Апелляционное определение № 22-174/2015 от 03.02.2015 Хабаровского краевого суда (Хабаровский край)

В суде первой инстанции дело слушал судья Станкевич К.К.

дело № 22-174/2015

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

3 февраля 2015 года г. Хабаровск

Судебная коллегия по уголовным делам Хабаровского краевого суда в составе:

Председательствующего судьи Акулова В.Г.,

судей: Быкова В.А. и Головизина В.А.,

с участием прокурора Ковальчук Г.А.,

осужденного Лисицкого Я.С.,

защитника адвоката Афонина Р.Г., представившего удостоверение № от 28 февраля 2003 года и ордер № от 20 января 2015 года,

представителя потерпевшего ФИО1,

при секретаре Пономаревой Е.С.,

рассмотрела в судебном заседании апелляционную жалобу потерпевшей ФИО2, апелляционную жалобу адвоката Афонина Р.Г. и дополнения к ней на приговор Центрального районного суда г. Комсомольска-на-Амуре от 23 октября 2014 года, которым

Лисицкий Я.С., &lt,данные изъяты&gt,

осужден по ч. 1 ст. 330 УК РФ к штрафу в размере 40 000 рублей. Приговором суда разрешен также вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Быкова В.А., судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

органами предварительного расследования Лисицкий Я.С. обвинялся в том, что он, являясь &lt,данные изъяты&gt, то есть, являясь лицом, выполняющим управленческие функции в данной организации, незаконно получил в период ДД.ММ.ГГГГ с использованием своего служебного помещения от ФИО2 путем вымогательства под угрозой совершения действий, которые могут причинить ущерб ее законным интересам, денежные средства в сумме 27 000 рублей, чем причинил ей материальный ущерб, а также нарушил ее права и законные интересы как гражданина, предусмотренные ст. 37 Конституции РФ и причинил существенный вред законным интересам СОАО «В», то есть в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 204 УК РФ, как незаконное получение лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации, денег за бездействие в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением, сопряженное с вымогательством предмета подкупа.

Он же обвинялся в том, что, являясь &lt,данные изъяты&gt,, то есть, являясь лицом, выполняющим управленческие функции в данной организации, незаконно получил ДД.ММ.ГГГГ с использованием своего служебного помещения от ФИО2 путем вымогательства под угрозой совершения действий, которые могут причинить ущерб ее законным интересам, денежные средства в сумме 40 200 рублей, чем причинил ей материальный ущерб, а также нарушил ее права и законные интересы как гражданина, предусмотренные ст. 37 Конституции РФ и причинил существенный вред законным интересам СОАО «В», то есть в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 204 УК РФ, как незаконное получение лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации, денег за бездействие в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением, сопряженное с вымогательством предмета подкупа.

В судебном заседании при рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции государственный обвинитель изменила объем предъявленного Лисицкому Я.С. обвинения в сторону смягчения на основании ч. 8 ст. 246 УПК РФ, квалифицировав деяния подсудимого Лисицкого Я.С. по двум вышеуказанным эпизодам как совершение единого преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 204 УК РФ. Кроме того, государственный обвинитель исключила из объема предъявленного обвинения такой квалифицирующий признак, как причинение существенного вреда законным интересам СОАО «В», выраженным в премировании своих сотрудников с целью стимулирования их к выполнению поставленных задач и повышения результатов работы и извлечения больше прибыли от своей законной деятельности.

Приговором от 23 октября 2014 года действия Лисицкого Я.С. квалифицированы пол ч. 1 ст. 330 УК РФ как самоуправство, то есть самовольное, вопреки установленному законом порядку совершение действий, правомерность которых оспаривается гражданином, если такими действиями причинен существенный вред.

В апелляционной жалобе потерпевшая ФИО2 считает приговор суда незаконным в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, и неправильным применением уголовного закона.

