Апелляционное определение № 22-1697/2015 от 10.09.2015 Тверского областного суда (Тверская область)

Дело № 22 – 1697 2015 год судья Беляева С.В.

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

г. Тверь 10 сентября 2015 года

Судебная коллегия по уголовным делам Тверского областного суда в составе председательствующего Павловой В.В.

судей Кошелевой Е.А. и Чупринина А.В.

при секретареСидоровой Н.Н.

с участием прокурора Мухачева Д.А.

осужденной Номоконовой Е.В.

адвоката Качурина Д.В.

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы адвоката Качурина Д.В. и осужденной Номоконовой Е.В. на приговор Пролетарского районного суда г. Твери от 3 июля 2015 года, которым

ФИО1, родившаяся ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженка &lt,адрес&gt,, несудимая,

осуждена по ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.12.2011 года №420-ФЗ) к лишению свободы сроком на 3 года без штрафа и без ограничения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года.

Возложены обязанности: являться в специализированный государственный орган по месту жительства для регистрации 1 раз в месяц, в дни, указанные специализированным органом, не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление условно осужденных.

Постановлено взыскать с ФИО1 в пользу Министерства обороны Российской Федерации материальный ущерб в сумме 156790 рублей 61 копейки. В остальной части гражданский иск военного прокурора Тверского гарнизона оставлен без удовлетворения.

Определена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Кошелевой Е.А., осужденную Номоконову Е.В., адвоката Качурина Д.А., поддержавших доводы апелляционной жалобы, прокурора Мухачева Д.А., полагавшего приговор оставить без изменения, суд

У С Т А Н О В И Л :

Номоконова Е.В. признана виновной в мошенничестве, то есть хищении чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, лицом с использованием своего служебного положения.

Преступление совершено в 2011 году в г. Твери при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе адвокат Качурин Д.В. выражает несогласие с приговором суда, полагает его незаконным. В обоснование доводов указывает, что квалифицирующий признак совершение преступления с использованием своего служебного положения не нашел своего доказательственного подтверждения, так в силу своих полномочий его подзащитная не могла принять ФИО8 на работу, выплачивать ей заработную плату, контролировать ее трудовую деятельность. Более того, лица, которые должны были выполнять данные функции так же в подчинение ФИО1 не входили. Согласно трудовому договору Номоконова Е.В. обладала руководящими полномочиями в отделе учета и отчетности, а не во всей организации, ей подчинялись только работники отдела учета и отчетности.

Указывает, что в судебном заседании нашел подтверждение тот факт, что ФИО8 согласовала свое трудоустройство с руководителем всей организации ФИО10, затем она должна была бы составить заявление о приеме не работу. Каким образом в отделе кадров оказалось заявление о приеме на работу, подписанное от имени ФИО8 иным лицом, следствием не установлено. При этом не доказано, что его подписала Номоконова Е.В., поскольку имеющееся в деле заключение почерковедческой экспертизы указывает, что Номоконова Е.В. данное заявление не подписывала.

Утверждение, что Номоконова Е.В. давала указание сотрудникам отдела учета и отчетности заполнять табели учета, так же не нашло своего подтверждения, поскольку в материалах табелей, подписанных таковыми работниками не имеется. Табели подписаны начальниками отделений или уполномоченными на то работниками, так в 8 отделении их подписывала некая ФИО9 При этом подчеркивает, что до ДД.ММ.ГГГГ работники отделений не подчинялись отделу по учету и отчетности. Поскольку личность ФИО9 не установлена, соответствие подписи не установлено, она в качестве свидетеля не допрошена, ссылки на нее в обвинении не могут быть использованы.

Согласно приказу № 14 от 18 марта 2011 года составление табелей учета, их проверка должна была осуществляться ФИО12, который не находился в подчинении у Номоконовой Е.В. Более того, заполненные табели он предоставлял непосредственно руководителю организации ФИО10, после чего они передавались в отдел по расчетам с личным составом под руководством ФИО16

Указанные обстоятельства, по мнению защитника, полностью исключают возможность того, что Номоконова Е.В. давала какие-либо указания неустановленной следствием ФИО9

Стороной обвинения не представлена должностная инструкция Номоконовой Е.В., отсутствует и инструкция главного бухгалтера организации, сведения об ознакомлении с ней Номоконовой Е.В., а, значит, невозможно определить какие обязанности были возложены на его подзащитную и какие обязанности были ею не выполнены или использованы против интересов службы.

На основании изложенного настаивает, что квалифицирующий признак «с использованием своего служебного положения» отсутствует.

Полагает необоснованным указание на то, что ФИО8 принята на работу на должность в подотчетное Номоконовой Е.В. 8 отделение, поскольку ФИО8 изначально принята бухгалтером 8 отделения и лишь с 03 октября 2011 года переведена на должность бухгалтера 8 отделения отдела (учета и отчетности).

Стороной обвинения не доказано, что ФИО8 фактически обязанностей по занимаемой должности не выполняла, напротив, многие работники были внешними совместителями, выполняли свои функции на удалении, в материалах дела имеется дополнительное соглашение об исполнении ФИО8 должностных обязанностей на дому, что не противоречит трудовому законодательству. Допрошенные сотрудники однозначно факт неисполнения ФИО8 обязанностей не подтвердили, никто не настаивал, что выполнял какую-либо работу за нее, и в то же время указали, что свои функции организация исполняла полностью.

В приговоре имеется ссылка, что Номоконова Е.В. совершала преступные действия, будучи должностным лицом федерального бюджетного учреждения, а ФИО35 получала в кассе бюджетного учреждения денежные средства, в то время как оно с 12 сентября 2011 года являлось казенным, то есть совершенно другой организацией.

Так же формулировка о хищении Номоконовой Е.В. бюджетных средств противоречит российскому законодательству, так как бюджетных денежных средств, принадлежащих ФБУ УФО МО РФ по ТО не существует, до момента расходования средства – собственность Казны РФ.

Соответственно ни организация, ни Министерство обороны не может быть потерпевшим по данному делу, при этом признанное в качестве потерпевшего Министерство обороны в тексте обвинительного заключения и обвинения не фигурирует, как и Казна РФ.

Признак безвозмездности необходимый для квалификации действий как мошенничество так же отсутствует, организация в полном объеме выполнила поставленные задачи и функции. Денежные средства, выделенные в качестве заработной платы, но не освоенные в Казну РФ не возвращались, а распределялись между имеющимися работниками как премия, соответственно можно говорить только о вероятностном причинении вреда самим работникам организации, а не Казне РФ, так как именно они недополучили премиальные.

На основании изложенного считает, что виновность Номоконовой Е.В. в совершении инкриминируемого преступления не доказана, подзащитную следует оправдать.

Так же ставит перед судебной коллегией вопрос о возможности исключения квалифицирующего признака – использование служебного положения, как не нашедшего подтверждения, а последующего прекращения дела в связи с принятием акта амнистии.

Осужденной Номоконовой Е.В. так же принесена апелляционная жалоба, где она указывает, что с приговором не согласна полностью, поскольку считает, что само хищение не совершалось, так как объем работ выполнен своевременно и качественно, что подтверждается тем, что ФИО8 получала денежные поощрения за проделанную работу и премию по итогам отработанного времени. Соответственно нельзя говорить о безвозмездном изъятии денежных средств.

Ссылку на типовые положения о ее должностных обязанностях полагает незаконной, поскольку с ней был заключен только трудовой договор, отдельно должностные инструкции и обязанности до нее не доводили, ставили задачи в устной форме, общие обязанности главного бухгалтера были распределены между несколькими исполнителями. Ей устно была определена задача по составлению отчета по консолидируемым отчетам, т.е. о движении материальных средств между обслуживаемыми воинскими частями и частями других регионов РФ. Согласно уставным документам и инструкциям все начальники отделов и структурных подразделений были в прямом подчинении у руководителя организации, а ведущий документовед подчинялся начальнику своего отдела, а не ей. Подчеркивает, что руководитель организации является начальником всего личного состава, согласно ст. 6 ФЗ «О бухгалтерском учете» несет ответственность за организацию бухгалтерского учета.

Считает, что ее виновность в подделке заявления о приеме на работу от лица ФИО8 не доказана, так как заключение эксперта от 16 июня 2014 года не уличает ее в данном деянии, более того дополнительное соглашение о работе ФИО8 на дому подлинное, в нем указано, что она самостоятельно определяет свой график работы, связь поддерживает по телефону и электронной почте, результаты работы передает на флеш-накопителе. Запрета на трудовую деятельность в таком режиме не имелось, надлежащее материально-техническое обеспечение для работы в зданиях организации отсутствовало, на работу были приняты работники других организаций на условиях внешнего совместительства. Не имелось и запретов на работу в данной организации родственников. Факт невыхода ФИО8 на работу и отсутствия ее на рабочем месте не доказан, что следует так же из показаний свидетелей ФИО24, ФИО23, ФИО11, и ФИО27

Заполнение табелей рабочего времени не входило в ее обязанности, даже согласно типовых должностных инструкций. Приказом было назначено лицо, ответственное за указанные действия, — ФИО12 Она же никому никаких распоряжений по заполнению табелей не давала. подписи в части табелей поставлены по устному распоряжению руководителя организации, они не носили обязательный характер, в случае их отсутствия заработная плата все равно была бы начислена. В 2011 году правом второй подписи обладали все начальники отделов, подписание носило формальный характер, визировала большую часть документов, не изучая содержание.

Не установлен факт получения ею денежных средств вместо ФИО8

Таким образом, отсутствуют бесспорные доказательства безвозмездного изъятия ею денежных средств, как обязательный признак мошенничества. Настаивает, что отсутствовал и факт безвозмездного изъятия денежных средств из федерального бюджета, ущерб организации не причинен, поскольку все поручения и задачи, поставленные перед организаций исполнены, сотрудники премированы, денежные средства, выделенные на оплату труда, но нераспределенные в связи с неполной численностью штата, распределены как выплаты стимулирующего характера, требований обязывающих организацию оприходовать денежные средства в бюджет, в том числе о возврате экономии отсутствовали.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

В связи с изложенным виновной себя в совершении инкриминируемого преступления не считает, с решением суда не согласна, просит приговор отменить, прекратить уголовное дело.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденной
Номоконовой Е.В. и ее защитника Качурина Д.В. государственный обвинитель Мухачев Д.А. полагает приговор суда законным, обоснованным, апелляционные жалобы неподлежащими удовлетворению. Указывает, что Номоконова Е.В. в соответствии с приказом начальника УФО №1 от 11.01.2011 года принята на работу на должность начальника отдела (главного бухгалтера) отдела (учета и отчетности) УФО. Приказом начальника УФО №133 от 12.12.2011 года Номоконова Е.В. уволена по собственному желанию. В период работы в УФО на должности начальника отдела (главного бухгалтера) должностные полномочия и обязанности, а также организационно-распорядительные функции Номоконовой Е.В. определялись положениями приказа Министра обороны РФ №250 ДСП от 07.05.2008 года «О финансовом обеспечении и особенностях бюджетного учета в Вооруженных Силах Российской Федерации» и разработанной в его развитие должностной инструкции главного бухгалтера УФО, утвержденной начальников УФО.

В один из дней апреля 2011 года у Номоконовой Е.В. возник преступный умысел, направленный на хищение бюджетных денежных средств с использованием своего служебного положения, путем их получения в результате заведомо фиктивного трудоустройства в УФО на вакантную должность бухгалтера вверенного ей отдела (учета и отчетности) УФО своей родной сестры – ФИО8

Номоконова Е.В. намеревалась самостоятельно заполнять официальные документа – табели учета использования рабочего времени и расчета заработной платы, либо заведомо ложные сведения о максимально количестве трудочасов, с целью получения денежных средств, начисляемых ФИО8 в виде заработной платы и иных положенных денежных выплат и премий. В дальнейшем Номоконова Е.В. намеревалась представлять табели учета использования рабочего времени и расчета заработной платы на утверждение начальнику УФО, обманывая, и вводя его в заблуждение.
По замыслу Номоконовой Е.В., денежные средства, начисленные
ФИО8 за период времени нахождения в должности бухгалтера УФО, должна была получить ФИО8, то есть Номоконова Е.В., совершив хищение путем мошенничества государственных денежных средств, намеревалась распорядиться ими в корыстных целях в пользу своей родной сестры – ФИО8, которая не была трудоустроена по месту жительства в &lt,адрес&gt, и одна воспитывала несовершеннолетнего ребенка.

С этой целью Номоконова Е.В. в начале мая 2011 года неустановленным следствием способом изготовила заведомо подложное заявление от 01.05.2011 года от имени ФИО8 о приеме на работу в УФО в подчиненное ей (Номоконовой Е.В.) 8 отделение (по учету материальных средств) на должность бухгалтера. Используя данное заявление Номоконова Е.В., действуя из корыстных побуждений в пользу своей родной сестры ФИО8, порекомендовала для трудоустройства бывшему начальнику УФО ФИО10 на одну из вакантных должностей во вверенное ей 8 отделение (по учету материальных средств) УФО кандидатуру ФИО8 После проведения беседы с
ФИО8, ФИО10, будучи обманутым и введенным в заблуждение Номоконовой Е.В. о якобы будущем добросовестном исполнении ФИО8 своих трудовых обязанностей, был издан приказ №59 от 03.05.2011 года о приеме на работу ФИО8 на должность бухгалтера 8 отделения (по учету материальных средств) УФО с фиксированным должностным окладом 6 200 рублей, гарантированными социальными выплатами и установленными надбавками для гражданского персонала МО РФ. 05.12.2011 года приказом УФО № ФИО8 была уволена.

Номоконова Е.В., действуя во исполнение корыстной цели, путем обмана и злоупотребления доверием, используя свое служебное положение главного бухгалтера, намеревалась незаконно освободить ФИО8 от исполнения своих обязанностей сразу же после издания соответствующего приказа о трудоустройстве последней в УФО.

В период с 03.05.2011 года по 05.12.2011 года ФИО8 фактически обязанностей по занимаемой должности не исполняла, на рабочее место в УФО, расположенное по адресу: &lt,адрес&gt,,
&lt,адрес&gt,, не прибывала, каких-либо обязанностей бухгалтера 8 отделения УФО не выполняла. Номоконова Е.В., реализуя умысел на хищение денежных средств путем обмана и злоупотреблением доверием в пользу своей родной сестры ФИО8, то есть из корыстных побуждений, в указанный период в нарушение требований ст. 91 ТК РФ и приказа МО РФ №139 от 28.03.2008 года «О формах документов, используемых в финансово-хозяйственной деятельности Вооруженных сил РФ», используя свое служебное положение, давала указания подчиненным сотрудникам отдела ежемесячно заполнять табели учета использования рабочего времени и расчета заработной платы гражданского персонала, указывая в них максимальное количество трудочасов. Данные документы, содержащие по указанию Номоконовой Е.В. недостоверные сведения об исправлении трудовых обязанностей ФИО8 в дальнейшем, после подписания самой Номоконовой Е.В., действующей из корыстных побуждений в целях хищения бюджетных средств в пользу ФИО8, представлялись для утверждения начальнику УФО ФИО10, либо его заместителю ФИО14, которые будучи обманутыми и введенными в заблуждение Номоконовой Е.В., ввиду доверия к ней, утверждали их.

На основании изготовленных по указанию Номоконовой Е.В. табелей учета использования рабочего времени и расчета заработной платы ФИО8 в период с мая 2011 года по декабрь 2011 года начислено 182172 рубля 05 копеек и 156790 рублей 61 копейка. Полученные денежные средства ФИО8 использовала по своему усмотрению.

По мнению стороны государственного обвинения, указанные обстоятельства полностью подтверждаются совокупностью исследованных в ходе судебного следствия доказательств. Вопреки мнению
Номоконовой Е.В., проведенная по делу экспертиза №573 от 16.06.2014 года содержит выводы о том, что подписи от имени ФИО8 в трудовом договоре от 03.05.2011 года, в личной карточке работника от 03.05.2011 года, заявлении о приеме на работу от 01.05.2011 года, заявлении о перечислении заработной платы на расчетный счет Саратовского филиала &lt,данные изъяты&gt,, выполнены не ФИО8, а другим лицом (лицами). Ответить на вопрос, кем, Номоконовой Е.В. или другим лицом выполнены подписи в представленных на исследование документах, не представляется возможным.

Далее государственный обвинитель указывает, что довод
Номоконовой Е.В. о недоказанности факта принадлежности похищенных денежных средств федеральному бюджету, не обоснован, поскольку опровергается положениями Устава ФБУ «УФО МО РФ по ТО», Положения о ФКУ «УФО МО РФ по ТО», п. 12 ст. 1 Федерального закона «Об обороне».

Министерство обороны РФ является главным распорядителем средств федерального бюджета, предусмотренных на содержание Министерства обороны РФ и реализации возложенных на него полномочий.

Учредителем ФКУ «УФО МО РФ по ТО» является Российская Федерация, а полномочия собственника имущества учреждения осуществляет Министерство обороны РФ, в связи с чем, признание в качестве потерпевшего Министерства обороны РФ по данному делу соответствует закону.

Довод осужденной о недоказанности стороной обвинения использования ей своего должностного положения в связи с указанием подчиненным сотрудникам заполнять табеля учета рабочего времени, не нашел своего подтверждения.

Свидетели ФИО15, ФИО12, ФИО16 показали, что сведения о количестве отработанного времени всегда подавались исключительно со слов Номоконовой Е.В., их подлинность не проверялась.

Полагает, что вышеназванные обстоятельства подтверждают наличие квалифицирующего признака мошенничества «с использованием своего служебного положения».

Государственный обвинитель Мухачев Д.А. просит приговор суда оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденной
Номоконовой Е.В. и адвоката Качурина Д.В. без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционных жалобах, а также принесенные возражения, судебная коллегия не усматривает оснований для изменения, либо отмены приговора. Выводы суда о виновности осужденной в содеянном основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, которые приведены в приговоре.

Судом установлено и в апелляционных жалобах не оспаривается, что Номоконова Е.В. состояла на должности начальника отдела (главного бухгалтера) отдела (учета и отчетности) ФБУ «Управление финансового обеспечения Министерства обороны России по Тверской области» (далее организация либо УФО), обладала административно-хозяйственными и организационно-распорядительными полномочиями, являлась должностным лицом данной организации.

ФИО8, будучи родной сестрой Номоконовой Е.В., в период с 03 мая 2011 года по 05 декабря 2011 года была трудоустроена в качестве сотрудника организации УФО. Фактически ФИО8 трудовые обязанности не исполняла.

ФИО8 получила в качестве оплаты за труд в УФО денежные средства в размере 156790 рублей 61 копейки.

Доводы осужденной и адвоката, оспаривающих доказанность вины Номоконовой Е.В. в совершении хищения путем мошенничества с использованием служебного положения, по тем основаниям, что ФИО8 выполняла порученную ей работу, согласно заключенному дополнительному соглашению на дому, а также оспаривающих наличие квалифицирующего признака, полагая, что со стороны Номоконовой Е.В. не имело место использование служебного положения, являлись предметом проверки суда и не нашли своего подтверждения.

Так, из показаний свидетеля ФИО31 следует, что в период его работы в должности руководителя УФО в 2011 году Номоконова Е.В. была назначена на должность главного бухгалтера — начальника отдела учета и отчетности. В обязанности Номоконовой Е.В. входило ведение бухгалтерского учета и связанные с этим действия, в том числе управление подчиненными, право подписей, на основании должностных обязанностей, которые разрабатывались в отношении всех начальников отделов и других работников. С ФИО8 его познакомила Номоконова Е.В., он проводил собеседование с ФИО8 при приеме на работу на должность бухгалтера. Контроль за работой ФИО8 осуществляла Номоконова Е.В., у которой ФИО8 находилась в подчинении, поскольку являлась бухгалтером отделения, которое структурно входило в отдел учета и отчетности. Решения относительно определения места работы ФИО8 на дому он не принимал. Скорее всего, дополнительное соглашение находилось в документах, которые принесли ему на подпись. Он, не вникая в суть указанного документа, и не давая ему оценки, поставил свою подпись, поскольку, будучи руководителем, ему приходилось подписывать большой объем документов. Указанный документ, мог быть представлен на подпись либо кадровой службой, либо ФИО1

Согласно показаниям свидетеля ФИО17, ознакомившись с предъявленной ей на обозрение копией дополнительного соглашения к трудовому договору от 03 мая 2011 года, заключенного между ФИО8 и бывшим начальником УФО ФИО10, пояснила, что подобного рода документы, должны оформляться вверенным ей отделением, учетом и хранением данных документов также занимается вверенный ей отдел. Вместе с тем, соглашений по предъявленной ей копии от 13 мая 2011 года (о работе ФИО8 на дому) никогда не составлялось, в их учреждении оригинала дополнительного соглашения от 13 мая 2011 года о работе ФИО8 на дому нет, и никогда не было. Соответствующего приказа по УФО по данному поводу нет, он не издавался. Фамилия «ФИО32 ей знакома, поскольку, в УФО имелись соответствующие документы о ее трудоустройстве, лично ФИО8 не помнит.

Из показаний данного свидетеля также следует, что в 2011 году Номоконова Е.В. являлась начальником отдела (главным бухгалтером), у нее в подчинении находилось 10 отделений, в каждом из которых по штату имелся один начальник отделения. Все сотрудники отдела (учета и отчетности) начиная от начальника того или иного отделения и заканчивая рядовыми сотрудниками, будь то бухгалтер или ведущий бухгалтер, подчинялись непосредственно начальнику отдела, т.е. Номоконовой Е.В., которая осуществляла организационно-распорядительные функции, как должностное лицо.

Суд исследовал и привел в приговоре показания свидетеля ФИО12, согласно которым он не может утверждать того, что ФИО8 когда-либо работала в УФО, поскольку сам лично ее не видел, с ней не знаком. При трудоустройстве ФИО8 и ее увольнении соответствующие документы за подписью ФИО8 приносила Номоконова Е.В., было очевидно, что Номоконова Е.В. суетилась по поводу персоны ФИО8, поскольку документы ФИО8 — копия трудовой книжки, например, были под контролем Номоконовой Е.В. По поводу оформления табелей учета рабочего времени пояснил, что до октября 2011 года данные табели заполнялись начальниками отделов, а с октября 2011 года — по приказу начальника УФО оформлением данных табелей стал заниматься он. При этом, соответствующие табели от октября, ноября и декабря 2011 года, где фигурирует ФИО8, также были оформлены им, в них имеется его подпись. Вместе с тем, при их оформлении, ему не было достоверно известно по поводу трудочасов у ФИО8 Эту информацию ему предоставляла сама Номоконова Е.В., которая визировала тот или иной табель. Он лично не проверял, сколько проработал за месяц тот или иной работник УФО, данная информация вносилась им со слов начальников отделов, в том числе Номоконовой Е.В., которые контролировали штат своего отдела. Доверяя Номоконовой Е.В., он вносил сведения о работе ФИО8, не проверяя их подлинности. По поводу дополнительного соглашения от 13 мая 2011 пояснил, что о данном соглашении он слышит впервые, оригинала данного документа в кадровом органе, то есть отделении административного и документационного обеспечения УФО по Тверской области нет, соответствующий приказ, никогда не издавался, такого приказа не существует

Из показаний свидетеля ФИО14 следует, что относительно копии дополнительного соглашения от 13 мая 2011 года, заключенной между ФИО8 и УФО по Тверской области в лице бывшего начальника ФИО10, пояснил, что оригинала предъявленной ему копии в УФО нет, никогда не имелось. В период существования УФО по Тверской области соглашений о работе сотрудников на дому никогда не составлялось, подобной практики не имеется. До конца 2011 года в их учреждении была печать — ФБУ «УФО МО РФ по ТО», после чего по мере того как они были зарегистрированы в качестве ФКУ, они стали пользоваться другой печатью — ФКУ «УФО МО РФ по ТО». При этом печать ФБУ в сентябре 2013 года была изъята в ходе обысков по делу ФИО36 представителями ВСО. В начале февраля 2014 года данная печать была возвращена, сразу же после этого уничтожена. До момента ее уничтожения хранилась она в его служебном сейфе рабочего кабинета, доступа к ней не было, ею никто не пользовался, в том числе и он. Об уничтожении печати ФБУ составлен соответствующий акт от 07 февраля 2014 года. Откуда в копии дополнительного соглашения от 13 мая 2011 года имеется копия оттиска указанной печати ему не известно.

Также из показаний свидетеля усматривается, что в Управлении финансового обеспечения по Тверской области не предусматривалась работа на дому, в том числе бухгалтерами. Все работники исполняли свои обязанности на рабочих местах, организованных непосредственно в здании УФО, либо в воинских частях. Изменение порядка оформления табелей учета использования рабочего времени и расчета заработной платы имело место с октября 2011 года. До указанного периода времени табели составлялись начальниками отделений, впоследствии данные обязанности были возложены на ведущего документоведа отделения административного и документационного обеспечения ФИО12ФИО12, который с октября 2011 года стал ответственным за оформление табелей лицом, информация об отработанных сотрудниками трудочасах предоставлялась начальниками отделов. Относительно предъявленных ему на обозрение табелей учета рабочего времени и расчета заработной платы за май — декабрь 2011 года, пояснил, что во всех документах, за исключением табеля за май 2011 года, в графе «Утверждаю» стоят его подписи, как заместителя начальника УФО. Информацию о проработанных трудочасах, в частности, сотрудниками 8 отделения по учету материальных средств, предоставлялась на подпись руководителю УФО Номоконовой Е.В. Перед этим Номоконова Е.В. ставила свою подпись в соответствующем табеле, чем удостоверяла правильность его заполнения. После этого, табель предоставлялся в отделение административного и документационного обеспечения, откуда поступал на утверждение руководителю УФО. Подпись Номоконовой Е.В., как начальника отдела учета и отчетности — главного бухгалтера в табеле учета использования рабочего времени и расчета заработной платы являлась основной. После проверки Номоконовой Е.В. табелей, она ставила свою подпись, удостоверяющую достоверность внесенных в них сведений, сотрудникам УФО производилось начисление заработной платы. Им табель утверждался после того, как он был проверен Номоконовой Е.В. Его подпись являлась второстепенной, формально подтверждающей факт необходимости начисления тому или иному сотруднику заработной платы. Сведения, подаваемые Номоконовой Е.В. об отработанных подчиненными ей сотрудниками трудочасах, равно как и факт удостоверения ею путем личной подписи содержащихся в табелях сведений, сомнению не подвергались, поскольку Номоконова Е.В., как начальник отдела учета и отчетности несла персональную ответственность за каждого из своих сотрудников, в том числе, за ФИО8

Из материалов дела следует, что оригинал дополнительного соглашения, копию которого первоначально представила Номоконова Е.В., приобщен к материалам дела после производства выемки у ФИО18- мужа Номоконовой Е.В.

Кроме того, на судебном разбирательстве исследованы свидетельские показания ФИО19, ФИО20, ФИО21, ФИО22, пояснивших о том, что они, являясь работниками Управления финансового обеспечения, не знали работника по фамилии ФИО8, о случаях исполнения бухгалтером работы на дому им не известно.

Наряду с вышеуказанными свидетельскими показаниями суд также исследовал показания свидетеля ФИО16, согласно которым с работником ФИО8 он не знаком. Случаи исполнения работниками УФО своих обязанностей на дому, ему неизвестны. Исходя из функциональных и должностных обязанностей, выполнение должностных функций по месту жительства работниками УФО, в том числе и бухгалтером отделения №8, невозможно. В периоды нахождения Номоконовой Е.В. в очередном отпуске, он ставил свои подписи в табелях учета рабочего времени, при этом Номоконова Е.В. его заверяла, что табели учета содержат достоверную информацию. Также из показаний следует, что до октября 2011 года табели составлялись начальниками отделений, а с октября 2011 года данные обязанности были возложены на ведущего документоведа ФИО12 Вместе с тем, ФИО12, который с октября 2011 года стал ответственным за оформление табелей лицом, информация об отработанных сотрудниками трудочасах предоставлялась начальниками отделов. Информация о проработанных трудочасах сотрудниками 8 отделения по учету материальных средств, предоставлялась на подпись руководителю УФО Номоконовой Е.В. Перед этим, Номоконова Е.В. ставила свою подпись в соответствующем табеле, удостоверяя правильность его заполнения. После этого, табель предоставлялся в отделение административного и документационного обеспечения, откуда поступал на утверждение руководителю УФО.

Из показаний свидетеля ФИО15следует, что в марте 2011 года она была трудоустроена в Управление финансового обеспечения Министерства обороны РФ по &lt,адрес&gt, на должность ведущего бухгалтера 8 отделения (по учету материальных средств). При этом 8 отделение входило в состав отдела учета и отчетности, возглавляемого главным бухгалтером Номоконовой Е.В. Все входящие в состав отдела учета и отчетности отделения, в том числе 8 отделение, подчинялись главному бухгалтеру Номоконовой Е.В. Вместе с ней в период всего срока работы в УФО работала девушка по имени ФИО33. Согласно предъявленным ей табелям учета использования рабочего времени с мая 2011 года по сентябрь 2011 года включительно, может сказать, что фамилии, указанные в табелях учета использования рабочего времени работниками 8 отделения, ей в основном знакомы, поскольку она с ними работала. Вместе с тем, девушка по фамилии ФИО8 ей не знакома, она никогда с ней во время работы в УФО не встречалась. При этом ей неизвестно о том, что кто-либо из работников УФО, в том числе 8 отделения, исполнял ли свои обязанности на дому в соответствии с дополнительным соглашением. По ее мнению, это невозможно. Согласно предъявленным ей табелям использования рабочего времени работниками 8 отделения за период с мая 2011 по сентябрь 2011 года включительно, в них имеется, подпись ФИО9, которая и составляла, подписывала данные табели. Вместе с тем, хочет уточнить, что ФИО9, составляя данные табели, фактически сведения об отработанных трудочасах тем или иным работником, в данном случае 8 отделения, проверить не могла, поскольку рабочие места у всех были не в одном месте, а в разных (&lt,адрес&gt, и в целом &lt,адрес&gt,). Сведения о проработанных работниками трудочасах за все отделения подавала Номоконова Е.В., которая в последующем и визировала тот или иной табель после проверки достоверности внесенных в него сведений. Каким образом Номоконова Е.В. давала сведения непосредственно ФИО9, заполняющей в результате табели, она пояснить затрудняется, может быть это происходило по телефону, а может быть и вовсе при обстоятельствах, когда ФИО9 приезжала непосредственно в УФО сдавать отчетность где Номоконова Е.В. уже говорила ФИО9, кто и сколько времени за месяц проработал.

Согласно акту проверки отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности от 07 марта 2014 года, допущены неправомерные расходы за счет средств федерального бюджета на выплату заработной платы ФИО8 и уплату страховых взносов во внебюджетные фонды без оформления соответствующим образом табелей учета рабочего времени за период с мая по декабрь 2011 года, при отсутствии сведений, по каким рабочим документам ФИО8 являлась исполнителем, где территориально находилось рабочее место ФИО8, не подтверждением бухгалтерами 8 отделения по учету материальных средств ФКУ «УФО МО РФ по &lt,адрес&gt,» работы ФИО8 в 8 отделении по учету материальных средств.

Свидетели ФИО23, ФИО24 указали, что ФИО8 является их соседкой в &lt,адрес&gt,, при этом не подтвердили факт длительного отсутствия ее дома с мая по декабрь 2011 года, напротив указали, что у нее на воспитании находится &lt,данные изъяты&gt,, воспитанием она занимается самостоятельно, всегда работала в парикмахерской.

Суд исследовал и привел в приговоре целый ряд других доказательств. Доводы стороны защиты о том, что ФИО8 была не только трудоустроена в УФО МО России по &lt,адрес&gt,, но и осуществляла свои трудовые обязанности, в том числе, выполняя работу на дому, обоснованно признаны опровергнутыми вышеуказанными и иными доказательствами, кроме того, суд принял во внимание, что согласно детализации телефонных соединений ФИО8, осуществляла телефонную связь, находясь по месту жительства в &lt,адрес&gt,&lt,адрес&gt,.

Показания свидетелей стороны защиты ФИО25 и ФИО11 суд расценил, как не влияющие на факт доказанности предъявленного обвинения. При оценке показаний, как указанных свидетелей, так и показаний свидетеля ФИО8 суд обоснованно учел их заинтересованность в исходе дела, а также правильно признал, что показания названных свидетелей опровергнуты рядом доказательств, признанных судом достоверными, допустимыми, относимыми.

Таким образом, судом установлено, что в период трудоустройства в ФБУ «УФО МО РФ по &lt,адрес&gt,» ФИО34. фактически обязанностей бухгалтера не исполняла. В этой связи доводы апелляционных жалоб, в которых оспаривается установленный судом факт фиктивности трудоустройства ФИО8, состоятельными признаны быть не могут. Также судом установлено, что табели учета использования рабочего времени изготавливались по указанию Номоконовой Е.В., которая в силу служебного положения, как установлено на основании исследованных доказательств, контролировала работу подчиненных ей лиц, в том числе и работу ФИО8, визировала табели, подтверждая достоверность содержащихся сведений. На основании не соответствующих объективной действительности сведений, отраженных в табеле учета рабочего времени, производился расчет заработной платы ФИО8, а затем ее начисление и выдача. В период с мая 2011 года по декабрь 2011 года начислено 182 172 рубля 05 копеек, которые ФИО8 использовала по своему усмотрению. При таких обстоятельствах вывод суда, содержащийся в приговоре о том, что указанные бюджетные денежные средства Номоконовой Е.В., действующей в корыстных целях в пользу ФИО8, были похищены путем обмана и злоупотребления доверием с использованием своего служебного положения, обоснован.

Доводы, приведенные в апелляционных жалобах об отсутствии доказательств причинения ущерба, также являлись предметом рассмотрения суда 1-й инстанции.

Сумма причиненного ущерба подтверждается заключением бухгалтерской судебной экспертизы, оснований ставить под сомнение правильность выводов которой суд обоснованно не усмотрел. Судом установлено, что денежные средства начислялись и выплачивались ФИО8 необоснованно, так как заработная плата, фонд которой формировался за счет бюджетных средств, начислялась и выдавалась лицу, которое никаких трудовых обязанностей, в том числе предусмотренных трудовым договором, не исполняло, что в свою очередь и повлекло причинение ущерба. Исходя из того, что Учредителем ФКУ «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по &lt,адрес&gt,» является Российская Федерация, а полномочия собственника имущества Учреждения осуществляет Министерство обороны Российской Федерации, суд признал соответствующим закону признание в качестве потерпевшего Министерства обороны Российской Федерации по данному уголовному делу. То обстоятельство, что тип федерального бюджетного учреждения «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по &lt,адрес&gt,» изменен на федеральное казенное учреждение «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по &lt,адрес&gt,», обоснованно не расценено судом, как ставящее под сомнение обоснованность и доказанность предъявленного Номоконовой Е.В. обвинения.

Пояснения Номоконовой Е.В. в ходе предварительного и судебного следствия, отрицавшей причастность к совершению преступления, судом были тщательно исследованы и подробно приведены в приговоре. Вывод суда о том, что показания подсудимой обусловлены защитной позицией, поскольку непризнание ею вины опровергается совокупностью исследованных и приведенных в приговоре доказательств, судебная коллегия полагает правильным. Совокупности же указанных доказательств судом в приговоре дана оценка, отвечающая требованиям ст. 88 УПК РФ.

Действия Номоконовой Е.В. верно квалифицированы по ч.3 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 07 декабря 2011 года № 420-ФЗ).

При назначении наказания, судом учтены характер и степень общественной опасности содеянного, обстоятельства, смягчающие наказание, влияние назначенного наказания на исправление осужденной и на условия жизни ее семьи, данные о личности виновной и иные обстоятельства по делу.

Судом установлено и учтено, что виновная замужем, трудоустроена, не судима, имеет постоянное место жительства, страдает рядом заболеваний, имеет малолетнего ребенка.

Обстоятельств, отягчающих наказание Номоконовой Е.В., судом не установлено.

В качестве обстоятельств, смягчающих наказание, суд признал и учел- наличие малолетнего ребенка, положительные характеристики, состояние здоровья, наличие у Номоконовой ряда заболеваний, а также то обстоятельство, что подсудимая занимается общественно-полезным трудом, впервые привлекается к уголовной ответственности.

Исходя из положений ст.ст. 6, 43, 60 УК РФ, суд пришел к выводу о назначении виновной наказания в виде лишения свободы, в размере, предусмотренном санкцией ч. 3 ст. 159 УК РФ, с применением ст. 73 УК РФ и с возложением на подсудимую обязанностей, способствующих исправлению, в условиях контроля за ее перевоспитанием со стороны специализированного государственного органа, осуществляющего исправление условно осужденных.

Оснований для применения ч. 6 ст. 15 УК РФ судом не установлено.

Назначенное Номоконовой Е.В. наказание судебная коллегия полагает справедливым, назначенным в соответствии с требованиями закона.

Вопросы, связанные с гражданским иском и вещественными доказательствами, разрешены судом, с надлежащим обоснованием принятых по данным вопросам решений в приговоре.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих безусловную отмену судебного решения, по делу не допущено.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А :

приговор Пролетарского районного суда г. Твери от 03 июля 2015 года в отношении Номоконовой ФИО30 оставить без изменения, апелляционные жалобы адвоката Качурина Д.В. и осужденной Номоконовой Е.В.– без удовлетворения.

Данное определение может быть обжаловано в кассационную инстанцию в соответствии с гл. 47.1 УПК РФ.

Председательствующий:

Судьи: