых работникам детского дома творчества выдавалась заработная плата, но это не преступление, а только административный проступок, за который она готова понести дисциплинарное или административное наказание.

Допрошенная в судебном заседании суда первой инстанции после отмены обвинительного приговора Птицына С.М. пояснила, что никакой корыстной заинтересованности у нее не было, денежные средства ей вверены не были, в предварительный сговор с Архиповым она не вступала, так как методисты — совместители были приняты на работу до ее назначения на должность директора ДДТ. Архипов С.Н. ей пояснял, что указанные методисты ведут работу с одаренными детьми по месту их основной работы. У нее не было оснований не доверять Архипову. Ей было известно, что методисты совместители проводили с одаренными детьми конкурсы, олимпиады. Методистам — совместителям она проставляла в табелях учета рабочее время, исходя из их времени работы, которое было указанно в приказах об их приеме на работу. Премиальные выплаты им начислялись с учетом объема их работы, который она уточняла у Архипова, после согласования с профсоюзным комитетом. Она и председатель профкома подписывала приказы о выплате премиальных, которые вместе с табелями учета рабочего времени передавались в Центр, где производилось начисление заработной платы, которая перечислялась на счета работников. В непосредственном подчинении у начальника управления образования она не находилась, ее непосредственным работодателем являлся глава Сузунского района ДАВ

Подтвердив оглашенные показания, данные в ходе предварительного и судебного следствия, Птицына С.М. пояснила, что она говорила следователю о том, что методисты — совместители не выполняли работу в ДДТ, о том, что они вообще не работали с одаренными детьми, не говорила. Архипов не мог ее уволить, так как не являлся работодателем. О программе работы с одаренными детьми она не знала, узнала об этом после того, как Архипов разъяснил ей, что вновь принятые по совместительству в ДДТ методисты проводят работу с одаренными детьми.

Из показаний Калюжиной Ю.В., данных в ходе предварительного следствия в качестве подозреваемой и обвиняемой, следует, что с 05.03.2014 по 10.03.2014 она исполняла обязанности директора ДДТ, а с 10.03.2014 была назначена на должность директора. 01.04.2013 в ДДТ были открыты четыре ставки методистов для того, чтобы на базе ДДТ открыть кружок для работы с одаренными детьми, и для этой работы необходимо было привлечь высококвалифицированных специалистов из ВУЗов г. Новосибирска, никакого кружка для работы с одаренными детьми создано не было. Эти ставки числились вакантными, на них была заложена зарплата примерно около 80000 рублей в месяц. Насколько ей известно, начальник управления образования администрации Сузунского района Архипов С.Н. попросил Кевралетину О.В., которая в то время была директором, на основании его отношения фиктивно принять на работу работников управления образования и ММС Архипову Л.B., ДАВ, ВЕН, БОВ, ГМА, ПСВ и КТА в связи с тем, что у них было много работы по основному месту работы. Кевралетина О.В. согласилась и фиктивно приняла их на должности методистов МКОУ ДОД «ДДТ», указанные методисты, за исключением ДАВ, никакой работы в ДДТ не выполняли. Осенью 2013 года Кевралетина О.В. уволилась с должности директора, и на ее место пришла Птицына С.М., которая, зная о том, что фиктивно принятые Кевралетиной О.В. работники управления образования и ММС не выполняют работу в ДДТ, составляла на них табели учета рабочего времени, издавала приказы об их поощрении, им выплачивалась заработная плата и премии. В начале марта 2014 года глава &lt,адрес&gt,ДАВ предложил ей должность директора МКОУ ДОД «ДДТ», она сообщила ему о том, что на должностях методистов МКОУ ДОД «ДДТ» числятся работники администрации и ММС, которые фактически на рабочих местах не бывают. ДАВ ответил, что Архипов С.Н. ему ранее объяснял, что указанные лица выполняют определенный круг обязанностей по своим основным местам работы, на что было выделено дополнительное финансирование через сессию депутатов, и согласно решению сессии был увеличен фонд заработной платы МКОУ ДОД «ДДТ» и дополнительно введены четыре ставки методистов. После увольнения Птицыной она заступила на должность директора. Она обратилась к Архипову С.Н. по поводу числящихся и не выполняющих никакой работы в МКОУ ДОД «ДДТ» АЛВ, БОВ, ВЕН, ГМА, ПСВ и КТААрхипов С.Н. ответил ей, чтобы она с указанными лицами ничего не делала, ее задача только заполнять табели рабочего времени о якобы выполнении ими трудовой деятельности в МКОУ ДОД «ДДТ» как методистов, также он пояснил, что у этих лиц были расширены должностные обязанности, и эти лица выполняют свои расширенные обязанности на своих основных рабочих местах. Проверить, выполняли ли действительно указанные лица, свои расширенные обязанности на основных рабочих местах, она не могла и поэтому доверилась Архипову С.Н., так как он был ее непосредственным начальником, она не хотела конфликтовать с ним, не хотела потерять должность директора, заработную плату, положение. В период с 05.03.2014 по 12.03.2015 она вела и подписывала табели учета рабочего времени, зная о том, что данные лица в здании МКОУ ДОД «ДДТ» трудовой деятельностью не занимались, а выполняли свои должностные обязанности на своих основных рабочих местах в администрации и в ММС. В дальнейшем председатель ревизионной и бюджетной комиссии совета депутатов Сузунского района Рождественский сказал, чтобы она разобралась с фондом оплаты труда МКОУ ДОД «ДДТ». Она не могла самостоятельно разрешить эту ситуацию, поэтому обратилась за помощью в ОМВД РФ по Сузунскому району к Ошлыкову A.Л., которому сообщила о том, что Архипова Л.B., Базылева О.В., Ведерникова Е.Н., Громова М.А., Пилипенко С.В. и КТА только числятся в МКОУ ДОД «ДДТ», своих обязанностей методистов не выполняют, а получают за это зарплату и премии. Ошлыков A.Л. сообщил ей, что этим делом уже занимаются и предложил сотрудничество, на что она согласилась. В последующем, по заданию ОАД, она предоставляла ему информацию, которая его интересовала, а также ксерокопии документов, касающихся этих лиц. В сентябре 2014 года Архипов С.Н. вызвал ее в Управление образования администрации Сузунского района, где дал устное указание фиктивно трудоустроить на работу еще двух сотрудников администрации на должность методистов, а именно ЕЕВ и САА в связи с тем, что после увольнения ДАВ и ГМА, которые ранее были трудоустроены Кевралетиной О.В. на должности методистов в МКОУ ДОД «ДДТ», освободилась ставка методиста. Архипов С.Н. пояснил ей, что САА и ЕЕВ также, как и АЛВ, БОВ, ВЕН, ПСВ, КТА, будут только числиться как методисты в МКОУ ДОД «ДДТ», а выполнять свои должностные обязанности будут по своим основным местам работы в ММС и в Управлении образования района, так как у САА и ЕЕВ много работы по основным местам работы. Она сказала Архипову С.Н., что это незаконно, так как САА и ЕЕВ, как и предыдущие трудоустроенные фиктивно лица, выполнять работу, предусмотренную Уставом и должностной инструкцией методиста «ДДТ», не будут. На это Архипов С.Н. ответил, что это не ее дело, это ему решать. В это время при ней находилось скрытое аудизаписывающее устройство, которое ранее было передано Ошлыковым. Она не стала перечить Архипову и согласилась. Аудиозаписывающее устройство с записью разговора с Архиповым С.Н. ею было передано сотруднику полиции Ошлыкову A.Л. После этого она произвела оформление на работу САА и ЕЕВ, издав приказы об их приеме на работу на должности методистов в МКОУ ДОД «ДДТ», трудовых договоров с ними она не заключала, так как для их составления были необходимы составленные ими учебные программы, для указания в договорах их обязанностей и их ответственности, однако ими никаких учебных программ предоставлено не было. После их трудоустройства она подписывала табели рабочего времени, зная о том, что они, как и АЛВB., БОВ, ВЕН, ПСВ, КТА, никакой работы в здании МКОУ ДОД «ДДТ» не выполняли, и передавала их в бухгалтерию МКУ «Сузунский центр обеспечения». За все время ее нахождения в должности директора МКОУ ДОД «ДДТ» АЛВ, ДАВ, БОВ, ВЕН, ГМА, ПСВ и КТА, САА, ЕЕН учебных планов методистов МКОУ ДОД «ДДТ» не составляли, отчетов о проведенной ими работы не писали и не предоставляли, за них этого никто не делал, какая-либо документация по данному поводу отсутствовала, также они не включались как исполнители какого либо мероприятия в общие учебные планы МКОУ ДОД «ДДТ», так как они выполняли свои непосредственные обязанности по их основным местам работы. Никто из педагогов, методистов МКОУ ДОД «ДДТ» за указанных лиц никакой работы не выполнял, за исключением ДАВ, которая сама в полном объеме, как совместитель в МКОУ ДОД «ДДТ», выполняла работу как педагог дополнительного образования. В связи с тем, что сотрудники полиции стали проверять МКОУ ДОД «ДДТ», в ноябре — декабре 2015 года к ней пришли АЛВB., БОВ, ВЕН, ПСВ, КТА, САА и ЕЕН с заявлениями об увольнении по собственному желанию, на основании которых она издала приказы об их увольнении.

Из показаний Калюжиной Ю.М., данных в судебном разбирательстве, следует, что она частично признала себя виновной, пояснив, что она вносила в табели учета рабочего времени, не соответствующие действительности сведения, что при вступлении на должность директора имущество детского дома творчества и денежные средства ей не передавались. Она не была главным распорядителем бюджетных средств, денежные средства учреждения ей не вверялись. В преступный сговор с Архиповым С.Н. она не вступала, так как к тому времени, когда она стала директором ДДТ, все методисты-совместители были устроены, заработная плата им выплачивалась. Она была вынуждена выполнять те действия, которые указаны в предъявленном ей обвинении. Она пыталась с этим бороться, но у нее ничего не получилось. При этом она хотела сохранить за собою должность директора, заработную плату. Она думала, что ей удастся ситуацию как-то разрешить, но ничего не вышло. По поводу трудоустройства САА и ЕЕН она считает, что связанные с этим обстоятельства ей необоснованно были включены в предъявленное обвинение. Она бы их на работу не приняла, но сотрудник полиции Ошлыков A.Л., с которым она сотрудничала, который давал ей указания как поступать, сказал, что это необходимо сделать для изобличения лиц, виновных в совершении преступления. Он имел в виду, в частности, начальника управления образования Архипова С.Н.

Кроме того, Калюжина Ю.В. поясняла, что при изложении ее показаний были допущены неточности, а именно: Архипов говорил, чтобы она приняла на работу Ситникову и Емельченко, но при этом не употреблял слово «фиктивно». Она, давая показания, также не использовала термин «фиктивно». Кружок для работы с одаренными детьми создан не был, но работа с одаренными детьми проводилась в других формах. Некоторые мероприятия, олимпиады, конкурсы и их этапы, проводились не в ДДТ. В помещении ДДТ вновь принятые по совместительству методисты не работали.

Калюжина Ю.В. в судебном заседании суда первой инстанции после отмены обвинительного приговора пояснила, что в период с 05.03.2014 по 12.03.2015 она работала директором МКОУ ДОД Сузунского района «ДДТ». На момент вступления в эту должность она знала о том, что АЛВB., ДАВ, ВЕН, БОВ, ГМА, ПСВ и КТА, оформленные по совместительству на работу в качестве методистов ДДТ, фактически в доме детского творчества не работали. При рассмотрении у главы Сузунского района ДАВ вопроса о назначении ее на должность исполняющего обязанности директора ДДТ, она спросила у него о принятых на работу в ДДТ методистах, которые фактически не работают. Он объяснил ей, что возникла необходимость проведения работы с умными, талантливыми детьми, поэтому в ДДТ было выделено дополнительное финансирование для оплаты лицам, выполняющим эту работу, что дополнительное финансирование идет не за счет средств, выделенных на финансирование деятельности ДДТ. Она присутствовала на планерках, еженедельно проводимых в управлении образования, где методисты постоянно отчитывались по работе с одаренными детьми. Она в тот период не знала обязанностей методистов Центра и считала, что проведение работы с одаренными детьми входит в круг их обязанностей как методистов Центра. Методисты – совместители в помещении ДДТ никаких мероприятий не проводили. Она обращалась по этому вопросу к Архипову С.Н., который объяснил, что на этих лиц возложены дополнительные обязанности по работе с одаренными детьми. АЛВB., ДАВ, ВЕН, БОВ, ГМА, ПСВ и Каунихина, Т.А., как методисты ДДТ, никаких планов работы и отчетов об их исполнении не составляли. С весны 2014 года к ней неоднократно приходил председатель бюджетной комиссии Сузунского совета депутатов, который говорил, что в ДДТ имеются нарушения, так как принятые по совместительству в ДДТ методисты фактически не работают, поэтому нужно будет проводить ревизию. После этого была проведена ревизия. После увольнения Громовой и Давыдовой к ней пришли Емельченко и Ситникова, которых Архипов рекомендовал принять по совместительству в ДДТ методистами. В это время она уже сотрудничала с полицией, работники полиции Васютин и Ошлыков неоднократно беседовали с нею и убеждали ее в том, что, если она хочет пойти по делу в качестве свидетеля, то ей нужно сотрудничать с ними. Они говорили, что уже доказано, что эти лица оформлены на работу в ДДТ фиктивно. Ошлыков говорил ей о том, что для изобличения Архипова в совершении преступления нужно Ситникову и Емельяненко оформить на работу. Ошлыков дал ей на ее рабочем месте диктофон, по его просьбе она ходила к Архипову и записала содержание состоявшегося между ними разговора. При выдаче диктофона Ошлыков никаких документов не оформлял. Этот диктофон видели у нее и помогали прятать Овчарова и Давыдова, видевшие, что к ней на работу приходил Ошлыков. Сговора с Архиповым на совершение преступления у нее не было, у нее с ним были неприязненные отношения. Она не являлась распорядителем финансовых средств, частично признавала свою вину, потому что вела табели учета рабочего времени, и ей говорили о том, что она вносила в них фиктивные сведения, проставляя рабочее время методистам-совместителям, хотя рабочее время в табелях учета проставлялось им и до ее назначения на должность директора ДДТ. Она спрашивала у бухгалтеров Центра как проставлять методистам рабочее время в выходные дни, ей объяснили, что в табелях учета не нужно указывать работу в выходные дни, так как в таком случае придется производить оплату в двойном размере. Она также издавала приказы о выплате премий. Перед их распределением из Центра сообщали выделенную на эти цели сумму. Сумму премий дополнительно принятым в ДДТ методистам согласовывали с Архиповым, который сообщал об объеме проделанной методистами работы. Как объясняла экономист Центра СГВ, на вновь принятых в ДДТ по совместительству методистов, в смете были заложены суммы премий. Никакой корысти у нее не было.

Проанализиров изложенные показания Архипова С.Н., Кевралетиной О.В., Птицыной С.М., Калюжиной Ю.В., суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что показания Архипова С.Н. в ходе предварительного и судебного следствия последовательны, не имеют противоречий, ставящих под сомнение выводы суда первой инстанции о наличии оснований для оправдания.

Из показаний Кевралетиной О.В., Птицыной С.М., Калюжиной Ю.В., данных в ходе предварительного следствия, усматривается, что оправданные поясняли, что методисты –совместители АЛВ, БОВ, ВЕН, ГМА, ПСВ, КТА, ЕЕВ, САА не работали в МКОУ ДОД «ДДТ», в том числе по программе «Одаренные дети».

Суд апелляционной инстанции не может не согласиться с выводами суда первой инстанции о том, что эти показания Кевралетиной О.В., Птицыной С.М., Калюжиной Ю.В. обусловлены тем, что у них в ходе предварительного следствия не выяснялись обстоятельства, связанные с проводимой методистами-совместителями работой, не обусловленной трудовыми договорами (должностными инструкциями) по основному месту работы, в том числе, по программе «Одаренные дети», за пределами дома детского творчества. Обстоятельства, связанные с этой работой, выполняемой методистами – совместителями АЛВ, БОВ, ВЕН, ГМА, ПСВ, КТА, ЕЕВ, САА за пределами дома детского творчества, выяснялись в ходе судебного следствия.

При этом из показаний Кевралетиной О.В., данных в суде, усматривается, что она не знала по каким критериям можно разделить выполнение методистами-совместителями работы по их основному месту работы и в качестве методистов МКОУ ДОД «ДДТ».

Согласно показаниям Калюжиной Ю.В. она не знала, какие обязанности имеют методисты-совместители, полагала, что проведение работы с одаренными детьми входит в круг их обязанностей как методистов Центра.

Кроме того, в ходе судебного следствия Кевралетина О.В. пояснила, что основное место работы вновь принятых методистов было в школе №, так как в ДДТ не было возможности отвести им рабочие места, методисты-совместители работали с одаренными детьми, она присутствовала на еженедельно проводимых в управлении образования совещаниях, где заслушивались отчеты методистов о работе с одаренными детьми, Каунихина вела электронную базу по учету одаренных детей, методисты-совместители получали заработную плату за реально выполненную работу.

Из показаний Птицыной С.М. в суде следует, что от Архипова С.Н. ей стало известно, что методисты-совместители ведут работу по программе «Одаренные дети» по месту основной своей работы, ей было известно, что эти методисты проводили с детьми конкурсы, олимпиады.

Калюжина Ю.В. в суде поясняла, что от главы Сузунского района ДАВ ей было известно, что дополнительное финансирование ДДТ было выделено для оплаты лицам, выполняющим дополнительную работу, в том числе, работающим с одаренными детьми. Архипов С.Н. ей сообщал, что на методистов-совместителей возложены дополнительные обязанности по работе с одаренными детьми. Она присутствовала на планерках, еженедельно проводимых в управлении образования, на которых методисты постоянно отчитывались о проделанной работе с одаренными детьми.

Суд апелляционной инстанции принимает во внимание также то, что показания оправданных в части того, что дополнительное финансирование МКОУ ДОД «ДДТ» с открытием дополнительных четырех ставок методистов было обусловлено, в том числе необходимостью организации работы с одаренными детьми, что методистами-совместителями на базе учебных учреждений проводилась работа по программе «Одаренные дети», что эта непосредственная работа с детьми не входит в их обязанности как методистов Центра и методистов управления образования, что они получали заработную плату в ДДТ за выполняемую работу, что методисты — совместители отчитывались на еженедельно проводимых в управлении образовании совещаниях о проведенной ими работе по программе «Одаренные дети», что начальник управления образования Архипов С.Н. также представлял отчеты о проводимой методистами работе с одаренными детьми в администрацию района, не опровергнуты доказательствами, представленными стороной обвинения, а подтверждаются доказательствами, представленными сторонами, исследованными судом первой инстанции.

Так, из показаний представителя потерпевшего ГЕС следует, что учредителем МКОУ ДОД «ДДТ» является муниципальное образование Сузунского района Новосибирской области, финансируется данное учреждение за счет средств местного бюджета, указанные в обвинении денежные средства являются средствами бюджета Сузунского района, главный распорядитель которых – глава администрации Сузунского района, трудовые договоры с директорами учреждения МКОУ ДОД «ДДТ» заключал глава администрации Сузунского района.

Согласно показаниям свидетеля ДАВ до 2018 года он работал в должности главы Сузунского района и являлся главным распорядителем бюджетных средств. В 2013 году перед администрацией района встал вопрос о необходимости совершенствования деятельности образовательных учреждений Сузунского района. Проблема заключалась в том, что выпускники школ района не имели возможности в полной мере реализовать свой потенциал, не могли получить той подготовки, какая необходима для поступления в ведущие ВУЗы страны. Вопрос о необходимости организации и проведения дополнительных занятий с учениками школ, имеющими высокие показатели в учебе, был поднят управлением образования администрации Сузунского района. Он, как глава района, поддержал эту инициативу. Было принято решение занятия с детьми организовать силами методистов межшкольного методического центра, сотрудниками управления образования, так как все они педагоги с высоким уровнем подготовки и с большим опытом работы. Однако МКУ «Межшкольный методический центр» не имел лицензии на проведение занятий с детьми, поэтому организовать дополнительные занятия с детьми при данном учреждении было невозможно, а потому было принято решение организовать работу с одаренными детьми при МКОУ ДОД «ДДТ», выделить дополнительные штатные единицы, соответственно увеличить фонд оплаты труда данного учреждения. От начальника управления образования Архипова С.Н. поступило соответствующее обращение, которое он поддержал и передал его на рассмотрение в Совет депутатов Сузунского района, на сессии которого было принято решение об увеличении фонда оплаты труда МКОУ ДОД «ДДТ». В 2014 году ревизионная комиссия, проводившая проверку, установила, что исполнение обязанностей методистов в МКОУ ДОД «ДДТ» по совместительству по времени совпадало с исполнением этими сотрудниками обязанностей по основному месту работы. Нарушения при оформлении методистов по совместительству в ДДТ были допущены из-за некомпетентности руководителей учреждения, которые неправильно оформили документы. Он считает, что никаких нарушений при выплате денежных средств допущено не было. Можно было эту работу проводить на базе любой школы. Это было дополнительное образование, не входящее в обязательную программу обучения, предусмотренную государственным стандартом. Вопрос об увеличении зарплаты методистам центра мог быть решен и иным путем, без их оформления по совместительству в ДДТ. Методисты Центра по месту основной работы должны были проводить работу с преподавателями, в их обязанности не входила непосредственная работа с детьми.