Потерпевшая считает, что для квалификации деяния, предусмотренного ч. 4 ст. 204 УК РФ, нет необходимости устанавливать наличие существенного вреда, причиненного интересам службы в коммерческой организации либо иной организации, а достаточно факта совершения действий (бездействий) лицом, если эти действия непосредственно связаны с выполнением им своих обязанностей по занимаемому служебному положению.

В материалах уголовного дела имеются доказательства о том, что Лисицкий Я.С. угрожал ей созданием условий, при которых она будет вынуждена уволиться. Судом установлено, что Лисицкий Я.С. создавал такие условия, оказывал психологическое воздействие, угрожал ей проверкой ее действий с агентом ФИО3, что она реально воспринимала как поиск им причин для ее увольнения.

По поводу передачи ею денежных средств Лисицкому Я.С. ДД.ММ.ГГГГ в выписке по ее лицевому счету действительно указано, что денежные средства в сумме 27000 рублей она сняла со своего счета ДД.ММ.ГГГГ. Данному факту есть объяснение. Денежные средства снимала с помощью банковской карты, сама транзакция была совершена ДД.ММ.ГГГГ, а банковская операция проведена ДД.ММ.ГГГГ.

Видеозапись разговора от ДД.ММ.ГГГГ между ней и Лисицким Я.С. подтверждает, что она ДД.ММ.ГГГГ передала ему денежные средства, разговор не вызывает сомнений в получении им денежных средств в августе. В ходе разговора ДД.ММ.ГГГГ между ней и Лисицким Я.С. видно, что он вымогал у нее денежные средства, не желал решить вопрос путем составления документов и возврата ею денежных средств в кассу, хотя данный момент был ею предложен, то есть решить этот вопрос через московскую головную организацию, на что Лисицкий отказался. Передачу ему денег Лисицкий Я.С. мотивировал необходимостью покрытий каких-то расходов, которые он оплатил из своего кармана, тем самым понятно, что он желал полученные от неё денежные средства использовать по своему усмотрению вопреки ее интересам и интересам компании.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней адвокат Афонин Р.Г. считает приговор необоснованным в силу несоответствия выводов суда, изложенных в нем, фактическим обстоятельствам дела, а также неправильным применением уголовного закона, просит отменить приговор и вынести по настоящему делу оправдательный приговор, мотивируя следующим.

Суд не усмотрел в действиях Лисицкого Я.С. того состава преступления, который инкриминировался ему органами предварительного следствия, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 204 УК РФ, тем самым пришел к выводу, что он не совершал незаконного получения лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации, денег за бездействие в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением, сопряженное с вымогательством предмета подкупа. При этом анализ фактических обстоятельств настоящего уголовного дела позволяет сделать вывод о невиновности Лисицкого Я.С. в совершении каких бы то ни было преступлений.

Применительно к рассматриваемому делу действиями, правомерность которых оспаривается потерпевшей ФИО2, судебный орган признал требования Лисицкого Я.С. и передачу ему денежных средств, излишне выплаченных ей в качестве премии со стороны СО АО «ВСК». Самовольность и незаконность таковых в соответствии с текстовым содержанием приговора заключается в нарушении установленного ст. 137 ТК РФ порядка удержаний из заработной платы, осуществленном моим подзащитным только по его собственной инициативе. Существенность же вреда заключается в грубейшем нарушении трудовых прав и свобод ФИО2

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Из показаний Лисицкого Я.С., свидетелей ФИО4, ФИО5, ФИО6, данных выгрузки мотивации менеджеров за июнь, июль 2013 года следует, что ФИО2 не проводила вовсе работу с рядом агентов, что подтверждается также Актом по результатам проверки финансово-хозяйственной деятельности &lt,данные изъяты&gt, от ДД.ММ.ГГГГ (Том 4, л.д. 5-24), признанным судом достоверным доказательством. Сопровождение деятельности этих агентов осуществляла руководитель ДРС ФИО4, а сборы этих агентов также были учтены при расчете премии ФИО2, поэтому служба внутреннего аудита СОАО «В» пришла к выводу, что ФИО2 была необоснованно получена премия за июль 2013 года в размере 46103,02 рублей, следовательно, эта часть премии не может считаться заработанной ею в установленном Трудовом Кодексом РФ порядке.

ФИО2 воспользовалась бесконтрольностью со стороны лица, обязанного проверять правильность начисления премии, ФИО7 При таких обстоятельствах интерес потерпевшей относительно владения этими денежными средствами не может быть признан законным, тогда как согласно п. 1 ч. 1 ст. 6 УПК РФ уголовно-процессуальное законодательство защищает только законные интересы лиц, потерпевших от преступлений. Следовательно, неправомерная заинтересованность ФИО2 в сохранении за собой части премии, необоснованно начисленной ей за июль 2013 года, не могла быть признана легитимными трудовыми правами и свободами работника, значит, посягательства на них в действиях Лисицкого Я.С. не усматривается, поскольку его действия не были направлены на удержание из заработной платы ФИО2 излишне выплаченных ей сумм.

Из показаний свидетеля ФИО4, из сводки разговора между потерпевшей и Лисицким Я.С. от ДД.ММ.ГГГГ следует, что он как &lt,данные изъяты&gt, добивался от ФИО2 признания того факта, что она не заработала начисленную ей сумму премии, делал это гласно и открыто на рабочем месте и в присутствии свидетелей.

Являясь &lt,данные изъяты&gt, Лисицкий Я.С. на основании положения «В» от ДД.ММ.ГГГГ нес ответственность за организацию работы филиала для достижения положительного финансового результата, имел право совершать в отношении работников действия, вытекающие из трудовых отношений между работником и работодателем, а также распоряжался имуществом филиала, и как руководитель филиала имел полномочия проводить беседы с работниками относительно их добросовестности и соблюдения корпоративных интересов.

Представитель потерпевшего в судебном заседании ФИО1 показал, что Лисицкий Я.С. проводил с ФИО2 разговор о добровольном возвращении ею необоснованно полученной премии, на что он имеет полномочия действовать от имени СОАО «В». Эти пояснения вкупе с позицией Компании в рамках настоящего дела, неоднократно заявлявшей об отсутствии вредоносности действий Лисицкого Я.С. и не применившей никаких дисциплинарных взысканий по отношению к нему, свидетельствуют о том, что СОАО «В» не считает их неправомерными и не оспаривает их.

Последнее обстоятельство опровергает вывод суда о самовольности действий Лисицкого Я.С., тем более, что в июле-августе 2013 года он провел свою проверку, установив неосновательность получения потерпевшей части премий. Результаты, к которым пришел Лисицкий Я.С, впоследствии полностью подтвердились Актом проверки финансово-хозяйственной деятельности филиала СОАО «В».

Относительно вывода суда о том, что Лисицкий Я.С. вынудил ФИО2 передать ему денежные средства, сама потерпевшая в ходе судебного следствия не могла четко определить мотивы своих действий, периодически меняя свои показания по данному вопросу. Версия, озвученная ею на предварительном следствии, о передаче денег под угрозой увольнения, трансформировалась на передачу денег ни за что и за неприменение мер воздействия на выявленные нарушения в работе с агентом ФИО3

Из содержания сводки разговора между обвиняемым и потерпевшей от ДД.ММ.ГГГГ следует, что никаких угроз в адрес ФИО2 Лисицкий Я.С. не выдвигал, он не настаивал на безусловном возврате необоснованно полученной части премии, а требовал у нее отчитаться по работе с рядом агентов, то есть выдвигал законные требования.

По итогам всех разговоров между потерпевшей и Лисицким Я.С. никаких договоренностей о возврате денежных средств достигнуто не было. Судя по сводке разговора от ДД.ММ.ГГГГ, руководитель и подчиненный ему работник не пришли к какому-то результату, Лисицкий Я.С. не высказал необходимость передачи денег ни в конкретный день, ни в будущем. Никакой необходимости приносить ДД.ММ.ГГГГ деньги для ФИО2 не возникло, что она сама признала в ходе судебного следствия.

Так как действия Лисицкого Я.С. не были направлены на осуществление удержаний из заработной платы потерпевшей, то их нельзя квалифицировать как совершенные вопреки установленному ст. 137 ТК РФ порядку удержания из заработной платы работника излишне выплаченных сумм.

Кроме этого, приведенная судом формулировка причинения потерпевшему существенного вреда является расплывчатой и не конкретизированной, поскольку не содержит описания трудовых прав и свобод либо ссылки на нормы трудового законодательства, позволяющие точно установить, какие именно права и свободы потерпевшей были нарушены Лисицим Я.С. При этом о материальном ущербе речь не идет, так как ФИО2 оперировала не своими собственными денежными средствами, а выданными ей на оперативные цели сотрудниками ОЭП и ПК УМВД по Хабаровскому краю. Не приложив никаких собственных усилий и не затратив личный труд, ФИО2 получила часть премии за июль месяц 2013 года, благодаря возбуждению уголовного дела и приобретению статуса потерпевшей она в конечном итоге сохранила за собой эти деньги.

Со стороны Лисицкого Я.С. к ФИО2 не было применено никаких дисциплинарных взысканий вплоть до увольнения за совершение виновных действий. Угрозы увольнением в случае отказа от передачи денежных средств, о которых поясняла потерпевшая, не нашли своего подтверждения. До настоящего времени ФИО2 продолжает работать в &lt,данные изъяты&gt, в той же должности, не потеряв ни в доходах, ни в социальном статусе. Таким образом, никаких неблагоприятных последствий имущественного либо дисциплинарного характера для потерпевшей не наступило.

Если корыстный мотив в действиях Лисицкого Я.С. не нашел своего подтверждения при рассмотрении дела по существу, то корыстная и служебная заинтересованность ФИО2 подтвердилась. Именно ей был выгоден как сам факт возбуждения уголовного дела, так и его последствия в виде отстранения Лисицкого Я.С. от должности и неприкосновенности ее деяний в &lt,данные изъяты&gt,.

При таких обстоятельствах, когда решающее значение для квалификации самоуправства имеет не количественный показатель ущерба, а ощутимость его для потерпевшего и фактические последствия деяния, признать наличие такого признака данного состава преступления, как наличие существенного вреда ФИО2, невозможно. Потому и состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 330 УК РФ, в действиях Лисицкого Я.С. не усматривается.

В возражениях на апелляционное представление и апелляционную жалобу адвокат Афонин Р.Г. указал те же доводы, что изложены в апелляционной жалобе и дополнениях к ней.

В суде апелляционной инстанции осужденный и его защитник поддержали доводы апелляционной жалобы адвоката и дополнений к ней, возражали против удовлетворения апелляционной жалобы потерпевшей.

Прокурор возражала против удовлетворения апелляционных жалоб, просила приговор оставить без изменения, как законный и обоснованный.

Выслушав доводы участников процесса, изучив материалы дела, судебная коллегия приходит к следующему.

Выводы суда о виновности Лисицкого Я.С. в совершении преступлении, предусмотренного ч. 1 ст. 330 УК РФ, основанными на доказательствах, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших надлежащую оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Вина осужденного в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 330 УК РФ, подтверждается собранными по делу и приведенными в приговоре доказательствами, которые согласуются между собой, получены в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованы в судебном заседании, обоснованно признаны судом достоверными, признаков фальсификации доказательств судом первой инстанции не установлено, не усматривает таковых и судебная коллегия.

Доводы осужденного Лисицкого Я.С. о том, что его действия были законны и были направлены на восстановление справедливости в начислении премии работникам компании, проверялись судом первой инстанции в ходе судебного разбирательства, и обоснованно признаны несостоятельными, так как они опровергаются совокупностью собранных по делу доказательств.

Так, вина Лисицкого Я.С. подтверждается показаниями потерпевшей ФИО2, в части, относящейся к требованиям Лисицкого Я.С. вернуть, по его мнению незаработанные ею деньги, и к самому факту передачи денежных средств ДД.ММ.ГГГГ.

Вопреки доводам апелляционной жалобы потерпевшей, судом также дана надлежащая оценка ее показаниям по факту незаконного получения в период ДД.ММ.ГГГГ Лисицким Я.С. от ФИО2 путем вымогательства, под угрозой совершения действий, которые могут причинить ущерб ее законным интересам, денежных средств в сумме 27 000 рублей, признав их противоречивыми и непоследовательными, что дает основание для сомнений в виновности подсудимого в совершении этого преступления. Поскольку устранить эти сомнения в ходе судебного разбирательства не представилось возможным, суд обоснованно исключил из обвинения Лисицкого Я.С. указанный эпизод.

Также вина осужденного подтверждается показаниями представителей потерпевшего ФИО7, ФИО1, свидетелей ФИО8, ФИО9, ФИО10, ФИО11, ФИО12, ФИО6, ФИО4, ФИО5, данных как в суде первой инстанции, так и в ходе предварительного следствия и оглашенных в суде, с соблюдением требований уголовно-процессуального закона. Показания указанных лиц не вызывают сомнений в их законности, достоверности и допустимости как доказательств. Суд в ходе судебного следствия проверил их и обоснованно признал их как правдивые и достоверные, поскольку они последовательны, непротиворечивы, согласуются между собой и с другими доказательствами по делу, что также признается судебной коллегией.

Оценивая показания свидетелей, данные в ходе предварительного следствия и в суде, суд принял за достоверные и соответствующие действительности их показания, данные в ходе предварительного следствия, при этом признав их полученными в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и Конституции РФ, согласующимися с показаниями других свидетелей и с иными предоставленными доказательствами. При этом свидетели подтвердили свои показания, данные в ходе предварительного следствия, обосновав разницу в показаниях давностью произошедших событий.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда, о том, что оснований не доверять показаниям свидетелей обвинения нет. Причин для оговора указанными свидетелями осужденного Лисицкого Я.С. не установлено. Показания этих свидетелей согласуются между собой, дополняют друг друга и не содержат существенных противоречий. Имеющиеся незначительные противоречия об обстоятельствах были устранены судом путем оглашения показаний указанных лиц на предварительном следствии, и подтверждены этими лицами в судебном заседании.

Наряду с показаниями свидетелей, выводы суда о виновности Лисицкого Я.С. в совершении преступлений подтверждаются также материалами дела: заявлением ФИО2, приказом генерального директора Страхового открытого акционерного общества «В» № от ДД.ММ.ГГГГ, положением «В», уставом В», протоколом осмотра предметов от 27 сентября 2013 года, постановлением о признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств от 27 сентября 2013 года, положением о премировании работников СОАО «В» за результаты организации деятельности закрепленных агентов ЦРС», утвержденном приказом № от 28 февраля 2013 года, выпиской по счету карты ОАО «Сбербанк России» на имя ФИО2, приказом В» от 31 июля 2013 года «о премировании менеджеров по организации агентских продаж, приказом директора В» от 3 сентября 2013 года «О премировании менеджеров по организации агентских продаж», приказом директора В» от 14 апреля 2011 года, должностной инструкцией менеджера по организации агентских продаж, утвержденной директором В» 14 апреля 2011 года, диском DVD, содержащим видео и аудиозапись разговоров Лисицкого Я.С. и ФИО2, состоявшихся ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ, приказом Генерального директора СОАО «В» от 20 сентября 2013 года, актом по результатам проверки финансово-хозяйственной деятельности В» от 17 октября 2013 года, ответом генерального директора СОАО «В» ФИО13 от 20 ноября 2013 года, ответом генерального директора СОАО «В» ФИО13 от 29 апреля 2014 года, чеками, квитанциями к приходному кассовому ордеру, копией дополнительного соглашения № от 9 сентября 2013 года, справкой по форме 2-НДФЛ о доходах ФИО2, копией положения о премировании директоров филиалов СОАО «В» за выполнение ключевых показателей эффективности деятельности, копией приказа генерального директора СОАО «В» от 28 февраля 2012 года №, копией приказа СОАО «В» от августа 2014 года №, копией приказа генерального директора ФИО13 от 25 июня 2013 года №, копией списков директоров филиала, премируемых за выполнение ключевых показателей деятельности по итогам работы за 9 месяцев 2012 года и за 2012 год, копией дополнительного соглашения от 10 июля 2013 года к трудовому договору № от 12 сентября 2011 года, копией приказа генерального директора СОАО «В» ФИО13 от 30 июля 2014 года №, копией заявления директора В Лисицкого Я.С. от 14 августа 2013, копией приказа первого заместителя Генерального директора – руководителя центра СОАО «В» ФИО14 от 14 августа 2013 года, копией выписки из приложения к приказу генерального директора от 14 декабря 2012 года №

Доводы стороны защиты о проведении оперативно-розыскных мероприятий с нарушением закона и о необходимости исключения результатов оперативно-розыскной деятельности из числа доказательств, были предметом обсуждения в суде первой инстанции, и им дана также надлежащая оценка. Так, судом правильно указано о том, что проведение указанного ОРМ «Наблюдение» не требуется вынесение судебного постановления, кроме того, в соответствии с постановлением о рассекречивании сведений, составляющих государственную тайну, и их носителей, ОРМ «Наблюдение» было проведено на основании постановления заместителя начальника управления – начальника полиции УМВД России по г. Комсомольску-на-Амуре ФИО15№ от ДД.ММ.ГГГГ /л.д. 25 т. 1/, в связи с чем судом данное доказательство обоснованно признано достаточным и достоверным, полученным в установленном законом порядке, с чем соглашается судебная коллегия.

Судом в приговоре даны подробный анализ доказательств и оценка показаниям подсудимого Лисицкого Я.С., а также свидетелей, при этом суд указал, почему он доверяет одним доказательствам и отвергает другие.

Из представленных материалов усматривается, что обстоятельства дела, подлежащие доказыванию в соответствии с требованиями ст. 73 УПК РФ, установлены органом предварительного следствия и исследованы судом полно, всесторонне и объективно. Уголовное судопроизводство по делу осуществлялось в соответствии с требованиями ст. 15 УПК РФ на основе состязательности сторон. Высказываний либо действий, предопределяющих принятие какого-либо процессуального решения, председательствующим судьей не допущено. Судом исследовались все представленные сторонами доказательства и разрешены по существу все заявленные ходатайства, в том числе предоставлена возможность, как самому подсудимому, так и другим участникам судебного разбирательства участвовать в состязательности процесса и приводить свои доводы и доказательства, мотивируя их обоснованность и подтверждая их достоверность.

В ходе предварительного следствия Лисицкий Я.С. давал показания в присутствии защитника, то есть в условиях исключающих возможность оказания на него давления, каких-либо замечаний к протоколам допроса не поступало. Нарушений требований УПК РФ при производстве следственных действий также не установлено.

Таким образом, требования ст. ст. 307, 308 УПК РФ судом соблюдены, в приговоре приведены все доказательства, представленные стороной обвинения, они проанализированы, проверены и оценены в соответствии со ст. 88 УПК РФ.

Доводы стороны обвинения о достаточности доказательств виновности Лисицкого Я.С. в предъявленном ему обвинении по п. «б» ч. 4 ст. 204, п. «б» ч. 4 ст. 204 УК РФ были тщательно проверены судом и получили должную оценку в приговоре и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку не подтверждаются материалами дела.

В судебном заседании при рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции государственный обвинитель изменила объем предъявленного Лисицкому Я.С. обвинения в сторону смягчения на основании ч. 8 ст. 246 УПК РФ, квалифицировав деяния подсудимого Лисицкого Я.С. по двум вышеуказанным эпизодам как совершение единого преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 204 УК РФ. Кроме того государственный обвинитель исключила из объема предъявленного обвинения, такой квалифицирующий признак, как причинение им существенного вреда законным интересам СОАО «В», выраженным в премировании своих сотрудников с целью стимулирования их к выполнению поставленных задач и повышения результатов работы и извлечения больше прибыли от своей законной деятельности.

Учитывая уменьшение объема, предъявленного обвинения, как стороной обвинения, так и судом первой инстанции, судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции об отсутствии в действиях Лисицкого Я.С. состава преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 204 УК РФ и необходимости переквалификации его действий на ч. 1 ст. 330 УК РФ, как самоуправство, то есть самовольное, вопреки, установленному законом порядку совершение действий, правомерность которых оспаривается гражданином, если такими действиями причинен существенный вред.

При этом судом приведены в приговоре мотивы, по которым суд пришел к такому выводу, что совокупность представленных доказательств не дает оснований для признания Лисицкого Я.С. виновным в предъявленном ему обвинении по п. «б» ч. 4 ст. 204 УПК РФ.

Судом первой инстанции правильно установлено, что действия Лисицкого Я.С. при тех же обстоятельствах должны быть квалифицированы по ч. 1 ст. 330 УК РФ, что не ухудшает положение осужденного и не нарушает его право на защиту, поскольку обстоятельства, при которых Лисицкий Я.С. обвинялся органами предварительного следствия, судом первой инстанции не изменены.

Вопреки доводам апелляционной жалобы адвоката и доводам, указанным им в дополнении к жалобе, суд правильно установил наличие прямого умысла Лисицкого Я.С. на совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 330 УК РФ.

Так, судом в приговоре сделан правильный вывод о том, что Лисицкий Я.С., являясь &lt,данные изъяты&gt,, в силу возложенных на него должностных обязанностей не мог не знать об установленном трудовым законодательством порядке удержаний из заработной платы работника. Однако, вопреки требованиям Трудового кодекса РФ Лисицкий Я.С. самовольно, только по собственной инициативе, истребовал у ФИО2 часть заработной платы, вынудив последнюю, несмотря на ее несогласие с этим передать ему денежные средства, полученные как часть заработка, чем причинил существенный вред трудовым правам и свободам ФИО2

Доводы апелляционной жалобы адвоката о том, что существенный ущерб потерпевшей не был причинен, поскольку ФИО2 передала Лисицкому Я.С. не принадлежащие ей лично денежные средства, а выданные ей для этой цели сотрудниками правоохранительных органов, не опровергают выводов суда о виновности Лисицкого Я.С.

Все обстоятельства, имеющие значение для дела, исследованы судом полно и тщательно, в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства.

Суд обоснованно учел при назначении Лисицкому Я.С. наказания характер и степень общественной опасности преступлений, данные о личности осужденного, конкретные обстоятельства дела, наличие смягчающих наказание обстоятельств и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств и судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции об отсутствии оснований для изменения категории преступления в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ.

Выводы суда о необходимости назначения Лисицкому Я.С. наказания в виде штрафа, в приговоре мотивированы и основаны на исследованных материалах дела, поэтому с ними соглашается судебная коллегия.

С учетом изложенного, оснований для удовлетворения апелляционных жалоб судебная коллегия не усматривает.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, судом первой инстанции не допущено.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 389.20, 389.28 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

приговор Центрального районного суда г. Комсомольска-на-Амуре от 23 октября 2014 года в отношении Лисицкого Я.С. оставить без изменения, а апелляционные жалобы потерпевшей ФИО2 и адвоката Афонина Р.Г. и дополнения к ней – без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в Хабаровский краевой суд в кассационном порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ.

Председательствующий В.Г. Акулов

Судьи В.А. Быков

В.А.Головизин