Апелляционное определение № 22-380/2017 от 07.02.2017 Красноярского краевого суда (Красноярский край)

Председательствующий судья Дозорцев Д.А. Дело №

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

&lt,адрес&gt, «07» февраля 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам &lt,адрес&gt,вого суда в составе:

председательствующего Дубыниной Н.А.,

судей Ревягиной О.С. и Стреж Л.А.,

при секретаре Хакимове Р.Н.,

с участием прокурора уголовно — судебного управления прокуратуры &lt,адрес&gt,ФИО5,

осужденной Кругловой Е.В. и ее защитника – адвоката Цих С.Э.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело с апелляционной жалобой и дополнением к ней осужденной Кругловой Е.В., апелляционным представлением заместителя прокурора &lt,адрес&gt,ФИО7, апелляционной жалобой представителя потерпевшего Администрации &lt,адрес&gt, края – ФИО8 на приговор Березовского районного суда &lt,адрес&gt, от 30 сентября 2016 года, на основании которого

Круглова Елена Витальевна, родившаяся &lt,дата&gt, в &lt,адрес&gt, края, гражданка РФ, с высшим образованием, не замужняя, не работающая, имеющая одного малолетнего ребенка, проживающая по адресу: &lt,адрес&gt,, пгт. Емельяново, &lt,адрес&gt,, ранее несудимая,

осуждена по ч. 3 ст. 160 УК РФ к 6 (шести) месяцам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком 6 месяцев, с возложением дополнительных обязанностей: в период испытательного срока не менять постоянное место жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за условно осужденными по месту жительства, по установленному данным органом графику, не реже одного раза в месяц, являться для регистрации в указанное данным органом время.

В приговоре разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи &lt,адрес&gt,вого суда ФИО17 по обстоятельствам дела, доводам апелляционных жалоб и представления, выслушав выступления осужденной ФИО1 и ее защитника — адвоката ФИО19, поддержавших доводы апелляционной жалобы и дополнений, мнение прокурора краевой прокуратуры ФИО5, полагавшего приговор суда изменить по доводам апелляционного представления, а в остальной части приговор оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Круглова Е.В. признана виновной и осуждена за присвоение, то есть за хищение чужого имущества, вверенного виновной, совершенное с использованием своего служебного положения при следующих обстоятельствах.

&lt,дата&gt, в период времени с 08 часов 30 минут до 17 часов 30 минут Круглова Е.В., являющаяся директором МУП «ЖКХ» &lt,адрес&gt, и материально ответственным лицом, выполняющим организационно-распорядительные, административно-хозяйственные и управленческие функции в данной коммерческой организации, используя свое служебное положение, которое обеспечивало ей возможность распоряжения имуществом, принадлежащим МУП «ЖКХ» &lt,адрес&gt, на праве полного хозяйственного ведения, с целью хищения путем присвоения денежных средств, вверенных ей, действуя из корыстных побуждений, находясь в здании МУП «ЖКХ» &lt,адрес&gt,, расположенном по адресу: &lt,адрес&gt,, зная о том, что учредителем МУП «ЖКХ» &lt,адрес&gt, не разработано и не утверждено Положение о премировании, являющееся, в соответствии с Контрактом № от &lt,дата&gt,, обязательным условием для начисления и получения ею премии, дала распоряжение инспектору отдела кадров МУП «ЖКХ» &lt,адрес&gt,ФИО6 о подготовке приказа о премировании с включением в данный приказ ее как директора предприятия и установлением ей премии в размере 25 % должностного оклада по итогам деятельности предприятия за июнь 2015 года. Находясь в непосредственном подчинении у директора предприятия, ФИО6, не осведомленная о преступных намерениях Кругловой Е.В., в указанные выше дату, время и месте подготовила проект приказа от &lt,дата&gt,№ «О начислении премии по итогам деятельности за июнь 2015 года», которым определялся размер премии директора предприятия Кругловой Е.В. в процентном соотношении от ее должностного оклада – 25%. После этого, Круглова Е.В., используя свое служебное положение, утвердила данный приказ №, передала его на исполнение главному бухгалтеру МУП «ЖКХ» &lt,адрес&gt,ФИО15, которая, находясь в непосредственном подчинении у директора предприятия, и, будучи не осведомленной об ее преступных намерениях, начислила премию Кругловой Е.В. в размере 25% должностного оклада, что составило 15 473 рубля 04 копейки, с учетом районного коэффициента (30%) и надбавки за работу на территории с особыми климатическими условиями (30%). Премия в указанном размере была перечислена Кругловой Е.В. на ее расчетный счет в банке в июле 2015 года, после чего Круглова Е.В. распорядилась данными денежными средствами по своему усмотрению, тем самым, похитив их с использованием своего служебного положения, и, причинив ущерб Администрации &lt,адрес&gt, в размере 15 473 рубля 04 копейки.

Осужденная Круглова Е.В. в судебном заседании вину в совершении инкриминируемого ей преступления не признала.

В апелляционной жалобе осужденная Круглова Е.В., не соглашаясь с приговором, полагает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, суд не учел обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда, они содержат существенные противоречия, которые повлияли на решение вопроса об ее виновности. Суд в процессе рассмотрения дела допустил существенное нарушение уголовно-процессуального закона, которое повлияло на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

В дополнении к жалобе осужденная Круглова Е.В. указывает, что вывод суда о том, что премия ей могла быть выплачена только при условии утверждения Администрацией &lt,адрес&gt,ёзовка положения о премировании, при этом суд сослался на п. 4.5. Трудового контракта № от &lt,дата&gt,, заключённого с Кругловой Е.В., не соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела. Так, в ходе проведения судебного следствия было установлено — на основании Постановления Главы Администрации &lt,адрес&gt,ёзовка от &lt,дата&gt,&lt,адрес&gt, Круглова Е.В. была принята на должность Директора вновь образованного Муниципального унитарного предприятия «Жилищно-коммунальное хозяйство» &lt,адрес&gt,ёзовка (далее по тексту — МУП ЖКХ). &lt,дата&gt, с Кругловой Е.В. был подписан Трудовой контракт №. Срок действия контракта был определён до &lt,дата&gt, (п. 6.1.).