Свидетель РТГ – в период до ноября 2014 года главный бухгалтер МКУ «Центр бухгалтерского, материально-технического и информационно-методического обеспечения учреждений образования Сузунского района» поясняла, что о работе методистов Центра по внешнему совмещению в МКОУ ДОД «ДДТ» она узнала из поступающих в бухгалтерию табелей учета рабочего времени. На сессии совета депутатов Сузунского района, на которой она присутствовала, было принято решение об увеличении фонда заработной платы МКОУ ДОД «ДДТ», что позволяло ввести в учреждение четыре дополнительные штатные единицы, увеличение фонда заработной платы в указанном учреждении было связано с программой «Одаренные дети».

Из показаний свидетеля БГС следует, что в 2013 году она обеспечивала участие детей на конкурсе «Умники и умницы» по истории, проводимом на базе школы № в р.п. Сузун, в проведении указанного конкурса участвовали АЛВ и БОВ В 2013 году методисты Центра при проведении олимпиад и конкурсов оказывали помощь не только преподавателям, но и школьникам, проверяли работы участников конкурсов, олимпиад. Олимпиады стали проводится с учащимися не только 8-11 классов, но и других классов, Архипова являлась организатором работы с одаренными детьми, занятия с которыми проводились на базе СОШ №.

Свидетели ПСВ, КТА поясняли, что на них были возложены дополнительные обязанности, за выполнение которых им выплачивались денежные средства МКОУ ДОД «ДДТ», где они были трудоустроены методистами.

Согласно показаниям свидетеля АЛВ с 01.11.2011 года она работает в МКУ «Центр бухгалтерского, материально-технического и информационно-методического обеспечения учреждений образований Сузунского района», а именно в его структурном подразделении ММЦ Сузунского района в должности руководителя информационно-методического отдела. В связи с тем, что возникла необходимость в повышении уровня образовательного процесса, в 2013 году у нее и у других методистов ММЦ произошло значительное увеличение должностных обязанностей, однако данные дополнительные обязанности в ММЦ им никто не оплачивал, и должностными инструкциями они не были предусмотрены. В частности, необходимо было организовать работу по направлению «Одаренные дети». Главой Сузунского района ДАВ обсуждался вопрос о работе с одаренными детьми сел района. В управлении образования обсуждался вопрос о необходимости активизации этой работы. Начальник управления образования Архипов С.Н. предложил заниматься этой работой. До этого методисты Центра были только организаторами работы с одаренными детьми, а после стали сами принимать непосредственное участие в этой работе с детьми. Архипов С.Н. предложил всем методистам информационно-методического отдела трудоустроиться в МКОУ ДОД «ДДТ». Методистами в ДДТ они были устроены, потому что это дополнительная образовательная деятельность, а Центр не является образовательным учреждением. В конце марта, начале апреля 2014 года она, ДАВ, ГМА, ВЕН и БОВ написали заявления о приеме на работу в МКОУ ДОД «ДДТ», так как им об этом сказала директор Кевралетина О.В. За выполнение дополнительных обязанностей, а именно: курирование работы с одаренными детьми, организацию ведения «Школы одаренного ребенка», интеллектуальные конкурсы, выпуск брошюр с заданиями для детей и педагогов, составление заданий для проведения олимпиад в 3-6 классах, мониторинг работы научных обществ, ведение базы данных одаренных детей, ей стали доплачивать денежные средства с МКОУ ДОД «Дом детского творчества» из расчета 0.5 ставки методиста, ежемесячно в размере около 6000 рублей. Данные деньги она получала, считая, что выполняет дополнительную работу, которая непосредственно связана с детьми и относится к деятельности МКОУ ДОД «ДДТ». Всего за период работы она получила около 200000 рублей. В указанный период проводили конкурсы детских исследовательских работ, конференцию, на которой оценивались эти работы, проводились олимпиады, конкурсы с ребятами младшего возраста «Умники и умницы», ранее эти конкурсы проводились только со старшеклассниками, выпустили два номера Альманаха детского творчества. Она, Базылева и Ведерникова, каждая по своему направлению, соответственно, по русскому языку, истории и математике, составляли перечень вопросов для детей, участвующих в проводимых мероприятиях, проверяли и отбирали лучшие работы, корректировали работы, Базылева оформляла на них карточки. Трудовые обязанности в МКОУ ДОД «ДДТ» она выполняла в свободное от основной работы время, вечерами в пятницу, в субботу. За дополнительно возложенные на нее обязанности по месту основной работы ей производилась оплата за счет МКОУ ДОД «ДДТ». Мероприятия по программе «Одаренные дети» были плановыми мероприятиями районного управления образования. В планах работы МКОУ ДОД «ДДТ» не было ее мероприятий как методиста данного учреждения. Она и другие методисты ММЦ, работавшие в МКОУ ДОД «ДДТ», в устной форме распределили между собою обязанности по работе с одаренными детьми, поэтому планов работы в МКОУ ДОД «ДДТ» они не готовили, отчетов о проделанной работе руководству детского дома творчества не предоставляли. Все отчеты о проделанной с одаренными детьми работе она сдавала в управление образования администрации Сузунского района.

Из показаний свидетеля БОВ следует, что с апреля 2013 года по декабрь 2014 года она, будучи трудоустроенной методистом в МКУ ДОД «ДДТ», выполняла обязанности по работе с одаренными детьми: организовывала и проводила интеллектуальные игры с одаренными детьми (проведено около 6-7 игр), оформляла журнал «Альманах», принимала участие в работе жюри при проведении мероприятий с одаренными детьми, эту работу она выполняла вечерами по пятницам и субботам, когда готовились крупные мероприятия, то раньше приходила на работу и задерживалась после ее окончания. Всю эту работу она проводила вместе с Архиповой и Ведерниковой, о проделанной работе отчитывались перед управлением образования, в обязанности методистов Центра по месту основной работы не входила работа с одаренными детьми. Все мероприятия с одаренными детьми проводились на базе СОШ №, куда приезжали учащиеся школ района.

Свидетель ГМА поясняла, что она была принята на работу в МКОУ ДОД «ДДТ» методистом, она выполняла обязанности по организации и проведению олимпиад в основной и начальной школах, участвовала в организации интеллектуальных игр для дошкольников «Умники и умницы».

Согласно показаниям свидетеля ЕЕВ она была трудоустроена методистом в МКОУ ДОД «ДДТ», на нее были возложены обязанности, связанные с проведением Всероссийской школьной олимпиады, она координировала организацию Всероссийской олимпиады школьников муниципального и регионального этапов.

Из показаний свидетеля ВЕН следует, что в феврале-марте 2013 года на совещании у начальника управления образования Сузунского района Архипова С.Н. было принято решение об организации работы с одаренными детьми через детский дом творчества. Трудоустройство методистами в МКОУ ДОД «ДДТ» было произведено в связи с тем, что на них (методистов) были возложены обязанности по работе с одаренными детьми, а учреждение, в котором они работали, не имело лицензии на проведение образовательной деятельности. Все мероприятия с одаренными детьми проводились в нерабочее время – в субботу в Сузунской СОШ №, указанные обязанности не входили в их обязанности по месту основной работы. Она, АЛВ, БОВ все мероприятия по работе с одаренными детьми готовили вместе после работы, они оформили два выпуска журнала «Альманах детского творчества», выпускали методические пособия для детей, принимали участие в качестве членов жюри при проведении научно-практической конференции с детьми, до начала работы конференции они проверяли представленные работы детей, также они проводили мероприятия исторической направленности, интеллектуальные игры по истории, литературе, в проводимых мероприятиях принимало участие по 50-60 учащихся со всех школ района. Ситникова организовывала и проводила с детьми детских садов конкурс «Умники и умницы».

Свидетель КТВ поясняла, что трудоустроенные в МКОУ ДОД «ДДТ» Архипова, Давыдова, Базылева, Ведерников, Громова, Пилипенко, Каунихина, Емельченко, Ситникова работали по направлению «Одаренные дети», участвовали в организации и проведении олимпиады, научно-практический конференции. Архипова по субботам проводила игры с одаренными детьми, конкурсы «Самый умный» для старшеклассников, в 2013 года было проведено три игры. Громова, Ситникова и Давыдова проводили олимпиады для школьников начальных классов, на базе Сузунской СОШ № и детского лагеря «Патриот» Архипова и Базылева проводили конкурсы «Умники и умницы», занимались издательской деятельностью, выпустили брошюры с работами детей, указанную работу они проводили как методисты ДДТ, так как это была работа с детьми, а не с педагогами.

Из показаний свидетеля АНВ следует, что объем работы по проведению научно — практической конференции в 2013 году резко увеличился, так как в декабре 2012 года был принят новый закон об образовании. Конференции проводили на базе Сузунской СОШ №, так как в детском доме творчества не хватало места. В рамках научно-практической конференции детей работало семь секций, в частности, ее — биолого-экологическая, филологическая, которую ведет АЛВ, математическая — ведет ВЕН, и другие. Научно-практическая конференция основана на работах одаренных детей. При проведении научно — практической конференции с детьми проводилась проверка представленных детьми работ, их проверяла комиссия, в которую входили, по направлениям деятельности, Архипова, Базылева и Ведерникова. Тот, кто ведет секцию, проводит семинары с учителями школ района, где обсуждаются организационные вопросы. В проведении олимпиад участвовали специалисты управления образования и методисты ММЦ, в олимпиадах стали принимать участие учащиеся младших классов, также проводились математические, литературные и другие конкурсы, методисты Центра с участием учащихся проводили конкурсы «Кенгуру», «Чип», «Медвежонок».

Согласно показаниям свидетеля ДАВ в должностные обязанности методистов ММЦ и сотрудников управления образования не входит работа непосредственно с детьми. Однако, чтобы повысить качество подготовки школьников Сузунского района к проводимым конкурсам и олимпиадам, методисты ММЦ и сотрудники управления образования проводили работу с одаренными детьми, участвующими в конкурсах. Именно эта дополнительная работа, которая не входила в их обязанности по основному месту работы, и была основанием для их трудоустройства по совместительству в МКОУ ДОД «ДДТ», в этом и есть разграничение их участия в мероприятиях как работников ММЦ, управления образования и методистов детского дома творчества. Она, как и другие методисты-совместители, например, при подготовке к Всероссийской олимпиаде школьников непосредственно работала с детьми, вела группу одаренных детей возраста начальных классов. АЛВB. вела группу по русскому языку и литературе, ВЕН- по математическому направлению, другие методисты-совместители также вели группы, занятия с детьми проводились в помещениях ММЦ в здании СОШ №, так как в детском доме творчества мест для занятий было недостаточно. Работа методистов Центра по месту основной работы заключается в работе с педагогами, а в ДДТ методисты оказывают методическую помощь детям. Она, Архипова, Базылева, Ведерников, Громова и Ведерникова, как методисты ДДТ, выполняли работу с одаренными детьми по подготовке конкурсов, олимпиад, которая не входила в их обязанности как методистов Центра. Базылева, Ведерникова и Архипова, как методисты ДДТ, проводили с детьми интеллектуальные игры, конкурсы. Эти функции не входили в их обязанности как методистов Центра, работающих непосредственно с преподавателями. Ранее при проведении олимпиад методисты Центра занимались только решением организационных вопросов, а с детьми они непосредственно не занимались. Методистами-совместителями работа с детьми проводилась в выходные дни и после работы. Проводились интеллектуальные игры с детьми по различным направлениям, олимпиады. Базылева и Архипова создали «Альманах», в котором были размещены сочинения и стихи детей, что не входило в обязанности методистов Центра. Базылева, Архипова и Ведерникова по направлениям деятельности (предметам) проводили мероприятия с детьми с целью подготовки их к участию в региональных конкурсах и олимпиадах.

Согласно показаниям свидетеля ДОВ, работавшей директором Бобровской СОШ, в 2013 годах в районе проводилась работа с одаренными детьми. Мероприятия проводились в выходные дни в Сузунской школе №, два-три раза в месяц, проводили их Архипова, Базылева и Ведерникова. Это были интеллектуальные конкурсы, игры.

Из показаний свидетеля СОФ — директора Верх -Сузунской СОШ следует, что до 2013 года мероприятия по программе работы с одаренными детьми проводились очень редко. В 2013- 2014 годах работа с одаренными детьми стала вестись более активно. Практически каждую субботу, а иногда в вечернее время, после занятий, одаренных детей на школьных автобусах возили на занятия в р.п. Сузун. Она как директор школы издавала приказы на поездки детей. В 2013-2014 годах в олимпиадах стали участвовать учащиеся начальных классов, которые ранее не принимали в них участие. Ежемесячно из управления образования приходил план работы с одаренными детьми, на основании которого школа планировала и организовывала выезд детей в р.п. Сузун. Она присутствовала при одном мероприятии по истории, проводимом в выходной день в Сузунской школе № Базылевой, в виде интеллектуальной игры. Детей было много, участвовали команды из разных школ района. Для подготовки к проведению такой игры нужно было переработать много материалов. Подобное мероприятие с одаренными детьми по литературе проводила в 2013-2014 годах в Сузунской школе №Архипова. До 2013 года в школе не было победителей олимпиад муниципального уровня, а в 2013-2014 годах они появились.

Свидетель ЧМА — директор Сузунской СОШ № пояснял, что в школе располагается методический центр Сузунского района, где и в выходные дни со школьниками проводились мероприятия по программе работы с одаренными детьми. В районе имелся план работы с одаренными детьми, который доводился до школ, где разрабатывался свой план работы с такими детьми. В районе раньше проводились олимпиады с учащимися 9-11 классов, а потом в них стали принимать участие учащиеся с 4 по 11 классы. Проводились интеллектуальные игры, олимпиады. Олимпиады на муниципальном уровне проводили в школах, а в проведении олимпиад районного и регионального уровней принимали участие методисты районного Центра. При реализации в районе программы работы с одаренными детьми, примерно в 2013-2014 годах, такие мероприятия с детьми в их школе стали проводиться практически каждую субботу. С детьми проводились олимпиады по окружающему миру, русскому языку и математике. В проведении этих мероприятий принимали участие методисты Базылева, Архипова, Камалетдинова, конкурсы по информатике проводила Ведерникова. Мероприятия ими проводились на достаточно высоком уровне, без предварительной подготовки к проведению их нельзя было провести. При проведении этих мероприятий методисты работали непосредственно с детьми.

Свидетель САА — до 2014 года учащийся Битковской СОШ пояснил, что в 2013-2014 годах на базе Сузунской СОШ № с учащимися школ района по субботам проводились различные мероприятия, в частности, интеллектуальные игры: «Аукцион знаний», «Парад достижений». В них принимали участие учащиеся 9-11 классов школ района в количестве около 40-50 человек. По предмету «история» такие мероприятия проводила Базылева, которая сама вела их, с членами жюри подводила итоги, после этого награждались победители. «Аукцион знаний» проводился по всем предметам в форме игр и вопросов, проводили его Архипова и Базылева. На протяжении 2 лет он лично выезжал на такие мероприятия около 5-7 раз.

Свидетель КИС — до 2014 год учащаяся Каргаполовской СОШ, пояснила, что в 2013-2014 годах она ездила на различные мероприятия, проводимые на базе Сузунской СОШ №, в них участвовали и другие учащиеся 8-11 классов школы, также приезжали и учащиеся других школ района. Проводились командные или индивидуальные игры. Их проводили Архипова и Базылева. На базе Сузунской СОШ № Базылева и Архипова также проводили мероприятие, посвященное юбилею ПАИ, конкурс «Умники и умницы». На базе детского лагеря «Патриот» Архипова проводила интеллектуальную игру, посвященную войне 1812 года. Все эти мероприятия проводились в субботу.

Свидетель БАА — до 2014 года обучающийся в Сузунской СОШ №, пояснил, что на базе школы в 2013-2014 годах, по субботам, проводились дополнительные образовательные мероприятия по разным предметам. Он около 5-6 раз участвовал в них. В них участвовали ученики других школ района, набиралось около 40-50 участников. Эти занятия проводили в форме интеллектуальных игр Архипова и Базылева.

Кроме того, согласно исследованным судом первой инстанции письменным материалам дела, в частности, трудовым договорам, должностным инструкциям методистов МКУ «Сузунский центр обеспечения», сотрудников управления образования администрации Сузунского района, трудоустроенных в МКОУ ДОД «ДДТ» в качестве методистов, в их должностные обязанности по основному месту работы не входила непосредственная работа с детьми, в том числе по программе «Одаренные дети». В обязанности указанных лиц по их основному месту работы входили организация и совершенствование учебно-воспитательного процесса, непосредственная работа с педагогами, оказание им методической помощи.

Суд апелляционной инстанции не может согласиться с доводом апелляционного представления государственного обвинителя о том, что суд первой инстанции при оценке показаний свидетелей АЛВ, ГМА, БОВ, КТА, ВЕН, ПСВ, ЕЕВ, САА не учел, что указанные свидетели прямо заинтересованы в исходе дела.

Как видно из приговора, суд оценил эти доказательства в соответствии со ст. 17 УПК РФ по правилам, предусмотренным гл. 11 УПК РФ, оснований сомневаться в выводах суда первой инстанции не имеется.

При этом суд апелляционной инстанции учитывает, что показания указанных свидетелей согласуются с иными исследованными доказательствами, показаниями свидетелей, письменными доказательствами, исследованными судами первой и апелляционной инстанции.

Таким образом, суд апелляционной инстанции, также как и суд первой инстанции, не усматривает заинтересованности указанных свидетелей в исходе дела, судьбе оправданных, влияющей на правдивость их показаний.

Суд первой инстанции обоснованно не усмотрел оснований не доверять показаниям оправданных, свидетелей в части, согласующейся с иными исследованными доказательствами.

Вопреки доводам стороны обвинения, показания свидетелей ПЛВ, ООВ, СГМ, КАА, КТВ, НВВ, ИТА, КРВ, БГС, МЕВ, из которых следует, что методистами — совместителями Архиповой, Громовой, Базылевой, Ведерниковой, Каунихиной, Пилипенко, Емельченко, Ситниковой работы на базе ДДТ не выполнялись, в проводимых ДДТ мероприятиях, планерках, совещаниях последние участие не принимали, в планах работы ДДТ отсутствовали мероприятия, проводимые указанными методистами, их программы и справки по проделанной ими работы в документах ДДТ отсутствовали, что с 2015 года ПЛВ стала вести базу одаренных детей из числа тех, кто занимался в доме творчества, не противоречат фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции.

Вместе с тем, судом на основании совокупности исследованных доказательств установлено, что указанными методистами – совместителями на базе учебных учреждений- школ проводилась непосредственная работа (мероприятия) с детьми в рамках реализации программы «Одаренные дети», велась база данных по одаренным детям всего района, выполнялись иные дополнительно возложенные на методистов-совместителей обязанности, не обусловленные трудовыми договорами, заключенными с ними по основному месту их работы, и их должностными инструкциями, на выполнение которых было получено дополнительное финансирование ДДТ с открытием четырех вакансий методистов. Непроведение указанных мероприятий в помещениях ДДТ было обусловлено неприспособленностью данного учреждения к проведению массовых мероприятий.

Выбранные методистами-совместителями формы работы по программе «Одаренные дети» не противоречат целям данной программы, являющейся подпрограммой целевой программы «Дети России», а также соответствуют предусмотренным в рамках программы «Одаренные дети» мероприятиям (конкурсы, соревнования, олимпиады, турниры и др.), направленным на выявление одаренных детей в различных областях творческой и интеллектуальной деятельности, их развитие. Выбор иных форм работы по реализации программы «Одаренные дети» в других муниципальных образованиях не ставит под сомнение правильность выводов суда об отсутствии состава преступления в действиях оправданных.

Показания свидетеля БГС о том, что АЛВ и БОВ, как методисты Центра, в 2013 году принимали участие в проведении управлением образования администрации Сузунского района конкурса по истории «Умники и умницы», что обычно в совместном плане МКОУ ДОД «ДДТ» и ММЦ МКУ «Сузунский центр обеспечения» запланировано проведение научно-практической конференции для детей, что методисты Центра в связи с их должностными обязанностями участвуют в организации и проведении указанной конференции, не влияют на обоснованность выводов суда.

Из совокупности исследованных доказательств, в частности, показаний свидетелей — методистов-совместителей, а также свидетелей БГС, КТВ, АНВ, ДАВ, ДОВ, СОФ, ЧМА, САА, КИС, БАА, письменных доказательств, таких как трудовые договоры, заключенные с методистами-совместителями по месту их основной работы, должностные инструкции последних, следует, что в должностные обязанности методистов ММЦ и сотрудников управления образования, принятых методистами –совместителями в МКОУ ДОД «ДДТ», не входили дополнительно возложенные на них обязанности, в том числе по работе с детьми. Деятельность методистов — совместителей по месту их основной работы, в отличие от их работы в МКОУ ДОД «ДДТ», связана с работой непосредственно с педагогами, целью которой является, в частности, оказание помощи педагогам в организации учебно-воспитательного процесса, повышение профессионального уровня педагогов, а также с решением организационных вопросов при проведении мероприятий, в том числе, конкурсов, олимпиад, научно-практических конференций. Между тем, методисты-совместители непосредственно работали с детьми, в том числе для повышения качества подготовки школьников Сузунского района к проводимым конкурсам и олимпиадам. Методисты-совместители участвовали не только в организации, но и поведении интеллектуальных игр, математических, литературных конкурсов, оказывали методическую помощь детям, методистами было создано периодическое печатное издание, где публиковались сочинения, стихи детей, к участию в указанных мероприятиях привлекались не только старшеклассники, но и учащиеся младших классов, дети дошкольного возраста. Именно необходимость проведения этой непосредственной работы с детьми, не входящей в обязанности методистов-совместителей по основному месту работы, была основанием для их трудоустройства по совместительству в МКОУ ДОД «ДДТ». При этом работа методистов -совместителей непосредственно с детьми не могла проводиться по месту их основной работы, поскольку управление образования и Центр не имели лицензии на занятия дополнительной образовательной деятельностью.

Показания свидетелей ООВ, ДАВ, КАА, КТВ, НВВ, КРВ в части того, что директора ДДТ говорили о том, что в учреждении трудоустроены лица, фактически не работающие, получающие заработную плату, что Калюжина Ю.В. хотела уволить методистов-совместителей, фактически не работающих, что по указанному факту последняя обратилась в правоохранительные органы, не влияют на обоснованность выводов суда.

Эти показания свидетелей обусловлены информацией, полученной ими от директоров ДДТ (оправданных Кевралетиной О.В., Птицыной С.М., Калюжиной Ю.В.), которые при этом не учитывали известные им данные о том, что методисты-совместители проводят мероприятия непосредственно с детьми, что не входит в должностные обязанности методистов ММЦ и сотрудников управления образования, что последними проводятся мероприятия, направленные на реализацию программы «Одаренные дети», для чего было увеличено финансирование ДДТ, открыты дополнительные вакансии методистов. Кроме того, согласно показаниям Кевралетиной О.В. она не знала по каким критериям можно разделить выполнение АЛВ, БОВ, ВЕН, ГМА, ПСВ, КТА работы по их основному месту работы и в качестве методистов –совместителей МКОУ ДОД «ДДТ». Согласно показаниям Калюжиной Ю.В. она не знала какие обязанности имеют методисты Центра, полагала, что проведение работы с одаренными детьми входит в круг их обязанностей как методистов Центра.

Показания свидетелей КАА, НВВ, ИТА, КРВ в части того, что они не слышали и не знали о программе «Одаренные дети», проводимой в Сузунском районе, не ставят под сомнение выводы суда и оценку, данную исследованным доказательствам. Данные показания свидетелей обусловлены тем, что в ДДТ свидетели работали педагогами дополнительного образования, каждый по своему направлению, по своей работе с методистами-совместителями не взаимодействовали, о выполнении последними непосредственной работы с детьми, в том числе по реализации программы «Одаренные дети», не знали.

Показания свидетеля НВВ о том, что направление по работе с одаренными детьми начало формироваться примерно с конца 2015 года, относятся к проведению работы по программе «Одаренные дети» именно в ДДТ.

Показания свидетеля АНВ в части того, что научно — практическая конференция детей является основным мероприятием, всегда проводимым МКОУ ДОД «ДДТ» в масштабах района, что в рамках конференции обычно работает семь секций, которые, в частности, ведут ВЕН, АЛВ, что тот, кто ведет секцию, проводит семинары с учителями школ района, что направление «Одаренные дети» всегда существовало в работе, научно-практическая конференция основана на работах именно одаренных детей, олимпиады со школьниками проводились всегда и включались в план работы ДДТ, что в их проведении участвовали специалисты управления образования и методисты ММЦ, не влияют на выводы суда.

Из показаний этого же свидетеля следует, что объем работы по проведению научно-практической конференции в 2013 году резко увеличился, что было связано с принятием нового закона «Об образовании в Российской Федерации», поэтому к проверке работ привлекли Архипову, Базылеву, техническое сопровождение мероприятий, проводимых на конференции, помогала осуществлять Ведерникова. В отличие от ранее проводимых олимпиад, участие в них стали принимать учащиеся и младших классов, методисты Центра проводили конкурсы не только с педагогами, но и с детьми.

Таким образом, показания свидетеля АНВ не противоречат иным исследованным доказательствам. Как видно из показаний данного свидетеля, методисты – совместители участвовали в проведении мероприятий по программе «Одаренные дети» как методисты ММЦ, то есть, исходя из их должностных обязанностей, решали организационные вопросы при проведении этих мероприятий, проводили семинары с педагогами. В 2013 году методисты — совместители выполняли работы, не относящиеся к их обязанностям по основному месту работы, в частности, проводили мероприятия по программе «Одаренные дети» непосредственно с детьми, то есть выполняли работу по реализации программы «Одаренные дети», в целях этого и было увеличено финансирование ДДТ, открыты дополнительные четыре ставки методистов.

Тот факт, что мероприятия по реализации программы «Одаренные дети», проводимые методистами, были включены в план работы управления образования администрации Сузунского района, также не влияет на выводы суда.

Из показаний свидетелей и оправданных, трудовых договоров и должностных инструкций методистов-совместителей следует, что организация проведения мероприятий, указанных в плане работы учреждения, оказание методической помощи в проведении этих мероприятий, проведение семинаров (занятий, секций) с педагогами при выполнении данных запланированных мероприятий, являются обязанностями методистов-совместителей по основному месту их работы.

Непосредственная работа с детьми, которую методисты –совместители проводили при подготовке к мероприятиям, запланированным управлением образования, при проведении мероприятий, ведение ими занятий с детьми по отдельным направлениям, в частности, по русскому языку, истории, математике, относилась к их работе как методистов ДДТ.

О проведении этой работы методисты –совместители отчитывались на совещаниях, еженедельно проводимых в управлении образования.

Фактическое проведение методистами-совместителями непосредственной работы с детьми, направленной на реализацию программы «Одаренные дети», подтверждается, кроме показаний свидетелей, оправданных, также письменными материалами дела, исследованными судами первой и апелляционной инстанций, в частности, печатными изданиями, такими как брошюры интеллектуальных игр, Альманах детского творчества «Радуга», статьями в газетах «Новая жизнь», «Школьная жизнь», отчетами методистов, отчетами начальника управления образования администрации Сузунского района на совещаниях. Таким образом, доказательствами подтверждено, что методисты-совместители получали в ДДТ заработную плату и иные выплаты за фактически выполненную работу.

Показания свидетеля КМВ о том, что к работе по подготовке к олимпиаде, проведению научно-практической конференции с детьми, платных конкурсов привлекались методисты Центра, что эта работа входила в их обязанности, не опровергают выводов суда, поскольку из должностных инструкций методистов-совместителей, заключенных с ними трудовых договоров, а также из показаний этого же свидетеля следует, что на методистов Центра и управления образования не возлагаются обязанности по работе непосредственно с детьми. Ранее методисты Центра, управления образования выполняли при проведении олимпиад и конкурсов только организационные функции и непосредственно с детьми не работали.

Таким образом, показания свидетеля КМВ не противоречат показаниям свидетелей, оправданных о том, что на методистов-совместителей были возложены дополнительные обязанности, не связанные с обязанностями по основному месту их работы, вследствие этого методисты были трудоустроены внешними совместителями в ДДТ. Методистами-совместителями проводились мероприятия по реализации программы «Одаренные дети», в рамках которых они работали непосредственно с детьми, тогда как их деятельность по основному месту работы связана с организацией учебно-воспитательного процесса.

Прекращение свидетелем КМВ работы по совместительству по объективным и субъективным причинам не опровергает показаний оправданных, свидетелей о том, что методистами-совместителями фактически выполнялась работа, необходимость выполнения которой было обусловлено их трудоустройство в ДДТ. Работа, связанная непосредственно с детьми, производилась методистами-совместителями в свободное от основной работы время, в том числе в выходные дни (субботу). Данные обстоятельства установлены также показаниями свидетелей САА, КИС, БАА, непосредственных участников проводимых методистами-совместителями мероприятий по реализации программы «Одаренные дети», приказами директора МКОУ «Верх-Сузунская СОШ» за период 2013-2014 года о направлении учащихся школы в р.п. Сузун для участия в мероприятиях, проводимых по программе «Одаренные дети», в выходные дни.

Показания свидетелей ЧНГ, ДАВ, ДОВ, КОВ, ОТВ о том, что до 2013 года велась работа с одаренными детьми, что работа, выполняемая методистами в качестве внешних совместителей в ДДТ, входила в круг их обязанностей по основному месту работы, исходя из устава учреждения, должностных инструкций методистов, характера ранее выполняемых ими работ, методистам по месту основной их работы выплачивалась заработная плата и премии, не влияют на обоснованность выводов суда.

Согласно исследованным доказательствам методистами Центра и управления образования до их трудоустройства в ДДТ исполнялись по месту основной их работы обязанности, в том числе по проведению работы по программе «Одаренные дети» на основании плана работы управления образования, которые не были оговорены должностными инструкциями и трудовыми договорами, то есть являлись дополнительными, а также они не подпадали под понятия «расширение зон обслуживания», «совмещение профессий (должностей)», «увеличение объема работ». Так, дополнительно возложенные обязанности методисты-совместители выполняли в свободное время от работы по основному месту работы, в том числе в выходные дни, кроме того, эта работа не могла производиться по месту их основной работы, поскольку Центр и управление образования не имели необходимой лицензии для ее проведения. Выполняя работы по программе «Одаренные дети», работая непосредственно с детьми, методисты-совместители фактически выполняли функции педагогов дополнительного образования.

Кроме того, из показаний свидетелей АЛВ, ДАВ, оправданных следует, что методисты-совместители до 2013 года занятий непосредственно с детьми не проводили, в районе не было общей базы данных одаренных детей, методисты организовывали проведение конкурсов, оказывали помощь педагогам в разработке программ. Эти показания свидетелей согласуются с письменными доказательствами, в том числе, исследованными судом апелляционной инстанции, такими как отчеты методистов, отчеты начальника управления образования, информация из базы данных одаренных детей.

Ссылки в апелляционном представлении государственного обвинителя на то, что в период 2011-2014 годах штат методического отдела МКУ «Сузунский центр обеспечения» не претерпевал заметного изменения численности вакансий, что штат отдела составлял 7-8 человек, не влияет на выводы суда, оценку доказательств.

Суд первой инстанции правильно установил, что выплаты компенсационного характера методистам – совместителям по месту их основной работы производились за расширение зон обслуживания, совмещение профессий (должностей), увеличение объема работ, что имело место быть вследствие увольнения сотрудников учреждений, перераспределения их обязанностей, что не противоречит требованиям трудового законодательства, положениям коллективного договора МКУ «Сузунский центр обеспечения», Положению об оплате труда в МКУ «Сузунский центр обеспечения». При этом работы, связанные с расширением зон обслуживания, совмещением профессий (должностей), увеличением объема работ, методисты выполняли по месту своей основной работы в рабочее время. Премирование методистов по основному месту их работы также производилось за выполнение ими обязанностей, возложенных непосредственно трудовыми договорами. Данные обстоятельства установлены на основании показаний свидетелей, приказов директора МКУ «Сузунский центр обеспечения» об установлении методистам ежемесячных доплат за расширение зон обслуживания, увеличение объема работ, совмещение профессий, а также распоряжений главы Сузунского района о премировании методистов за организацию и проведение районных мероприятий, выполнение особо важных заданий, за показатели в работе, то есть выполнение обязанностей, установленных трудовыми договорами (должностными инструкциями) по месту их основной работы.

Тот факт, что в соответствии с п. 2.2.27 Устава МКУ Сузунского района «Центр бухгалтерского, материально-технического и информационно-методического обеспечения учреждений образования» одним из видов деятельности методической службы Центра предусмотрено «участие в организации и проведении районных массовых мероприятий с педагогическими работниками и обучающимися (олимпиады, конкурсы, конференции и т.п.)», не влияет на выводы суда.

Оценивая указанное обстоятельство, суд первой инстанции правильно учел, что перечень обязанностей работника определяется не Уставом учреждения, а трудовым договором (должностной инструкцией).

В соответствии со ст. 56 ТК РФ работник обязан выполнять определенную трудовым договором трудовую функцию. Согласно ст. 57 ТК РФ в трудовой договор обязательно включается трудовая функция. Трудовая функция означает качественные характеристики труда (конкретный вид поручаемой работнику работы). Конкретные требования к данному виду труда определяются должностными инструкциями.

Согласно трудовым договорам (должностным инструкциям) на методистов – совместителей по месту их основной работы не возлагались дополнительные обязанности, в том числе связанные с выполнением работ по программе «Одаренные дети», для выполнения которых они были трудоустроены методистами по внешнему совместительству в ДДТ.

Выполнение некоторых из этих дополнительных обязанностей методистами-совместителями до их трудоустройства в ДДТ, а также иными сотрудниками Центра и управления, без оплаты труда не влияет на выводы суда, исходя из положений ч. 3 ст. 37 Конституции Российской Федерации, устанавливающих право каждого на вознаграждение за труд.

Показания свидетелей, на которые ссылается в апелляционном представлении государственный обвинитель, о том, что методисты- совместители не составляли индивидуальных планов работы по программе «Одаренные дети», не представляли отчетов о проделанной работе, не присутствовали на педагогических советах, планерках и совещаниях в ДДТ, не влияют на выводы суда.

Как видно из исследованных судами первой и апелляционной инстанций материалов дела, методисты-совместители отчитывались о проводимой им работе по программе «Одаренные дети» еженедельно при проведении совещания в управлении образования, данные о проведении этой работы и ее результаты представлены в итоговых отчетах управления образования администрации Сузунского района, докладах начальника управления.

Кроме того, из показаний свидетелей, письменных материалов дела, в частности планов работы и отчетов управления образования, следует, что в 2013 -2014 годах работа по программе «Одаренные дети» активизировалась, проводились новые формы мероприятий, участие в мероприятиях принимали дети дошкольного возраста и ученики младших классов, ранее в них не участвующие, обеспечивалась подготовка участвующих детей к проводимым мероприятиям, создана была база данных одаренных детей. Работа методистов-совместителей положительно оценивалась.

Исходя из совокупности исследованных доказательств, суд первой инстанции обоснованно не усмотрел объективных данных, свидетельствующих о недобросовестном исполнении трудовых обязанностей методистами-исполнителями, о несоответствии объема выполняемой методистами-совместителями работы размеру получаемой ими заработной платы и иных выплат. Стороной обвинения не представлено доказательств, опровергающих показания Птицыной С.М., Калюжиной Ю.В. в части того, что размер премии методистов-совместителей определялся в зависимости от объемом выполненных ими работ, выплаты методистам-совместителям премий были предусмотрены сметой.

Факт осуществления методистами-совместителями педагогической деятельности на условиях внешнего совместительства (преподавание учебного предмета) не влияет на выводы суда, учитывая, что отсутствуют объективные доказательства того, что это деятельность препятствовала добросовестному исполнению трудовых обязанностей методистами на условиях внешнего совместительства в ДДТ.

Показания свидетеля ЛЛВ о том, что при проведении в октябре 2014 года проверки порядка формирования и распределения фондов оплаты труда в образовательных учреждениях Сузунского района, финансируемых из бюджета района, были выявлены сотрудники ММЦ, трудоустроенные в доме детского творчества внешними совместителями в нарушение требований трудового законодательства, не влияет на правильность выводов суда об отсутствии состава преступления в действиях оправданных.

Из показания указанного свидетеля следует, что нарушения требований трудового законодательства выразились в том, что в ДДТ не был предусмотрен специальный режим работы совместителей, режимы работы учреждений, в которых были трудоустроены методисты-совместители, совпадали, согласно представленным документам совместительство осуществлялось в часы работы по основному месту работы.

Однако из показаний свидетелей следует, что методисты – совместители выполняли работу, за которую получали вознаграждение в ДДТ, вечером, в свободное от основной работы время, а также в выходные дни, в субботу.

При этом, из показаний свидетеля ЛЛВ следует, что в ходе проверки она не проверяла, выполняли ли фактически сотрудники работу по совместительству, в случае выполнения работы совместителями в выходные дни, в табелях учета рабочего времени эти дни должны были быть указаны.

Между тем, согласно показаниям Калюжиной Ю.В. она интересовалась в бухгалтерии Центра, как в табеле учета рабочего времени отразить работу методистов-совместителей в выходные дни, и ей пояснили, что не нужно указывать в табеле учета рабочего времени работу методистов-совместителей в выходные дни, поскольку это повлечет оплату работы в двойном размере.

Показания свидетеля РЕЕ о том, что ревизором ЛЛВ в ходе проверке было установлено, что принятые по совместительству в ДДТ методисты работу не выполняли, но получали за нее заработную плату, не свидетельствуют о неправильности выводов суда.

Суд апелляционной инстанции полагает, что эти показания свидетеля РЕЕ обусловлены индивидуальным восприятием свидетелем информации, доведенной до него по результатам проверки, проведенной ЛЛВ

Однако из акта, составленного ЛЛВ по результатам проведенной ею проверки в ДДТ, из показаний свидетеля ЛЛВ следует, что ревизором не проверялось фактическое выполнение работ методистами-совместителями.

Кроме того, в акте проверки, а также в показаниях ЛЛВ отсутствуют ссылки на то, что заработная плата методистами-совместителями получена в нарушение требований закона.

Согласно вышеприведенным показаниям свидетелей, методистами-совместителями проводились работы, в том числе по реализации программы «Одаренные дети», в свободное от работы по основному месту работы время.

Показания свидетеля РЕЕ в части того, что от Калюжиной Ю.В. ему известно, что методисты-совместители в ДДТ не работали, обусловлены информацией, предоставленной ему последней, которая, согласно ее показаниям, не знала обязанностей методистов-совместителей по основному месту их работы, не разграничивала их работу как методистов Центра, от выполняемой ими работы как методистов-совместителей.

Исходя из совокупности исследованных доказательств, обоснованным является вывод суда об отсутствии бесспорных доказательств того, что методистами-совместителями не выполнялись дополнительные обязанности, в том числе по работе с детьми по программе «Одаренные дети», для оплаты которых было выделено дополнительное финансирование ДДТ и для выполнения которых были открыты дополнительные четыре ставки методистов в ДДТ, что эти методисты получали заработную плату и иные выплаты в ДДТ, не выполняя фактически свои дополнительные обязанности, в том числе по реализации программы «Одаренные дети», либо выполняя их недобросовестно.

Таким образом, суд апелляционной инстанции не может не согласиться с выводом суда первой инстанции о том, что доказательства, представленные стороной обвинения, не опровергают показания оправданных, свидетелей о том, что методистами-совместителями выполнялись дополнительные, не обусловленные трудовыми договорами (должностными инструкциями), обязанности, в том числе по работе по программе «Одаренные дети» за пределами дома детского творчества, на базе иных учебных учреждений, приспособленных для проведения массовых мероприятий, что методисты-совместители получали заработную плату и иные выплаты за фактически выполняемую ими работу.

Правилен вывод суда о том, что в предъявленном Архипову А.С., Кевралетиной О.В., Птицыной С.М., Калюжиной Ю.В обвинении ошибочно потерпевшим указано МКОУ ДОД «ДДТ». Так, учредителем данного казенного учреждения является администрация Сузунского района, финансовое обеспечение МКОУ ДОД «ДДТ» осуществляется за счет средств бюджета Сузунского района. Глава администрации Сузунского района осуществляет бюджетные полномочия главного распорядителя бюджетных средств.

Согласно ст. 8 УК РФ основанием уголовной ответственности выступает совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного Уголовным кодексом Российской Федерации.

Часть 3 статьи 160 УК РФ предусматривает ответственность за растрату, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, совершенное с использованием своего служебного положения.

По смыслу уголовного закона, как растрата должны квалифицироваться противоправные действия лица, которое в корыстных целях истратило вверенное ему имущество против воли собственника путем потребления этого имущества, его расходования или передачи другим лицам.

С субъективной стороны растрата совершается с прямым умыслом и корыстной целью. Умыслом лица должен охватываться противоправный, безвозмездный характер действий, совершаемых с целью обратить вверенное ему имущество в свою пользу или пользу других лиц. В содержание умысла входит сознание, что имущество, находящееся в правомерном владении, используется, отчуждается против воли собственника и тем самым ему причиняется материальный ущерб.

Корыстная цель заключается в намерении использовать чужое имущество как свое и получить таким образом материальную выгоду.

Суд первой инстанции, исследовав представленные сторонами доказательства, вопреки доводам апелляционного представления, правильно не усмотрел в действиях Архипова С.Н., Кевралетиной О.В., Птицыной С.М., Калюжиной Ю.В. обязательных признаков преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ.

Суд апелляционной инстанции соглашается с выводами суда первой инстанции о том, что стороной обвинения не было представлено достаточной совокупности бесспорных доказательств, подтверждающих наличие в действиях Архипова С.Н., Кевралетиной О.В., Птицыной С.М., Калюжиной Ю.В. обязательного признака объективной стороны состава вмененного им преступления – безвозмездности.

Приходя к указанному выводу, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что согласно показаниям свидетелей, письменным доказательствам, в том числе трудовым договорам, должностным инструкциям, возложенные на методистов-совместителей- Архипову, Громову, Базылеву, Ведерникову, Пилипенко, Каунихину, Емельченко, Ситникову дополнительные обязанности, в частности, по работе в рамках программы «Одаренные дети», не входили в круг их обязанностей по месту их основной работы.

Эти дополнительные обязанности методисты-совместители фактически реально добросовестно выполняли за пределами рабочего времени по основному месту их работы. Таким образом, заработную плату и иные выплаты в ДДТ указанные методисты-совместители получали за фактически выполненную работу. При этом для обеспечения выполнения именно этих дополнительных обязанностей было увеличено финансирование ДДТ и открыты дополнительные ставки методистов.

Финансовое обеспечение всех муниципальных казенных учреждений образования Сузунского района, управления образования администрации Сузунского района осуществляется за счет бюджетных средств Сузунского района.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции не может не согласиться с выводом суда первой инстанции об отсутствии обязательного признака объективной стороны инкриминируемого Архипову А.С., Кевралетиной О.В., Птицыной С.М., Калюжиной Ю.В. преступления – причинение потерпевшему материального ущерба.

Суд апелляционной инстанции соглашается с выводами суда первой инстанции о непредставлении стороной обвинения доказательств, подтверждающих, что денежные средства, указанные в обвинении, вмененном Архипову А.С., Кевралетиной О.В., Птицыной С.М., Калюжиной Ю.В., растрачены против воли собственника.

На основании совокупности исследованных доказательств установлено, что дополнительное финансирование МКОУ ДОД «ДДТ» было выделено по решению сессии Совета депутатов Сузунского района в целях оплаты труда работникам образования, на которых были возложены дополнительные, не обусловленные трудовым договором, обязанности, в том числе по работе по программе «Одаренные дети».

Оплата труда методистов-совместителей МКОУ ДОД «ДДТ» производилась за фактически выполненную работу, в том числе по реализации программы «Одаренные дети». Таким образом, расходование указанных денежных средств, выделенных МКОУ ДОД «ДДТ», было произведено в соответствии с их целевым назначением.

Суд апелляционной инстанции, вопреки доводам апелляционного представления, признает обоснованным вывод суда первой инстанции об отсутствии у Архипова А.С., Кевралетиной О.В., Птицыной С.М., Калюжиной Ю.В. прямого умысла на растрату денежных средств.

Согласно совокупности исследованных доказательств методистами-совместителями выполнялись дополнительные обязанности, не обусловленные трудовыми договорами (должностными инструкциями), в целях оплаты которых было увеличено финансирование ДДТ и открыты в учреждении дополнительные ставки. О выполнении этих обязанностей было известно оправданным, поскольку их выполнение контролировалось начальником управления образования Архиповым С.Н., в частности, путем заслушивания отчетов методистов- совместителей на проводимых еженедельно совещаниях в управлении образования, а также было известно директорам ДДТ Кевралетиной О.В., Птицыной С.М., Калюжиной Ю.В., которые присутствовали на проводимых методистами-совместителями мероприятиях, а кроме того, на совещаниях в управлении образования, где заслушивались отчеты последних, а также с отчетами выступал начальник управления образования, в которых также излагались данные о проведенной работе методистов, в том числе по программе «Одаренные дети». О целях, в которых было выделено ДДТ дополнительное финансирование, открыты дополнительные ставки методистов в ДДТ, директорам было известно как от Архипова С.Н., так и главы администрации Сузунского района ДАВ

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что не доказано, что оправданные осознавали общественную опасность своих действий, предвидели возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий, желали их наступления, намеревались получить материальную выгоду.

Исходя из изложенного, суд апелляционной инстанции признает несостоятельным довод апелляционного представления государственного обвинителя о наличии у Архипова С.Н., Кевралетиной О.В., Птицыной С.М., Калюжиной Ю.В. корыстной цели (корыстных побуждений).

При этом суд апелляционной инстанции учитывает, что государственный обвинитель при внесении изменений в обвинение, предъявленное Архипову С.Н., Кевралетиной О.В., Птицыной С.М., Калюжиной Ю.В., при изложении фабулы обвинения не конкретизировал корыстную цель, то есть обстоятельство, имеющее значение для дела.

Вопреки доводам апелляционного представления, суд апелляционной инстанции признает обоснованным вывод суда первой инстанции о том, что об отсутствии умысла Калюжиной Ю.В. на растрату свидетельствует то, что она приняла на работу методистами –совместителями САА и ЕЕВ в целях оказать помощь правоохранительным органам в выявлении и установлении лиц, совершающих преступление.

Данные обстоятельства подтверждаются показаниями Калюжиной Ю.В., которые согласуются с показаниями свидетелей ООВ, ДАВ, письменными материалами дела.

Так, из показаний свидетеля ООВ следует, что при ней сотрудник полиции вручил Калюжиной Ю.В. диктофон для того, чтобы последняя произвела аудиозапись разговоров с Архиповым С.Н. по вопросу принятия методистов в ДДТ на условиях внешнего совместительства.

Согласно показаниям свидетеля ДАВ ей со слов Калюжиной Ю.В. известно, что сотрудник полиции ОАЛ передал последней диктофон для производства записи разговора с Архиповым С.Н. по вопросу приема на работу ДДТ методистов. Она слышала содержание записанного на диктофон разговора по этому вопросу с Архиповым С.Н.

Из письменных материалов дела усматривается, что оперативно-розыскные мероприятия по данному делу проводились.

Суд первой инстанции обоснованно признал показания оправданной Калюжиной Ю.В., свидетелей ООВ, ДАВ в анализируемой части достоверными. Суд верно не усмотрел каких-либо оснований для оговора со стороны указанных лиц свидетеля ОАЛ, пояснявшего, что он с Калюжиной Ю.В. не взаимодействовал и не работал. Суд, оценивая показания оправданной и указанных свидетелей, учитывал информацию ОМВД России по Сузунскому району, из которой следует, что Калюжина Ю.В. к участию в оперативно-розыскных мероприятиях не привлекалась.

На основании совокупности исследованных доказательств суд пришел к правильному выводу, что стороной обвинения не представлено достаточных доказательств, опровергающих показания Калюжиной Ю.В. в указанной части.

Вместе с тем, суд первой инстанции, оценивая показания оправданной Калюжиной Ю.В., свидетелей, допустил неточность при изложении своего вывода, указав, что ОАЛ спровоцировал Калюжину Ю.В. принять САА и ЕЕВ на работу в МКОУ ДОД «ДДТ». Суд апелляционной инстанции из материалов уголовного дела не усматривает объективных данных, свидетельствующих о том, что в действиях сотрудника полиции ОАЛ имелись признаки какой-либо провокации. Однако данное обстоятельство не ставит под сомнение выводы суда об отсутствии в действиях оправданных состава преступления и не влечет внесение в приговор изменений.

Доводы апелляционного представления о наличии в действиях Архипова С.Н., Кевралетиной О.В., Птицыной С.М., Калюжиной Ю.В. квалифицирующего признака растраты — «с использованием своего служебного положения» являются несостоятельными, учитывая отсутствие в их действиях обязательных признаков состава преступления – «растрата».

Оценивая совокупность исследованных доказательств, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что нарушение положений трудового законодательства при приеме на работу в МКОУ ДОД «ДДТ» АЛВ, ГМА, БОВ, КТА, ВЕН, ПСВ, ЕЕВ, САА не являются доказательствами виновности Архипова С.Н., Кевралетиной О.В., Птицыной С.М., Калюжиной Ю.В.

Вместе с тем, суд апелляционной инстанции не может согласиться с выводами суда первой инстанции о том, что денежные средства, составляющие фонд заработной платы МКОУ ДОД «ДДТ», не вверялись директору этого учреждения, а потому доводы апелляционного представления государственного обвинителя об обратном являются обоснованным.

Суд апелляционной инстанции считает, что показания оправданных, свидетелей о том, что указанные денежные средства не были вверены директору ДДТ, обусловлены неправильным толкованием норм закона.

Под вверенным понимается имущество, находящееся в правомерном владении либо ведении лица, которое в силу должностного или иного служебного положения, договора либо специального поручения осуществляло полномочия по распоряжению, управлению, доставке, пользованию или хранению в отношении чужого имущества.

Согласно уставу МКОУ ДОД «ДДТ» имущество Учреждения является собственностью Сузунского района, закрепляется за ним на праве оперативного управления. Учреждение в пределах, установленных законом, в соответствии с целями своей деятельности и назначением имущества осуществляет права владения, пользования и распоряжения им. Финансовое обеспечение деятельности Учреждения осуществляется за счет средств бюджета Сузунского района и на основании бюджетной сметы, учредитель обеспечивает своевременное целевое финансирование учреждения в соответствии с утвержденной сметой расходов.

Директор учреждения является единоличным распорядителем имущества и денежных средств учреждения, открывает в органах федерального казначейства расчетные и иные счета, осуществляет подбор, прием на работу работников, их увольнение, расстановку кадров, устанавливает нормированные задания работникам с повременной оплатой труда, оплату труда за фактически выполненный объем работ, часовую оплату труда работникам, утверждает приказом решение об установлении стимулирующих выплат, их размерах, порядок и условия, осуществление которых определяются «Положением о распределении стимулирующей части фонда оплаты труда».

Кроме того, из должностной инструкции директора МКОУ ДОД «ДДТ» следует, что директор учреждения решает финансовые вопросы, возникающие в процессе деятельности учреждения, устанавливает ставки заработной платы и должностные оклады работников учреждения, устанавливает надбавки и доплаты к ставкам и должностным окладам.

На основании изложенного суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что денежные средства, составляющие фонд заработной платы работников учреждения, вверялись директору ДДТ.

Так, имущество – денежные средства, составляющие фонд заработной платы работников ДДТ, находились в правомерном владении директора учреждения, который в силу должностного положения осуществлял полномочия по его управлению, распоряжению.

Тот факт, что указанные денежные средства находились на едином счете муниципального образования, что платежные документы, на основании которых методистам-совместителям перечислялась заработная плата и иные выплаты, не подписывались директором ДДТ, не влияет на выводы о вверении денежных средств, составляющих фонд заработной платы работников учреждения, директору ДДТ.

Нахождение указанных денежных средств на едином счете муниципального образования обусловлено положениями бюджетного законодательства. Вместе с тем, как установлено материалами дела, начисление заработной платы и иных выплат методистам-совместителям производилось на основании табеля учета рабочего времени, подписанного директором учреждения, а также на основании изданных им приказов о премировании работников. Право подписи платежных документов, на основании которых методистам-совместителям перечислялась заработная плата и иные выплаты, имелось и у директора ДДТ. Наличие указанного права у директора МКУ «Центр бухгалтерского, материально-технического, информационно-методического обеспечения учреждений образования Сузунского района» не влияет на выводы о вверении денежных средств директору ДДТ, поскольку это право у директора Центра имелось наравне с аналогичным правом директора ДДТ. Кроме того, согласно договору о ведении бухгалтерского учета, материально-техническом и информационном обслуживании, заключенном между МКОУ ДОД «ДДТ», как заказчиком, и указанным Центром, как исполнителем, заказчик передал исполнителю только осуществление функций бухгалтерского и налогового учета.

На основании изложенного суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что директор ДДТ, в силу должностного положения, осуществлял полномочия по распоряжению, управлению имуществом – денежными средствами, составляющими фонд заработной платы работников учреждения.

Суд апелляционной инстанции считает, что выводы суда первой инстанции относительно статуса имущества – указанных денежных средств не ставят под сомнение выводы об отсутствии состава преступления в действиях оправданных и не требуют внесение в судебное решение изменений.

В судебном заседании исследованы существенные для исхода дела доказательства, представленные сторонами, судом разрешены все заявленные ходатайства.

Суд апелляционной инстанции не усматривает нарушения судом первой инстанции принципа состязательности сторон при исследовании доказательств, необоснованных отказов стороне обвинения, а также стороне защиты в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, а также нарушений процессуальных прав участников, повлиявших или способных повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора. Исследованные судом апелляционной инстанции материалы дела, дополнительные доказательства, подтверждают правильность выводов суда первой инстанции, с которыми согласился суд апелляционной инстанции.

Как видно из протокола судебного заседания, председательствующий по делу судья создал стороне защиты и стороне обвинения равные условия и возможности для исполнения ими их процессуальных прав и обязанностей.

Тот факт, что секретарь судебного заседания КНН в периоды с 25 ноября 2002 года по 16 сентября 2013 года, с 01 сентября 2017 года до 29 мая 2018 года работала педагогом дополнительного образования в МКОУ ДОД «ДДТ», в том числе на условиях внешнего совместительства, а также является родственником допрошенного в ходе судебного разбирательства свидетеля КЕА, не является безусловным основанием для отмены приговора суда, не влияет на выводы суда об отсутствии в действиях оправданных состава преступления.

В соответствии с ч. 1 ст. 62 УПК РФ при наличии оснований для отвода, предусмотренных гл. 9 УПК РФ, секретарь судебного заседания обязан устраниться от участия в производстве по уголовному делу.

Главой 9 УПК РФ в качестве оснований для отвода (самоотвода) секретаря судебного заседания отнесено то, что он является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу, а также наличие иных обстоятельств, дающих основания полагать, что секретарь судебного заседания лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела.

Согласно протоколу судебного заседания секретарю судебного заседания КНН отвод сторонами заявлен не был, секретарем судебного заседания КНН не был заявлен самоотвод. Суд первой инстанции также не усмотрел оснований для отвода КНН

Статья 245 УПК РФ предусматривает, что секретарь судебного заседания обязан полно и правильно излагать в протоколе судебного заседания действия и решения суда, а равно действия участников судебного разбирательства, имевшие место в ходе судебного заседания.

Как видно из материалов дела, секретарь судебного заседания КНН допустила неточности при изложении хода судебного разбирательства по делу и содержания показаний свидетелей.

Суд апелляционной инстанции не усматривает нарушений требований ст. 245 УПК РФ при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания КНН, ставящих под сомнение выводы суда первой инстанции об отсутствии в действиях оправданных состава преступления.

По мнению суда апелляционной инстанции отсутствуют объективные данные, свидетельствующие о том, что секретарь судебного заседания КНН была лично, прямо или косвенно, заинтересована в исходе данного уголовного дела, что ею при ведении протокола судебного заседания были нарушены требования, предъявляемые к секретарю судебного заседания, такие как объективность и беспристрастность. Не указано на наличие таковых и в апелляционном представлении государственного обвинителя.

Неточности в изложении хода судебного разбирательства по делу, показаний свидетелей в протоколе судебного заседания были устранены путем удостоверения судом первой инстанции замечаний, принесенных государственным обвинителем на протокол судебного заседания.

Так, постановлением судьи от 05 августа 2018 года была удостоверена правильность замечаний государственного обвинителя на протокол судебного заседания, в том числе в части изложения показаний свидетелей ООВ, ОТВ, а также было отказано в удостоверении замечаний на протокол судебного заседания в части изложения показаний свидетелей КЕА, СГМ

Стороной обвинения это постановление судьи не обжаловано. Суд апелляционной инстанции признает данное постановление судьи соответствующим требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ.

Суд апелляционной инстанции признает обоснованным довод апелляционного представления государственного обвинителя ЛТИ о нарушении судом первой инстанции положений ст. 306 УПК РФ.

Так, согласно п. 2 ч. 1 ст. 306 УПК РФ резолютивная часть оправдательного приговора должна содержать, в том числе основания оправдания подсудимого. Эти основания определены в ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

Данные требования закона судом не выполнены.

Из резолютивной части оправдательного приговора следует, что суд не указал основания оправдания Архипова А.С., Кевралетиной О.В., Птицыной С.М., Калюжиной Ю.В., хотя в описательно-мотивировочной части признал, что каждый из них подлежит оправданию в связи с отсутствием в деянии состава преступления, то есть правильно установил основание их оправдания, предусмотренное п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

Суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что допущенное судом первой инстанции нарушение может быть устранено путем внесения изменений в судебное решение. Таким образом, доводы апелляционного представления государственного обвинителя ЛТИ о допущенных судом первой инстанции нарушений ст. 306 УПК РФ подлежат удовлетворению.

Исходя из изложенного, резолютивную часть оправдательного приговора надлежит уточнить указанием на основание оправдания Архипова А.С., Кевралетиной О.В., Птицыной С.М., Калюжиной Ю.В., предусмотренное п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, — отсутствие в деянии состава преступления.

Суд апелляционной инстанции, вопреки доводам апелляционного представления, не усматривает несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неправильного применения уголовного и уголовно-процессуального законов, существенного нарушения уголовно-процессуального закона, а также несправедливости приговора, влекущих отмену судебного решения либо внесение в приговор иных изменения.

Руководствуясь п. 9 ч. 1 ст. 389.20 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

определил:

Оправдательный приговор Сузунского районного суда Новосибирской области от 13 июля 2018 года в отношении Архипова Сергея Николаевича, Кевралетиной Ольги Викторовны, Птицыной Светланы Михайловны, Калюжиной Юлии Владимировны изменить.

Уточнить резолютивную часть приговора, указав, что Архипов С.Н. оправдан по трем преступлениям, предусмотренным ч.ч.4 и 5 ст. 33, ч.3 ст. 160 УК РФ, за отсутствием в деянии состава преступления, то есть на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, Кевралетина О.В. оправдана по ч.3 ст. 160 УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления, то есть на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, Птицына С.М. оправдана по ч.3 ст. 160 УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления, то есть на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, Калюжина Ю.В. оправдана по ч.3 ст. 160 УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления, то есть на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

В остальной части этот же приговор оставить без изменения.

Апелляционное представление государственного обвинителя ЛТИ удовлетворить частично.

Апелляционное определение может быть обжаловано в кассационную инстанцию Новосибирского областного суда в порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ.

Председательствующий

Судьи