Просит обратить внимание на содержание раздела 4 Трудового договора, поименованный «Оплата труда, льготы и компенсации, социальные гарантии Руководителя», указанный раздел не содержит размера заработной платы, подлежащего выплате Кругловой Е.В. Пункт 4.4. Трудового контракта устанавливает, что «…должностной оклад руководителю предприятия установлен в соответствии со штатным расписанием…». Здесь необходимо отметить, что как следует из показаний руководителя администрации посёлка Берёзовка ФИО13, допрошенного судом в качестве свидетеля по настоящему делу, он не утверждал штатное расписание МУП ЖКХ, он также не устанавливал иным образом размер заработной платы. Размер заработной платы всех работников МУП ЖКХ &lt,адрес&gt,ёзовка, в том числе и для Директора, устанавливался штатным расписанием, которое утверждалось Директором МУП ЖКХ &lt,адрес&gt,ёзовка. Таким образом, Администрация &lt,адрес&gt,ёзовка не только не принимала участия в установлении размера заработной платы директору МУП ЖКХ &lt,адрес&gt,ёзовка, но даже не интересовалась данным вопросом. Иными словами, установление заработной платы всех работников МУП ЖКХ &lt,адрес&gt,ёзовка (включая установление заработной платы директора), с согласия учредителя предприятия, относилось к компетенции Директора МУП ЖКХ. Ссылаясь на ст. 129 Трудового кодекса РФ, автор жалобы приходит к мнению, что вопросы стимулирующих выплат как составной части заработной платы, также, в силу сложившегося в МУП ЖКХ &lt,адрес&gt,ёзовка, порядка работы, относился к компетенции Кругловой Е.В.

В соответствии с п. 4.5. Трудового контракта «При соблюдении п. 2.3. настоящего Контракта, Руководителю по результатам финансово-хозяйственной деятельности ежемесячно выплачивается до 50 % должностного оклада. Размер и порядок выплаты премии определяется Положением о премировании, утверждённым учредителем». Обращает особое внимание именно на данную обязанность Руководителя, поскольку именно на имевшее место неисполнение Кругловой Е.В. указанной обязанности, суд первой инстанции рассматривает в качестве обстоятельства препятствующего выплате премии.

Вывод об убыточности МУП ЖКХ может быть дан только лицом, обладающим специальными познаниями, а потому довод стороны обвинения об убыточности МУП ЖКХ &lt,адрес&gt,ёзовка может быть основан исключительно на результатах судебной экономической экспертизы, которая по настоящему уголовному делу не проводилась, вопрос об убыточности МУП ЖКХ &lt,адрес&gt,ёзовка не может быть разрешён на основании показаний свидетелей, допрошенных по настоящему делу (в частности свидетелей Суслова, Кузнецова), в связи с тем, что выводы таких свидетелей не основаны на изучении документов бухгалтерского учёта и отчётности МУП ЖКХ &lt,адрес&gt,ёзовка. Таким образом, в материалах настоящего уголовного дела отсутствуют доказательства того, что МУП ЖКХ &lt,адрес&gt,ёзовка являлось убыточным предприятием.

Также автор жалобы полагает, что вывод о том, что Кругловой Е.В. не могла быть начислена премия, не основан на материалах настоящего дела, в силу следующих причин:

пункт 4.5. содержит описание необходимых условий начисления премии директору (соблюдение требований п. 2.3. контракта), а также установлен предельный размер премии — до 50 % должностного оклада. Ввиду отсутствия соответствующей регламентации по тексту Трудового договора, премия могла быть начислена на основании приказа Директора МУП ЖКХ &lt,адрес&gt,ёзовка,

трудовой договор от &lt,дата&gt, заключён между ФИО1, которая в соответствии с преамбулой Трудового договора именуется «Работник» и Администрацией &lt,адрес&gt,ёзовка, которая в соответствии с преамбулой Трудового договора именуется «Работодатель». Помимо этого, по тексту Трудового договора упоминается МУП ЖКХ &lt,адрес&gt,ёзовка, которое поименовано как «Предприятие». Иных лиц по тексту Трудового договора не поименовано. Как следует из содержания п. 4.5. Трудового договора — Положение о премировании должно быть утверждено учредителем, при этом в самом Трудовом договоре не указывается на то, кто условно поименован как «учредитель». Условия Трудового договора должны толковаться из буквального смысла слов и выражений, в нём содержащихся, в связи с чем, отсутствуют основания полагать, что в п. 4.5. Трудового договора под лицом, в чьём праве утверждение Положения о премировании, понимается Администрация &lt,адрес&gt,ёзовка. Иными словами, невозможно установить точный смысл второго предложения п. 4.5. Трудового договора. Данное обстоятельство свидетельствует о том, что сторонами Трудового договора не согласовано второе предложение п. 4.5., а потому применению подлежит только первое предложение п. 4.5. Трудового договора, в соответствии с которым предусматривается возможность выплаты премии Директору МУП ЖКХ &lt,адрес&gt,ёзовка в размере не более 50 % от оклада, при условии соблюдения п. 2.3. Трудового договора. По состоянию на момент подписания Приказа № данные условия были выполнены. Таким образом, Круглова Е.В., будучи Директором МУП ЖКХ &lt,адрес&gt,ёзовка, была вправе подписать приказ о премировании с включением в него своего имени.

Также автор жалобы отмечает, что в ходе следствия было установлено, что в окончательной форме Приказ № был изготовлен ФИО6, которая на тот момент являлась инспектором отдела кадров, в чьих полномочиях было ежемесячное составление приказов о премировании. Данное обстоятельство подтверждено как показаниями свидетеля ФИО6, так и показаниями Кругловой Е.В. Также из их показаний было установлено, что в подготовке и подписании Приказа № принимали участие только два человека — ФИО6 и ФИО1

Автор жалобы полагает необходимым отметить, что имеются противоречия в показаниях, которые были даны свидетелем ФИО6 и обвиняемой ФИО1 В соответствии со ст. 74 УПК РФ показания свидетеля и показания обвиняемого являются доказательствами по уголовному делу.

В обжалуемом приговоре показания ФИО6 использованы в качестве доказательства вины Кругловой Е.В. Таким образом, необходимо заключить, что в показаниях ФИО1 и ФИО6 имеют место противоречия, которые не могут быть устранены, а все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, должны толковаться в пользу обвиняемого, то есть, в ходе судебного следствия было установлено, что Круглова Е.В. не вписывала в приказ размеры премиальных, в том числе и для себя.

Увольнение Кругловой Е.В. было произведёно в период с 01 по &lt,дата&gt,. Из текста обжалуемого приговора следует, что в тот же период была выплачена и премия. Она не знала о том, что полная сумма задолженности включает в себя, в том числе, и премию за июнь 2015 года, и это не было опровергнуто стороной обвинения, не представлено доказательств того, что Круглова Е.В. знала о том, что в общую сумму задолженности включена и премия. Указанное обстоятельство также подтверждается тем, что Приказ № после подписания остался в МУП ЖКХ &lt,адрес&gt,ёзовка, где он и хранился вплоть до возбуждения дела. Круглова Е.В. видела данный приказ один раз — при его подписании, более она его не видела. По тексту Приказа № отсутствует указание на размер премии, выраженный в рублях. По этой причине Круглова Е.В. не знала и не могла знать о размере премии, установленной ей в соответствии с ним. Таким образом, она не располагала информацией о том, что подлежащая перечислению ей денежная сумма включает премию по итогам работы за июнь 2015 года, а вменяемое ей деяние может быть совершено только умышленно.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Ввиду того, что Круглова Е.В. не вносила в Приказ № размер премиальных для себя, а также то обстоятельство, что она в ходе перечисления денежных средств не знала и не могла знать, что перечисляет, в том числе, и премию за июнь 2015, говорит об отсутствии ее вины в совершении преступления, и это обстоятельство исключает преступность деяния, ввиду отсутствия состава преступления.

Как следует из обжалуемого приговора, Круглова Е.В. присвоила имущество, принадлежащее Администрации &lt,адрес&gt,ёзовка, с использованием своего служебного положения, самостоятельно перечислив денежные средства с банковского счёта МУП ЖКХ &lt,адрес&gt,ёзовка на свой собственный банковский счёт. То есть, исходя из логики стороны обвинения, вменяемое преступление следует считать оконченным &lt,дата&gt,, что имеет существенное значение для разрешения вопроса о наличии в действиях состава преступления.

Полагает, что сторона обвинения связывает вменение Кругловой Е.В. квалифицированного состава с тем обстоятельством, что она занимала должность Директора МУП ЖКХ &lt,адрес&gt,ёзовка, именно данное обстоятельство, по мнению суда первой инстанции, свидетельствует о том, что Круглова Е.В. совершила присвоение, совершённое лицом с использованием своего служебного положения.

Как было установлено в ходе судебного следствия, она была уволена с должности директора &lt,дата&gt,. На прямой вопрос защитника о том, осознавала ли Круглова Е.В. по окончании рабочего дня &lt,дата&gt,, что она уволена и более не является директором МУП ЖКХ, Круглова Е.В. ответила утвердительно. Однако, исполнителем присвоения или растраты может являться только лицо, которому чужое имущество было вверено юридическим или физическим лицом на законном основании с определенной целью либо для определенной деятельности. В таком случае, необходимо выяснить было ли вверено Кругловой Е.В. имущество, кем и на каком основании.

По состоянию на &lt,дата&gt, Трудовой договор от &lt,дата&gt, был уже расторгнут, в связи с чем, не представляется возможным вести речь о том, что денежные средства, как размещённые на банковском счёте МУП ЖКХ &lt,адрес&gt,ёзовка, так и поступающие на него уже после увольнения Кругловой Е.В., были бы Кругловой Е.В. вверены на законном основании. Денежные средства, которые были перечислены Кругловой Е.В. на свой банковский счёт, ей не вверялись, поскольку они поступили на счёт МУП ЖКХ &lt,адрес&gt,ёзовка уже после ее увольнения. Перечисление Кругловой Е.В. денежных средств на её банковский счёт не было связано с тем обстоятельством, что она занимала должность директора, поскольку само перечисление не являло собой реализацию ею полномочий директора, потому как перечисление также произошло уже после того, как она была уволена с должности.

Таким образом, материалами дела подтверждается, что Круглова Е.В. не отвечала признакам субъекта преступления, предусмотренного ст. 160 УК РФ. Следовательно, суд первой инстанции применил не подлежащую применению норму ст. 160 УК РФ.

Просит приговор отменить, вынести оправдательный приговор.

В апелляционном представлении заместитель прокурора &lt,адрес&gt,ФИО7, не соглашаясь с приговором, считает его несправедливым, в связи с мягкостью наказания. Поскольку осужденная Круглова Е.В. виновной себя в предъявленном обвинении не признала, однако ее вина была полностью доказана совокупностью собранных и исследованных в судебном заседании доказательств. Указывает, что суд, признав ее виновной по ч. 3 ст. 160 УК РФ, признал в качестве смягчающего вину обстоятельства наличие малолетнего ребенка, и назначил наказание в виде 6 месяцев лишения свободы (т.е. 1/12 максимального срока) без назначения дополнительного вида наказания в виде штрафа и ограничения свободы. Полагает, что судом, при определении размера наказания не учтена степень общественной опасности совершенного Кругловой Е.В.преступления, относящегося к категории тяжких, а также характер общественной опасности преступления, посягающего на основы правопорядка и нравственности, носящего коррупционный характер. Судом не была дана оценка тому обстоятельству, что Круглова Е.В., стремясь избежать уголовной ответственности, пыталась ввести органы предварительного следствия и суд в заблуждение, заявляя о том, что приказ о выплате премий был подготовлен другими работниками предприятий. Данное обстоятельство, по мнению автора представления, существенно повышает общественную опасность совершенного Кругловой Е.В. деяния. Судом сделан неправильный вывод о возможности исправления подсудимой без изоляции от общества и возможности применения к ней ст. 73 УК РФ. Более того, Кругловой Е.В. установлен необоснованно короткий испытательный срок (фактически минимально возможный в силу ч. 3 ст. 73 УК РФ), не соответствующий тяжести совершенного преступления. В связи с тем, что данное преступление сопряжено с незаконным изъятием чужого имущества, Кругловой Е.В. целесообразно назначить дополнительное наказание в виде штрафа, не назначение данного наказания судом в приговоре никак не мотивировано. Кроме того, поскольку преступление совершено с использованием служебного положения, Кругловой Е.В. целесообразно назначить в соответствии с ч. 3 ст. 47 УК РФ дополнительное наказание в виде лишения права заниматься определенной деятельностью, отклоняя предложение гос. обвинителя по данному вопросу, суд сослался на то обстоятельство, что Круглова Е.В. в настоящее время не работает. Кроме того, судом необоснованно учтено в качестве смягчающего обстоятельства добровольное возмещение имущественного ущерба, причиненного в результате преступления, поскольку таким образом Круглова просто вернула предприятию излишне начисленное и выплаченное ей премиальное вознаграждение.

Просит приговор в отношении Кругловой Е.В. изменить: исключить из резолютивной части указание на применение к Кругловой Е.В. ст. 73 УК РФ, назначить наказание в виде 4 лет лишения свободы со штрафом в размере 10 тысяч рулей и с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций в организациях всех видов и форм собственности на 3 года.

В апелляционной жалобе представитель потерпевшего Администрации п. Березовка ФИО21 приговор в отношении Кругловой Е.В. несправедливым и подлежащим изменению, в связи с мягкостью, поскольку осужденная Круглова Е.В. виновной себя не признала. Санкция ч. 3 ст. 160 УК РФ предусматривает в качестве наиболее строгого вида наказания лишение свободы на срок до 6 лет со штрафом до 10 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца, либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет, либо без такового. Назначенное наказание в виде 6 месяцев лишения свободы условно, фактически ничем не мотивировано. Полагает, что судом, при определении размера наказания не учтена степень общественной опасности совершенного ФИО1 преступления, относящегося к категории тяжких, а также характер общественной опасности преступления, носящего коррупционный характер. Также автор жалобы полагает, что судом не была дана оценка тому обстоятельству, что ФИО1, стремясь избежать уголовной ответственности, пыталась ввести органы предварительного следствия и суд в заблуждение, заявляя о том, что приказ о выплате премий был подготовлен другими работниками предприятий, что существенно повышает общественную опасность совершенного Кругловой Е.В, деяния. Кроме того, поскольку преступление совершено с использованием служебного положения, Кругловой Е.В. целесообразно назначить в соответствии с ч. 3 ст. 47 УК РФ дополнительное наказание в виде лишения права заниматься определенной деятельностью. Также судом необоснованно учтено в качестве смягчающего обстоятельства — добровольное возмещение имущественного ущерба, причиненного в результате преступления, поскольку, таким образом, Круглова просто вернула предприятию излишне начисленное и выплаченное ей премиальное вознаграждение.

Проверив материалы дела, изучив доводы апелляционных жалоб, представления, выслушав мнения участников процесса, судебная коллегия оснований для отмены или изменения приговора не находит.

Согласно ч. 4 ст. 7, ст. 297 УПК РФ, приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Приговор признается таковым, если он постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовного закона.

Как усматривается из представленных материалов, все необходимые требования уголовно-процессуального закона, строгое соблюдение которых обеспечивает правильное и объективное рассмотрение дела, судом первой инстанции по данному уголовному делу были выполнены.

Вывод суда о виновности Кругловой Е.В. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ, подтверждается сведениями, изложенными в показаниях представителя потерпевшего — Администрации &lt,адрес&gt, — ФИО8, свидетелей — Главы Администрации &lt,адрес&gt,ФИО13, бывших сотрудников МУП «ЖКХ» &lt,адрес&gt, — главных бухгалтеров ФИО9 и ФИО15, инспектора отдела кадров ФИО6, секретаря-делопроизводителя ФИО16, директора ФИО10, а также начальника юридического отдела ФИО11 и эксперта ФИО12

Кроме показаний указанных лиц, которые подробно изложены в приговоре и оценены судом, виновность осужденной объективно подтверждается и исследованными документальными доказательствами, сведениями, содержащимися:

— в акте № от &lt,дата&gt, «Об утрате документов» о проведении проверки наличия документов МУП «ЖКХ» &lt,адрес&gt,.

По результатам установлено, что папки с приказами за 2014 год, 2015 год (по &lt,дата&gt, включительно), журнал регистрации приказов, штатные расписания, положение об оплате труда, правила внутреннего трудового распорядка, утрачены. Установлено, что ФИО1 не передала их новому директору МУП «ЖКХ» &lt,адрес&gt, после своего увольнения (т. 2 л.д. 220-222),

— в протоколе выемки у свидетеля ФИО16 и осмотра подлинника приказа от &lt,дата&gt,№ «О начислении премии по итогам деятельности за июнь 2015 года» с приложением, утвержденным ФИО1, согласно которому ей начислена премия в размере 25 % от должностного оклада (т. 2 л.д. 34-50),

— в протоколе осмотра CD-диска с платежными поручениями и электронными реестрами на зачисление заработной платы МУП «ЖКХ» &lt,адрес&gt, за период с &lt,дата&gt, по &lt,дата&gt,, полученного по запросу из ПЦП МСЦ «Восток-Запад» ПАО «Сбербанк» (т.1 л.д. 182-187),

— в протоколах обыска и осмотра кадровых и бухгалтерских документов, изъятых в помещениях МУП «ЖКХ» &lt,адрес&gt, (т. 1 л.д. 188-232),

— в постановлении и.о. главы &lt,адрес&gt, от &lt,дата&gt,№ «О назначении руководителя МУП «Жилищно-коммунальное хозяйство» &lt,адрес&gt,», согласно которому Круглова Е.В. с &lt,дата&gt, назначена на должность директора (т.1 л.д. 56, 155-158),

— в распоряжении о расторжении трудового договора (увольнении) от &lt,дата&gt,№, согласно которому &lt,дата&gt, с Кругловой Е.В. расторгнут контракт, и она уволена с должности директора МУП «ЖКХ» &lt,адрес&gt, (т. 1 л.д. 60),

— в Уставе МУП «ЖКХ» &lt,адрес&gt,, утвержденном на основании постановления и.о. главы &lt,адрес&gt, от &lt,дата&gt,№, согласно которому предприятием управляет руководитель (директор), найм по контракту которого, осуществляет учредитель. Руководитель предприятия: осуществляет руководство оперативно-хозяйственной деятельностью предприятия на правах единоначалия, распоряжается имуществом предприятия, издает приказы, обязательные для всех работников предприятия, утверждает локальные нормативные акты. Предприятие имеет обособленное имущество, переданное ему в полное хозяйственное ведение по договору с администрацией &lt,адрес&gt, (т. 1 л.д. 53-55, 155-158),

— в контракте № с руководителем МУП «ЖКХ» &lt,адрес&gt, (Кругловой Е.В.) от 21.07.2014, согласно которому: п. 4.2 – руководитель (директор) не имеет права получать выплаты за счет средств предприятия, не предусмотренных контрактом, в том числе из средств, полученных от населения и за выполненные непрофильные услуги, п. 4.5 – при соблюдении требований п. 2.3 контракта (включая прибыльную деятельность предприятия и др.), руководителю (директору) по результатам финансово-хозяйственной деятельности ежемесячно выплачивается до 50% должностного оклада. Размер и порядок выплаты премии определяется Положением о премировании, утвержденным учредителем (т. 1 л.д. 57-59, 155-158),

— в расчетном листке Кругловой Е.В. за июнь 2015 года, согласно которому ей была начислена месячная премия в сумме 9 670,65 рублей (без учета районного коэффициента и надбавки за работу на территории с особыми климатическими условиями) (т. 1 л.д. 70, 155-158),

— в положении об оплате труда МУП «ЖКХ» &lt,адрес&gt,, утвержденном Кругловой Е.В. &lt,дата&gt,, согласно которому регламентирована оплата труда работников предприятия, включая премиальные выплаты, и не регламентированы выплаты руководителю предприятия (т. 1 л.д. 115-117, 155-158),

— в выводах судебной бухгалтерской экспертизы № от &lt,дата&gt,, о том, что задолженность по выплате заработной платы работникам МУП «ЖКХ» &lt,адрес&gt, на &lt,дата&gt, составила 897 740,63 рублей, задолженность по выплате заработной платы работникам МУП «ЖКХ» &lt,адрес&gt, на &lt,дата&gt, составила 1 008 000,15 рублей (т. 2 л.д. 77-84),

— в выводах дополнительной судебной бухгалтерской экспертизы № от &lt,дата&gt, о том, что окончательный расчет с директором МУП «ЖКХ» &lt,адрес&gt,ФИО1 (в том числе начисленной премии за июнь 2015 года) произведен в июле 2015 года (т. 2 л.д. 133-140).

Проверив представленные доказательства, судебная коллегия приходит к выводу о том, что доказательства, положенные в основу приговора, получены с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства РФ и, как следует из протокола судебного заседания, исследованы в судебном заседании с участием стороны защиты и обвинения, тщательно проверены судом первой инстанции путем их сопоставления с другими доказательствами, согласно положениям ст. 87 УПК РФ, каждое доказательство оценено с точки зрения относимости, допустимости и достоверности в соответствии с правилами, установленными ст. 88 УПК РФ, в своей совокупности, положенные в обоснование приговора доказательства, признаны судом достаточными для разрешения дела и постановления обвинительного приговора.

На основании совокупности всесторонне исследованных доказательств судом правильно установлены фактические обстоятельства дела, и постановлен обвинительный приговор в отношении Кругловой Е.В., убедительно и в достаточной мере мотивированы выводы о виновности осужденной в совершении преступления. При этом судебная коллегия соглашается с квалификацией ее действий по ч. 3 ст. 160 УК РФ, как присвоение, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, совершенное лицом с использованием своего служебного положения.

Оснований ставить под сомнение объективность и достоверность собранных по делу доказательств у судебной коллегии не имеется. Доказательства собраны с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, согласуются между собой и являются допустимыми и достаточными для обоснования приговора.

Судебное следствие проведено в соответствии с требованиями ст. ст. 273-291 УПК РФ с предоставлением возможности сторонам в равной степени реализовать свои процессуальные права.

Из представленных материалов, в частности, из протокола судебного заседания, следует, что доводы, как Кругловой Е.В., так и ее защитника об ее невиновности, изложенные в апелляционных жалобах, аналогичны тем, которые выдвигались в защиту подсудимой в суде первой инстанции, они судом были проверены и обоснованно опровергнуты по мотивам, подробно изложенным в приговоре.

Как установлено судом, Муниципальное унитарное предприятие «ЖКХ» &lt,адрес&gt, действует на основании Устава, утвержденного Постановлением и.о. главы &lt,адрес&gt,№ от &lt,дата&gt,, внесено &lt,дата&gt, в Единый государственный реестр юридических лиц, состоит на учете в Межрайонной инспекции № по &lt,адрес&gt, Федеральной налоговой службы РФ с &lt,дата&gt,.

В соответствии с п.п. 1.2, 2.2, 2.3, 3.2, 7.1, 7.2 Устава МУП «ЖКХ» &lt,адрес&gt, учредителем предприятия является Администрация &lt,адрес&gt,.

Предприятие является юридическим лицом, имеет обособленное имущество, переданное ему в полное хозяйственное ведение по договору с Администрацией &lt,адрес&gt,, счета в банках. Имущество, переданное предприятию или приобретенное за счет переданных финансовых средств, находится в полном хозяйственном ведении предприятия и является муниципальной собственностью. Собственником имущества предприятия является &lt,адрес&gt,. Имущество предприятия находится в муниципальной собственности, закреплено за предприятием на праве хозяйственного ведения и отражено на балансе предприятия.

В соответствии с п.п. 8.1, 8.2 Устава МУП «ЖКХ» &lt,адрес&gt, предприятием управляет руководитель (директор), наем, по контракту которого осуществляет учредитель.

На основании Постановления и.о. главы &lt,адрес&gt,№ от &lt,дата&gt, Круглова Е.В. назначена на должность директора МУП «ЖКХ» &lt,адрес&gt,, и &lt,дата&gt, с ней заключен Контракт №, согласно которому на нее возложены обязанности директора МУП «ЖКХ» &lt,адрес&gt,, с &lt,дата&gt, она являлась лицом, постоянно выполняющим организационно-распорядительные, административно-хозяйственные и управленческие функции в указанной коммерческой организации.

Согласно контракту № от &lt,дата&gt,, заключенному администрацией &lt,адрес&gt, с ФИО1: п. 4.2 – руководитель (директор) не имеет права получать выплаты за счет средств предприятия, не предусмотренных контрактом, в том числе из средств, полученных от населения и за выполненные непрофильные услуги, п. 4.3 – в случае нарушения сроков выплаты заработной платы работникам предприятия, заработная плата руководителю (директору) выплачивается после погашения задолженности по выплате заработной платы работников, п. 4.5 – при соблюдении требований п. 2.3 контракта (включая прибыльную деятельность предприятия и др.), руководителю (директору) по результатам финансово-хозяйственной деятельности ежемесячно выплачивается до 50% должностного оклада. Размер и порядок выплаты премии определяется Положением о премировании, утвержденным учредителем.

Как следует из материалов дела, положение о премировании учредителем МУП «ЖКХ» – Администрацией &lt,адрес&gt, не разрабатывалось и не утверждалось, а положения Контракта, заключенного с Кругловой Е.В., вопреки доводам ее жалобы, не предусматривают для нее, как руководителя, полномочий по самостоятельному установлению в отношении себя условий и размеров оплаты труда, в том числе, и начислению премий.

Судебная коллегия, анализируя нормы ст.ст. 5,129,135, 144, 145 Трудового Кодекса РФ в совокупности и взаимосвязи с положениями Закона РФ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях», обращает внимание на то, что руководитель унитарного предприятия является единоличным исполнительным органом унитарного предприятия, назначается собственником имущества унитарного предприятия, ему подотчетен и организует выполнение решений собственника имущества унитарного предприятия.

Из положений закона не следует тех выводов, которые в жалобе изложила ее автор, а закон предписывает, что руководитель унитарного предприятия назначается собственником имущества предприятия, ему подотчетен и выполняет его решения, а поскольку собственник имущества в лице Администрации &lt,адрес&gt, не разрабатывал и не утверждал Положение о премировании руководителя МУП, никаких решений, касающихся этого вопроса, ФИО1 принимать права не имела.

Обращая внимание на содержание раздела 4 Трудового договора «Оплата труда, льготы и компенсации, социальные гарантии руководителя», а также, разбирая положения трудового контракта, автор жалобы приходит к ошибочному мнению о том, что сторонами договора являются только «Работник», «Работодатель» и «Предприятие» иных лиц не предусмотрено и интерпретирует их по собственному усмотрению, которые не соответствуют заключенному с нею контракту.

Вместе с тем, учитывая свободу заключения договора, «Работодатель» предусмотрел определенные ограничения, связанные с премированием «Работника», включая в условия договора порядок определения и размер премии только на основании Положения о премировании, утвержденного учредителем. А поскольку при подписании контракта Круглова Е.В. каких-либо возражений относительно этих условий не высказала, не настаивала на их исключении, то есть стороной они не оспаривались на протяжении срока действия договора, то он действовал в указанной редакции.

Пункт 2.3 Контракта устанавливал обязанности Кругловой Е.В., как руководителя предприятия, обеспечивать его прибыльную деятельность, представлять Работодателю об его деятельности информацию и отчеты, соблюдать законодательство, правовые акты, выполнять договорные обязательства, проходить аттестацию, представлять сведения о своих доходах, своевременно выполнять обязанности, установленные Уставом, документами предприятия и заключенным контрактом.

И только при выполнении всех указанных условий пункт 4.5. Контракта предусматривал возможность начисления премии директору, и устанавливал предельный размер премии, но при условии наличия утвержденного Положения о премировании, а не на основании приказа директора МУП о собственном премировании без ведома учредителя.

О том, что Круглова Е.В. не была наделена правом премировать саму себя, об убыточности предприятия, которым руководила Круглова Е.В., в судебном заседании подтвердили свидетели ФИО8, ФИО13, ФИО14

ФИО8 показывала о том, что оплата труда руководителя (директора) предприятия Кругловой Е.В., а также работников производится за счет доходов предприятия. В трудовом контракте с ФИО1 были определены порядок и условия выплаты заработной платы, а также премий, которые могут выплачиваться при условии соблюдения ряда требований, в том числе, при обеспечении прибыльной деятельности предприятия. В период руководства Кругловой Е.В. МУП «ЖКХ» было убыточным, возникали задержки в выплате заработной платы работникам. Оснований для начисления и выплаты премии Кругловой Е.В. не имелось. Согласно ее контракту, размер и порядок выплаты премии руководителю предприятия определяется Положением о премировании, утвержденным учредителем, то есть Администрацией &lt,адрес&gt,. Однако такого Положения на момент осуществления полномочий Кругловой Е.В. утверждено не было. Самостоятельно Круглова Е.В. не могла устанавливать себе премию. Несмотря на это, как стало известно учредителю, Круглова Е.В. незаконно начислила себе премию по итогам деятельности за июнь 2015 года.

ФИО13 показывал, что МУП «ЖКХ» &lt,адрес&gt, не являлось прибыльным, перед работниками всегда имелась задолженность по заработной плате, поэтому о премировании ФИО1 не могло быть и речи. Вопрос о разработке и утверждении Положения о премировании, которое бы регулировало порядок выплаты премии Кругловой Е.В., как руководителю МУП «ЖКХ» &lt,адрес&gt,, ей никогда не поднимался и с ним как с главой &lt,адрес&gt, не обсуждался.

ФИО14, как главный бухгалтер предприятия показывала о том, что с сентября 2014 года начались задержки по выплате заработной платы работникам предприятия.

ФИО6, как инспектор отдела кадров МУП «ЖКХ» &lt,адрес&gt,, по поручению директора Кругловой Е.В. подготавливала ежемесячные приказы о премировании. Круглова Е.В. собственноручно вписывала процент премии в таблицу, которая являлась приложением к приказу о премировании. &lt,дата&gt, к ней обратилась Круглова Е.В. и попросила подготовить приказ о премировании работников предприятия по результатам деятельности за июнь 2015 года. При этом в проекте приказа рукой ФИО1 были вписаны проценты премий для каждого работника, себе процент премии она определила сама, так как являлась директором предприятия.

ФИО15, как главный бухгалтер МУП «ЖКХ», подтвердила показания ФИО6 о процедуре подготовки приказа о премировании, данный приказ утверждала и подписывала ФИО1, и только после этого приказ с приложением направлялся в бухгалтерию для начисления премии. Приказ от &lt,дата&gt,№ «О начислении премии по итогам деятельности за июнь 2015 года» после подписания был передан Шаховой на исполнение. ФИО1 вместе с заработной платой за июнь 2015 года была начислена премия в размере 15 473,04 рубля. Шахова задавала вопрос Кругловой о невозможности самостоятельного премирования в муниципальных унитарных предприятиях директора, на что ФИО1 ответила, что положено. В июле 2015 года Круглова, хотя и уволилась, но банковский электронный ключ не оставила. Шахова по программе увидела, что задолженность по заработной плате в полном объеме была перечислена со счета предприятия на счет ФИО1 в июле 2015 года.

ФИО16, как секретарь-делопроизводитель МУП «ЖКХ» &lt,адрес&gt,, в силу своих должностных обязанностей отвечала за документы предприятия, приказы, в том числе и о премировании, хранились у нее в папке. &lt,дата&gt, Круглова Е.В. забрала у нее папку с приказами, книгу учета приказов и прочие документы, которые считала важными, так как с &lt,дата&gt, Тучкова уходила в отпуск, по возвращению из которого Круглова Е.В. отказалась вернуть документы, переданные ей на хранение, пояснив, что никаких документов у нее не брала. Была создана комиссия, по результатам деятельности которой установлено, какие документы пропали и был составлен акт.

Эти показания подтверждаются актом № от &lt,дата&gt, «Об утрате документов», согласно которому отсутствуют папки с приказами за 2014 год, 2015 год (по &lt,дата&gt, включительно), журнал регистрации приказов.

Показания указанных свидетелей и представителя потерпевшего последовательны, не содержат существенных противоречий, согласуются между собой и с иными доказательствами по делу, в связи с чем, суд первой инстанции обоснованно положил указанные доказательства в основу обвинительного приговора.

Свидетели были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, свои показания подтвердили в присутствии Кругловой. Ее версии, указанные в жалобе, судебная коллегия расценивает, как избранную линию защиты, направленную на избежание уголовной ответственности за совершенное преступление и не нашедшую подтверждения в суде.

Приведенными доказательствами опровергаются доводы жалобы о противоречиях в показаниях ФИО6, в связи с чем, за достоверные показания должны быть приняты показания Кругловой Е.В., а также о том, что она приказ не видела, не знала о размере премии и об ее перечислении, так как была уже уволена, полагая, что перечисленные ей средства являются заработной платой.

Премия, как стимулирующая выплата, являющаяся частью заработной платы, выплачивается только при достижении определенных результатов. В соответствии с положениями действующего законодательства, правоустанавливающих документов Администрации &lt,адрес&gt,, МУП «ЖКХ» и трудового договора, заключенного с виновной, премия должна была начисляться и выплачиваться Кругловой Е.В. не автоматически, а за результаты финансово-хозяйственной деятельности предприятия за счет прибыли, оставшейся в распоряжении предприятия, и только на основании Положения о премировании.

Характер действий Кругловой Е.В., направленных на присвоение денежных средств, связан с незаконным начислением и получением премии, что дает основание однозначно утверждать, что хищение денежных средств явилось результатом умышленных, целенаправленных действий осужденной, которая, используя служебное положение, дала поручение подчиненным сотрудникам на издание приказа о начислении и выплате директору премии, не имея на то полномочий, допустила утрату документов предприятия, не оставила банковский электронный ключ, с помощью которого, используя удаленный доступ к банковскому счету предприятия, в июле 2015 года перечислила себе денежные средства со счета предприятия, чего не отрицала в судебном заседании.

Как следует из выводов судебно-бухгалтерской экспертизы № окончательный расчет с Кругловой Е.В., в том числе по оплате премии начисленной за июнь 2015 года, произведен в июле 2015 года, что подтверждается платежными поручениями, и опровергает доводы жалобы о том, что Круглова Е.В. не является субъектом преступления.

Относительно несогласия Кругловой Е.В., изложенного в жалобе, о невозможности определения убыточности предприятия без проведения экспертизы следует отметить, что показаниями представителя потерпевшего ФИО22 свидетелей ФИО13, ФИО9, ФИО15, эксперта ФИО12 подтверждается, что в период руководства ФИО1 предприятием, у него существовала задолженность перед работниками по выплате заработной платы, что свидетельствует о неудовлетворительном финансовом положении и отсутствии прибыли.

Все эти показания с достоверностью подтверждаются выводами судебно-бухгалтерской экспертизы №.

Не проведение судебно-экономической экспертизы на предмет убыточности либо прибыльности МУП «ЖКХ» &lt,адрес&gt, в период руководства им ФИО1 не служит основанием переоценки собранных по делу доказательств, которые согласуются между собой, не имеют противоречий, признаны судом достоверными, допустимыми и относимыми, исходя из чего следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенного ФИО1 преступления, связанного с использованием служебного положения вопреки долгу службы, с нарушением порядка назначения премии при недобросовестном распоряжении вверенным имуществом предприятия.

Суд привел в приговоре основания, по которым отверг доводы стороны защиты, признав собранные по делу доказательства, добытыми в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, указав в приговоре мотивы принятого решения, ставить под сомнение которые оснований не имеется, и они отсутствуют для оправдания осужденной, в связи с чем, апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит.

Вопреки доводам апелляционного представления и апелляционной жалобы представителя потерпевшего, которые по смыслу и по требованиям являются аналогичными, судебная коллегия приходит к выводу, что наказание осужденной назначено с учетом требований закона и является справедливым.

Наказание ФИО1 в виде лишения свободы с применением правил ст. 73 УК РФ соответствует санкции ч. 3 ст. 160 УК РФ, назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности осужденной, смягчающих наказание обстоятельств, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденной и предупреждения совершения ею новых преступлений, то есть положения ч. 2 ст. 43 УК РФ, в силу которых наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, применены правильно, положения ст.ст. 6, 60 УК РФ не нарушены.

Характеризуя личность ФИО1 суд указал, что она имеет постоянное место жительства, воспитывает малолетнего ребенка, характеризуется удовлетворительно.

В качестве обстоятельств, смягчающих наказание суд учитывал наличие малолетнего ребенка и добровольное возмещение имущественного ущерба, причиненного в результате преступления.

Поскольку п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ предусматривает признание в качестве смягчающего наказание обстоятельства добровольное возмещение имущественного ущерба, причиненного в результате преступления, а причиненный ущерб ФИО1 был возмещен, поэтому судом обоснованно принято решение о признании данного обстоятельства смягчающим. Доводы о том, что ФИО1 просто вернула предприятию излишне начисленное и выплаченное ей премиальное вознаграждение не ставят под сомнение принятое судом в этой части решение.

Вывод суда о том, что исправление ФИО1 возможно без изоляции от общества убедительно мотивирован в приговоре, основан на убеждении суда в возможности такого исправления и представляется судебной коллегии правильным.

Оснований согласиться с целесообразностью назначения дополнительного наказания в виде лишения права заниматься определенной деятельностью, судебная коллегия не находит.

Санкция статьи предусматривает несколько видов дополнительного наказания, суд не пришел к убеждению о назначении дополнительного наказания и свои выводы об этом подробно мотивировал.

Судебная коллегия отмечает, что при назначении условного осуждения суд, в соответствии с ч. 2 ст. 73, ст. 6 УК РФ, учитывал характер и степень общественной опасности совершенного преступления, обстоятельства его совершения и наступившие последствия, личность виновной, влияние назначенного наказания на исправление подсудимой, а также смягчающие обстоятельства и отсутствие отягчающих. В силу прямого толкования закона запрета для назначения наказания по правилам ст. 73 УК РФ в данном случае не имеется.

Принятое судом решение об условном осуждении соответствует содеянному и личности осужденной, является справедливым, соразмерным, достаточным для достижения цели наказания — восстановления социальной справедливости, исправления виновной и предупреждения совершения ею новых преступлений и не нарушает баланс конституционно защищаемых ценностей осужденного и законных интересов потерпевшего.

Оснований для переоценки выводов суда в ходе проверки материалов дела не установлено, поэтому доводы апелляционного представления и апелляционной жалобы представителя потерпевшего удовлетворению не подлежат.

Судебная коллегия считает правильным вывод суда об отсутствии исключительных обстоятельств, позволяющих при назначении наказания применить положения ст. 64 УК РФ, также не имеется оснований и для применения ч. 6 ст. 15 УК РФ.

Таким образом, оснований для отмены приговора в отношении Кругловой Е.В. и ее оправдания по основаниям, указанным в апелляционной жалобе осужденной, либо для изменения приговора по указанным в апелляционном представлении и апелляционной жалобе представителя потерпевшего основаниям, судебная коллегия не находит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Березовского районного суда &lt,адрес&gt, от &lt,дата&gt, в отношении Кругловой Елены Витальевны оставить без изменения, апелляционную жалобу с дополнением осужденной Кругловой Е.В., апелляционное представление заместителя прокурора &lt,адрес&gt,ФИО7, апелляционную жалобу представителя потерпевшего Администрации &lt,адрес&gt, края – ФИО8 – без удовлетворения.

Вступившие в законную силу судебные решения — приговор и апелляционное определение могут быть обжалованы в кассационном порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ, в &lt,адрес&gt,вого суда.

Председательствующий:

Судьи: